Детская психология
 

Отрасли        психологии


RSS Настроить


ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
                  ДЛЯ АСПИРАНТОВ





Учение о внимании прогрессивных русских психологов конца XIX и начала XX века

Диссертант: Потанина Г.Л.
Год защиты: 1955
Ученая степень: кандидат психологических наук
Специальность: 13.00.00 - Педагогические науки
Научный руководитель: Артемов В.А.
Ведущее учреждение: Н.
Место выполнения: Н.
Добавить в закладки
Версия для печати
Отправить на e-mail
Г.Л. ПОТАНИНА

УЧЕНИЕ О ВНИМАНИИПРОГРЕССИВНЫХ РУССКИХ ПСИХОЛОГОВ КОНЦА XIX И НАЧАЛА XX ВЕКА

Вторая половина XIX века и начало XX века было временем значительных идей, больших работ и начинаний в области русской психологии. Мы имеем в виду не только философские произведения этого времени, в которых обычно рассматривались психологические вопросы, но также и специальные исследования В.Д. Ушинского, П.Ф. Каптерева, В.Н. Ланге, И.М. Сеченова и др. В это же время впервые в России проводятся психологические эксперименты, организуются психологические кабинеты в Киеве, Одессе, Петербурге. Наконец, в Москве в начале нашего века создается лучший в Европе Институт экспериментальной психологии при Московском Университете.

За истекшие 37 лет со дня Великого Октября неоднократно делались попытки написать новую подлинно научную историю русской психологии. Эти попытки приводили к положительным результатам, если иметь в виду исследования Б.Г. Ананьева и Б.М. Теплова, а также исторические разделы весьма многих кандидатских и докторских диссертаций.

Однако, безусловно, не хватает исследований по истории русской психологии, касающихся ее отдельных проблем в определенных исторических рамках.

Мы, со своей стороны, выбрали для историко-психологического рассмотрения проблему внимания, ограничив ее анализом учения о внимании русских прогрессивных психологов конца XIX и начала XX века, имея в виду, прежде всего, Ушинского, Каптерева и Ланге, а также замечательного русского физиолога И.М. Сеченова.

Диссертация состоит из введения и четырех глав.

Во введении рассматривается проблема исследования. Указывается на необходимость изучения внимания, как одного ив важных условий успешности обучения и воспитания. Указывается также, что в зарубежной психологии внимание или отрицается теоретически, как это делают современные структуралисты в области психологии, или же сводится к чисто внешним процессам, как это делают американские бихэвиористы. Кроме того, отмечается и то, что проблема внимания до сих пор не получила однозначного освещения среди советских психологов.

Для подлинно научного психологического понимания внимания существенно учение Я.П. Павлова о второй сигнальной системе, говорящее об обобщающей силе слова (языка), указывающее на подлинно человеческое отношение к действительности, обусловленное особенностями этой действительности и общественной направленностью деятельности человека.

Как увидим из дальнейшего изложения, интересующие нас прогрессивные ученые особенно подчеркивали общественную сторону внимания, его зависимость от направленности личности, от ее мировоззрения и интересов, от чувства долга и любви к учению и труду, зависимость, определяемую в конечном счете конкретными историческими условиями.

В учении классиков марксизма-ленинизма о мышлении и языке особенно существенно указание на общественный и в то же время общечеловеческий характер мышления и языка. Это относится и к вниманию, как к одной из сторон проявления личности человека. Внимание является необходимой стороной любого из психических процессов, а именно - сосредоточенности и ясности мысли, глубины и яркости чувств, силы и дисциплинированности воли и т. п.

Внимательность, как черта характера, как способ использования присущих личности человека способностей, определяется учебной и общественно-трудовой деятельностью человека. Эту мысль также развивают интересующие нас авторы и извивают глубоко и содержательно.

Русские прогрессивные психологи конца XIX и начала XX в. высказывают по вопросу о внимании ряд положений, близких к материалистическому пониманию внимания. Они это делают, не будучи в своей психологической теории последовательными материалистами, а добросовестно наблюдая психическую жизнь человека, особенно детей в процессе их обучения и воспитания. Все они эмпирически признают независимое от нас существование материального мира, данного нам в наших ощущениях и восприятиях, поэтому они характеризуют особенности внимания в зависимости от свойств предметов и явлений окружающего мира. Вместе с тем для них очевидна и активность сознания человека в процессе внимания, определяемая условиями жизни и деятельности.

