Детская психология
 

Особенности объектных страхов у чеченских дошкольников

Диссертант: Ибахаджиева Лайса Алиевна
Год защиты: 2010
Ученая степень: кандидат психологических наук
Специальность: 19.00.13 – Психология развития, акмеология
Научный руководитель: Бурлакова И.А.
Ведущее учреждение: Институт психолого-педагогических проблем детства РАО
Место выполнения: Кафедра дошкольной педагогики и психологии Московского городского психолого-педагогического университета

Электронная библиотека Московского городского психолого-педагогического университета

Диссертация на сайте psychlib.ru : http://psychlib.ru/mgppu/disers/IbahadjievaLA-2009/ILo-d-122.htm
Доступно для зарегистрированых (на psychlib.ru) пользователей
Добавить в закладки
Версия для печати
Отправить на e-mail
Автореферат диссертации:
Скачать: Автореферат диссертации    [ DOC 271.0 кб]

На правах рукописи

Ибахаджиева Лайса Алиевна

ОСОБЕННОСТИ ОБЪЕКТНЫХ СТРАХОВ У ЧЕЧЕНСКИХ ДОШКОЛЬНИКОВ

19.00.13 – Психология развития, акмеология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2009

Работа выполнена на кафедре дошкольной педагогики и психологии Московского городского психолого-педагогического университета

Научный руководитель: Бурлакова Ирина Анатольевна, кандидат психологических наук, профессор кафедры дошкольной педагогики и психологии 

Официальные оппоненты:

  • Венгер Александр Леонидович, доктор психологических наук, профессор кафедры психологии международного университета «Дубна» 
  • Авдеева Наталья Николаевна, кандидат психологических наук, профессор кафедры возрастной психологии МГППУ 

Ведущая организация: Институт психолого-педагогических проблем детства РАО

Защита состоится «28» января 2010 года в 12-00 на заседании диссертационного совета Д-850.013.01 при Московском городском психолого-педагогическом университете по адресу: 127051, Москва, ул. Сретенка, д. 29.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского психолого-педагогического университета.

Автореферат разослан «__»______________2009 года

Ученый секретарь диссертационного совета И.Ю. Кулагина

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования.

Произошедшие за последние десятилетия изменения в российском обществе отразились и на жизни дошкольников: видоизменились игры и игрушки, появились новые рассказы и волшебные истории, дети проживают иные жизненные ситуации. Это все не может отразиться на развитии детей, прежде всего, их эмоциональной сферы.

Важность и необходимость изучения эмоций определяется той ролью, которую они играют в жизни человека, в процессе становления личности. Л.С.Выготский определял эмоции как «центральное звено» психической жизни человека и, прежде всего, ребенка. Они определяют, организуют, предвосхищают и оценивают деятельность субъекта.

В дошкольном возрасте происходят важные изменения в эмоциональной сфере ребенка. Появляется функция предвосхищения посредством эмоциональных образов (А.В.Запорожец), тесно связанная с прошлым опытом ребенка, опытом его отношений к различным ситуациям и другим людям. Именно эмоциональные образы моделируют смысл определенных ситуаций для дошкольника и начинают регулировать динамическую сторону его поведения (А.В. Запорожец, Я.З. Неверович, Р. Ибрагимова и др.). В них отражаются как внешние объекты ситуации, так и собственные переживания ребенка, испытанные в ней.

Эмоциональный образ и включенные в него отдельные объекты ситуации становятся причиной возникновения повторных переживаний уже в новых ситуациях, даже не схожих с ситуацией, породившей этот образ (Е.Л. Подзорова).

В работах, направленных на изучение эмоциональной сферы дошкольников помимо исследований функций эмоциональных переживаний, особое место занимают исследования страхов детей. Страхи в дошкольном возрасте имеют свою специфику и связаны с особенностями развития ребенка. В них отражаются и индивидуальный опыт взаимодействия ребенка с окружающим миром, и возрастные особенности познания (А.И.Захаров, Г.Эберлейн и др.). И хотя изучение этой эмоции в детском возрасте строилось в основном на изучении и анализе тех объектов и явлений, которые вызывают тревожные неприятные переживания у детей, можно предположить, что эмоциональные образы ситуаций, в которых ребенок пережил эмоцию страха, оказывают предвосхищающее действие на его поведение и деятельность. Например, происходит либо уход от ситуации, либо начинается борьба с ней (А.М.Прихожан).

Эмоциональная жизнь чеченских дошкольников представляет особый научный и практический интерес, поскольку сопряжена с дополнительными факторами, оказывающими негативное влияние на развитие ребенка. Родители современных дошкольников были свидетелями военных действий, гибели людей, разрушений домов и т.п., что, несомненно, негативным образом повлияло на эмоциональную сферу взрослых. Воспитывая детей, родители нередко передают им собственные страхи. Кроме того, и сами дети являются свидетелями восстановления республики после военных действий, сталкиваясь с разрушенными домами, останками военной техники, последствиями террористических актов. Ситуации реальной опасности для жизни и здоровья людей не могут не сказаться на эмоциональной сфере чеченских детей дошкольного возраста.

Актуальность исследования определяется тем, что ситуации, сопряженные с переживанием детьми страха, могут быть отнесены к факторам риска. Это невозможно не учитывать при построении повседневной образовательной работы.Изучение детских страхов, ситуаций и объектов, вызвавших негативные переживания, позволит лучше понять ребенка, выявить факты детской жизни, вызвавшие эти негативные переживания. Эти знания позволят эффективно решать важные и актуальные в настоящее время задачи сохранения и укрепления психологического здоровья чеченских дошкольников, корректно выстраивать образовательную работу и проектировать профилактическую деятельность, направленную на предупреждение нарушений развития личности. Актуальность исследования определяется и необходимостью изучением эмоциональной сферы детей, воспитывающихся в условиях, специфика которых обусловлена историей жизни народа и народными традициями.

Объектом исследования выступает эмоциональная сфера детей дошкольного возраста.

Предмет исследования – особенности объектных страхов чеченских детей дошкольного возраста.

Цель исследования – изучить специфику объектов, которые воспринимаются чеченскими дошкольниками как угрожающие и страшные.

В соответствии с целью исследования были сформулированы следующие задачи:

  1. Провести теоретический анализ психологических исследований по проблеме детских страхов.
  2. Разработать методику, адекватную возрастным особенностям детей дошкольного возраста и позволяющую исследовать объектные страхи дошкольников.
  3. Выявить особенности объектных страхов у чеченских детей дошкольного возраста.

Гипотеза исследования: особенности истории жизни народа и этнокультурные традиции воспитания детей обуславливают особенности объектных страхов чеченских дошкольников.

