Особенности аддиктивного поведения у студентов с ограниченными физическими возможностями

Диссертант: Минаков Сергей Александрович
Год защиты: 2011
Ученая степень: кандидат психологических наук
Специальность: 19.00.10 - Коррекционная психология
Научный руководитель: Ениколопов С.Н.
Ведущее учреждение: Московский городской педагогический университет
Место выполнения: Кафедра нейро- и патопсихологии МГППУ
Оппоненты: Астапов В.М., Панфилова М.А.

Электронная библиотека Московского городского психолого-педагогического университета

Диссертация на сайте psychlib.ru : http://psychlib.ru/mgppu/disers/Moa-001/dMoa-001.htm
Доступно для зарегистрированых (на psychlib.ru) пользователей
Автореферат диссертации:
Скачать: Автореферат диссертации    [ DOC 251.5 кб]

На правах рукописи

Минаков Сергей Александрович

Особенности аддиктивного поведения у студентов с ограниченными физическими возможностями

19.00.10 - Коррекционная психология

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени

кандидатапсихологических наук

Москва - 2011

Работа выполнена на кафедре нейро- и патопсихологии Московского городского психолого-педагогического университета

Научный руководитель: кандидат психологических наук, доцент Ениколопов Сергей Николаевич

Официальные оппоненты:

  • доктор психологических наук, заведующий кафедрой практической психологии Московского института открытого образования Астапов Валерий Михайлович
  • кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии Московского государственного медико-стоматологического университета Панфилова Марина Александровна

Ведущая организация: Московский городской педагогический университет

Защита состоится «27» января 2011 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д-850.013.01 при Московском городском психолого-педагогическом университете по адресу: 127051 г. Москва, ул. Сретенка, д.29.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского психолого-педагогического университета.

Автореферат разослан «___»_______________2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета И.Ю. Кулагина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Зависимое или аддиктивное поведение является видом девиантного поведения. Многие исследователи (В.Д.Менделевич, 1998, 2002, 2003; А.Л.Андреев, С.В.Ковалев, А.О.Бухановский, А.Я.Перехов, О.А.Бухановская, Е.В.Дони, 2001; В.А.Дереча, 2001; А.Ю.Егоров, 2005, Ц.П.Короленко, 2000) говорили о схожести механизмов химических и нехимических (поведенческих) аддикций.

В отличие от людей, зависимых от психоактивных веществ (ПАВ), аддикты, страдающие нехимическими видами зависимости, не всегда попадают в поле зрения специалистов, поэтому обобщенной статистики по количеству нехимических аддиктов не существует. Однако, по данным института Интернет-зависимости К.Янг, среди студентов количество интернет-зависимых составляет почти 10%, зависимых от азартных игр (в том числе компьютерных) – около 9%. По данным исследований Л.Науэра и П.Куттера количество студентов, у которых можно наблюдать зависимость отношений – почти 15%.

Любая аддикция, возникающая во взрослом возрасте, трудна в преодолении, но, при своевременном вмешательстве, не повлияет на дальнейшую жизнь аддикта. Более остро проблема аддикции стоит в подростковом и юношеском возрастах. Это периоды становления личности, когда зависимость окажет негативное, разрушающее влияние на всю дальнейшую жизнь и личность аддикта. Студенты являются группой риска по вероятности развития дезадаптации, отклонений в психическом здоровье, аддиктивного поведения. Для лиц с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), развитие которых связано с определенными трудностями, негативный эффект от аддикции будет еще больше. При этом, по мнению К.Янг и А.Бласцински, студенты с ОВЗ более склонны формировать у себя аддикции.

Различные аддикции привлекают внимание специалистов с 80-х годов ХХ века. Частота проявления и степень тяжести этих аддикций различна. Так, с 1995 года успешно работает центр по борьбе с интернет-зависимостью (и всеми ее разновидностями) доктора К.Янг. С.Фишер, А.Бласцински, Л.Науэр и другие начали обращать внимание на приближающийся по частоте и опасности к химическим зависимостям гэмблинг уже в 90-е гг. ХХ в. Сексуальная и любовная аддикции, как зависимости отношений, хотя и не признаются самыми распространенными, но считаются очень тяжелыми в преодолении (К.Хорни (1993), П.Куттер (2004), О.Мурзина (2002)).

Исследование нехимических аддикций является актуальной проблемой, особенно в условиях проявления зависимого поведения в среде лиц с ограниченными возможностями здоровья. Нехимические аддикции у лиц с ОВЗ редко становились предметом внимания специалистов не только ввиду недостаточной изученности темы, но и из-за нехватки методических средств диагностики аддикций.

