Влияние самодеятельности игровых объединений на формирование справедливых отношений дошкольников

Диссертант: Гостюхина Ольга Михайловна
Год защиты: 1984
Ученая степень: кандидат педагогических наук
Специальность: 13.00.01 - Общая педагогика, история педагогики и образования
Научный руководитель: Репина Т.А.
Ведущее учреждение: НИИ педагогики Украинского ССР
Место выполнения: НИИ дошкольного воспитания АПН СССР
Оппоненты: Петрова В.И., Маркова Т.А.

ГОСТЮХИНА Ольга Михайловна

ВЛИЯНИЕ САМОДЕЯТЕЛЬНЫХ ИГРОВЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ НА ФОРМИРОВАНИЕ СПРАВЕДЛИВЫХ ОТНОШЕНИЙ ДОШКОЛЬНИКОВ

общая характеристика работы

Материалы XXVI съезда КПСС указывают на необходимость перестройки в период развитого социализма всех общественных отношений на внутренне присущих нашему строю коллективистических началах. Проблема нравственного формирования личности в системе коллективных отношений и повышения воспитательного потенциала детских коллективов является центральной в советской педагогике. Ее решение предполагает поиск и разработку более эффективных путей управления взаимоотношениями детей.

Для дошкольной педагогики становится особенно актуальной разработка научно обоснованной методики формирования взаимоотношений, влияющих на становление общественно ценных качеств личности ребенка и определяющих его поведение в обществе сверстников (А.В. Запорожец, Ф.И Левин-Щирина, Т.А. Маркова, В.Г. Нечаева и другие).

Решающая роль в формировании общества сверстников в группе детского сада принадлежит совместной сюжетно-ролевой игре, которая в условиях целенаправленного педагогического руководства обеспечивает наибольшие возможности в приобретении дошкольниками опыта самостоятельного установления и регулирования взаимоотношений (А.П. Усова).

Особое значение в формировании личности ребенка и становлении детского коллектива имеют отношения, которые строятся на основе нормы справедливости. Нарушение этой нормы существенно затрудняет приобретение детьми положительного социального опыта, формирование у них нравственной направленности личности (Н.К. Крупская, Д.В. Менджерицкая, Е.А. Аркин и др.).

Настоящее исследование посвящено изучению особенностей само деятельных игровых объединений и разработке путей повышения эффективности их влияния на развитие справедливых взаимоотношений

старших дошкольников в игре.

Объектом исследования являлись устойчивые игровые объединения, возникающие по инициативе самих дошкольников в группе детского сада.

Актуальность темы исследования обусловлена недостаточной теоретической и экспериментальной разработанностью проблемы формирования коллектива в группе детского сада, отсутствием психологических характеристик игровых объединений, являющихся основными структурными элементами детского общества, а также значением, играющих групп в формировании справедливых отношений дошкольников.

Предмет исследования – пути повышения эффективности влияния самодеятельных игровых объединений на развитие справедливых отношений дошкольников в игре.

Цель исследования – определение комплекса воспитательных воздействий для оптимизации положительного влияния игровых объединений на формирование справедливых взаимоотношений детей в игре.

Основная гипотеза исследования заключается в предположении, что установление в игре между членами объединения справедливых отношений зависит от особенностей его внутренней структуры: характера мотивов объединения детей в игре и степени закрепленности за партнерами функций руководства-подчинения.

Задачи исследования: I) описать и проанализировать характеристики внутренней структуры игровых объединений: их мотивационную основу и особенности распределения между партнерами позиционных ролей в сфере руководства-подчинения; 2) изучить влияние этих характеристик на особенности взаимоотношений дошкольников в игре; 3) определить пути повышения эффективности влияния самодеятельных игровых объединений на развитие у детей справедливых взаимоотношений.

Дополнительной задачей являлось изучение некоторых общих характеристик игровых объединений: их устойчивости, численного и полового состава, длительности существования, а также выявление генетического аспекта изменения этих характеристик на протяжении дошкольного возраста.

Изучение общих характеристик игровых объединений осуществлялось на широком возрастном диапазоне (испытуемые – дети четвертого-седьмого годов жизни) и относительно большой статистической совокупности (650 детей). Внутренняя структура устойчивых игровых объединений и особенности взаимоотношений в них детей исследовались в трех старших группах детских садов № 260 г. Ташкента, № 602 г. Москвы и № 50 г. Томска. Формирующий эксперимент был начат в старшей группе я/с № 50 г. Томска и продолжено теми же детьми в подготовительной к школе группе.