Материализм изучаемых нами авторов проявляется и в их попытках физиологической интерпретации психологических закономерностей внимания.

И.М. Сеченов дал глубокое и исчерпывающее по тому времени понимание физиологических основ внимания. Поэтому теория рефлексов головного мозга И.М. Сеченова также излагается в настоящей диссертации.

Учению о внимании К.Д. Ушинского посвящена первая глава диссертации.

По Ушинскому, внимание является своеобразной стороной не только мышления, как трактовала традиционная психология его дней, но также воли и чувств. Внимание является сосредоточенностью и направленностью всей психической деятельности человека. Определение внимания, как особой стороны деятельности человека, всех его психических процессов, явилось принципиально новым не только для второй половины XIX в., но и для первой четверти XX в. Это положение Ушинского, в сожалению, было основательно забыто психологами исследующего времени, занимавшимися проблемой внимания.

В освещении природы внимания, в раскрытии его сущности сказываются типичные черты Ушинского как гуманиста. Дело в том, что Ушинский признавал за вниманием «колоссальное моральное значение». Он полагал, что умственное и нравственное развитие человека зависит от направленности его внимания. По-настоящему, как правильно думал Ушинский, воспитание внимания должно исходить из развития чувства долга, чуткой совести, сознания своих обязательств по отношению к своему народу, к родине.

Исключительное значение имеет внимание в качестве орудия познания. Как говорит Ушинский, помимо внимания ничто не проникает в душу человека. Следовательно, если воспитатель хочет, что бы то ни было провести в сознание воспитанника (а это единственный путь воспитания), то должен быть в состоянии обратить его внимание на желаемый предмет. Отсюда совершенно закономерно Ушинский придает вниманию очень большое педагогическое значение.

Исходя из материалистического признания объективного существования внешнего мира, из его познаваемости, а также из стремления изучить фактические закономерности психической жизни человека, Ушинский прежде всего стремится подвести под психические явления физиологические обоснования, указать физиологические механизмы психической деятельности.

Непосредственно физиологической основы внимания Ушинский, по состоянию физиологии его дней, дать не мог, но он подробно рассматривает физиологическою основу ощущения, которое возникает только при обязательном участии внимания и само является одной из объективных реализаций последнего. Начав в своем раннем произведении, в «Психологической монографии», с признания теории Мюллера « о специфической энергии органов чувств», как якобы опрокидывающей агностицизм Юма и Беркли, Ушинский во второй половине своей жизни высказывает очень веские и настойчивые сомнения в значимости этой теории, по существу отрицая ее.

Ушинский считает, что для деятельности внимания необходимо воздействие предметов и явлений внешнего мира, на наши органы чувств, если внимание направлено на внешние объекты. Если же внимание направлено на мысли, или на какие либо другие следы воздействия внешних впечатлений, то и тогда воздействие предметов необходимо, но оно осуществляется не непосредственно, а на основе следов от этих впечатлений. Однако не всякое впечатление вызывает внимание, для этого нужна направленность на него внимания.

Совсем по-новому с исчерпывающей полнотой Ушинский описал виды внимания, указав также и на причины их возникновения.

Еще задолго до Джемса Ушинский назвал произвольное внимание активным, непроизвольное — пассивным.

Причины непроизвольного внимания Ушинский подразделяет на внутренние и внешние. К внешним причинам он причисляет относительную силу впечатлений, связь следов с наличными впечатлениями, а также влияние «сердечных чувств» человека. Ушинский понимал непроизвольное внимание весьма широко, в частности, связывал его с мышлением.

Произвольное внимание Ушинский теснейшим образом связывал с волей человека, считая этот вид внимания одним из ее направлений.

Этому специфическому человеческому виду внимания Ушинский придавал очень большое значение, так как для человека необыкновенно важно быть в состоянии произвольно выбирать предметы для своего мышления и отрываться от тех, которые насильно в него вторгаются.

И, наконец, Ушинский за тридцать лет до Титченера первым описал третий, высший, свойственный только человеку, вид внимания — вторичное непроизвольное внимание, или, как называют его некоторые советские психологи, послепроизвольное внимание.