Методологической основой исследования является концепция Л.С. Выготского о культурно-историческом развитии психики человека; положения А.В. Запорожца и Я.З. Неверович о существовании особого рода образов, отражающих эмоциональные и познавательные компоненты значимой ситуации, основной функцией которых является эмоциональное предвосхищение.

Методы исследования:

1) теоретический анализ проблемы детских страхов в отечественной и зарубежной психологии; 2) констатирующий эксперимент для выявления объектов страха; 3) методы статистической обработки количественных данных; 4) качественной анализ экспериментальных данных.

Достоверность результатов исследования обеспечивается корректной организацией эксперимента и достаточным объемом выборки испытуемых для применения статистической обработки данных.

Научная новизна и теоретическая значимость.

В исследовании были впервые изучены объектные страхи современных дошкольников. Представленные в психологической литературе данные (А.И.Захаров) описывают широкий спектр страхов детей младшего возраста, который включает не только объектные страхи. Полученные данные позволили определить динамику развития и особенности объектов страха у детей, воспитывающихся в разных культурных традициях. Выявленная специфика объектных страхов чеченских дошкольников отражает особенности существующих условий жизни и традиций воспитания детей

В проведенном исследовании получили свое развитие положения А.В.Запорожца об эмоциональном образе. Выявленные особенности объектных страхов дошкольников позволяют говорить о том, что отдельные объекты ситуации, в которых ребенок переживает страх, включаясь в эмоциональный образ этой ситуации, становятся объектами страха. Полученные результаты позволяют предположить, что влияние объектов страха на поведение детей не ограничивается их предвосхищающей функцией. Показано, что объекты страха могут выполнять функцию символического средства при решении мнемических задач, и тем самым влиять на особенности познавательной сферы детей,(которые в свою очередь обусловливают специфику общего понимания смыслов и значений различных ситуаций и поведения детей в них).

Практическая значимость исследования определяется актуальностью и важностью исследуемой проблемы. Выявленные особенности объектных страхов и динамика их развития могут быть использованы педагогами и практическими психологами дошкольных учреждений Чеченской республики в работе с детьми и построении безопасной образовательной среды. Результаты исследования могут быть положены в основу построения взаимодействия воспитателей с чеченскими дошкольниками, переехавшими с родителями в другие регионы России.

Выявленные особенности детских объектных страхов позволит лучше понимать педагогам и психологам современного дошкольника, корректно выстраивать образовательную работу и проектировать профилактическую деятельность, направленную на предупреждение нарушений развития личности.

Модифицированный в работе вариант методики «Выбор самой страшной картинки» (Т.В.Лаврентьева) может использоваться психологами для решения практических задач в работе над проблемой страхов у детей дошкольного возраста.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры дошкольной педагогики и психологии факультета психологии образования Московского городского психолого-педагогического университета; рабочих семинарах и заседаниях кафедры дошкольного образования ЧИПКРО; докладывались на конференции «Молодые ученые – московскому образованию» (Москва, 2009). Материалы исследования используются в работе со студентами ЧПГИ в рамках курса «Семейная психология».

Результаты исследования используются при консультировании педагогов дошкольных учреждений г. Грозного по построению работы, направленной на профилактику страхов у дошкольников.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Объектные страхи дошкольников обусловлены культурными традициями воспитания детей и условиями их жизни. У чеченских дошкольников в отличие от московских детей объектные страхи имеют свои специфические особенности, которые проявляются в динамике их развития и содержании.
  2. Объектные страхи дошкольников имеют возрастные особенности, не зависящие от культурных традиций воспитания детей и условий их жизни. Они заключаются в возрастании степени определенности и осознанности объектного страха,
  3. Влияние объектов страха на поведение детей не ограничивается их предвосхищающей функцией. Объекты страха могут выполнять функцию символического средства при решении мнемических задач.
  4. Выявление объекта страха является эффективным способом диагностики травмирующего опыта детей.

Структура работы. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, выводов и библиографического списка, включающего 178 наименований (в том числе 17 на иностранном языке), содержит 18 диаграмм и 6 таблиц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяется предмет, цель, задачи и гипотезы исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В главе 1 – Проблема детских страхов в психологических исследованиях – представлены подходы к проблеме страха, его природы, содержания и роли в жизни человека, рассматриваются исследования особенностей страхов в детском возрасте.

В работе рассматриваются основные взгляды на сущность и природу страха, условия его возникновения и роль в жизни человека, представлены в трудах философов (Декарт Р., Кант И., Спиноза Б. и др.) и ученых различных психологических школ и направлений (Уотсон Дж., Холл С., Фрейд З., Адлер А.,Кемпински А., Роджерс К. и др.), теориях эмоций (Вундт В., Джемс У., Изард К. и др.) и концепциях страха (Каган Дж. и др.).

Проблема страха разрабатывалась и представлена преимущественно в зарубежной науке, но и в отечественных исследованиях она в настоящее время начинает занимать особое место. Важность изучения тревожности и страхов обусловлена научными и практическими интересами. Однако исследования в отечественной психологии «по данной проблеме, - как отмечает А.М.Прихожан, - достаточно редки и носят разрозненный и фрагментарныый характер». В общих подходах к проблеме эмоций, разработанных в отечественной психологии, страх специально не рассматривался (Анохин П.К., Леонтьев А.Н., Симонов П.В., Рубинштейн С.Л. и др.).

Большая часть работ российских ученых по проблеме страхов выполнены в психотерапевтическом направлении (Захаров А.И., Климакова Ю.В.. Хухлаев О.Е. и др.) и в рамках экстремальной психологии (Короленко Ц.П., Лебедев В.И., Мухина В.С и др.).

В психологических исследованиях понятие «страх» рассматривается в связи с изучением другого явления эмоциональной жизни человека - тревожности и их различения (Березин Ф.Б., Прихожан А.М. и др.).

Существующие в психологической литературе и представленные в работе подходы к проблеме страха позволили сформировать общее представление об этом феномене. Это становится возможным, поскольку различные теории и взгляды чаще являются «взаимодополняющими, чем противоречащими» (В.Вилюнас)

В соответствии с существующими взглядами, представленными в психологической литературе, можно выделить наиболее общие положения, характеризующие страх:

  • Страх – одна из основных (базовых) эмоций, которая является неотъемлемой составляющей жизнедеятельности человека и выполняет адаптивную функцию.
  • Это - эмоциональная реакция на опасность, возникающая при восприятии человеком ситуации (или объекта) как угрожающей его спокойствию и безопасности.
  • Страх оказывает влияние на деятельность и поведение человека, выражающееся в стремлении избежать опасность, «уйти» от угрожающего объекта или ситуации.
  • Страх связан с познавательными (когнитивными) процессами, благодаря чему он выполняет регулирующую (предвосхищающую) функцию.
  • Переживание страха может быть вызвано как реальным объектом, так и нереальным, воображаемым.

