Детская психология
 

Наглядно-интуитивные компоненты процесса решения задач

Диссертант: Поливанова Нина Ивановна
Год защиты: 1975
Ученая степень: кандидат психологических наук
Научный руководитель: Гурова Л. Л.
Ведущее учреждение: МГУ им. М.В. Ломоносова
Место выполнения: НИИ общей и педагогической психологии
Оппоненты: Пономарева Я. А. Якиманская И. С.
Добавить в закладки
Версия для печати
Отправить на e-mail

ПОЛИВАНОВА Нина Ивановна

НАГЛЯДНО-ИНТУИТИВНЫЕ КОМПОНЕНТЫ ПРОЦЕССА РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ

Диссертационная работа представляет собой экспериментальное исследование функциональных и структурных особенностей наглядно-интуитивных компонентов процесса решения задач. Диссертация состоит из четырёх глав и заключения. В первой главе даётся обзор философской и психологической литературы по проблеме интуиции; рассматривается связь некоторых проявлений интуиции с наглядно-образной формой мышления; делается краткий анализ литературы, характеризующей особенности, наглядно-образного мышления, имеющие отношение к интуиции. Излагается собственная проблема диссертации, обосновывается выбор материала исследования (задачи о кратчайшей связывающей сети), описывается устройство экспериментальной установки, на которой проводились опыты, и общая методика исследования (девять экспериментальных серий). Во второй главе проводится экспериментальное выявление связи интуиции с наглядной формой решения экспериментальной задачи путём сопоставления логических и наглядных решений по их эвристичности и характеру применяемых в них стратегий. В третьей главе выявляются функции наглядно-интуитивных компонентов мышления в решении задач. В четвёртой главе исследуются структурные особенности наглядно-интуитивных процессов в решении, В заключении формулируются основные выводы проведённого исследования.

Автореферат излагается в соответствии с порядком глав в диссертации.

I. ИСТОРИЯ ВОПРОСА И ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Понятие интуиции издавна используется в разных науках, но в обширной литературе по философии, логике, математике, психологии оно чрезвычайно разноречиво по содержанию. В качестве наиболее общего для различных толкований интуиции можно выделить момент непосредственности процесса познания, в отличие от опосредствованного характера дискурсивного мышления. В домарксистских учениях выделены две основные интуитивные формы познания – чувственная (Кант, Бэкон) и рассудочная (Декарт, Спиноза, Лейбниц), которые противопоставлялись друг другу. В настоящее время имеется целый ряд историко-философских работ (В.Ф. Асмус, М. Бунте, И.О. Нарский, В.В.Соколов, А.В. Славин и др.), специально посвящённых проблеме интуиции или же анализирующих эту проблему в системе теоретических воззрений отдельных философов прошлого. В работе В.Ф. Асмуса показано, что интуиция как акт познания существует как в чувственной, так и в интеллектуальной форме, однако каждое звено диалектического процесса познания обусловлено и опосредствовано предшествующими звеньями этого процесса, средой и орудием которого является практика.

Диалектико-материалистический подход к проблеме интуиции должен являться основой естественнонаучного её рассмотрения. Это тем более необходимо, что иногда сам факт существования интуитивного познания отождествляется с идеалистическими концепциями интуиции, вследствие чего само понятие интуиции может считаться ненаучным. Отчасти по этой причине, но в значительно большей степени из-за сложности содержания самого понятия интуиции конкретно-научные подходы к её изучению не разработаны, а экспериментальные исследования интуиции весьма немногочисленны. Вместе с тем анализ теоретических и экспериментальных психологических исследований мышления показывает, что вопросы, связанные с пониманием интуиции, так или иначе, затрагиваются в работах большинства психологов, занимающихся проблемой мышления и анализом творчества.

Ж. Пиаже рассматривает интуицию как образное, предметное мышление, характеризующее дологическую стадию развития интеллекта. Дж. Брунер также указывает на роль предметной регуляции в интуитивном мышлении ребёнка. Такая характеристика интуиции со стороны предметного, образного знания является продуктивной, но трактовка интуиции как дологического наглядного мышления весьма одностороння, поскольку интуиция присуща также развитому мышлению взрослого человека. Среди первых работ, исследующих интуицию в деятельности сформированного интеллекта, наиболее значимой является работа Б.М.Теплова. Подчёркивая зависимость характеристик проявлений интуиции от конкретного вида деятельности, Теплов выделил психологические особенности интуиции в практическом мышлении, подчеркнув её качественное своеобразие, в частности особую роль пространственных и временных моментов. С.Л. Рубинштейн, рассматривая теоретическую деятельность учёного, связывает интуицию с гипотетическим решением проблемы, предвосхищением результата, усмотрение которого и представляется интуитивным актом. В ряде теоретических работ, являющихся как бы пограничными между логикой, философией и психологией, касающихся проблем научного творчества, интуиция рассматривается как форма обобщающего мышления в «логике совершения открытия» (Б.М. Кедров, В.С. Библер) или как завершение не доведённого до конца анализа проблемы (А.А. Налчаджян).