Вторичное непроизвольное внимание Ушинский считал вниманием всесторонне развитой, проникнутой чувством долга личности общественного человека, вниманием, обусловленным прошлым опытом человека, наличием соответствующих умений и навыков, постоянно направляемых интересами и обязанностями человека.

Ушинский подробно останавливается на всех основных свойствах внимания: сосредоточенности, устойчивости, объеме, распределении и переключении.

Ушинский указывал на огромное увеличение чувствительности в деятельности всех психических процессов под влиянием сосредоточенности внимания.

Устойчивость внимания Ушинский вполне основательно связывал со способностью предмета вызывать нашу психическую деятельность и с соответствующей направленностью наших интересов.

Распределение внимания Ушинский рассматривал двояко: во-первых, как способность иметь одновременно несколько ощущений и восприятий и, во-вторых, как способность совершать одновременно два или несколько видов деятельности. В обоих случаях он разрешал этот вопрос положительно, указывая на значение в первом случае привычки, во втором — степени освоения выполняемой деятельности.

Ушинский объяснял увеличение объема внимания постепенно развивающейся способностью воспринимать все большее число предметов, все более крупные единицы материала, которая возникает как результат упражнения в процессе трудовой деятельности человека.

Ушинский показал два пути переключения внимания: один—связанный с продольным вниманием, и другой, источником которого является вторичное послепроизвольное внимание.

Интересно и актуально для нашего времени Ушинский описал значение слова (языка) в процессе внимания. Слово через свое значение заставляет нас видеть, слышать, осязать предметы и их признаки.

Как опытный, волевой и туманный педагог, Ушинский вскрыл необходимость сочетания произвольного я послепроизвольного внимания. Воспитатель, говорит он, должен укреплять власть души над вниманием, но в то же самое время должен заботиться о том, чтобы послепроизвольное внимание развивалось в воспитаннике, чтобы это интересовало то, что должно интересовать развитого человека.

Ушинский полагал, что все три вида внимания теснейшим образом связаны друг другом и на практике редко встречаются отдельно.

Изучая процесс внимания, Ушинский установил ряд его закономерностей. Прежде всего, он указывал на высокую упражняемость внимания. Он верил в исключительные возможности его развития, как и вообще всех психических и моральных свойств личности человека. Далее Ушинский показал внимание, как особую сторону деятельности, как продукт активности человеческого сознания, теснейшим образом связывая внимание с направленностью, интересами, профессией человека.

Показав, что внимание являемся необходимым условием всякого познания, с одной стороны, и что, с другой стороны, от направленности внимания зависит моральное поведение личности, Ушинский тем самым подчеркнул существенную необходимость развития внимания у ребенка. При этом Ушинский указал на особое знание развития двух специфических человеческих видов внимания: произвольного и послепроизвольного, — первого потому, что никакой человеческий труд невозможен без сознательной целенаправленной воли, второй потому, что в труде вырабатываются навыки и возникает интерес.

Поскольку внимание является выражением направленности и развития личности, то изучение внимания у ребенка совершенно необходимо воспитателю, как ключ к познанию характера воспитанника, а тем самым и способов воздействия на него.

Ушинский не ограничился этими общими принципами воспитания внимания. Исходя из них, он дал целый рад конкретных указаний, как воспитывать внимание и бороться с рассеянностью. Сюда относятся советы, касающиеся подачи материала на уроке, проведения опроса, демонстрации наглядных пособий, поведения учителя на уроке и т. д.

Ценность подобных советов Ушинского увеличивается тем, что все они являются не только плодом теоретического обобщения, но результатом огромного педагогического опыта.

Подводя итоги учения Ушинского о внимании, следует указать на глубину и творческий характер его мыслей, на самостоятельность и оригинальность решения данного сложнейшего вопроса психологии.

Ушинский, как в проблеме внимания, так и во всех своих трудах, прежде всего гуманист, достойный современник и единомышленник русских революционных демократов, верный сын своей великой родины.

Учение о внимании Ушинского настолько существенно, что во многом сохранило свое значение и для наших дней. Оно оказало определяющее влияние на понимание внимания ряда русских психологов начала XX в.