В исследовании использовались методы: наблюдений за взаимоотношениями играющих детей в естественных условиях и специально созданных экспериментальных ситуациях, одномоментных срезов структуры группы в игровом общении и формирующего эксперимента. В качестве вспомогательных применялись социометрический и оценочный методы, а также беседы с детьми и воспитателями.

Научная новизна работы заключается в выявлении возрастных изменений общих характеристик игровых объединений дошкольников; конкретизации ее содержания справедливых взаимоотношений детей в игре; выявлении зависимости особенностей взаимоотношений детей от характеристик внутренней структуры игровых объединений; разработке экспериментальных методик формирования у детей справедливых взаимоотношений в игре.

Теоретическое значение работы состоит в развитии представлений об игровых объединениях как структурных единицах общества сверстников в группе детского сада и конкретизации положения А.П. Усовой о роли игровых объединений в процессе социализации личности дошкольника.

Практическое значение исследования заключается в разработке научно обоснованного комплекса воспитательных воздействий, направленного на повышение эффективности влияния игровых объединений на развитие справедливых отношений дошкольников в игре. Этот комплекс включал в себя прямые и опосредованные детским обществом методы воздействия, учитывающие особенности мотивационной основы и позиционной структуры игровых объединений, при сохранении их самостоятельности и целостности.

Апробация результатов работы происходила на конференциях аспирантов и молодых ученых НИИ дошкольного воспитания АПН СССР (1981) и Томского государственного педагогического института (1984), итоговых научно-практических конференциях УзНИИ педагогических наук (1980,1981) и Томского государственного педагогического института (1984).

Результаты исследования докладывались дошкольным работникам на XII Республиканских педчтениях в г. Ташкенте (I960), на Республиканской научно-практической конференции по нравственно-правовому воспитанию в г. Фергане (1980), на семинарах в ряде городов (ташкент?)ской области (I980-I98I), на областных семинарах "Психолого-педагогические проблемы дошкольной игры" в г. Ташкенте (?) и г. Томске (1983-1484).

Материалы исследования использовались в лекциях на Республиканских и областных курсах повышения квалификации дошкольных работников в г. Ташкенте (1980-1981) и г. Томске (1983-1984).

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключении, библиографии и приложения. Библиография включает 155 наименований, из них 24 на иностранных языках. Текст иллюстрируется 18 таблицами и 4 рисунками.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, излагается его гипотеза и задачи, определяется теоретическое и практическое значение.

В первой главе рассматривается роль детского общества и самодеятельных игровых объединений в социальном развитии дошкольников; излагаются подходы к изучению и формированию взаимоотношений детей как партнеров по игре.

Анализ зарубежной литературы по проблеме "ребенок в обществе сверстников" показывает, что исследования, выполненные в необихевиористических традициях (А. Бандура, В. Хартуп и Р. Чарльсворт др.), предполагал изначальное противопоставление ребенка группе. В исследованиях психоаналитического направления (Г. Каган, П. Мюссен и др.) проявляется повышенный интерес к конфликтным отношениям между детьми и преувеличивается значение биологического начала в этих отношениях. Указания ряда авторов (Г. Джонсон, Д. Кэмпбэлл и др.) на «потенциально-могущественную» роль детских групп в процессе социализации ребенка выступают преимущественно бездоказательными, поскольку базируются на изучении взаимоотношений детей в искусственно создаваемых диадах, объединяющих детей, не знакомых друг с другом ранее.

В советской психологии и педагогике вопрос о развитии личности неразрывно связан с изучением реальной детской группы, в качестве важнейшей функции которой выделяется функция регулирования отношений ребенка к сверстникам на основе социально-принятых норм (Я.Л. Коломинский, В.С. Мухина, Л.И. Новикова, В.И. Петрова, Т.А. Репина и др.).

Среди исследований по проблеме нравственного формирования личности дошкольника в системе коллективных отношений особое место занимают работы А.П. Усовой, в которых сформулированы важнейшие положения о значении детского общества, признан самодеятельный ход его развития, выявлена роль игровых группировок как основных структурных единиц детского общества и определена необходимость педагогического руководства самодеятельными формами организации детской жизни на основе учета возможностей формирующегося дошкольного коллектива.