С интуицией связаны данные, полученные в ряде исследований взаимоотношения осознаваемых и неосознаваемых компонентов действий при решении задач. Установлено, что неосознаваемыми являются для испытуемых процессы наведения на решение (А.Н. Леонтьев, Я.А. Пономарёв, Ю.Б. Гиппенрейтер), мыслительные операции, определяющие приближённый, генерализованный результат решения (Л.Л. Гурова). В этом ряду исследований наиболее основательным является исследование Я.А. Пономарёва, давшего наиболее разработанную трактовку интуиции, которую он связывает с осознанием побочного продукта результата действия, приобретённого непроизвольно и неосознанно в ситуации подсказки.

Интуитивные процессы экспериментально исследуются в ряде зарубежных работ, но в основном с точки зрения неосознанной оценки вероятности появления различных сигналов (Бич, Свенсон, Лоу, Стрэндж, Ласроп), либо в контексте традиционного понимании проблемы инсайта, разработанной в гештальт-психологии (Бурке, Майер, Лонерган, Рангуист, Секстой).

Анализ различных направлений исследований интуиции показывает, что наряду с такими общими признаками интуитивных процессов, как неосознанность, свёрнутость, внезапность возникающих решений, "непосредственность" их усмотрения, многие авторы выделяют их связь с наглядно-образными механизмами мышления. Очевидно, признание этой связи вызвано сходством особенностей функционирования образа с характеристикой протекания интуитивных процессов. Мы не считаем наглядность обязательным признаком интуитивных процессов, поскольку интуиция участвует также в математическом мышлении, оперирующем знаковыми символами, а также в процессе решения вербальных задач. Однако исследование наглядно-образной формы проявления интуиции, на наш взгляд, является одним из возможных и важных направлений изучения интуиции вообще, позволяющим выявить её специфику, принцип действия и структуру.

Наглядно-образное мышление исследовано достаточно хорошо. Существенный вклад в экспериментальное изучение его особенностей внесли психолого-педагогические работы (А.Н. Леонтьев, Е.Н. Кабанова-Меллер, И.С. Якиманская). В теоретических трудах по мышлению в советской психологии вопрос о роли наглядности в мыслительном процессе рассмотрен с точки зрения тезиса о единстве чувственного и логического в психической деятельности (Б.Г. Ананьев, Б.М. Теплов, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, Ф.Н. Шемякин). Это принципиальное теоретическое положение получило своё развитие в конкретных экспериментальных исследованиях различных форм мыслительной деятельности человека (А.К. Соколов, Д.А. Ошанин, В.Е. Зинченко, O.K. Тихомиров, В.Н. Пушкин, Л.Л. Гурова, Д. Н. Завалишина и др.). Экспериментально показано, что образ позволяет тонко и гибко переключаться с одних свойств объектов на другие в соответствии с решением конкретных задач (Д.А. Ошанин); является формой комплексного отображения проблемной ситуации и позволяет свободно ориентироваться в ситуации задачи (Л.Л. Гурова); влияет на направление выбора решения (Д.Н. Завалишина). Особенности функционирования наглядного образа могут существенно определять его участие в интуитивных процессах (В.П. Зинченко прямо относит акт инсайта к результату деятельности по переструктурированию зрительного образа).

В современной зарубежной литературе можно указать только на отдельные работы, в которых затрагиваются вопросы наглядно-образного мышления, рассматриваемого в качестве необходимого средства для творческого проявления ума (Арнхейм, Хольт, Франд-сен, Холдер, Хаттенлохер, Хебб).

Имеющиеся в психологии теоретические и экспериментальные данные позволяют поставить проблему участия наглядно-образных компонентов в осуществлении механизмов одной из форм интуитивного мышления. Специально роль наглядных компонентов решения мыслительных задач в связи с проблемой интуиции экспериментально не изучалась и требует разработки. Задачу нашего исследования составляет изучение функциональных и структурных особенностей наглядно-интуитивных компонентов поиска решения, характеризующихся наряду с наглядно-образной формой проявления такими общими признаками интуиции, как неосознанность или недостаточная обоснованность, свёрнутость и высокая эвристичность процесса решения.