Во второй главе диссертации рассматриваются взгляды П.Ф. Каптерева, одного из выдающихся русских психологов начала XX в., интересовавшегося в наибольшей степени вопросами педагогической психологии.

Оставаясь верным традиции русской педагогики, Каптерев утверждает, что центром педагогического процесса должен быть не абстрактно взятый метод преподавания, а личность ученика. Он требует изучать психологию ребенка, рассматривая личность ребенка как гармоническое целое. Из этик взглядов вытекает один из основных принципов Каптерева в отношении внимания, именно тот, что внимание есть одно из психических свойств личности и что оно находится в теснейшем взаимодействии со всеми ее остальными свойствами. Другой основной принцип заключается в том, что внимание может существовать и развиваться только в связи с познанием предметов, на которые оно направлено. Это утверждение Каптерева показывает, насколько далек он был от гербартовской и вундтовской трактовки внимания, имевшей в то время довольно широкое распространение. Каптерев высоко ценил внимание, как психический процесс. Он полагал, что внимание развивается личностью человека под влиянием предмета внимания и на «основе прошлого опыта. Вместе с тем Каптерев тесно связывает внимание с волей личности, детерминированной общественными условиями. Каптерев подчеркивал также деятельную сторону вникания.

Деятельность внимания делится Каптеревым на положительную и отрицательную. Отрицательная деятельность заключается в том, что задерживаются движения, чувствования и мысли, не соответствующие предмету внимания. Положительная деятельность внимания, как полагает Каптерев, заключается в воспроизведении и удержании в сознании таких фактов и мыслей, которые имеют родство с данным предметом внимания и возникают в результате сопоставления данного предмета с другими, родственными ему предметами, внимание, по Каптереву, непременно сопровождается анализом предмета внимания, разложением его на свойства и их оценкой. Каптерев указывает, что внимание заключает следующие моменты: 1) устранение несоответствующих предмету внимания мыслей, чувств и движений (отрицательная сторона внимания); 2) воспроизведение и удержание мыслей, однородных с предметом внимания; 3) чувство напряжения и ожидания; 4) мысленное сопоставление предмета внимания со сходными предметами (положительная сторона внимания); 5) интерес, побуждающий к сосредоточению внимания (мотив внимания).

Наибольшее значение Каптерев придает вопросу о видах внимания, связывая этот вопрос с обучением и воспитанием детей.

Поскольку Каптерев выдвигает в качестве одного из основных признаков внимания невозможность его существования без предмета, на который оно направлено, то естественно, что в основу классификации видов внимания он кладет прежде всего различия в предмете внимания.

В зависимости от предмета внимание бывает: 1) однопредметным и 2) многопредметным.

В зависимости от отношения к предмету познающей этот предмет личности, внимание бывает произвольным и непроизвольным. При этом произвольность внимания означает наличие в нем воли и побуждений, обусловленных реальными предметами и прошлым опытом («длиной ассоциации») личности.

Очень большое место уделяет Каптерев рассмотрению произвольного внимания, анализируя три основных признака, характеризующие произвольное внимание:

1) направленность на любой предмет;

2) усиление чувствительности; 3) наличие чувства усилия и напряжения.

При этом направленность внимания зависит не от призвола человека, она, детерминирована его чувствами, богатством умственных способностей, развитых воспитанием, т е. в конечном счете - общественными условиями.

Роль произвольного внимания в увеличении чувствительности «ожег быть положительной и отрицательной. Отрицательная роль включается в устранении из сознания одновременных впечатлений, чуждых предмету внимания. Положительная роль внимания понимается Каптеревым несколько узко, а именно, как увеличение ясности воспринимаемого предмета в связи с его всесторонним мыслительным анализом.

Говоря о третьем свойстве произвольного внимания — о чувстве усилия и напряжения, — Каптерев выступает с совершенно справедливой критикой моторной, теории внимания Рибо. Каптерев указывает, что, несомненно, внимание сопровождается мускульными усилиями, но не в этих усилиях включается его сущность.

Как уже указывалось, Каптерев различает три вида внимания: первым и самым элементарным видом непроизвольного внимания будет внимание однопредметное, не сопровождаемое анализом. Эта простое переживание явления со всецелым погружением в него. По своему духовному характеру это самый низкий вид внимания.