Как справедливо отмечает А.П. Усова, общественная жизнь детей в игровых объединениях вне целенаправленного педагогического воздействия не может гарантировать формирование коллективных взаимоотношений в группе детского сада.

Принципиальное значение имеет утверждение А.П. Усовой о том, что управление игрой как формой детской самодеятельности, где наиболее полно и свободно представлены отношения детей, является очень сложным педагогическим процессом, существенно отличавшимся от руководства учебной, трудовой деятельностью: так называемые "прямые" методы воздействия в ситуации игры обычно оказываются неэффективными. Именно поэтому в руководстве игрой приемлема не парная педагогика, а "педагогика детского коллектива" – воздействия на отдельного ребенка, опосредованные детским обществом.

Изучение отношений дошкольников как партнеров по игре обнаруживает, по мнению Д.Б. Эльконина, довольно сложную картину, показывающую нам игру как форму реальной, а не воображаемой жизни детей.

В психолого-педагогических исследованиях выделяется ряд факторов, детерминирующих отношения детей как партнеров по игре: содержание и формы общения детей (Т.В. Антонова, Л.В. Лидак и др.); взаимозависимость игровых действий и ролей (В.В. Абраменкова, Р.А. Иванкова, P.А. Надежина и др.); объективное содержание сюжета игры (Л.В. Артемова, В.П. Залогина, Т.А. Маркова и др.).

В некоторых работах раскрывается влияние на отношения детей в игре существующих между ними симпатий (А.И. Анциферова, Г.П. Щедровицкий, А.П. Усова и др.), а также характера распределения функций руководства-подчинения (Е.А. Аркин, К.Я. Вольцис, Д.В. Менджерицкая, Н.С. Пантина, Н.Г. Саморукова и др.).

Имеющиеся в литературе данные позволяют предположить, что значительное влияние на взаимоотношения детей в игре оказывают особенности внутренней структуры игрового объединения: его мотивационная основа, рассматриваемая в настоящей работе как соотношение мотивов объединения партнеров по игре, и позиционная структура, выступающая как соотношение позиционных ролей при распределении между играющими функций руководства-подчинения.

Влияние обеих указанных выше характеристик игровых объединений на отношения детей исследовалось ранее, преимущественно при изучении детских играющих групп, основанных на авторитарном лидерстве (А.А. Рояк). Между тем, изучение особенностей отношений детей в игровых объединениях, имеющих разную внутреннюю структуру, представляет значительный интерес. Оно позволит не только глубже понять механизм влияния объединения на отношения детей, но и определить в дальнейшем пути оптимизации воздействия игрового объединения на складывающуюся личность ребенка.

Следует отметить также, что почти не изученными являются взаимоотношения играющих детей в контексте исследования реальной группы детского сада. Учет особенностей групповых межличностных отношений даст возможность, на наш взгляд, использовать методы воздействия на конкретного ребенка, опосредованные влиянием складывающегося детского коллектива.

До сих пор отсутствуют точные экспериментальные данные о возрастных характеристиках детских играющих групп.

Решению этих вопросов и было посвящено настоящее исследование.

Гипотезой исследования явилось предположение, что справедливые отношения между партнерами по игре устанавливаются в тех игровых объединениях, в которых отсутствует жесткая закрепленность за детьми позиционных ролей при распределении функций руководства-подчинения и где детей объединяют общие игровые интересы и взаимные симпатии.

Несправедливые отношения между дошкольниками в отдельных игровых объединениях могут быть, по-видимому, обусловлены отсутствием у партнеров взаимных симпатий и общих игровых интересов, а также фиксированностью позиционной структуры объединения, когда за одним ребенком закреплена позиционная роль "ведущего", а за другим – "ведомого".

В связи с этим становится понятной важность исследования характера мотивов объединения детей в игре, распределения между партнерами функций руководства-подчинения и выявления особенностей отношений дошкольников в игровых объединениях, имевших разную мотивационную основу и позиционную структуру.

Во второй главе излагаются результаты первого и второго этапов экспериментального исследования, направленных на изучение общих характеристик игровых объединений, а также характеристик их внутренней структуры и особенностей взаимоотношений детей в игре.