Цель исследования - изучение особенностей проявления нехимических зависимостей у студентов с ограниченными возможностями здоровья.

Объект исследования - нехимические аддикции у учащихся высших учебных заведений.

Предмет исследования –проявление нехимических аддикций у студентов с ограниченными возможностями здоровья.

Задачи исследования:

  1. Уточнить понятийный аппарат, оценить существующие практические подходы к проблеме диагностики и изучения зависимого поведения.
  2. Определить общие характеристики зависимого поведения и их проявление у лиц с ограниченными возможностями здоровья.
  3. Разработать и апробировать опросник для диагностики проявления нехимических зависимостей.
  4. Выявить виды зависимостей студентов ВУЗов с ОВЗ и без них и определить связь нехимических зависимостей с уровнем агрессивности и тревожности. Для этого сравнить показатели четырех групп:
  • Студенты без аддикций и без ОВЗ – выборка 1
  • Студенты с аддикциями и без ОВЗ – выборка 2
  • Студенты без аддикций с ОВЗ – выборка 3
  • Студенты с аддикциями и с ОВЗ – выборка 4

Основная гипотеза исследования. Студенты высших учебных заведений с ограниченными возможностями здоровья более подвержены формированию проявлений зависимого поведения, чем нормативно развивающиеся студенты высших учебных заведений, ввиду наличия определенных психологических особенностей – тревожности и агрессивности.

Первая частная гипотеза. Студенты с проявлениями аддикций и без ОВЗ отличаются от студентов без проявления аддикций (как с ОВЗ и без ОВЗ) по уровню физической агрессии, враждебности, гнева, ситуативной и личностной тревожности.

Вторая частная гипотеза. Студенты без обнаруженного проявления аддикций и без ОВЗ отличаются от студентов с ОВЗ (как с проявлениями аддикций, так и без такового) по уровню физической агрессии, враждебности, гнева, ситуативной и личностной тревожности.

Третья частная гипотеза. Студенты с проявлениями аддикций и с ОВЗ отличаются от студентов без ОВЗ с проявлениями аддикций и от студентов с ОВЗ без проявления аддикций по уровню физической агрессии, враждебности, гнева, ситуативной и личностной тревожности.

Теоретико-методологические основы исследования:

  • Фундаментальные положения психологии о развитии (Л.С.Выготский, Л.Ф.Обухова, Д.Б.Эльконин, В.В.Лебединский, В.И.Лубовский)
  • Представления отечественной (А.Ю.Егоров, Ц.П.Короленко, Т.А.Донских, В.Д.Менделевич) и зарубежной (И.Маркс, К.Янг, Л.Науэр, И.Голдберг, М.Д.Гриффитс) психологии об аддиктивном поведении.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования обусловлены, прежде всего, недостаточной разработанностью проблемы нехимических зависимостей и связанных с ними психологических особенностей студентов с ограниченными возможностями здоровья. Полученные в данном исследовании результаты являются дополнением и углублением знаний о зависимом поведении у студентов с ОВЗ. Выявлено, что студентам с ОВЗ свойственно чаще уходить в зависимое поведение, по сравнению со здоровыми студентами. Студенты с ОВЗ показали наличие следующих зависимостей: интернет-зависимость, любовная зависимость, гэмблинг. Обнаружена взаимосвязь аддиктивного поведения и индивидуально-психологических особенностей у лиц с ограниченными возможностями здоровья: появление нехимической зависимости связанно с повышением уровня агрессивности и тревожности. Эти данные вносят вклад в представления о механизмах формирования зависимого поведения. Разработана современная релевантная методика для скрининговой диагностики наличия нескольких нехимических аддикций.

Практическая значимость исследования заключается в том, что разработанная методика позволяет осуществить раннюю диагностику и скрининг проявления поведенческих зависимостей у студентов с ОВЗ и без таковых. Комплекс методик, использованных в данном исследовании, может применяться в работе психологических служб ВУЗов. Основные результаты исследования могут помочь в разработке реабилитационных и профилактических программ для лиц с ОВЗ, имеющих поведенческие аддикции.