Изучение детских страхов преимущественно осуществлялось для решения психотерапевтических задач (Захаров А.И., Хухлаев О.Е., Климакова Ю.В., Петченко В.А. и др.) и построения эффективной работы с детьми школьного возраста.

Исследования страхов дошкольников представлены в психологической литературе крайне мало (Захаров А.И., Эберлейн Г.) и отражают состояние проблемы более четверти века назад.

В дошкольном возрасте страхи имеют свою специфику и связаны с особенностями развития ребенка. В них отражаются не только возрастные особенности познания, но и индивидуальный опыт взаимодействия ребенка с окружающим миром. Захаровым А.И. были выявлены возрастные страхи дошкольников. Так, для младшего дошкольного возраста была выделена типичная триада страхов: одиночества, темноты и замкнутого пространства.

Возраст 5-7 лет, по мнению Захарова А.И., - возраст наибольшей выраженности страхов, что обусловлено не столько эмоциональным, сколько когнитивным развитием – возросшим пониманием опасности. Ведущим страхом старшего дошкольного возраста Захаров А. И. считает страх смерти, тесно связанный со страхами нападения, темноты, сказочных персонажей, заболевания и смерти родителей, жутких снов, животных, стихии, огня, пожара и войны. Последние шесть страхов наиболее типичны именно для старшего дошкольного возраста.

Возникновение неврозов у детей Захаров А.И. связывает с особенностями детско-родительских отношений. Страхи у детей, по его мнению, часто представляют вторичные образования относительно страхов родителей или их неадекватного, исходящего из неблагоприятных личностных особенностей отношения к детям.

Однако представляется, что детские страхи выделены Захаровым А.И. по разным основаниям. Так, страх смерти, как основной для дошкольного возраста, конкретизируется у детей в страхе нападения, темноты, которые, в свою очередь, могут объективироваться также в боязни конкретных животных, стихийных бедствий и т.д. Это позволяет говорить, что объекты страхов у дошкольников фактически не выявлены и не изучены.

В главе 2 - Эмоциональный образ как средство регуляции поведения – рассматривается понятие эмоционального образа как средства ориентировки в ситуации и регуляции поведения ребенка.

В дошкольном возрасте меняется место эмоций в поведении детей (Выготский Л.С., Эльконин Д.Б., Запорожец А.В. и др.). С постепенным включением в структуру эмоциональных реакций познавательных процессов появляется функция предвосхищения посредством «синтетических эмоционально-гностических комплексов» - эмоциональных образов. Именно эмоциональные образы моделируют смысл определенных ситуаций для ребенка и начинают регулировать динамическую сторону его поведения (А.В. Запорожец, Я.З. Неверович, Р. Ибрагимова и др.). В старшем дошкольном возрасте происходит процесс взаимообогащения эмоции и интеллекта, что выражается в способности эмоций выполнять предвосхищающую функцию, определяя способность к смыслоразличению и смыслообразованию (А.В. Запорожец).

В эмоциональных образах отражаются как внешние объекты ситуации, так и собственные переживания ребенка, испытанные в ней. Они включают в себя определенные значимые объекты ситуации, предметы, явления, создавая «поле» значимых и незначимых элементов. Можно предположить, что именно дальнейшее восприятие этих значимых объектов приведет к актуализации образа и вызовет эмоциональное предвосхищение. Посредством эмоционального предвосхищения, тесно связанного с прошлым опытом отношений к ситуациям и другим людям, осуществляется эмоциональная регуляция поведения. Анализ литературы показал, что дошкольник воспринимает ситуацию целостно, но часто на основе отдельных ее компонентов посредством обобщений отдельных фактов с позиции собственного опыта (Л.С.Выготский, Д.Б. Эльконин, С.Л. Рубинштейн, Г.Т. Овсенян, Т.О. Гиневская, А.В.Запорожец, Г.Д. Луков). Смысл отдельной детали или факта переносится на ситуацию, явление в целом. Эмоциональный образ становится причиной возникновения повторных переживаний уже в новых ситуациях, сходных с ситуацией породившей этот образ. При этом отдельные объекты ситуации, которые включаются в эмоциональный образ, могут очень тесно «слиться» с пережитыми ребенком эмоциями. И в дальнейшем при восприятии этих предметов ребенок может переживать сходные эмоции (Е.Л. Подзорова).

Понятие «эмоциональный образ» представляется необходимым и возможным использовать для понимания содержания страхов детей. Ситуация, в которой ребенок пережил страх, несомненно, становится эмоционально значимой для ребенка и приводит, следовательно, к возникновению эмоционального образа этой ситуации. Пережитая эмоция страха связывается с отдельными объектами ситуации и может проявиться в сходной ситуации при восприятии ребенком одного или нескольких объектов.

Положение об эмоциональном образе позволяет говорить о том, что объекты страха дают возможность частично реконструировать некоторые ситуации, в которых ребенок пережил эту эмоцию, и получить некоторые представления детей о страхе и страшном.

В главе 3 – Особенности воспитания детей в чеченских семьях – рассматриваются народные традиции воспитания детей в чеченской семье как факторы, влияющие на развитие представлений о страшном и отношении к страху.

Рассматриваются культурно-этнографические исследования, посвященные традициям воспитания в чеченских семьях (Хасбулатова З.И., Айдаев Ю.А. и др.). В данных работах рассматриваются обычаи, верования, традиции, которые сложились в давние времена и существуют в настоящее время в чеченских семьях. Отмечается, что одной из важнейших функций чеченской семьи является воспитание в ребенке очень важных и почитаемых в народе таких качеств как порядочность, честность, уважение к старшим, трудолюбие, смелость и многое другое.

Данные исследований дают довольно полную информацию об особенностях жизни чеченской семьи, ее организации, правил и традиций, принципов воспитания мальчиков и девочек, отношение к наказанию детей.

Воспитание детей было повседневным делом чеченской семьи. В воспитании детей существовали выработанные в течении нескольких столетий народные устои. Традиционная система воспитания у чеченцев включала такие основы, как обеспечение нормального физического развития, постоянную заботу о здоровье подрастающего поколения, передачу трудовых и хозяйственных навыков, соблюдение норм поведения, обучение самостоятельным знанием об окружающем мире и обществе. Все эти основы закладывались в семье. Личный пример родителей и старших являлся и является главным и лучшим средством передачи положительных традиций.