Ко второму виду принадлежит внимание также однопредметное, но сопровождаемое анализом. В предмете различается, по крайней мере, две стороны: приятная и неприятная. Интеллектуальный характер этого вида внимания обусловлен сравнительной оценкой различных сторон воспринимаемого предмета.

Третий вид внимания—внимание многопредметное и в то же время непроизвольное. Вокруг центрального объекта многопредметного внимания группируются и располагаются так или иначе связанные с ним отдельные предметы.

Непроизвольность третьего вида внимания своеобразна. Это особое морально воспитанное внимание, нравственные побуждения которого настолько сильны, что оно становится необходимым элементом поведения без особого усилия воли.

Если первые два вида внимания свойственны преимущественно детям, то третий вид внимания наиболее типичен для взрослого культурного человека.

Одни из причин внимания лежат в побуждениях человека, обусловленных его мировоззрением. Среди них особенно существенны чувства, переходящие преимущественно у взрослых в интересы и склонности. Многопредметное внимание наиболее зависит от количества и качества ассоциаций, т. е. от прошлого опыта, человека (учащегося).

Не ставя отдельно вопроса о свойствах внимания. Каптерев все же не обходит его целиком.

Объем внимания Каптерев понимает как количество одновременно воспринимаемых: предметов или идей. При этом Каптерев указывает, что понимание предметов увеличивает объем внимания.

Причину быстрого непроизвольного переключения внимания Каптерев видит в. недостаточной длине (богатстве) ассоциаций, иначе говоря, в ослаблении интереса к предмету внимания. Каптерев говорит также о концентрации, распределении и колебаниях внимания, везде указывая зависимость внимания от особенностей предметов и активности личности, основанной на прошлом опыте.

Каптерев неоднократно говорит и о связи внимания с другими процессами, в частности, с чувствами, мышлением, волей и навыками.

Учение Каптерева о внимании тесно связано с его педагогическими взглядами и служит одним из средств психологического освещения этих взглядов.

Поскольку внимание всегда предметно, предмет внимания в педагогическом процессе должен быть достаточно содержателен и интересен. Нельзя много раз объяснять слабому ученику одно и то же и заставлять весь класс внимательно слушать. Повторения без внесения в повторение новых элементов, без каких-либо сопоставлений, без нового освещения старого материала неизбежно ведут к ослаблению внимания и далее — к прямой невнимательности учащихся.

Предмет изучения должен возбуждать у детей не внешний, а внутренний интерес, основанный на внутренней логике изложения материала.

Каптерев отдает предпочтение непосредственному интересу, указывая, что непроизвольное внимание особенно существенно в процессе обучения и воспитания. Но, конечно, это — непосредственный интерес морально воспитанной личности. По Каптереву, как уже говорилось, такое непроизвольное внимание есть морально- воспитанное внимание, связанное с осознанием цели, с устранением волевых усилий. Это скорее вторичное непроизвольное внимание, которое мы теперь называем послепроизвольным вниманием.

Для того, чтобы такое внимание развит лось и проявлялось у учащихся, они должны обладать определенными свойствами, в частности, элементами передового мировоззрения, незыблемыми убеждениями, они должны органически интересоваться воем народным, прогрессивным, любить науку.

Для развития совершенного внимания необходимо иметь широкий запас, мыслей, знаний, особенно по изучаемым предметам.

Едва ли не основным в организации и развитии внимания Каптерев считает наличие сильных и положительных чувств, претворенных воспитанием в склонности и интересы.

Н.Н. Ланге, теории внимания которого посвящена третья глава диссертации, создал экспериментально-обоснованную теорию волевого внимания в противовес идеалистической трактовке внимания, как особой духовной способности, носящей апперцептивный характер, а также в противовес механическому сведению внимания к моторной установке, что в его время было так типично для ряда зарубежных авторов, особенно французов и американцев.

Основные экспериментальные исследования Ланге относятся к вопросам восприятия и внимания; они явились материалом его докторской диссертации и изложены в специальном труде, изданном в 1893 г. под заглавием «Психологические исследования. Закон перцепции. Теория: волевого внимания».