Поскольку усвоение моральной нормы органически включает в себя не только представление об этой норме, но и адекватность эмоционального реагирования ребенка на ее нарушение, а также следование этой норме в своем поведении (А.В. Запорожец, Я.З. Неверович и др.), в настоящем исследовании были выделены следующие показатели справедливости взаимоотношений детей в игре: соблюдение очередности при выборе темы игры, выполнении наиболее привлекательных ролей и пользовании игрушками; доброжелательность общения, в основе которой лежит признание равных прав сверстника на участие в совместной игре; негативное отношение к партнеру, нарушающему справедливость в игре, и критическое отношение к собственным несправедливым поступкам.

Результаты констатирующего этапа исследования.

При рассмотрении генезиса ряда общих характеристик игровых объединений были обнаружены тенденции увеличения с возрастом их численного состава и устойчивости, а также возрастания количества игровых объединений, включающих в себя детей одного пола (в сравнении с числом объединений, состоящих из детей разного пола).

Вместе с тем, на фоне общей тенденции увеличения с возрастом численного состава игровых объединений было установлено, что даже в старших дошкольных группах наиболее распространенными устойчивыми объединениями являются игровые пары-диады: они составляют более 80% от общего числа устойчивых играющих групп. Вероятно, это связано со сложностью для детей построения совместной деятельности и установления взаимоотношений в более крупных группировках. Характерно, что девочки более склонны к образованию устойчивых игровых объединений, чем мальчики.

Специально проведенный эксперимент со старшими дошкольниками, где взрослый на протяжении месяца включал их в игры со сверстниками, с которыми они обычно не играли, показал, что каких-либо существенных изменений в составе самодеятельных устойчивых игровых объединений не произошло. Это свидетельствует об относительной устойчивости детских привязанностей и избирательных отношений уже в дошкольном возрасте.

Анализ большого фактического материала позволил выявить длительность существования устойчивых игровых объединений на протяжении дошкольного возраста. Так, в подготовительных к школе группах сохраняется более половины игровых объединений, возникших в средних группах детского сада (не считая тех объединений, члены которых выбыли из группы).

Углубленное изучение внутренней структуры устойчивых игровых объединений старших дошкольников обнаружило большую их вариативность и позволило составить классификацию играющих групп в зависимости от их мотивационной основы и позиционной структуры.

Было выделено два типа позиционной структуры игровых группировок. В игровых объединениях первого типа имела место фиксированность позиционных ролей – закрепленность за одними детьми функций руководства, организации и координации совместной деятельности, а за другими – функций подчинения. По степени подчинения ребенка сверстникам дети были условно разделены на "активных исполнителей", "пассивных исполнителей" и "наблюдателей".

В объединениях второго типа такая фиксированность позиционных ролей отсутствовала, наблюдалось поочередное исполнение членами объединения функций руководства и подчинения.

При классификации игровых объединений в зависимости от характера их мотивационной основы учитывались особенности мотивов-причин, вызывающих "превращение разрозненных детей в нечто организованное силами самих детей" (А.П. Усова), а также степень совпадения у них этих мотивов.

В исследовании были выявлены следующие мотивы, побуждающие детей к объединению в игре: а) симпатия и дружеское расположение, б) нежелание оставаться в одиночестве, в) потребность в активной игровой деятельности, г) потребность усиленного самоутверждения в игре. Причем для большинства детей характерна полимотивированность игрового общения, сочетание разных мотивов.

У членов игровой группы мотивы объединения могут совпадать полностью, частично или не совпадать совсем. Выявились следующие соотношения мотивов у партнеров игрового объединения: I) общие игровые интересы и взаимные симпатии; 2) общие игровые интересы и обоюдное стремление партнеров к единоличному руководству игрой; 3) взаимные симпатии партнеров, интерес к игре у одного из них и отсутствие этого интереса у второго партнера; 4) общие игровые интересы, желание командовать у одного из членов объединения и отсутствие стремления быть главным у другого ребенка; 5) потребность усиленного самоутверждения у одного и нежелание быть в одиночестве – у другого партнера; 6) интерес к игре у одного ребенка и симпатии к нему его партнера.

Наличие взаимных симпатий и общих игровых интересов у детей обнаружено нами в незначительной части игровых объединений (17%). В остальных игровых группировках было выявлено либо отсутствие взаимных симпатий при наличии общих игровых интересов (53% от общего числа устойчивых объединений), либо отсутствие общих игровых интересов при наличии взаимных симпатий (12%). Выявились и такие устойчивые игровые объединения, у членов которых не были сформированы ни общие игровые интересы, ни взаимные симпатии (18% объединений).