Приводятся конкретные традиции, игры и ритуалы, которые способствуют развитию смелости и отваги у чеченских мальчиков, делают их бесстрашными. Большое место отводится рассмотрению игр, способствующих освоению детьми знаний об окружающем мире, о правилах безопасного взаимодействия с окружающей природой.

Также приводятся сведения об отношении чеченского народа к страху, отраженном в фольклоре (Айдаев Ю.А.).

Анализ использованных источников позволяет говорить о том, что в чеченских семьях, с одной стороны, воспитывается бесстрашие у детей и, соответственно, негативное отношение к страху. С другой стороны, для детей дошкольного возраста создаются взрослыми такие условия, которые минимизируют возможность возникновения пугающих, травмирующих ситуаций. Выделенные аспекты не могут не оказывать влияние на страхи, в том числе и объектные, чеченских детей.

В главе 4 – Экспериментальное изучение особенностей объектов страха у чеченских дошкольников – представлено экспериментальное изучение объектных страхов у детей дошкольного возраста, посещающих дошкольные учреждения г. Москвы и г. Грозного.

Исследование объектов страха у дошкольников включало предварительный и основной этапы. Введение предварительного этапа было продиктовано отсутствием исследований объектных страхов у детей дошкольного возраста.

Предварительный этап эмпирической части исследования был направлен на выявление объектов страха у современных дошкольников. В настоящее время при изучении страхов у детей для сопоставления результатов используются в основном данные А.И.Захарова, отражающие возрастную динамику страхов. Однако эти данные были получены более четверти века назад и нуждаются в некоторой проверке, поскольку за этот период значительно изменилась ситуация развития дошкольников. Кроме того, данные А.И.Захарова включают в качестве объекта страха не только конкретные материальные объекты действительности, но и некоторые события жизни или ситуации: война, пожар, сны и т.п.

Констатирующий эксперимент предварительного этапа проводился с детьми (109 детей в возрасте от 3 до 7 лет) московских дошкольных образовательных учреждений. Использовались модифицированные методики «Выбор самой страшной картинки» (автор Т.В.Лаврентьева) и «Пиктограмма» (авторы модификации О.М.Дьяченко и Т.В.Лаврентьева).

Полученные результаты позволяют говорить о некоторых возрастных особенностях и возрастной динамике объектных страхов у московских детей.

Данные, полученные по методике «Выбор самой страшной картинки», анализировались по нескольким линиям.

  1. последовательность выбора картинок;
  2. комментарии к выбору картинок;
  3. объекты, названные как страшные самим ребенком.

1. При анализе последовательности выбора картинок, первые три выбора объектов страха определялись как объекты, с которыми у ребенка связаны наиболее эмоционально выраженные и значимые эмоциональные переживания. Результаты этих выборов отражены на рис.1 отражена частота (% выборов) выборов карточки на первые три места дошкольниками.

Рис. 1 Частота выборов страшных объектов

Очевидно, что для детей 3-5 лет самыми страшными являются реально несуществующие объекты (Скелет, Дракон). Менее выражена эмоциональная значимость таких сказочных объектов, как Волк и Баба-Яга. Выборы Пещеры и Утеса единичны и могут свидетельствовать об индивидуальном опыте детей. Интересно, что карточка с изображением Доктора не определялась детьми как страшная. Хотя по данным А.И.Захарова, страх уколов и врачей является характерным для младшего дошкольного возраста.

На основании применения метода математической статистики (критерий χ-квадрат) установлено, что первые три выбора детьми 3-5 лет носят не случайный характер. (р£0,01). Т.е. для детей 3-5 лет страх, объективируемый в изображениях Скелета, Дракона и Волка является возрастной особенностью.

Результаты выполнения методики детьми 5-7 лет свидетельствуют о некоторых изменениях в объектных страхах.

Как видно на рис. 1, для старших дошкольников Скелет, Дракон, Баба-Яга и Волк в меньшей степени, чем для младших детей, остаются объектами, связанными с переживаниями страха. При этом увеличивается количество выбора реального объекта – разрушенного Дома, т.к. каждый девятый ребенок определял его на одно из первых трех мест, считая самым страшным.

Полученные данные были проанализированы с помощью методов математической статистики. Результаты применения методов математической статистики (критерий Хи-квадрат) также позволяет говорить о неслучайном характере выбора карточек на первые три места (р£0,005). Таким образом, для детей старшего дошкольного возраста характерными являются выделенные объектные страхи, т.е. свойственными для дошкольного возраста объектами страха являются сказочные персонажи. объектами страха являются Дракон, Скелет и Баба-Яга, для дошкольного возраста свойственными являются объектные страхи сказочных персонажей.

2. Анализ комментариев детьми изображений позволил все высказывания детей разделить на четыре качественные группы. Высказывания, которые не содержали обоснования выбора, в которых ребенок лишь указывал на то, что картинка страшная, включены в первую группу. Во вторую группу вошли пояснения, в которых описывались только внешние угрожающие признаки объектов. Третью группу составляют объяснения, которые содержали указание на угрозу, исходящую от объекта, опасные для человека действия. Указания на то, что картинка не страшная, составили четвертую группу.

Распределение ответов дошкольников по группам отражено в таблице 1.

Таблица 1.

Распределение объяснений выбора картинки (в %) по группам


1 группа

2 группа

3 группа

4 группа

отказ

Дети 3-5 лет

16,1

22,6

29,2

22,6

9,5

Дети 5-7 лет

2,5

23,3

49.5

17,2

0

Анализ комментариев к выбору картинок позволил выявить некоторые особенности объектных страхов дошкольников. У детей 3-5 лет качественный анализ объяснений выбора объектов позволяет говорить о преобладании неопределенности детских страхов и, вероятно, об ограниченном опыте переживаний страшных ситуаций.

К старшему дошкольному возрасту, как видно из таблицы 1, возрастает степень определенности и осознанности страхов. Это проявляется в изменении количества ответов в разных категориях - возрастании высказываний в 3 группе, уменьшение общего числа комментариев 1 и 2 групп, исчезновение отказов от выполнения.

Кроме того, у старших дошкольников появились такие комментарии (7,5%), которые по формальным признакам причислены к 4 группе, но фактически образуют качественно новую группу. В них указывается, что объект не является страшным, но он неприятен ребенку, может причинить боль и т.п. Появление комментариев подобного рода можно рассматривать как доказательство роста к концу дошкольного возраста осознанности и определенности объектных страхов.

Таким образом, анализ аргументов выбора картинок детьми дает возможность утверждать, что с возрастом увеличивается число объяснений выбора объекта страха угрозой, которая исходит от него. Это, в свою очередь, свидетельствует об определенной возрастной динамике объектных страхов, которая определяется большей степенью осознанности и определенности.