Ланге считает, что психика носит отражательный характер. Он говорит, что эта способность отражения свойственна уже простейшим животным. К мысли об отражательном характере психики Ланге возвращается, анализируя виды внимания. Здесь он высказывает положение, что рефлекторное внимание предшествует волевому.

Сам Ланге, скорее стоит на позициях теории взаимодействия физического и психического. При этом он по-новому и оригинально понимает эту проблему, основывая ее на последних данных естествознания. Но порочная уже по самой своей сущности, эта теория даже в ее самой прогрессивной трактовке, все же не позволила Ланге освободиться от некоторого элемента дуализма.

Ланге указывает на двоякую причинную зависимость психики человека, и ее материальной основы. Нервные процессы влияют причинным образом на состав психической жизни, но и обратно, по крайней мере, в некоторых случаях, указывает Ланге, психические факты могут влиять на нервные токи. Сама по себе психика, по словам Ланге, развилась «как полезное биологическое отправление».

Проблема волевого внимания особенно интересовала Ланге. Ей посвящена вторая часть его упоминавшейся нами экспериментальной работы «Психологические исследования. Закон перцепции. Теория волевого внимания».

Одна из глав этой работы содержит первую в психологической литературе вообще классификацию теорий внимания, начиная от Августина и кончая теориями психологов конца XIX в. Всего Ланге выделяет восемь основных видов, групп понимания внимания. Они следующие:

1) Внимание как результат двигательного приспособления.

2) Внимание как результат ограничения объема сознания.

3) Внимание как результат эмоций.

4) Внимание как результат апперцепции.

5) Внимание как результат усиления нервного раздражения.

6) Внимание как результат активной способности души.

7) Внимание как результат деятельности различения

8) Внимание как результат нервной задержки.

Считал все эти теории, в основном, несостоятельными, критикуя их, Ланге указывает все же и на некоторые их положительные стороны.

Ланге создал свою экспериментально обоснованную волевую теорию внимания, которую иногда называют так, же моторной теорией внимания. Она явилась протестом против идеалистической трактовки внимания, как спонтанной духовной силы, в частности против теории внимания Вундта.

Теория Ланге существенно отличается и от моторной теории Рибо. Последний утверждал, что если удалить все физические явления, то окончательно уничтожится и внимание, имея в виду моторные явления, сопровождающие наше внимание, в их своеобразной изолированности

По мнению Ланге, сущность внимания заключается не просто в моторных установках, а в усилении при помощи предварительного образа воспоминания известной части реального восприятия.

Этим определением Ланге неправомочно придает вниманию собственное содержание сознания, но вместе с тем ясно, что он не сводит внимание только к приспособительным движениям. Кроме того, Рибо придает вниманию исключительно интеллектуальный характер, Ланге же относит его ко всей психической жизни человека.

Ланге считает внимание самостоятельным процессом, имеющим собственное содержание сознания, но не являющееся обязательным спутником всякой психической деятельности.

Ланге протестует против традиционного в его дни деления внимания на пассивное и активное. В своей классификации он выдвигает три вида внимания: рефлекторное, инстинктивное и волевое внимание.

Исходя из своего определения, что внимание есть целесообразная реакция организма, улучшающая условия восприятия, он протестует против термина пассивное внимание. Он не может согласиться с ним, так как пассивное внимание предполагает состояние сознания до реакции организма. А такое психическое состояние Ланге считает необходимым исключить из своего определения внимания, желая подчеркнуть в определении внимания его биологический смысл. В противном случае, по словам Ланге, нам придется отождествить внимание с простой чувствительностью.

Рефлексами Ланге называет те реакции организма, которые происходят «механически», помимо всякого эмоционального влияния раздражений. Инстинктивными движениями Ланге называет те целесообразные реакции, которым предшествуют не только раздражения, но и влечения, стремления, имеющие эмоциональный характер. Волевыми движениями Ланге называет те движения, которые так же, как и их цель, осознаются субъектом.

Волевое чувственнее внимание состоит в ассимиляции ощущения с ярким образом воспоминания. Так определяет Ланге волевое внимание.