Основное наше предположение состоит в том, что в структуре наглядно-интуитивных процессов вместо последовательной логической цепочки информационных связей субъект использует пункты пересечения разрозненных связей, в которых создаются наиболее информативные, с точки зрения цели задачи, ориентиры поиска.

В качестве материала исследования была использована задача о кратчайшей связывающей сети между данными точками (так называемая задача коммивояжёра), в которой необходимо найти кратчайший маршрут через все заданные точки, пройдя каждую из них только один раз (при определённых исходной и конечной точках). Эта задача широко распространена в математических исследованиях, эвристическом программировании, экономике и производственной практике. Она до сих пор не получила полного разрешения, поскольку метод логического перебора вариантов маршрута является чрезвычайно громоздким и для сложной задачи практически не реализуемым даже с помощью ЭВМ, поэтому в настоящее время разрабатываются математические методы оптимизации её решения. Однако помимо них, многие авторы предлагают способы решения, основанные на эвристических графических методах, называемых ими интуитивными. Задача коммивояжёра отвечает целям нашего исследования, поскольку её решение может опираться как на аналитические (числовые), так и на наглядно выраженные признаки проблемной ситуации.

Общая методика исследования включала: варьирование структуры задачи и её сложности; варьирование формы решения - наглядной или логической; вмешательство в процесс решения в виде "подсказок" и "помех".

В экспериментах форма решения обусловливалась формой предъявления задачи испытуемому и инструкцией. Логическая форма решения обусловливалась словесной формулировкой и инструкцией, запрещавшей использование геометрических построений и чертежей, но разрешавшей вести запись решения на бумаге. Наглядные решения осуществлялись в основном на специальной экспериментальной установке, позволяющей вести объективную регистрацию процесса решения и варьировать условия опыта. На экране испытуемому предъявлялась зажжённая схема расположения точек. Он должен был решить задачу включением линий, соединяющих точки между собой, с помощью расположенных на панели кнопок. Рядом с кнопками, включающими определённые линии, находились числовые данные об их длине. Перед экспериментатором находилась панель, дублирующая панель испытуемого, и система тумблеров, позволяющих включать или отключать элементы схемы на панели испытуемого в процессе решения или предварительно, осуществляя подсказки и помехи. Регистрация хода опыта осуществлялась с помощью киносъёмки с частотой один кадр в секунду. Помимо этого, ход опыта фиксировался в протоколах по высказываниям и действиям испытуемых.

В опытах приняли участие 304 испытуемых (в основном студенты и аспиранты разных вузов Москвы). Проведено девять экспериментальных серий, включающих 589 опытов.

II. СОПОСТАВЛЕНИЕ НАГЛЯДНЫХ И ЛОГИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ЗАДАЧИ

В первой предварительной части исследования была поставлена задача во-первых, выявить отличия характера (стратегий) решений, осуществляемых в наглядной форме, от логических решений; во-вторых, установить, каков тот способ ориентировки в условиях задачи, который определяет форму решения и его стратегию, и является показателем его эвристичности. Были проведены две серии опытов. В I серии мы сопоставили наглядные и логические решения по их характеру (применяемым стратегиям). В первой подсерии прослеживалось, имеет ли место перенос способов поиска кратчайшего маршрута при переходе от одной формы решения (логической или наглядной) к другой (наглядной или логической). Во второй подсерии проверялось, наблюдается ли перенос найденных стратегий на решение аналогичной задачи, отличающейся по своей сложности от решаемой ранее. В первой подсерии использовалась задача с 10 точками, во второй подсерии - задачи с 4, 6 и 10 точками.