3. Анализ объектов страха, которые назывались самими детьми (при предъявлении белой карточки), позволил высказывания детей условно разделить на две категории: 1 – повторно названные объекты, изображенные на предъявленных карточках; 2 – новые объекты, дополняющие изображенные на карточках.

Число объектов первой категории снижается на протяжении дошкольного возраста: от 37% у детей 3-5 лет (44% ответов младших дошкольников и 35,3% ответов детей 4-5 лет) до 9,8% у старших дошкольников.

Для младших детей самыми страшными являются животные (22,2% - крокодил, медведь) и сказочные или несуществующие персонажи (33,3% - Кощей, чудовище, Чучело-мучело).

Список названных детьми 4-5 лет виды объектов становятся более разнообразными. Вместе с животными (11,8% тигр) и вымышленными или сказочными персонажами (11,8% - привидение, монстры) дети среднего дошкольного возраста в качестве страшного объекта называют человека (29,4% -злой дядя, злодей, плохой дядя и пр.). Вероятно, эти изменения отражают страхи, внушенные родителями, чтобы уберечь детей от чужих взрослых людей. Кроме того, появляются небезопасные явления и трагические события (гроза и авария – по 5,9%). Появление новых предметов, персонажей и др., вероятно, свидетельствует не только о познавательном развитии детей, о чем писал А.И.Захаров, но и о расширении опыта переживания ими страшных ситуаций при просмотре телевизора, игре на компьютере и т.п.

В комментариях к выбору младшие дети либо констатировали, что данный объект самый страшный («Страшней нет», «Они самые страшные на свете» и т.п.), либо называли внешние устрашающие признаки («Такая морда страшная без глаз», «Большой такой сам и хвост» и др.).

В старшем дошкольном возрасте список объектов страха продолжает дополняться новыми персонажами (Змей–Горыныч, Кощей, вампир, пираты), животными (динозавр, акула, ядовитая змея, лев, осьминог, летучая мышь), природными и техногенными катастрофами (кораблекрушение, автомобильная авария, взрыв дома, гроза). При этом количество сказочных или нереальных персонажей среди объектов страха уменьшается (у детей 5-6 лет их 66,7 %, а у детей седьмого года жизни – 61%).

Старшие дошкольники дают комментарии к своему выбору чрезвычайно подробные, развернутые. Довольно часто дети рассказывают целые сюжеты, фактически описывают свои образы, которые связаны со страхом, а объект страха выступает как элемент этого образа. Например, в описываемой ребенком ситуации: «корабль тонет, и волны очень большие, люди кричат, и осьминог огромный схватил одного человека, и ест его» в качестве объекта страха выступает осьминог.

Именно пояснения детей позволяют говорить, что увеличение числа животных происходит за счет фильмов-ужасов или фантастики, которые, вероятно, смотрят дошкольники: «Динозавр, который съедает человека, разрывает на куски, везде кровь и человек кричит а-а-а!», «Волк грызет человека, громадный, много крови, рана, человек может умереть», «Акула, она глотает людей и топит корабли».

В целом, дети 3-5 лет считают страшными сказочные или вымышленные персонажи – Дракона, Скелет, Привидение, монстров, злодеев и т.п. (63%). При этом наблюдается уменьшение количества нереальных страшных объектов. К пяти годам в число объектов страха начинают входить реальные существа или явления: человек (представляющий опасность для других), природные явления (гроза).

К анализу полученных данных были применены методы математической статистики (критерии χ-квадрат, знаковых рангов Уилкоксона,Манна-Уитни Критерий, Краскела-Уоллеса), позволившие говорить о том, что выявленные изменения можно рассматривать в качестве возрастных особенностей.

Таким образом, данные выполнения дошкольниками методики «Выбор самой страшной картинки» позволяют выделить некоторые особенности объектных страхов и их динамику на протяжении дошкольного детства:

  1. наиболее страшными для дошкольников являются нереальные, сказочные персонажи, информацию о которых дети чаще всего получают из книг, кино- и мультфильмов и т.п., а к концу дошкольного возраста список объектов страха становится более разнообразным, в котором увеличивается доля реальных объектов;
  2. объектные страхи отражают особенности познавательного развития дошкольников, что выражается в росте их определенности и осознанности.

Данные, полученные с помощью методики «Пиктограмма», дополнили представления об особенностях объектных страхов дошкольников.

Все рисунки детей к слову «Страх» были разделены на три категории:

  • реальные объекты (реально существующие - волк, тигр, лев и пр.);
  • реально не существующие объекты (сказочные, мифические, реально не существующие - привидение, чудовище, дракон и пр.);
  • безобъектный, не связанный с каким-то объектом (неопределенный страх, темнота, страшный сон, темный лес).

Выделенные категории рисунков по–разному представлены в возрастных группах, что отражено в таблице 2.

Таблица 2.

Распределение объектов страха у дошкольников (по методике «Пиктограмма»)


3-4

4-5

5-6

6-7

нереальные

22,2

52,6

75

48,8

реальные

22,3

21,1

17,5

36,6

неопределенный

22,2

15,8

7,5

14,6

отказ

33,3

10,5

-

-

Данные отражают определенную возрастную динамику объектных страхов.

В младшем дошкольном возрасте страх реальных и нереально существующих объектов выражен в равной степени.

В среднем дошкольном возрасте значительно возрастает число несуществующих реально объектов страха.

В возрасте от 5 до 6 лет число страшных реально не существующих объектов достигает своего максимума, что, вероятно, связано с активным развитием воображения в этот возрастной период. К концу дошкольного возраста количество нереальных объектов страха уменьшается за счет роста числа реальных страшных объектов и неопределенных страхов.

Особое внимание обращает на себя характер комментариев к рисункам, с помощью которых старшие дети пытались запомнить слово «страх». Все рассказы довольно подробны, в них они не только описываются внешние признаки страшных персонажей, но и опасные действия, которые они совершают. Т.е. комментарии являются представлением определенной ситуации, что не может не опираться на соответствующие эмоциональные образы. Например, «Это чудовище, оно сильное, бегает быстро и подкрадывается сзади, не спрячешься в комнате, оно видит в темноте, его можно в капкан поймать.

Детские комментарии по поводу рисунков свидетельствуют о том, что расширение списка страшных объектов обусловлено широким распространением и доступностью средств массовой информации: в Интернете дошкольникам нередко доступны игры, носящие агрессивный и угрожающий характер; увеличилось количество страшных передач и фильмов по телевизору в дневное время и т. д.

Данные методики «Пиктограмма» позволяют также говорить о росте осознанности объектных страхов в старшем дошкольном возрасте. Об этом свидетельствует эффективность использованных детьми образов страха при припоминании (см. Таблица 3).