Полученные данные могут быть также использованы в лекциях для студентов психолого-педагогических ВУЗов и слушателей курсов повышения квалификации, работающих с лицами с ограниченными возможностями здоровья.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Студенты высших учебных заведений с ОВЗ отличаются от студентов без ОВЗ по параметрам агрессивности и тревожности. Студентам с ОВЗ более свойственна повышенная тревожность и пониженная агрессивность по всем параметрам: физическая агрессия, гнев, враждебность.
  2. Студенты высших учебных заведений с ОВЗ более подвержены проявления нехимических зависимостей, чем студенты без ОВЗ ввиду следующих психологических особенностей: студенты с ОВЗ более тревожны, менее склонны проявлять физическую агрессию, более гневливы и враждебны, чем студенты без ОВЗ.
  3. Студенты высших учебных заведений с ОВЗ склонны проявлять аддиктивное поведение чаще, чем студенты без ОВЗ.
  4. Студенты с проявлениями аддиктивного поведения и с ОВЗ более склонны проявлять физическую агрессию, тревожность, гнев и враждебность, чем студенты с ОВЗ, у которых не было обнаружено проявление аддиктивного поведения. Студенты с проявлениями аддикций и без ОВЗ более склонны проявлять физическую агрессию, тревожность, гнев и враждебность, чем студенты без ОВЗ, у которых не было обнаружено проявление аддиктивного поведения.
  5. Разработанный в процессе исследования Опросник четырех нехимических зависимостей является адекватным средством решения задачи оценки наличия поведенческого проявления одной, или нескольких из следующих зависимостей: любовная аддикция, сексуальная аддикция, интренет-аддикция и гэмблинг.

Достоверность результатов исследования обеспечивается соответствием схемы построения эмпирического исследования теоретическим позициям; соответствием методического инструментария исследовательским задачам; объемом выборки, достаточным для получения значимых результатов; адекватным задачам и материалу применением методов математической статистики. Также достоверность результатов и выводов исследования обеспечена использованием теоретико-методологических подходов, принципов и положений, принятых в возрастной и коррекционной психологии и соответствующих цели и задачам исследования; сопоставимостью полученных данных с результатами других авторов.

Организация и методы исследования. Для решения поставленных задач применялись эмпирический и теоретический методы исследования. Эмпирическое исследование проводилось с помощью срезового метода. Эмпирическое исследование проводилось с 2008 г. по 2010 г. в высших учебных заведениях г. Москвы – Московском городском психолого-педагогическом университете и Московском социальном университете. В исследовании приняли участие 606 студентов, обучающихся по специальности «психология». Из них 200 студентов с ОВЗ и 406 студентов младших курсов без ОВЗ.

Психологическое изучение студентов с ОВЗ включало в себя следующие этапы: анализ документации, интервью со студентами-инвалидами, интервью с их родными и близкими, исследование с помощью комплекса методик.

На основании данных первых трех этапов были составлены обобщенные характеристики выборки. Анализ производился по следующим параметрам: причина инвалидности, время возникновения заболевания, группа инвалидности, сведения о полученном образовании.

По структуре инвалидности участники исследования распределились следующим образом: инвалиды по заболеваниям опорно-двигательного аппарата составили 50% от общего числа испытуемых; инвалиды с нарушениями слуха – 32,5%; инвалиды с нарушением зрения – 17,5%.

По времени возникновения нарушения в группе испытуемых были представлены: лица с врожденной патологией (инвалидность с детства) – 64%; лица с приобретенной патологией – 36% от общего числа испытуемых.

По группам инвалидности испытуемые распределились следующим образом: I группа инвалидности – 5%, II группа инвалидности – 41%, III группа инвалидности – 54%

Таблица 1. Данные о студентах из экспериментальной выборки.

Группа инвалидности

Время
возникновения патологии

I группа

II группа

III группа

ОДА

Зрение

Слух

ОДА

Зрение

Слух

ОДА

Зрение

Слух

Врожденная патология

М:1
Ж:1
Всего:2

М:0
Ж:0
Всего:0

М:1
Ж:1
Всего:2

М:11
Ж:16
Всего:27

М:5
Ж:6
Всего:11

М:4
Ж:8
Всего:12

М:11
Ж:27
Всего:38

М:3
Ж:6
Всего:9

М:15
Ж:12
Всего:27

Приобретенная патология

М:0
Ж:0
Всего:0

М:0
Ж:0
Всего:0

М:2
Ж:4
Всего:6

М:6
Ж:7
Всего:13

М:5
Ж:4
Всего:9

М:4
Ж:6
Всего:10

М:9
Ж:11
Всего:20

М:1
Ж:5
Всего:6

М:2
Ж:6
Всего:8

Всего

2

0

8

40

20

22

58

15

35

При изучении индивидуально-психологических характеристик были использованы следующие методики: Опросник тревожности Спилбергера (Ю.Л.Ханин, 2004), Опросник агрессии Басса-Перри (Н.П.Цибульский, С.Н.Ениколопов, 2006). Все методики давались индивидуально в устной форме.