Эксперименты показали, что характер и способы решения, на которых испытуемые останавливаются как на наиболее эффективных, при переходе от одной формы решения к другой изменяются у большинства испытуемых. При последовательном же решении задач, осуществляемом в одинаковой форме, Имеет место перенос стратегий, выработанных испытуемыми в процессе первоначального наглядного или логического решения. В решениях, протекавших в логической форме, испытуемые варьировали один общий способ действия, осуществляя различные манипуляции с наиболее короткими расстояниями из всех данных в условии. Этот общий способ логического решения реализуется в разных аналитических стратегиях (например, выбор всех коротких расстояний из данных и попытка построить из них кратчайший маршрут; последовательный выбор наиболее коротких расстояний от точки к точке). В наглядных решениях испытуемые использовали не только короткие отрезки, но прибегали к качественно иным способам решения, учитывая такие специфически наглядные критерии поиска, как общий вид целого контура маршрута или его отдельных фрагментов (построение "гладкой" линии контура, отсутствие "пересечений" и т.п.). Такие решения часто осуществлялись симультанно, обоснования использованию в них специфических наглядных признаков испытуемые дать не могли, но были уверены в их правильности, что позволяет отнести такие стратегии к проявлению наглядно-интуитивных компонентов мышления.    Результаты, полученные в обеих подсериях I серии экспериментов, дают основание сделать вывод о наличии связи проявлений интуитивных компонентов процесса поиска с наглядной формой решения задачи. Существование специфических структур поиска, присущих наглядно-интуитивным решениям, отличных от аналитических, подтвердилось. Это различие касается качества критериев, опираясь на которые испытуемые строят стратегии наглядного или логического решений. Указанные структуры являются устойчивыми, поскольку наблюдается их замена при смене формы решения и перенос при последовательном решении задач в одинаковой форме. Обнаружилось также, что испытуемые, как правило, предпочитают решение экспериментальной задачи в наглядной форме.

Предположив, что "предпочитаемость" испытуемыми наглядных решений по сравнению  с логическими обусловлена их эвристическим характером, во II серии экспериментов мы сопоставили наглядные и логические решения задач разной сложности по степени эвристичности процесса поиска. В качестве меры эвристичности решения были использованы следующие показатели: 1)время, за которое осуществляется построение одного варианта маршрута (в среднем); 2)дробность решения (зависимость количества "шагов" решения от объективной сложности задачи), вычисляемая как отношение среднего числа "шагов", приходящихся на построение одного варианта маршрута, к общему числу связей точек для данной задачи; 3)зона поиска (условное обозначение для характеристики опробуемых вариантов решения в сопоставлении с оптимальным искомым вариантом), измеряемая как отношение длины маршрута, максимально отклоняющегося от искомого, к длине оптимального маршрута; 4)точность ответа, вычисляемая как отношение длины оптимального маршрута к длине маршрута-ответа.

Опыты показали, что для задач, допускающих решение как преимущественно в наглядной, так и в логической форме, наглядные решения во многих случаях оказываются значительно более эвристичными. Различия в показателях времени, дробности решения и зоны ориентировки статистически значимы (кроме решения наиболее легких задач с 4 и 5 точками). Вместе с тем, в ряде решений выступает тесное взаимодействие наглядно-интуитивных и логико-аналитических компонентов процесса поиска кратчайшего маршрута. Анализ решений, полученных в первых двух сериях опытов, позволяет выделить следующие группы стратегий, связанных с наглядной формой решения: 1)стратегии, специфически наглядные, то есть преимущественно опирающиеся на зрительные критерии поиска; 2)смешанные стратегии, опирающиеся на зрительно-аналитические критерии; 3)стратегии, общие для наглядных и логических решений (в этом случае наглядный  материал является лишь опорой логического решения). Собственно интуитивный характер имеют стратегии первой группы, являющиеся для нас наиболее интересными и составляющие объект нашего исследования.

III. ИССЛЕДОВАНИЕ ФУНКЦИЙ НАГЛЯДНО-ИНТУИТИВНЫХ КОМПОНЕНТОВ РЕШЕНИЯ

Исходя из результатов первой части исследования, мы предположили, что модель проблемной ситуации, представленная в наглядной форме, как бы "высвечивается" в наиболее существенных узлах; она представляется испытуемому более содержательной, что позволяет ему сразу адекватно выделить необходимые для анализа элементы проблемной ситуации и установить направление поиска. Во второй части исследования были проведены три серии экспериментов, основанные на методическом принципе экспериментального облегчения и затруднения зрительного выделения элементов проблемной ситуации (методика "подсказок" и "помех").