Таблица 3.

Эффективность припоминания слова «страх»


3-4

4-5

5-6

6-7

Количество точных припоминаний (в %)

22,2

42,1

86,7

93,8

Как видно из таблицы, процент правильного воспроизведения слова «страх» с опорой на рисунок-подсказку возрастает к концу старшего дошкольного возраста. Объекты, использованные детьми для решения мнемической задачи, можно разделить на три группы по частоте встречаемости. Наиболее часто в качестве такого средства используется образ привидения, страшилища или чудища. Эти нарисованные объекты помогли припомнить слово «страх» детям пятого года жизни в 50% случаях, в 53,9% случаях припоминаний - у детей 5-6 лет и в 33% - у детей 6-7- лет.

Другая часть объектов встречалась реже, но в каждой возрастной группе. Среди таких изображений были дракон, темный лес (темнота), скелет. Эти объекты помогли вспомнить слова отельным детям, но в каждой возрастной группе: 3-4 года – темнота 11%; 4-5 лет – дракон и темнота по 12,5%; 5-6 лет – дракон (динозавр) 23%, скелет 6,7%; 6-7 лет – темный лес 12,5% динозавр и скелет по 6,3%.

Третья группа объектов (пожар, медведь, волк, лев, крокодил, пираты и др.), которые помогали правильно припомнить слово «страх», встречаются у отдельных детей в разных возрастных группах. Интересно, что один ребенок седьмого года жизни изобразил девочку, у которой волосы «дыбом» стоят. Такой образ можно отнести к культурному символу, поскольку часто выражение «волосы дыбом» связывается с переживанием человеком страха, испуга в определенной ситуации.

Таким образом, объекты-подсказки являются средством припоминания этого слова, поскольку заключают в себе и передают смысл категории «страх» для ребенка. Вероятно, эти образы можно рассматривать в качестве символического средства. Т.е. объекты, включенные в эмоциональный образ ситуации страха и становящиеся объектами страха, могут выполнять функцию передачи смысла и выступать в роли символического средства.

В целом, данные выполнения детьми методики «Пиктограмма» подтвердили выводы, которые были сделаны на основе анализа результатов проведения методики «Выбор самой страшной картинки», и показали, что объекты, используемые для обозначения слова «страх», могут использоваться дошкольниками как символические средства.

В целом полученные на предварительном этапе исследования результаты позволяют выделить некоторые особенности объектных страхов у современных московских дошкольников.

  1. На протяжении всего дошкольного возраста наиболее страшными для детей являются не существующие реально персонажи. В возрасте 5-6 лет их доля в объектах страха достигает наибольшего значения.
  2. К концу дошкольного возраста растет число реальных объектов страха за счет увеличения количества страшных для детей животных.
  3. На протяжении дошкольного возраста происходит постепенный рост степени определенности и осознанности объектных страхов. Страшным в объекте становится не столько внешние характеристики, сколько его пугающие или угрожающие действия.
  4. Объекты страха могут использоваться в качестве символического средства. Эффективность использования таких символических средств возрастает в старшем дошкольном возрасте.

Основная часть эксперимента была направлена на выявление особенностей объектных страхов у чеченских дошкольников. В исследовании приняло участие 89 детей (4 - 7 лет) из дошкольных учреждений г. Грозного. Для изучения объектных страхов также использовались методики «Выбор самой страшной картинки» и «Пиктограмма» (модифицированный вариант). Дети младшего дошкольного возраста (3-4 лет) не были включены в основной эксперимент, поскольку данные московских детей этой возрастной группы оказались не информативными.

С помощью методики «Выбор самой страшной картинки» определялись степень выраженности у чеченских детей страха по отношению к типичным для дошкольного возраста объектам. Результаты выполнения задания методики позволяют говорить об определенной специфике объектных страхов у чеченских детей.

Следует отметить, что использование методики «Выбор самой страшной картинки» позволило выявить особенности отношения детей не только к объектам страха, но и к самой эмоции страха. При предъявлении картинок и инструкции часть мальчиков старшего дошкольного возраста (19% - 12 из 62 списочного состава) уверенно отказались от выполнения задания, аргументируя тем, что они «ничего не боятся». Некоторые дети не давали объяснений распределению карточек, рассказывая как можно устранить эти объекты. Такое поведение в ситуации исследования страхов – сознательная регуляция эмоциональных переживаний – может быть обусловлено народными традициями воспитания особенно чеченских мальчиков, существующим в народе отношением мужчин к страху.

Данные, полученные по методике «Выбор самой страшной картинки», анализировались по двум линиям:

  1. последовательность выбора картинок;
  2. объекты, названные как страшные самим ребенком.

1. Изучение последовательности выбора картинок из набора позволило определить наиболее страшные для чеченских дошкольников объекты (см. рис.2).

Если рассмотреть частоту выбора картинок на первые три места, то для чеченских детей 4-5 лет самыми страшными являются Дракон, Доктор и разрушенный Дом.

Большая часть объектов (Волк, Баба-Яга, Пещера, Горы) выбиралась детьми этого возраста одинаково часто. Реже всего на первые три места определялись карточки с изображением Утеса и Скелета. Т.е. для грозненских детей 4-5 лет самым страшными персонажами является Дракон, Доктор и разрушенный Дом. В целом же реальные и реально не существующие объекты одинаково страшны для них.

Рис. 2 Частота выбора карточек на первые три места

Применение методов математической статистики (непараметрический критерий хи-квадрат) к полученным данным не позволяют говорить об определенных возрастных особенностях объектных страхов. Выборы картинок на первые три места носят случайный характер (r>0,05). Возможно, выборы картинок носят ситуативный характер, или включенные в набор объекты не выступают для чеченских детей как страшные.

Последовательность выбора самой страшной картинки грозненскими детьми старшего дошкольного возраста также имеет некоторые особенности (см. рис.2). Интересен факт, например, что ими в качестве самой страшной на первое место выбирались все предложенные объекты.

Как показывают результаты (см. рис.2), в целом для чеченских детей 5-7 лет самыми страшными являются картинки с изображением Дракона и Волка. Именно эти объекты выбирались чаще остальных на первые три места. А картинка со Скелетом, который является самым страшным объектом для московских дошкольников, выбирался на первые три места в немногом более 30% случаях.

Выборы картинок на первые три места старшими дошкольниками, как и младшими, согласно данным применения методов математической статистики (непараметрический критерий хи-квадрат) носят случайный (r>0,05), ситуативный характер.

Сопоставление полученных результатов чеченскими детьми разных возрастных групп позволяют говорить о некоторой возрастной динамике объектных страхов (рис. 2).