При определении наличия зависимого поведения использовался авторский Опросник четырех нехимических зависимостей, апробированный на нормативной выборке студентов младших курсов, обучающихся по специальности «психология».

Для обработки результатов применялись методы математической статистики: описательная статистика, сравнение средних, корреляционный анализ, среднее стандартное отклонение, дисперсионный анализ, критерий Стьюдента. Для апробации методики Опросник четырех нехимических зависимостей были использованы следующие методы: подсчет критерия Шапиро-Уилка (SW-W); позиционный анализ ответов на пункты, входящие в конкретные шкалы (Reability / Item analysis); подсчет критерия альфа-Кронбаха (α-Кронбаха). Оценка корреляций между половинами шкал методом Split-half; проверка эмпирического распределения к перетестированию (ретестовая надежность); подсчёт коэффициента корреляции произведения моментов Пирсона rs между результатами первого и второго тестирования одной и той же группы испытуемых; подсчёт корреляций с релевантным внешним критерием (конвергентная валидность); проверка воспро­изводимости структуры отношений между шкалами методом факторизации (кластеризации); оценка разницы в результатах между мужскими и женскими группами. Подсчёт по шкалам критериев сравнения двух групп: параметрического t-критерия Стьюдента или непараметрического критерия Манна-Утни, либо множественного коэффициента сравнения Тьюки-Крамера.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Основные результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры нейро- и патопсихологии МГППУ в 2008, 2009 и 2010 годах, докладывались на конференциях «Молодые ученые – московскому образованию» (Москва 2009, 2010), на IV Международном Конгрессе "Молодое поколение XXI века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья" (Киров 2009).

Результаты исследования используются в курсах лекций «Психология отклоняющегося поведения», «Психология девиантного поведения», «Психология виктимного поведения» и «Криминальная психология», которые читаются на факультетах Клинической и специальной психологии и Юридической психологии МГППУ, а также в ГОУ Центр диагностики и консультирования «Участие».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, включающего 117 наименований, в том числе 75 на английском языке, приложения; содержит 16 таблиц, 1 график и 4 рисунка. Материалы диссертационного исследования изложены на 154 страницах.

Основное содержание работы.

Во введении обоснована актуальность избранной темы, определены объект, предмет, цели и методы исследования, показана научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Зависимое поведение как вид отклоняющегося поведения» представлен аналитический обзор современных представлений о зависимом поведении, о причинах его возникновения, характере протекания, прогнозе и проявлениях в повседневной жизни индивида.

Параграф 1.1 посвящен описанию представлений исследователей о причинах и условиях формирования отклоняющегося поведения. Отклоняющееся поведение включает нарушения, затрагивающие значительное количество людей различных социальных уровней в разных странах и обществах (К.Янг, 2008). Отклоняющееся поведение требует специальных подходов в плане превенции, коррекции и лечения. Психиатры, психологи, социальные работники и педагоги, желающие глубже ознакомиться с этой проблемой с использованием специальной литературы, сталкиваются с отсутствием достаточного количества материалов (И.Голдберг, 2004).

В современной классификации МКБ-10 отклоняющееся поведение выделяется как самостоятельная категория. Его проявления включены в частности, в раздел личностных расстройств, но зависимого поведения в классификации нет. В то же время в качестве отдельной диагностической категории выделяют гэмблинг (азартные игры), одну из форм нехимического аддиктивного поведения (В.Д.Менделевич, 2003).

Аддиктивную личность отличают черты незрелости: невыраженность интеллектуальных и духовных интересов, твердых нравственных норм, неустойчивость, ненасытность, безответственность, чувство стадности. Аддикт хуже переносит трудности повседневной жизни, чем кризисные ситуации. Преувеличение своих достоинств маскирует скрытый комплекс неполноценности. Внешняя социабельность сочетается со страхами перед стойкими социальными контактами и манипулятивностью (А.Е.Личко, Ю.В.Попов, 1990). Отмечается стремление аддикта уходить от принятия решений, говорить неправду, и, в частности, обвинять других, зная, что они не виновны. Для него также характерны тревожность, склонность к колебаниям настроения, стереотипность, повторяемость поведения (И.Голдберг, 1990). По-видимому, проявление аддиктивного поведения у студентов имеет свои особенности, что относится и к студентам с ограниченными возможностями здоровья.