В III серии выяснялся вопрос, выполняют ли наглядно-интуитивные и логико-аналитические компоненты одинаковую функцию в решении или их функции различны. Методика опытов заключалась в первоначальном затруднении и последующем постепенном облегчении использования критериев поиска, лежащих, предположительно, в основе наглядно-интуитивного решения. Использовалась наиболее трудная задача (с 10 точками). Сопоставление и анализ результатов, полученных в четырёх подсериях при различной возможности зрительной ориентировки в ситуации задачи, показывает, что во всех вариациях опытов ощущалась тенденция испытуемых использовать зрительную информацию. С включением в процесс поиска специфических зрительных критериев построения и оценки гипотетических вариантов ответа уменьшается среднее время построения одного варианта и дробность решения, растет длина одного "шага" решения (на этой стадии исследования нами был введен дополнительно этот показатель эвристичности процесса решения, вычисляемый как отношение количества связей точек, охватываемых одним "шагом", к числу связей, входящих в маршрут для данной задачи). Эти данные говорят о повышении доли участия в решении интуитивных компонентов при постепенном облегчении ориентировки на зрительную информацию. Опора на наглядно-интуитивные критерии осуществлялась главным обрезом при построении гипотетического ответа, а также в некоторых случаях при оценке оптимальности построенных (интуитивно или логико-аналитически) вариантов ответа. Участие аналитических (числовых) компонентов в наглядных решениях наблюдалось при установлении порядка элементов в уже выделенных в общих чертах гипотетических ответах и их фрагментах, а также при числовой опенке общей длины варианта маршрута или его составных частей. Это свидетельствует о различии функций наглядно-интуитивных и логико-аналитических компонентов в процессе решения. Опыты показали, что наглядно-интуитивные компоненты определяют область поиска решения, задают его направление. Аналитические компоненты в наглядном решении выполняют функцию постоянного контролирования длины найденного интуитивно варианта ответа или его фрагментов, закрепляя или отвергая выделенную зрительно область поиска. Oни также являются основанием для включения тех или иных элементов в ответ, если их зрительное выделение затруднено.

Результаты III серия опытов указывают на то, что одной из основных функций наглядно-интуитивных компонентов решения является зрительное выделение элементов ситуации, входящих в гипотетический маршрут-ответ. Это предположение было проверено в IV и V сериях экспериментов. В IV серии испытуемые должны были строить маршрут, вычленяя его из всех возможных одновременно предъявляемых связей элементов ситуации задачи. Предлагались задачи разной сложности (с 4, 6 и 7 точками).

В экспериментах оказалось, что в большинстве решений более сложных задач происходит интуитивное зрительное выделение гипотетического варианта ответа из всех предъявленных элементов задачи, который может быть затем изменён по мере его уточнения. При этом все не входящие в гипотезу элементы сразу отключаются испытуемыми. Выделяется также вторая группа решений, в которых испытуемые сначала отключают "неподходящие" элементы (наиболее длинные линии), которые они заведомо не хотят включать в кратчайший маршрут, облегчая себе таким образом ориентировку в "хаосе" данных элементов. В дальнейшем процесс решения идёт так же, как и в первом случае: из оставшихся не выключенными элементов интуитивно вычленяется гипотетический вариант маршрута с последующим отключением не входящих в него элементов. Эти данные свидетельствуют о том, что в основе наглядно-интуитивного решений лежит комплексная стратегия, связанная с интуитивно формируемым о помощью зрительного выделения элементов ситуации образом гипотетического маршрута-ответа, направляющего дальнейший поиск оптимального решения, включающий и логико-аналитические компоненты.

В V серии мы проверили, является ли такой способ действия в процессе поиска оптимального решения закономерным для наглядно-интуитивного решения, экспериментально "стимулируя" и "разрушая" возможную гипотезу применением подсказок (задание испытуемому отдельных элементов) в первой подсерии и помех (запрещение использования тех или иных элементов) во второй подсерии.

Результаты показали, что при подсказке, когда появлялась возможность формирования адекватной гипотезы, решения всех испытуемых носили ярко выраженный интуитивный характер. Они сразу находили ответ или два-три его возможных варианта без развернутого логического анализа ситуации. При внесение помех в формируемую испытуемым гипотезу его решение изменяет свою комплексную структуру, начинается дробный логико-аналитический поиск выгодной замены запрещенного отрезка, входящего в гипотетический вариант ответа, с ориентировкой на его длину, но в общих рамках первоначально построенного интуитивно контура маршрута. В отдельных случаях при нарушении экспериментатором первоначальной гипотезы испытуемого происходила ее полная замена с выделением совершенно новых элементов-ориентиров. Структура процесса решения при этом не изменяется, оставаясь целостной, как и при выдвижении первоначальной гипотезы.

Общий анализ результатов исследования функций наглядно-интуитивных процессов в решении позволяет сделать следующие выводы. При экспериментальной стимуляции наглядных решений в них функционируют образно-логические модели проблемной ситуации, в которых наглядно-интуитивные и логико-аналитические компоненты исполняют определенные функции. Одной из основных функций наглядно-интуитивных компонентов решения является функция построения гипотезы, которая определяет другие эвристические функции: сужения области ориентировки и задания направления поиску решения. Логико-аналитические компоненты, участвуя в наглядном решении, выполняют функцию контролирования гипотетического результата, а также в отдельных случаях - функцию ограничения области поиска, её "фиксации".