Анализ распределения позиционных ролей между членами игровых объединений, имеющих разную мотивационную основу, обнаружил отсутствие фиксированности позиционной структуры лишь в 37% от общего числа объединений. В большинстве группировок выявилась фиксированнооть за одним из партнеров позиционной роли "руководителя", а за другим – "исполнителя".

Ответ на вопрос, существует ли зависимость отношений детей как партнеров по игре от особенностей внутренней структуры игровых объединений, мы получили при изучении характера взаимодействия, общения и эмоционального реагирования детей на нарушение нормы справедливости в группировках, имеющих разную мотивационную основу и позиционную структуру.

Результаты исследования показали, что справедливые отношения устанавливаются в тех игровых объединениях, где отсутствует фиксированность позиционных ролей и партнеров объединяют симпатии и игровые интересы.

В игровых объединениях, имеющих такую внутреннюю структуру, был обнаружен наивысший уровень взаимоотношений: здесь устанавливалась очередность при выборе детьми темы игры, выполнении наиболее привлекательных ролей и пользовании игрушками; наблюдалась ярко выраженная доброжелательность общения детей и адекватность их эмоционального реагирования на нарушение в игре нормы справедливости (детьми, эпизодически примыкающими к этим играющим группам).

Характер отношений играющих детей в остальных группировках, имеющих различные "дефекты" внутренней структуры, не давал право рассматривать эти объединения как "подлинные этически ценные общности играющих" (Т.В. Антонова). Здесь обнаружились нарушения справедливой игры одним или обоими партнерами, по одному или нескольким показателям: игнорирование интересов партнера при выборе темы игры, захват большей части игрушек (или наиболее привлекательных из них), выполнение одним из партнеров наиболее привлекательных ролей; недоброжелательный характер общения (злоупотребление требованиями, приказами в резкой форме, выражение в подавляющем большинстве случаев несогласия с предложениями партнера, категорические заявление о своих желаниях, различные формы давления на партнера, необоснованные обиды и т.д.); неадекватность эмоционального реагирования на нарушение в игре нормы справедливости (отсутствие негативных реакций на несправедливые действия партнера, некритическое отношение к собственным «несправедливым» действиям и т.д.).

Близкие результаты, характеризующие влияние мотивационной основы детских объединений на отношения, получены в исследованиях Р.А. Иванковой при изучении совместных игр дошкольников и Г.А. Мусаелян – при изучении самостоятельной трудовой деятельности младших школьников. С другой стороны, в ряде исследований, как и в нашей работе, было выявлено негативное влияние полного подчинения в игре одного ребенка другому на формирование личности каждого дошкольника (Т.В. Антонова, Л.В. Артемова, К.Я. Вольцис и другие).

Справедливые взаимоотношения детей были выявлены нами лишь в 17% устойчивых игровых группировок; в 45% объединений норме справедливости следовал один из партнеров (выступающий, в большинстве случаев, в позиции "ведомого"); в остальных 38% объединений норме справедливости не следовал ни один из партнеров. Причем во многих из этих объединений отношения детей внешне выглядели вполне благополучными: партнеры постоянно играли вместе, не ссорились и не обращались с жалобами друг на друга к воспитателю. Это могло создать иллюзию "дружной" игры и привести к игнорированию необходимости педагогических воздействий на играющих.

Итак, результаты констатирующей части работы позволяют сделать вывод, что справедливые отношения между партнерами по игре устанавливаются в тех игровых группировках, в которых отсутствует фиксированность позиционной структуры и где детей объединяют общие игровые интересы и взаимные симпатии.

В третьей главе излагаются процесс и результаты завершающего этапа экспериментального исследования, целью которого было определение комплекса педагогических воздействий, способствующих формированию нравственно ценных, справедливых отношений детей в самодеятельных игровых объединениях.

С одной стороны, надо было углублять, совершенствовать отношения детей в игре, строящиеся на справедливой основе; с другой стороны, необходимо было провести коррекцию отношений детей через изменение внутренней структуры тех группировок, в которых была выявлена несправедливость.

Важнейшими задачами работы с этими группировками явились следующие: I) "расшатывание" фиксированности их позиционной структуры в случаях, когда позиционные роли были жестко закреплены за партнерами и 2) формирование у партнеров общих игровых интересов и взаимных симпатий, если указанные мотивы не были сформированы.

В качестве объектов формирующего эксперимента было выделено 10 игровых объединений, 8 из которых нуждались в коррекции взаимоотношений их членов.