В параграф 1.2 рассматривается понятие зависимости, дается его определение и приводится одна из классификаций зависимостей. В широком смысле под зависимостью понимают "стремление полагаться на кого-то или что-то в целях получения удовлетворения или адаптации" (А.Ю.Егоров, 2004). По мнению Ц.П.Короленко (1991), можно говорить о нормальной и чрезмерной зависимости. Все люди испытывают "нормальную" зависимость от таких жизненно важных объектов, как воздух, вода, еда. Большинство людей питают здоровую привязанность к родителям, друзьям, супругам. В некоторых случаях (аутистические, шизоидные, антисоциальные расстройства личности), изменение отношений зависимости в сторону чрезмерной зависимости возникает вследствие «катастрофической недостаточной привязанности к другим людям» (А.Ю.Егоров, 2004).

Рассматривая аддиктивное поведение в целом, исследователи обычно разделяют химическую и нехимическую аддикции. В широком смысле под химической (лекарственной, наркотической) зависимостью понимают зависимость от любых психоактивных веществ. Нехимические аддикции называются также поведенческими, так как они отличаются от химических тем, что зависимость возникает не на основе приема какого-либо вещества, а на основе повторяющегося поведения, направленного на получение удовольствия (Ц.П.Короленко, 2000).

Поведенческие зависимости можно разделить на социально одобряемые (чтение, трудоголизм) и социально не одобряемые (гэмблинг, сексуальная зависимость) (А.Е.Личко, Ю.В.Попов, 1990). Основное различие с химическими зависимостями состоит в том, что поведенческая аддикция не вызывает физического привыкания, хотя состояние близкое к этому, она может спровоцировать (В.Д. Менделевич, 2003).

Также в этом параграфе рассматривается феномен созависимости.

В параграфе 1.3 дается подробная характеристика четырем основным видам нехимической зависимости – интернет-зависимости, любовной зависимости, сексуальной зависимости и гэмблингу.

В параграфе 1.4 дано описание особенностей юношеского возраста, как этапа онтогенеза.

В параграфе 1.5 кратко раскрывается тема развития лиц с ОВЗ и отмечаются особенности проявления зависимого поведения у юношей с ОВЗ.

Проблема профессионального становления лиц с ОВЗ редко становилась предметом научных исследований, однако для оценки всех трудностей, с которыми сталкивается юноша с ОВЗ, необходимо было проанализировать и те немногочисленные работы, которые затрагивали эту тему. В особенности (по специфике выборки) работы, связанные с инвалидами с двигательными нарушениями.

В параграфе рассмотрены принципиальные положения исследования Государева, его разработка концепции профессионального образования лица с ОВЗ, особенности профессионального становления студента-инвалида и т.д. Помимо исследования Н.А.Государева, приведены данные исследования И.Ю.Левченко, в котором она рассматривает такие показатели, как адекватность самооценки, ожиданий от жизни, типа мотивации и эмоциональной стабильности у юношей с инвалидностью.

В отечественной и зарубежной научной литературе не удалось найти исследований, посвященных изучению нехимических зависимостей у студентов-инвалидов. Единственным релевантным исследованием в этой области является работа В.Г.Печерского, посвященная психологическим механизмам формирования токсикоманической зависимости у умственно отсталых подростков (старшеклассников). Хотя умственно отсталые по своим интеллектуальным возможностям лишены возможности получения высшего образования, выводы, сделанные Печерским, имеют существенное значение для данного исследования.

Во второй главе «Экспериментальное исследование» описывается организация, методы и методики проведения эмпирического исследования, выборки испытуемых.

В параграфе 2.1 дается постановка проблемы и описание программы исследования. Анализ литературы позволил прийти к выводу о том, что, не смотря на то, что проблема нехимических аддикций развивающейся личности привлекает внимание исследователей, существует ряд вопросов, которые изучены недостаточно. К ним, в частности, относится вопрос об особенностях проявления и возникновения нехимических аддикций у студентов с ограниченными физическими возможностями (К.Янг, 2008).

Далее, в параграфе 2.2 обосновывается необходимость создания новой методики. Кроме того, подробно описаны все использованные в процессе исследования методики: опросник тревожности Спилбергера (в адаптации Ю.Л.Ханина), опросник агрессивности Басса-Перри (в адаптации Н.П.Цибульского и С.Н.Ениколопова).

Авторский опросник четырех нехимических зависимостей отдельно описан в параграфе 2.2.1. При создании опросника прототипами выступали методики А.Н.Моховикова и К.Янг. В параграфе приведены материалы по разработке опросника и валидизационные данные.

В параграфе 2.2.2 подробно описана процедура апробации опросника четырех нехимических зависимостей. Процедура проверки состояла из следующих этапов:

1. Оценка устойчивости распределения полученных ответов (по шкалам). Сравнение эмпирического распределения ответов с теоретически нормальным. Подсчет критерия Шапиро-Уилка (SW-W).