На протяжении дошкольного возраста в объектных страхах чеченских дошкольников происходят небольшие изменения. Так, старшими детьми Доктор уже не воспринимается как страшный объект. Чуть реже, чем дети среднего дошкольного возраста, старшие выбирают в качестве страшного объекта разрушенный Дом и Дракона. Но страх перед остальными объектами, изображенными на картинках, вырастает. Более чем на 20% чаще старшие дети выбирали в качестве страшного персонажа Волка. Большее число детей определяют как страшный Скелет и Бабу-Ягу. Т.е. можно наблюдать более выраженную тенденцию роста реально не существующих объектов страха.

В целом выбор самой страшной картинки грозненскими дошкольниками носит неслучайный характер. Специфическими объектами страха являются Дракон (р=0,006) и Волк (р=0,043).

Кроме того, проведенный статистический анализ результатов выявил у чеченских детей гендерные различия в выборе картинок, занявших третье место (р = 0,002). Если девочки определяли в качестве третьей самой страшной карточку с изображением Дракона (26,3%) или Волка (15,8%), то для мальчиков таковыми были изображения Доктора (20,7%) или Гор (13,8%). Объяснение этому факту, вероятно, можно найти в народных традициях воспитания в чеченских семьях девочек и мальчиков. В московской группе дошкольников гендерных различий в распределении карточек выявлено не было. Вероятно, возрастные объектные страхи (Скелет, Волк) имеют универсальный характер, поскольку определялись и московскими, и грозненскими дошкольниками как самые страшные чаще остальных объектов.

Сравнение полученных результатов последовательности выборов самой страшной картинки с данными московских детей (см. рис.3) позволило выявить еще некоторые особенности объектных страхов у чеченских дошкольников.

Рис. 3. Частота выбора карточек на первые три места (4-5 лет)

Во-первых, для чеченских детей 4-5 лет более страшными, в целом, являются реальные объекты (Доктор, разрушенный Дом, Горы, Пещера). Дошкольники же московских детских садов эти объекты практически не выбирали как страшные и определяли их на 6-9 места. Можно говорить, что реально не существующие персонажи меньше страшат чеченских детей 4-5 лет, чем их московских сверстников. Даже занимавший первое место Скелет много меньше страшен для дошкольников грозненских детских садов. Во-вторых, у дошкольников г. Грозного проявился страх врачей, который свойственен, по данным А.И.Захарова, детям этого возраста. Что можно рассматривать как проявление различий в опыте дошкольников г. Москвы и г. Грозного.

Сопоставление данных старших дошкольников обнаруживает сходные различия между объектными страхами чеченских и московских детей (см. рис.4).

Рис. 4 Частота выбора карточек на первые три места (5-7)

И у грозненских старших дошкольников реальные объекты чаще, чем у московских детей, связаны со страхом. Пещера и горы, таящие в себе опасности (змеи, дикие животные, камнепады и пр.), хорошо знакомы чеченским детям, особенно, живущим не в городе. Разрушенные дома в Чечне – свидетели военных действий и страданий мирного населения. Воспоминания взрослых о прошедших событиях, их эмоциональное состояние не может не передаваться детям. Именно этим можно объяснить появление у чеченских дошкольников на первых местах, в числе самых страшных, картинки с изображением Разрушенного дома, пещеры, гор. Для этих детей ситуации, с которыми ассоциируются данные объекты, изображенные на карточках, связаны с переживанием страха, тревоги. Это может говорить о том, что у чеченских детей, в отличие от московских, «нереальные» объекты «вытесняются» реально существующими.

В целом, различия в распределении картинок на первые три места московскими и грозненскими детьми статистически значимы (р£0,005) и позволяют говорить о существовании специфики объектов страха у чеченских дошкольников. Вероятно, эта специфика заключается в ситуативном характере определенных объектных страхов у чеченских дошкольников. При выборе самой страшной картинки дети руководствовались своими впечатлениями от своего восприятия изображенного на картинке объекта.

2. Повторов объектов, которые были изображены на карточках из набора, у младших дошкольников при предъявлении белой (пустой) карточки не было (в отличие от московских детей). Практически все названные персонажи или предметы являются реальными (гусеница, ящерица, жук, червяк и др.). Чаще других назывались змея и паук (по 23,5%), нож (11,8%). В 5,9% случаях была названа темная комната.

Старшие дошкольники также не повторяли те объекты, которые предъявлялись им на карточках набора. Однако список страшных животных и предметов не слишком изменился по сравнению с ответами младших дошкольников. Появилась собака в качестве объекта, связанного с переживанием страха (4%). Змея, паук и нож сохранили большой процент указания их как самых страшных (соответственно, по 21,7% и 17,4%). Помимо отказов назвать более страшное, чем изображено на картинках, почти в 10 % случаях был ответ «ничего», что можно расценивать как уход от выполнения задания.

Неопределенных объектов названо крайне мало – 4%. («темнота»).

При этом комментарии к своему ответу практически отсутствуют, также как и к распределению карточек.

Таким образом, полученные данные позволяют говорить, что у чеченских детей проявились характерные для дошкольников объектные страхи - одними из страшных объектов для них были сказочные персонажи Дракон и Баба-Яга. Однако полученные данные позволяют говорить о некоторых особенностях объектных страхов у грозненских детей. А именно - преобладание реальных объектов страха. Среди них животные (змея, ящерица, жук и др.), которые обитают в той местности, где проживают дети.

Кроме того, страшными дети часто считают паука. Сочетание с тем, что карточка с разрушенным Домом также выбиралась как самая страшная картинка, позволяет нам предположить связь этих объектных страхов с последствиями военных действий в Чечне. Отношение родителей к прошедшему времени, напоминания о нем в виде разрушенных зданий не могут не влиять и на эмоциональное состояние детей. Сами дошкольники выросли в мирное время. Однако, переживания взрослых и большое количество разрушенных зданий, которые заселяются пауками, крысами, мышами и пр., вероятно, приводит к появлению такого рода страхов, связанных с ситуациями, в которые включены данные объекты.

В число самых страшных объектов у чеченских дошкольников вошел такой предмет как нож. Он является одним из традиционных видов оружия у чеченцев, служил как для нападения, так и для обороны. Ножи используются и в хозяйстве чеченцев. Вероятно, возможности его использования и стали причиной того, что дети относят его к угрожающим, страшным объектам.

Данные, полученные после проведения методики «Пиктограмма», позволили дополнить представления об объектных страхах чеченских дошкольников.

Распределение нарисованных (или названных) объектов по выделенным категориям представлено в таблице 4.

Таблица 4.