Конкретизация воспитательных задач осуществлялась с учетом "дефектов" позиционной структуры и мотивационной основы игровых объединений, а также индивидуальных особенностей играющих детей (в частности, учитывались уровень игровых и организаторских умений дошкольников, характер нравственных ценностных ориентаций, степень адекватности самооценок) и социально-психологической характеристики дошкольной группы, то есть системы общегрупповых межличностных отношений и общения.

Воспитательные программы заключались в организации взрослым нормативного опыта детей путем использования прямых и опосредованных влиянием общества сверстников методов воздействия.

Программы педагогических воздействий осуществлялись поэтапно и в большинстве игровых группировок были направлены на обоих партнеров.

На первом, предварительном, этапе формирующего эксперимента обеспечивалась возможность для равноправного участия в осуществлении совместной игровой деятельности тех членов группировок, которые выступали в позиции "ведомых".

Второй этап формирующего эксперимента был направлен на реализацию приобретенных детьми возможностей равноправного участия в совместных играх с постоянными партнерами в наиболее благоприятных условиях: в обществе сверстников, обладающих положительными ценностными ориентациями, формами общения и поведения.

На завершающем, третьем, этапе формирующего эксперимента была усилена индивидуализация педагогических воздействий на детей, составляющих одно устойчивое игровое объединение.

Процесс оптимизации положительного влияния игровых объединений на взаимоотношения детей был сопряжен с определенными трудностями, обусловленными опасностью подмены детской самодеятельности в игре регламентацией "сверху" и необходимостью бережного отношения к детской самодеятельности» сохранения целостности объединения, возникшего по инициативе самих детей.

Расшатыванию фиксированности позиционной структуры игровых объединений способствовали формирование у отдельных детей, отстающих в игровом развитии, игровых и организаторских умений, а также углубление понимания дошкольниками нравственного смысла принципа равного права каждого на участие в совместной игровой деятельности.

В процессе повышения уровня игрового развития детей использовались приемы, достаточно полно освещенные в педагогической литературе (Д.В. Менджерицкая, Р.А. Иванкова и др.). Дополнительно применялись специально разработанные серии картинок, изображающих взаимосвязанные ситуации одного сюжета, которые ребенку предлагалось разложить в определенной последовательности, чтобы облегчить ему выделение и обозначение узловых, переходных точек игрового сюжета.

В формирующем эксперименте было подтверждено положение Р.И. Жуковской о том, что по мере овладения ребенком умениями и навыками, обеспечивавшими успешность выполнения ведущей в дошкольном возрасте игровой деятельности, возрастают уверенность его в себе, общий уровень оценки собственных возможностей.

Как показали результаты исследования, для усвоения детьми принципа равного права каждого на участие в игре важно прежде всего выделить для них сферу отношений в совместной игре и подвести их к осознанию необходимости использовать в игре социально принятые способы установления взаимоотношений.

Уточнение понимания детьми дружной, справедливой игры, формирование положительного эмоционального отношения к соблюдению в игре нормы справедливости позволили усовершенствовать опыт их реального игрового взаимодействия.

Эффективным условием, способствующим повышению действенности нравственных представлений, являлась активизация нравственно-оценочной деятельности отдельных детей и общественного мнения группы детского сада в целом на основе развития умений ребенка эмоционально "отождествить" себя с несправедливо обиженными сверстниками и предвосхитить возможные последствия своих несправедливых поступков.

Эта работа осуществлялась в ходе группового разрешения проблемных ситуаций, наиболее часто возникающих в совместных играх детей (был разработан цикл бесед, раскрывающих в своей совокупности норму справедливости); в процессе подготовки и проведения специально созданной настольной игры с фишками, в условиях которой при передвижении фишек на картинки, изображающие справедливое или несправедливое поведение персонажей в игре, испытуемые получали положительное или отрицательное эмоциональное подкрепление; при проведении бесед, предваряющих игру и ориентирующих детей на решение конкретных нравственных задач, а также в последующих обсуждениях собственного поведения в совместной игре.

Результаты исследования подтвердили необходимость организации специальной работы, обеспечивающей возможность переноса усвоенного детьми нравственного смысла правил справедливости в конкретную ситуацию совместной игры.