Результаты только двух из четырех шкал (любовная зависимость и Интернет зависимость) можно признать устойчивыми в генеральной выборке. Результаты по двум другим шкалам (игровая аддикция и сексуальная аддикция) неустойчивы.

2. Внутренняя валидность: позиционный анализ ответов на пункты, входящие в конкретные шкалы (Reability / Item analysis). Подсчет критерия альфа-Кронбаха (α-Кронбаха). Оценка корреляций между половинами шкал методом Split-half.

Анализ внутренней валидности с помощью позиционного анализа (Reability / Item analysis) показал по мужской группе, что три из четырех шкал: любовная аддикция, интернет-аддикция, игровая зависимость (гэмблинг) показали удовлетворительную внутреннюю надежность – согласованность пунктов, входящих в соответствующие шкалы.

3. Проверка эмпирического распределения к перетестированию (ретестовая надежность). Подсчёт коэффициента корреляции произведения моментов Пирсона rs между результатами первого и второго тестирования одной и той же группы испытуемых.

По имеющимся данным можно утверждать, что математически ретестовая надежность оказалась на достаточно высоком уровне.

4. Подсчёт корреляций с релевантным внешним критерием (конвергентная валидность). То есть сопоставление результатов данной методики с результатами другой похожей, положительно себя зарекомендовавшей.

Результаты тестирования выборки опросником четырех нехимических аддикций и четырьмя валидизированными методиками, направленными на выявления означенных зависимостей совпадают в достаточной степени, чтобы считать опросник четырех нехимических зависимостей валидным.

5. Проверка воспро­изводимости структуры отношений между шкалами каким-либо методом факторизации (кластеризации). То есть с помощью, например, факторного или кластерного анализа оценка распада массива полученных ответов на шкалы, заявленные в методике (любовная аддикция, интернет-аддикция, игровая зависимость, или гэмблинг и сексуальная аддикция).

С помощью проведенного кластерного анализа выяснено, что весь массив полученных данных распадается на кластеры, которые принципиально совпадают с тремя шкалами оригинальной методики (любовная аддикция, интернет-аддикция и игровая аддикция). Пункты, относящиеся к шкале сексуальная аддикция, по результатам кластерного анализа «размылись» по всем полученным кластерам и не образовали самостоятельно оформленную шкалу-кластера.

6. Оценка разницы в результатах между мужскими и женскими группами.

Результаты показывают, что по всем шкалам лидируют мужчины, но статистически значимо результаты мужчин и женщин различаются только по шкалам: игровая зависимость и сексуальная аддикция. По первым двум шкалам – любовная аддикция и интернет-аддикция – результаты мужчин и женщин значимо не различаются, но как тренд можно отметить, что средние показатели мужской группы выше показателей женской.

7. Апробация методики в целевой (клинической) группе и нормативной. Оценка наличия (отсутствия) статистической разницы результатов этих групп. Подсчёт по каждой шкале критериев сравнения двух групп: параметрического t-критерия Стьюдента или непараметрического критерия Манна-Утни, либо множественного коэффициента сравнения Тьюки-Крамера.

Сравнение результатов общей выборки, а также по отдельности выборок мужчин и женщин нормативной группы (студенты без ОВЗ) и экспериментальной (студенты с ОВЗ) показало, что по большинству показателей шкал методики выявления форм аддикций статистически значимо лидируют испытуемые экспериментальной группы (студенты с ОВЗ), за исключением шкалы любовной аддикции. В последнем случае значимо лидируют испытуемые нормативной группы (студенты без ОВЗ). Также нет различий результатов по шкале сексуальная аддикция в мужской выборке.

Также при валидизации опросника были высчитаны границы зависимости для нормативной выборки (по формуле среднего квадратического (стандартного) отклонения).

Таким образом, методика «Опросник четырех нехимических зависимостей» была разработана и валидизирована и может применяться для дальнейших исследований и работы.

В параграфе 2.3 представлено подробное описание выборки. В первой (контрольной) выборке – 406 человек, 85 мужского пола и 321 — женского в возрасте от 17 до 20 лет. Все испытуемые получили одинаковые экземпляры анкеты и опросника, который они должны были заполнить. Затем испытуемым выдавались тесты Спилбергера и Басса-Перри.

Во вторую (экспериментальную) выборку включены 200 человек, 80 мужского пола и 120 — женского в возрасте от 18 до 21 года. Им были предоставлены те же условия, что и контрольной выборке.