IV. ИЗУЧЕНИЕ СТРУКТУРНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ НАГЛЯДНО-ИНТУИТИВНЫХ КОМПОНЕНТОВ ПРОЦЕССА РЕШЕНИЯ

Мы считаем, что обнаруженное различие функций наглядно-интуитивных и логико-аналитических компонентов решения связано с различием их структуры. Задачей третьей части экспериментального исследования явилось установление этого различия и выявление структурных особенностей наглядно-интуитивных компонентов процесса поиска. Методика опытов этой части исследования состояла в экспериментальном стимулировании интуитивных и логико-аналитических по характеру решений и сопоставлении их структуры.

При анализе решений различных задач было замечено, что степень участия интуитивных и логических процессов в структуре решения в значительной мере зависит не только от количества содержащихся в задаче элементов, но и от такой особенности ее структуры, как характер взаимосвязи элементов задачи. Контрольный эксперимент показал, что испытуемые вполне однозначно определяют конкретную "трудную" или "легкую" конфигурацию, состоящую из одного и того же числа элементов. По нашим наблюдениям именно субъективно "легкие" по конфигурации задачи решались испытуемыми интуитивно более часто. Мы предположили, что влияние конкретной характеристики взаимосвязи элементов задачи обусловлено различием в возможности использования тех или иных критериев поиска, которые могут изменяться с изменением структуры задачи.

Влияние конкретной характеристики структуры задачи на характер решения мы использовали в качестве методического принципа в VI серии экспериментов, в которой был поставлен вопрос о характере наглядно-интуитивных стратегии решения задачи. В этой серии варьировалась структура задачи посредством изменения её цели: в первой подсерии испытуемым необходимо было построить замкнутый, а во второй подсерии - незамкнутый маршруты (количество элементов задачи (10 точек) и их конфигурация были одинаковыми в обоих случаях).

Результаты этой серии показали, что хотя в обеих подсериях наблюдались различные по характеру решения (интуитивные, логико-аналитические, смешанные) при построении замкнутого маршрута интуитивных решений было значительно больше (в 6 раз), чем при построении незамкнутого маршрута. Структура таких интуитивных решений является укрупненной, в них одним "шагом" охватываются все (или почти все) элементы задачи. В логико-аналитических же решениях наблюдается много отдельных "шагов", учитывающих лишь одну связь двух точек. Мы назвали такие стратегии соответственно комплексной и фрагментарной. Тот факт, что наглядно-интуитивных решений задачи с замкнутым маршрутом оказалось значительно больше, чем задачи с незамкнутым маршрутом, указывает на то, что даже незначительной объективной вариации задачи (ее цели) может быть достаточно для изменения характера субъективного поиска испытуемого: от глобальной комплексной стратегии интуитивного решения к дробной фрагментарной стратегии логико-аналитического или смешанного решения.

Полученные в VI серии экспериментов результаты позволяют предположить, что интуитивным гипотезам соответствуют определённые, качественно отличающиеся от аналитических, субъективные ориентиры поиска, выделение которых в значительней мере зависит от объективных условий (ограничений) задачи и структурированности ее данных. Это предположение было проверено в VII серии, в которой постепенно (в четырех подсериях) варьировалась возможность использования в решении таких его ориентиров, на которые, предположительно, опираются интуитивные построения маршрута-ответа. Результаты показали, что с постепенным ослаблением структурированности объективных данных задачи (во всех подсериях использовалась задача с 10 точками) отмечается ослабление проявления интуитивных процессов в решении и нарастание в нём участия аналитических компонентов и при этом изменяется качество используемых в решении критериев поиска. Анализ полученного материала позволил нам выделить следующие критерии, на которые опираются испытуемые в наглядных решениях: I.Целостные, основанные на выделении искомого маршрута по единому наглядному признаку взаимосвязи всех точек одномоментно, опирающемуся на различные геометрические, эстетические закономерности, либо на субъективные оценки. 2.Составные, основанные на том, что точки объединяются в отдельные группы-комплексы и эти группы между собой последовательно по нескольким критериям, как наглядным, так и аналитическим. З.Простые, наглядные или аналитические, основанные, на последовательном попарном объединении точек по признаку кратчайшего расстояния между двумя точками. В наглядно-интуитивных решениях испытуемые ориентируются на целостные критерии поиска, которые характеризуют все элементы задачи в их совокупности и лежат в основе одномоментного построения интуитивных гипотез.