Полученные факты свидетельствуют о целесообразности реализации приобретенных детьми представлений и опыта осуществления игровой деятельности первоначально в наиболее благоприятных условиях – в обществе сверстников, несущих положительный опыт нравственного поведения. При стимулировании совместных игр с такими детьми важно было учесть добровольность объединения, а также вызвать у этих детей желание передавать свой игровой опыт и демонстрировать сверстникам образцы справедливого поведения, не проявляя при этом тенденции "возвыситься" над сверстниками.

Дети, которых подключали к играм в устойчивых группировках, способствовали, с одной стороны тому, что члены этих объединений, занимающие в них позиции "ведомых", могли беспрепятственно проявлять свою возросшую игровую активность, в то время как дети, игнорирующие равные права партнеров на участие в совместной игре, приучались считаться с желаниями и интересами каждого играющего.

Результаты формирующего эксперимента показали, что указанные выше приемы педагогического воздействия, направленные на расшатывание фиксированности позиционной структуры объединений, привели не только к повышению игровой активности "ведомых", но и оказали существенное влияние на изменение мотивационной основы объединений. Это позволяет говорить о существовании тесной взаимозависимости обеих характеристик внутренней структуры игровых группировок. Так, в процессе совершенствования у детей игровых и организаторских умений возрастала их потребность в активной игровой деятельности, и появлялись общие игровые интересы. В свою очередь, постановка общих целей совместной деятельности, общие усилия, направленные на достижение этих целей, переживание общей радости от совместной игры в ряде игровых объединений привели к установлению положительного эмоционального микроклимата, возрастанию доброжелательного внимания, интереса друг к другу.

В ходе исследования было обнаружено, что сформировать у детей взаимные симпатии оказывается делом более сложным, чем развить у них общие игровые интересы. Полученные факты подтверждают данные исследований А.А. Рояк о том, что процесс изменения отношений детей к ребенку и ребенка к детям чрезвычайно длителен.

В нашем эксперименте в целях мотивационной переориентация детей, имеющих эгоистическую направленность поведения, были использованы возможности сюжетно-ролевой игры и общественного мнения сверстников. Эгоистически устремленным детям предлагалось выполнение "средних" и затем "второстепенных" ролей в совместной игре с нравственно ориентированными сверстниками (подключались отдельные дети или одно-два игровых объединения, характеризующиеся справедливостью взаимоотношений их членов). При этом вызывалось положительное отношение испытуемых к предлагаемым ролям на основе раскрытия социальной значимости этих ролей в общей игре и опоры на конкретные умения детей, которые они могли бы проявить в них.

В процессе совместных игр дошкольников постоянно активизировалось их общественное мнение путем поддержки взрослым осуждений детьми несправедливых действий партнеров и привлечения участников игры к адекватному оцениванию успехов каждого играющего в осуществлении совместной деятельности. Общественное мнение детей было направлено на развенчание авторитета дошкольников, подавляющих инициативу сверстников в игре и использующих при этом нежелательные средства удержания партнеров в своих группировках: физическую силу, «подкуп», обман и т.п. Высказываемые детьми оценки успехов и нравственных проявлений каждого участника игры способствовали также повышению адекватности самооценок тех дошкольников, у которых они были завышены или занижены.

Проведенное исследование показало, что при формировании у партнеров по игре интереса, доброжелательного внимания друг к другу недостаточно ограничиваться организацией сюжетно-ролевых игр. Важно использовать возможности и других видов совместной деятельности, обеспечивая при этом ее положительную эмоциональную окрашенность и систематически оценивая любые проявления в ней успехов детей, к которым сверстники не питают симпатий.

Материалы исследования свидетельствуют о том, что под влиянием воспитательных воздействий в большинстве игровых объединений произошли изменения позиционной структуры и мотивационной основы, что повлекло за собой повышение уровня отношений партнеров в игре.

В игровых группировках №№ 3, 4, 6, 7 (см. табл.), в которых была расшатана фиксированность позиционной структуры и где у партнеров были сформированы общие игровые интересы и взаимные симпатии, взаимоотношения в игре стали строиться на справедливой основе.

Таблица

Изменение внутренней структуры самодеятельных игровых объединений и уровня справедливости взаимоотношений детей в игре

Примечания:

Выраженность каждого показателя справедливости отношений детей в игре исчислялась условными баллами, сумма которых служила основанием для их отнесения к одному из семи выделенных нами уровней взаимоотношений. Наивысшим являлся VII уровень.

Знаком "+" обозначены компоненты внутренней структуры игрового объединения, положительно влияющие на развитие справедливых взаимоотношений детей в игре.