Далее он указывает отличие волевого внимания от других его видов. Волевое внимание отличается от рассмотренных выше форм главным образом тем, что при нем цель процесса, уже заранее известна субъекту. Напротив, при инстинктивном внимании объект внимания еще непонятен. При инстинктивном внимании необходимым фактором является удивление, при волевом — предварительное знание. Если при волевом внимании мы удерживаем волевым усилием некую мысль, то она должна быть хоть частично нам знакома, так как мы должны знать, чего же мы ищем и хотим.

Интересно, что Ланге считает необходимым условием возникновения волевого воспитания наличие рефлекторного внимания. По этому поводу он пишет, что волевое внимание, даже в его наиболее идеальном виде, есть процесс вторичный, как и воля вообще; оно возникает из первичных рефлекторных и инстинктивных движений.

Ланге полагает, что внимание к какому-нибудь новому, непонятному явлению, может быть только инстинктивное.

Ланге отмечает свойства, по его мнению, характеризующие акт волевого внимания: во-первых, его обусловленность прошлым опытом, во-вторых, наличие почти в каждом акте внимания последовательно вменяющихся стадий, в-третьих, сопровождающее чувство усилия.

Волевое внимание обусловливает верное восприятие объективного мира. Оно основано на прошлом опыте и имеет объективное основание в реальном отражении действительности.

Ланге, показав волевое внимание состоящим из ассимиляции реального ощущения е соответствующими образами воспоминаний, видит следующую задачу в показе процесса, при помощи которого появляются эти необходимые для внимания образы.

Дело, во-первых, заключается в том, что воспоминание, которое в акте волевого внимания ассимилируется с внешними ощущениями, должно иметь определенную силу, без которой не может возникнуть первичный эффект внимания.

Второй психологический факт, на который Ланге указывает в своей схеме волевого внимания, заключается в том, что внимание представляет собой ряд следующих друг за другом стадий.

Выполнив определенное движение, мы получаем моментальное соответствующее ощущение и моментальное воспроизведение ассоциированных с данным движением воспоминаний. Затем с окончанием движения опять наступает минимум воспоминаний и требуется новое соответствующее движение, чтобы возникло новое воспоминание.

Реже в качестве усилителя воспоминаний фигурируют малые движения глаз, с помощью которых мы вызываем и фиксируем воспоминание о предметах, имеющих определенную форму. Наконец, еще меньшее значение имеют те движения, которыми мы фиксируем воспоминания о звуках, приходящих к, нам в каком-нибудь определенном направлении.

Заслуга Ланге в том, что он правильно указал значение для внимания моторных движений, хотя и преувеличивал его, придавая этим движениям и представлениям о них исключительное значение.

1) Волевая, иначе моторная, теория внимания Ланге является реакцией против идеализма в психологии внимания его времени, в частности, против теории Вундта, не случайно представители идеалистической психологии ополчились против взглядов Ланге (Вундт, Джемс, Мюнстерберг).

2) Теория внимания Ланге подчеркивает роль движений и иннервационных ощущений в процессе внимания, что не представляется возможным отрицать при современном состоянии знания.

3) Ланге в своих работах дает глубокое надвое описание и объяснение колебаний внимания.

4) Ланге со всей решительностью подчеркивает связь, существующую между психическими функциями, в частности, между вниманием и памятью.

Поскольку во всех теориях внимания русских прогрессивных психологов конца XIX в. и начала XX в. существенное место занимает вопрос о физиологических механизмах внимания и поскольку физиологические взгляды этих психологов или зависели от учения Сеченова о рефлексах головного мозга, или оказали влияние на него, постольку в последней, четвертой главе диссертации изложены рефлекторная теория внимания И. М. Сеченова.

Сеченов учил о рефлексах головного мозга, которые он противопоставлял рефлексам врожденным, замыкающимся спинном мозгу. Рефлексы головного мозга вырабатываются в процессе жизни человека, управляются головным мозгом и лежат в основе произвольных движений.

Вся психическая деятельность человека по своему происхождению с физиологической точки зрения носит рефлекторный характер.

Понятие сеченовского рефлекса головного мозга легло в основу понятия условного рефлекса, описанного и изученного Павловым.

Сеченов указывает, что наряду с рефлекторной деятельностью головного мозга существует его вторая деятельность, которую он называет аналитической.

Сеченов первый ввел понятие - «анализатора» или «чувствующего снаряда»— трехчленного физиологического аппарата, при помощи которого происходит аналитическая деятельность коры, и формируются ощущения.