В параграфе 2.4 представлены результаты исследования. В контрольной выборке обнаружено 4,4% (18 человек) с изучаемыми нехимическими зависимостями. Все испытуемые (студенты с проявлениями аддикций без ОВЗ), проявившие какую-либо аддикцию, были женского пола, 16,7% из них имели работу, никто из этих респондентов не состоял в браке и не указал зависимости у своих родственников (см. рис. 1).

minacov_1_1.jpg

minacov_1_2.jpg


Рис. 1. Показатели наличия зависимостей в двух выборках (%)

Результаты экспериментальной выборки оказались значительно отличающимися от контрольной. В экспериментальной выборке обнаружено 27,5% испытуемых с признаками изучаемых нехимических зависимостей. Выявленные признаки зависимости распределились следующим образом: 12,5% (25 испытуемых) показали наличие любовной зависимости, еще 7,5% (15 испытуемых) показали наличие гэмблинга и еще 7,5% (15 испытуемых) — интернет-зависимости. В отличие от контрольной выборки, некоторые студенты с ограниченными возможностями здоровья показывали наличие двух и более зависимостей одновременно: из проявивших признаки зависимого поведения 27,5% (55 испытуемых), 18,2% (10 испытуемых) показали наличие признаков одновременно интернет-зависимости и гэмблинга, 9,1% (5 испытуемых) показали наличие всех трех зависимостей одновременно (см. рис.1).

Студенты, проявившие признаки аддикции (с ОВЗ и без ОВЗ) показали сходные результаты по личностным методикам Спилбергера и Басса-Перри. У испытуемых – студентов, проявивших признаки аддикций с ОВЗ результаты оказались соответствующими результатам студентов с признаками аддикций без ОВЗ по параметрам враждебности, гнева и личностной тревожности. Эти показатели были выше нормы у испытуемых, проявивших признаки гэмблинга. Студенты, проявившие признаки интернет-зависимости, показали завышенный уровень физической агрессии, враждебности и личностной тревожности. Студенты, проявившие признаки любовной аддикции, показали завышенный уровень физической агрессии и личностной тревожности.

Таблица 2. Попарное сравнение средних значений индивидуально-психологических характеристик в выборках


СТ

ЛТ

Физическая агрессивность

Гнев

Враждебность

Выборки 1 и 2

9,4

12,2

9,6

7,5

11

Выборки 1 и 3

5,4

0,9

10,7

8,8

12,3

Выборки 1 и 4

22,4

18,9

1,5

9,5

24,7

Выборки 3 и 2

4

11,3

20,3

1,3

1,3

Выборки 3 и 4

17

18

9,2

0,7

12,4

Выборки 4 и 2

13

6,7

11,1

2

13,7

Различия между выборками были посчитаны по разнице средних значений в четырех группах: студенты без признаков аддикций и без ОВЗ, студенты с признаками аддикций и без ОВЗ, студенты без признаков аддикций с ОВЗ, студенты с признаками аддикций и с ОВЗ. Для подсчета разницы средних значений был использован t-критерий Стьюдента. Результаты представлены в таблице 2.

Как видно из таблицы, по всем индивидуально-психологическим характеристикам различия между четырьмя выборками существенны (за исключением четырех показателей, выделенных жирным шрифтом) и относятся к наличию одного из двух параметров – наличию признаков аддикции и наличию ОВЗ.

В параграфе 2.4.1 рассматривается взаимозависимость индивидуально-психологических характеристик и наличия аддикций.

Выборка 1
(Студенты без признаков аддикций и без ОВЗ)

Выборка 2
(Студенты с признаками аддикций и без ОВЗ)

minacov_2_1.jpg

minacov_2_2.jpg

Рис. 1. Индивидуально-психологические характеристики студентов без ОВЗ.

Как видно на рис. 1, выборка 1 показала результаты, полностью подчиняющиеся законам нормального распределения. Показатели выборки 2, хоть и сдвинуты в сторону завышения, все же распределены по принципу нормального распределения. Показатель агрессивности при этом по большей части находится в рамках нормы.

У студентов выборки 3 по показателю агрессивность (физическая агрессия) преобладает пониженный уровень, тогда как по остальным показателям преобладает повышенный уровень. По всем показателям студенты из выборки 4 демонстрируют завышенный уровень, как видно из рис. 2.

Таким образом, видно, что соотношение анализируемых показателей в сопоставляемых выборках различно.

На основе средних значений и распределения индивидуально-психологических характеристик по двум выборкам с аддикциями (студенты с признаками аддикций и с ОВЗ, студенты без признаков аддикций и с ОВЗ), были вычислены показатели корреляции индивидуально-психологических характеристик и аддикций. Для определения корреляции в данном случае также был использован критерий Спирмена с уровнем значимости 0,01. Полученные результаты представлены в таблице 3.