Знаком "±" обозначены случаи, когда у партнеров сформирована взаимная доброжелательность, но еще не сформированы взаимные симпатии.

При отсутствии взаимных симпатий и общих игровых интересов у детей в игровом объединении №9 были выявлены у одного из партнеров интерес к игре, а у второго члена объединения – симпатии к партнеру.

Если в констатирующем эксперименте было выявлено лишь 2 игровых объединения, характеризующихся самым высоким уровнем отношений, то после формирующих воздействий справедливые взаимоотношения стали наблюдаться в 6 объединениях, т.е. в 60% устойчивых игровых объединений-диад, существующих в группе.

В остальных группировках во взаимоотношениях детей также произошли положительные сдвиги, однако недостаточная переориентация мотивов эгоистически направленных детей затрудняла установление справедливых отношений по некоторым показателям. Вероятно, это связано со сложностью разрушения стереотипов поведения, сложившихся и существующих в игровых объединениях на протяжении длительного времени.

В целом результаты формирующего эксперимента подтвердили выдвинутую нами гипотезу о том, что несправедливые отношения детей в игре в значительной мере обусловлены фиксированностью позиционной структуры игрового объединения и отсутствием у его членов взаимных симпатий и общих игровых интересов.

ВЫВОДЫ

1. Результаты проведенного исследования подтвердили положение о том, что игровые объединения, складывающиеся по инициативе самих детей, являются важнейшими структурными элементами формирующегося детского общества в группе детского сада.

2. Констатирующий эксперимент показал, что совместные игры дошкольников могут осложняться ярко выраженными конфликтами и могут протекать без видимых разногласий. Однако лишь в незначительной части устойчивых игровых объединений отношения между партнерами строятся на справедливой основе, с учетом равного права каждого ребенка на участие в совместной игре. Это затрудняет развитие нравственно ценных качеств детей – членов игровых объединений.

3. Результаты исследования позволили установить, что оптимальной для складывания между партнерами по игре справедливых отношений является такая структура игрового объединения, где отсутствует жесткая закрепленность за детьми позиционных ролей в сфере управления совместной деятельностью и где партнеров по игре объединяют взаимные симпатии и общие игровые интересы. Выявлено существование тесной взаимозависимости мотивационной основы и позиционной структуры игрового объединения.

4. В исследовании разработан комплекс педагогических воздействий, направленный на повышение эффективности влияния игровых объединений на формирование справедливых взаимоотношений между детьми. Конкретизация воспитательных программ осуществлялась с учетом "дефекта" во внутренней структуре игровых объединений, в их мотивационной основе и позиционной структуре. Так, в игровых объединениях, где наблюдалась жесткая закрепленность позиционной структуры, необходимо было "расшатать" ее фиксированность, добиться, чтобы каждый участник игры мог выполнять и роль "ведущего", и роль "ведомого". В объединениях, имеющих "дефект" мотивационной основы, важно было сформировать у партнеров общие игровые интересы и симпатии друг к другу.

5. В процессе оптимизации положительного влияния игровых объединений на взаимоотношения детей была установлена необходимость учета как индивидуально-личностных особенностей играющих, так и общей социально-психологической характеристики дошкольной группы в целом.

6. Осуществление разработанных в исследовании воспитательных программ показало целесообразность использования не только прямых, но и опосредованных влиянием общества сверстников методов воздействия: активизацию формирующегося общественного мнения дошкольников и стимулирование совместных игр с детьми, несущими нравственно ценный социальный опыт.

7. Реализация этих программ позволила доказать эффективность формирования справедливых взаимоотношений партнеров по игре путем изменения внутренней структуры игровых объединений и установить возможность сохранения при этом самостоятельности и целостности детских объединений.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Сюжетно-ролевая игра как форма детской самодеятельности. – В сб.: Совершенствование воспитательной работы в дошкольных учреждениях. Ташкент, 1981, с.23-27.

2. К вопросу о педагогических условиях формирования положительных взаимоотношений у дошкольников в сюжетно-ролевой игре. Тезисы докладов. – В сб.: Совершенствование содержания и методики нравственно-правового воспитания учащейся молодежи. Ташкент, 1982, с.89-90.

3. Самостоятельные игровые объединения (в соавторстве с Т.А. Репиной). – Дошкольное воспитание, 1984, № 2, с.43-46.

Перейти к списку диссертаций