Что же представляют собой целостные критерии, на которые ориентированы интуитивные решения? Мы предположили, что в интуитивных процессах осуществляется симультанное использование разных ориентиров, их организация в целостный структурированный признак. В VIII серии экспериментов мы исследовали адекватность ориентировки на субъективный целостный эстетический критерий импонирования (к которому испытуемые в обосновании своих решений, прибегают наиболее часто) в сопоставлении с ориентировкой на простой критерий короткой длины составляющих маршрут отрезков в задачах разной структуры (всего три задачи). Для этого мы сравнили маршруты, построенные в соответствии с этими критериями (без указания, что маршрут должен быть кратчайшим), с решениями нашей экспериментальной задачи построения кратчайшего маршрута. Полученные данные указывают на убывание числа совпадений маршрутов, соответствующих разным критериям("импонирования" и "наименьшей длины отрезков") между собой, а также с оптимальными маршрутами в малоструктурированной задаче по сравнению с задачами более структурированными. Это позволяет сделать вывод о том, что при определённой структурированности данных задачи использование при построении кратчайшего маршрута целостного критерия импонирования позволяет учесть также критерий короткой длины отрезков, поскольку наблюдается частое совпадение соответствующих им маршрутов у разных испытуемых. То есть, если структура задачи является достаточно определённой, то критерий короткой длины отрезков "автоматически" может включаться в тот или иной целостный критерий, являющийся ориентиром интуитивного решения, и эта объективная взаимосвязь признаков не осознаётся. В менее структурированной задаче такое включение аналитического критерия в целостный затруднено, и маршруты, соответствующие этим разным критериям, не совпали в экспериментах ни в одном случае. При построении кратчайших маршрутов в решениях испытуемых наблюдалось тесное взаимодействие разных критериев. В менее структурированных задачах испытуемые либо осознанно учитывают разные критерии (решение при этом смешанное, поскольку не все критерии обосновываются испытуемыми),либо конструируют более сложный, целостней, субъективный критерий, включающий в себя признаки разных модальностей (решение при этом интуитивное, не обоснованное). Такой комплексный, субъективно сконструированный критерий позволяет симультанно охватить все элементы задачи. Используя его, испытуемые как бы приспосабливают свои субъективные оценки условий задачи к её объективным ограничениям. В задачах более строгой структуры использованные целостные субъективные критерии поиска объективно включают в себя другие частные признаки проблемной ситуации. Проявление интуиции в этом случае облегчено. Именно такой принцип комплексного использования информации и осуществляется в собственно интуитивных решениях.

Основываясь на нашем выводе об одновременном учёте в интуитивных решениях признаков-критериев разных модальностей, мы попытались повлиять на проявление интуиции, то есть стимулировать интуитивные решения "введением" в индивидуальный опыт испытуемых практического использования таких критериев, как целостных, так и частных. Для этого в IX серии экспериментов мы сопоставили решения одних и тех же задач (с 6, 8 и 9 точками) испытуемыми, предварительно ознакомившимися с различными возможными критериями построения маршрута безотносительно к задаче построения кратчайшего маршрута (первая подсерия); и испытуемыми, не приобретавшими такого опыта (вторая, контрольная подсерия). Всего использовалось пять критериев (импонирование, выпуклость, отсутствие пересечений, наличие тупых углов между последовательными отрезками, наименьшая длина составляющих маршрут отрезков).

Результаты, полученные в этих опытах, подтвердили наше предположение. В решениях "обученных" испытуемых участие интуитивных компонентов в решении задачи нахождения кратчайшего маршрута проявляется в большей степени как по количественным (время, дробность, длина "шага"), так и по качественным (характеристика критериев поиска) показателям по сравнению с решениями "необученных" испытуемых контрольной подсерии. В первой подсерии, после ознакомления с различными критериями объединения заданных точек испытуемые выбирают для решения задачи, главным образом, целостные (из данных экспериментатором или свои собственные, выведенные из "опыта"), такие как интонирование, выпуклость, "простота", "компактность". Во второй контрольной подсерии при решении тех же задач испытуемые хотя и обращались к целостным критериям, но значительно реже, в большей мере опираясь на простой аналитический признак наименьшей длины входящих в маршрут отрезков (в то время как испытуемые, ознакомившиеся с различными критериями, почти не упоминают его). Это свидетельствует о более значимой роли наглядно-интуитивных компонентов в решениях задач у тех испытуемых, в индивидуальный опыт которых были введены некоторые различные критерии поиска, по сравнению с теми испытуемыми, которые не имели опыта оперирования этими критериями.