Выборка 3
(Студенты без признаков аддикций с ОВЗ)

Выборка 4

(Студенты с признаками аддикций и с ОВЗ)

minacov_3_1.jpg

minacov_3_2.jpg

Рис. 2. Индивидуально-психологические характеристики студентов с ОВЗ.

Корреляция между признаками зависимости и выбранными индивидуально-психологическими характеристиками присутствует и в большинстве случаев на статистически значимом уровне, что подтверждает связь между признаками аддиктивного поведения и представленными индивидуально-психологическими характеристиками.

В параграфах 2.5, 2.6 дается анализ, интерпретация и обсуждение результатов. Частные гипотезы подтверждаются, подтверждая также основную гипотезу.

По полученным данным, количество признаков аддикций, выявленных методикой Опросник четырех нехимических зависимостей, среди студентов с ОВЗ более чем на 20% превышает количество аддикций, выявленных у студентов без ОВЗ.

Таблица 3. Корреляция индивидуально-психологических характеристик и аддикций в выборке


Агрессивность

Враждебность

Гнев

Ситуативная тревожность

Личностная тревожность

Коэфициент корреляции

0,57

0,82

0,34

0,59

0,94

Уровень значимости корреляции

0,01

0,01

0,01

0,01

0,01

Как видно из представленных выше результатов, студенты из выборки 1 (студенты без признаков аддикций и без ОВЗ) по средним показателям дают незначительное отличие от нормативных показателей, предусмотренных методикой, по исследуемым индивидуально-психологическим характеристикам. Студенты из выборки 2 (студенты с признаками аддикций и без ОВЗ) проявляют повышенный уровень агрессивности и тревожности. Студенты из выборки 3 (студенты без признаков аддикций и с ОВЗ) показывают результат со сдвигом в меньшую сторону относительно нормы. Студенты из выборки 4 (студенты с признаками аддикций и с ОВЗ) показали повышенный уровень тревожности и агрессивности относительно выборки 3 (студентов без признаков аддикций и с ОВЗ).

Среди студентов с ОВЗ (как видно из приведенных выше данных) зависимости встречаются чаще, чем среди здоровых студентов. Юноши испытывают серьезный стресс при переходе из статуса школьника в статус студента, и в этом случае в качестве средства борьбы со стрессом может выступать аддикция. Для юноши с ОВЗ ситуация смены статуса еще более стрессогенна, ввиду его особенностей. И поэтому, вероятно, студенты с ОВЗ склонны чаще формировать у себя зависимое поведение.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, определяются перспективы и формулируются выводы.

В процессе подготовки специалистов, работающих с людьми с ограниченными возможностями здоровья, необходимо учитывать насколько часто они уходят в зависимое поведение и насколько легко их хобби может перерасти в зависимость.

Из полученных результатов после проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

  1. Студенты высших учебных заведений с ОВЗ более подвержены формированию признаков нехимических зависимостей, в отличие от студентов без ОВЗ ввиду следующих психологических особенностей: студенты с ОВЗ более тревожны, менее склонны проявлять физическую агрессивность, более гневливы и враждебны, чем студенты без ОВЗ.
  2. Студенты с признаками аддикций и с ОВЗ более склонны проявлять физическую агрессивность, тревожность, гнев и враждебность, чем студенты с ОВЗ, у которых не были обнаружены признаки аддикции.
  3. Студенты с признаками аддикций и без ОВЗ более склонны проявлять физическую агрессивность, тревожность, гнев и враждебность, чем студенты без ОВЗ, у которых не были обнаружены признаки аддикции.
  4. Разработанный в процессе исследования Опросник четырех нехимических зависимостей был валидизирован на группе студентов младших курсов без ОВЗ, определяет наличие признаков одной и более из четырех нехимических аддикций: любовная аддикция, сексуальная аддикция, интренет-аддикция и гэмблинг; может быть использован в дальнейших работах и применен на практике.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

  1. Минаков С.А. Особенности нехимических зависимостей в раннем юношеском возрасте // Психологическая наука и образование, 2009, №2, с. 97-102.
  2. Минаков С.А. Общая характеристика зависимого поведения // Конференция «Молодые ученые столичному образованию», М., - 2009, с. 382-384.
  3. Минаков С.А. Нехимические аддикции у студентов 1-2 курсов и студентов с ограниченными физическими возможностями // Конференция «Молодые ученые столичному образованию», М., - 2010, с. 333-334.
  4. Минаков С.А. Основные особенности аддиктивного поведения // IV Международный Конгресс "Молодое поколение XXI века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья", Киров, - 2009, с. 44.
Перейти к списку диссертаций