Сеченов указывает на огромное значение рефлекторной и аналитической деятельности коры больших полушарий. Большое количество ощущений, отражающих объективные свойства предметов, формируется одновременно в головном мозгу, вступая в ассоциативные связи. Эти связи образуются не только между наличными ощущениями, но и между следами их.

Анализирующая способность зрения дает представление о сложности тел, их делимости и величине. Анализирующая способность уха дает представление о времени. Выделение мышечного чувства дает представление о пространственных отношениях.

Аналитическая деятельность, пак указывает Сеченов, также носит отражательный, рефлекторный характер.

Сеченов в свое, время был понят многими реакционными психологами неправильно. Считалось, что он, детерминируя психическую жизнь окружающей средой, не оставляет места для активного проявления личности человека. Однако учение Сеченова не расходится с утверждением научного материализма о влиянии людей на, окружающий мир, сознание которых в свою очередь, является качественно особым продуктом исторического развития: материального мира.

Сеченов признает человека ответственным перед обществом за свои поступки. Подчеркивая ту мысль, что поступки человека обусловлены не только состоянием его психики в момент совершения этих поступков, но и всем его предшествующим развитием, Сеченов придает чрезвычайно большое значение воспитанию, понимая его в обширном смысле слова.

Сеченов указывает, что внимание является необходимой стороной и условием возникновения и протекания других психических процессов. Это утверждение не является противоречивым по отношению к его основному положению о детерминированности всех психических актов вещами и явлениями окружающего мира.

Внимание является только ближайшим условием и спутником возникновения психического акта, который так же, как и само внимание, в конечном счете детерминирован воздействиями окружающего объективного мира.

Преднамеренное внимание, по мысли Сеченова, теснейшим образом связано с заученными движениями. Поэтому внимание связано также с появлением кинестетических ощущений, которые обычно возникают тогда, когда движения заучены.

Внимание связано не только с рефлекторной деятельностью коры, но является также необходимым спутником ее аналитической деятельности. Связь внимания с аналитической деятельностью коры объясняется общностью их физиологических основ.

Анализируя мысли Сеченова о процессе возбуждения и торможения, мы приходим к выводу о необходимости этих нервных процессов, особенно торможения, для возникновения и протекания внимания.

Преднамеренное внимание так же управляемо, как и обусловливающий его механизм центрального торможения.

По Сеченову, ощущение, получаемое посредством органов чувств, служит для ориентировки организма во внешнем мире. Возникновение ощущений предшествует и сопровождает ориентировочная реакция. Эта ориентировочная реакция и есть внешнее выражение внимания, по крайней мере, на его начальной стадии.

Однако ориентировочный рефлекс, появляющийся при наличии новых раздражителей, впоследствии отпадает.

Внимание может не сопровождаться внешними признаками. Внимание является одним из проявлений активности человека. Активность внимания, как и вообще активность сознания, носит рефлекторный характер, обусловленный не только внешней средой, но и прошлым опытом, и поэтому подлежит общественному воспитанию.

Исследование учений о внимании прогрессивных русских психологов конца XIX и начала XX века показало, что эти учения развивались в тесной связи с передовой русской философской мыслью, опирались на взгляды русских революционных демократов, что эти учения тесно связаны с физиологией Л.М. Сеченова, с его рефлекторной теорией внимания и что эти учения оказали большое влияние на развитие передовой педагогический мысли того времени.



Сайт для практических психологов Practic.ChildPsy.ru Подписка на журналы по психологии на PsyJournals.ru

Сайт для практических психологов

Практический психолог – www.practic.childpsy.ru

Сайт предназначен для практических психологов, работающих в системе образования Москвы и посвящен основным направлениям деятельности практического психолога.

Портал психологических изданий - PsyJournals.ru

Открыта подписка на электронные версии журналов по психологии:

Полный каталог журналов и сборников конференций по психологии (26)

Библиотека Диссертации Мероприятия Образование Новости
 
RSS-лентыEmail-подписка
 

© 2005–2013 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-38247
© 1997–2013 Московский Городской Психолого-Педагогический Университет
© 1997–2013 Факультет Психология образования
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

  Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
Инновационный проект МГППУ - iop.mgppu.ru