Успешность интуитивных решений у разных испытуемых, прошедших предварительное знакомство с возможными ориентирами поиска, каждый из которых в отдельности недостаточен для успешного решения задачи, показывает зависимость интуиции от ориентировки на выявленные нами ранее в решениях испытуемых сложные целостные признаки ситуации. Судя по используемым в интуитивных решениях осознаваемым субъективным ориентирам, в их основе лежат комплексные критерии, учитывающие разные признаки задачи, которые могут быть разложены на более или менее простые объективные признаки - целостные (характеризующие ситуацию в целом), составные (характеризующие ситуацию частичным составом ее элементов) и аналитические (характеризующие ситуацию поэлементно), одновременно учитываемые в интуитивном акте.

Итак, сущность интуиции мы видим в особом субъективной способе преобразования информационной структуры задачи. Критериями такого способа действия являются сложные комплексные признаки-ориентиры поиска, качественно отличающиеся от простых логико-аналитических критериев выбора последовательности кратчайших расстояний своей "многомерностью". Обладая качественным единством, они являются "пунктами сгущения информации", так как позволяют учитывать в комплексе различные признаки проблемной ситуации, лежащие в основе, как глобальных стратегий интуитивного решения, так и фрагментарных логико-аналитических стратегий.

V. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключительной части исследования подводятся его общие итоги, даётся трактовка наглядно-интуитивных процессов и формулируются основные выводы. Результаты проведённого исследования и их анализ позволяют сделать следующие выводы.

1. Участие наглядно-интуитивных компонентов (то есть компонентов мышления, характеризующихся неосознанностью или необоснованностью, высокой эвристичностью и образной формой функционирования) в процессе решения задач зависит от объективной структурно-информационной характеристики задачи. Варьируя её, мы получаем возможность стимулировать или разрушать проявления интуиции в процессе решения и таким образом исследовать функциональные и структурные особенности интуитивных компонентов мышления.

2. Наглядно-интуитивные компоненты процесса решения задач, тесно взаимодействуя с его логико-аналитическими компонентами, выполняют эвристические функции сужения области ориентировки и построения гипотезы, задавая направление поиску решения. Они также могут участвовать в контролировании и оценке полученного результата.

3. Интуитивные ходы мысли в отличие от дискурсивного логического рассуждения могут совершать "скачки" через информационные пробелы, существенную роль в этом процессе играет специфика формы, структуры интуитивного мыслительного кода. В процессе решения наглядно-комбинаторных задач такие пробелы информации преодолеваются испытуемыми в интуитивных решениях за счёт перекодирования процесса поиска на образный язык, "перцептивно-интеллектуальные" элементы которого вполне адекватно заменяют трудно обозримые формально-логические данные.

4. Структурные особенности наглядно-интуитивных компонентов решения определяются ориентирами, задаваемыми признаками проблемной ситуации, связанными с особенностями структуры наглядного кода решения (образной логики), характеризующейся ориентировкой на "пункты сгущения информации" в проблемной ситуации. Обнаружено, что выделение субъектом в процессе наглядно-интуитивного решения наиболее информативных ориентиров поиска производится на основании укрупнения отдельных элементов проблемной ситуации в блоки-комплексы за счёт использования появляющихся при образном кодировании информации "дополнительных" сложных целостных критериев поиска. Ориентировка на эти целостные признаки позволяет одновременно учитывать ряд простых признаков, использование которых по отдельности не гарантирует получение успешного и быстрого решения.

5. Резюмируем исследованную нами характеристику интуитивных процессов. Интуитивные компоненты мышления являются высоко эвристичными процессами, осуществляемыми за счёт комплексного использования объективной информации задачи. Одним из возможных средств осуществления глобальных интуитивных стратегий является образный код мышления, который позволяет конструировать сложные, многомерные критерии поиска в процессе решения. Такие критерии осознаются испытуемыми как простые и единые, но фактически включают в себя неосознаваемые в ходе решения разномодальные признаки проблемной ситуации, которые в отдельности также могут являться критериями поиска.

По основному содержанию диссертации опубликованы следующие работы автора:

1. Наглядно-интуитивные компоненты процесса решения задач. В сб. «Экспериментальное исследование продуктивных (творческих) процессов мышления». Составители Д.Н. Завалишина и А.М. Матюшкин. К симпозиуму. Изд-во "Знание", М., 1973.  

2. Исследование интуитивных процессов в решении задач. "Вопросы психологии", 1974, № 3. Совместно с Л.Л. Гуровой и Э.А. Мирошхиной.

3. О некоторых функциональных и структурных особенностях наглядно-интуитивных компонентов решения задач. "Вопросы психологии", 1974, № 4.



Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Логотип PsyJournals.ru Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2021 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2021 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

FacebookTwitter
  Яндекс.Метрика