Распределение объектов страха по группам (%)


4-5 лет

5-7 лет

5-6 лет

6-7 лет

среднее

Реальные объекты

50

58,8

65,7

62,3

Нереальные объекты

50

35,3

20

27,7

Неопределенный

-

5,9

14,3

10,1

Анализ предложенных детьми обозначений страха позволяет заключить, что в списке объектов, связанных у детей с переживанием страха, преобладают реальные. Так, если в среднем дошкольном возрасте реально существующие и не существующие предметы представлены в равных долях (по 50%), то в старшем дошкольном возрасте происходит увеличение первых. В числе объектов страха чаще назывались змея (20% - младшие дошкольники; 23,5% - дети 5-6 лет и 34% - старшие дошкольники), паук (10% - младшие дошкольники; 17,6% - дети 5-6 лет и 8,6% - старшие дошкольники) и крыса (10% - младшие дошкольники; 5,7% - дети 5-6 лет и 8,6% - старшие дошкольники). Списки того, что может обозначать страх, не очень разнообразны, но в них вошли и другие животные (волк, мышь), и природные явления (сильный ветер, гроза).

Для обозначения страха дети предлагали и реально не существующие персонажи, но на протяжении дошкольного возраста их становится меньше в списке страшных объектов. Так, младшие дошкольники чаще называли дракона (20%) и черта (20%). Один ребенок назвал как синонимы слова черт и шайтан. Для детей 5-6 лет эти персонажи реже определяются как страшные (соответственно 5,9% и 17,6%), а старшие их уже не используют для обозначения страха.

У детей шестого года жизни появляется новый реально не существующий объект, который сохраняется в списке страшных у детей седьмого года жизни – скелет (от 5,9% до 17,6%).

Кроме того, дошкольники этого возраста называли в качестве страшного объекта темную комнату («там есть привидения») или рисовали черное пятно, которое называли просто «страх». Число неопределенных объектов в старшем дошкольном возрасте увеличивается: от 5,9% до 14,3%. Т.е. в старшем возрасте появляются объекты, которые свидетельствуют о неопределенном характере страха, что характерно для младших дошкольников московских детских садов. Вероятно, этот факт можно объяснить особенностями воспитания детей в чеченской семье, где ребенка по-возможности долго оберегают от переживаний страха (пребывание в кругу родственников, отсутствие наказаний).

Сопоставление данных, полученных в методике «Пиктограмма» чеченскими и московскими детьми, позволяет говорить о специфических особенностях объектных страхов дошкольников г. Грозного. Во-первых, у московских детей направления развития страхов реальных и нереальных объектов противоположны (снижение-подъем реальных объектов и, наоборот, подъем-снижение нереальных), а 5-6 лет – период смены этих направлений (см. таблицу 2). Динамика развития объектных страхов у чеченских детей иная, чем у московских: число реальных объектов возрастает на протяжении всего дошкольного возраста, а страхи нереальных объектов снижаются в 5-6 лет и начинают увеличиваться к концу дошкольного детства. Т.е. к концу дошкольного возраста увеличивается число реальных и реально не существующих объектов страха. Вероятно, в этом факте находят отражение и обусловленность страхов познавательным развитием дошкольников, и наличие страхов у воспитывающих взрослых. Во-вторых, в объектных страхах дошкольников из г. Грозного преобладают реальные объекты, которые, вероятно, являются элементами эмоционального образа страшных ситуаций, пережитых ими при взаимодействии с окружающей действительностью. В-третьих, реальные объекты страха чеченских детей включают животных и природные явления, которые отсутствуют у московских дошкольников (змея, крыса, паук, жук, мышь, гром, сильный ветер и др.).

Различия между выборами объектов московскими и грозненскими детьми статистически значимы (применялся непараметрический критерий Манна-Уитни: р<0,05).

Данные, полученные с помощью методик «Выбор самой страшной картинки» и «Пиктограмма», позволяют провести качественный анализ объяснений детьми своего выбора той или иной карточки, подбора объекта для обозначения слов. Комментарии дают возможность выявить, что является для ребенка в выбранном объекте пугающим – внешние признаки или угрожающие действия, или этот предмет вызывает неопределенный страх у ребенка. Однако проведение данных методик с грозненскими детьми выявило еще одну особенность отношения детей к эмоции страха. Практически все чеченские дети и среднего, и старшего дошкольного возраста не комментировали или отказывались объяснять свой выбор. Вероятно, это обстоятельство связано с особым отношением чеченского народа к страху, которое передается каждому ребенку с раннего детства. Страх – это негативное явление, которое не вызывает уважения окружающих. Усугубляющим фактором выступило то, что экспериментатором была женщина: для мальчиков в такой ситуации особенно важно быть смелым, не боящимся ничего.

Однако несколько объяснений обозначения слова Страх с помощью того или иного объекта в «Пиктограмме» были получены. Так, сильный ветер страшен, поскольку «снесет дома», в результате наводнения «людям негде будет жить». Но эти немногие комментарии позволяют предположить, что названные объекты являются элементами эмоционального образа страшной ситуации, с которой знаком ребенок в силу разных причин (слышал рассказ, видел по телевизору или в жизни). А опасным и пугающим являются действия (или последствия действий), которые совершает персонаж, т.е. исходящая от него угроза. Это подтверждает выявленную динамику объектных страхов дошкольников, обусловленную познавательным развитием детей – рост осознанности и дифференцированности страха.

Однако предполагаемые объекты, связанные с историей народа Чечни, а именно, военными действиями, не вошли в перечень объектов страха, выявленный с помощью примененных методик. Интересным оказался тот факт, что разного рода оружие использовалось чеченскими детьми для обозначения слова «зло» в методике «Пиктограмма».

В список слов для запоминания в методике «Пиктограммы» включены пять слов. Анализ детских ответов на все слова из этого списка не входил в задачи исследования. Однако отсутствие при обозначении слова Страх у чеченских детей объектов, связанных с войной, военными действиями, побудили изучить их решения для обозначения слова Зло. Анализ объектов, нарисованных и названных для обозначения этого слова, позволил расширить представления об объектных страхах чеченских дошкольников. Так, грозненские дети в 100% случаях называли реальные объекты для обозначения слова Зло. При этом подавляющее количество этих объектов связано с вооружением, военными действиями и т.п. (автомат, пистолет, БТР, вертолет, взрыв, война, огонь и т.д.). У старших дошкольников эти обозначения составляют 82,3% у детей 5-6 лет и 73,3% у детей 6-7 лет. Практически, ни один из названных объектов не назывался к слову Страх. Исключение составляет нож, который в 23,5% использовался детьми шестого года жизни и для обозначения слова Зло. Интересно, что грозненские дошкольники называли и слова, не относящиеся к военной тематике, но имеющие отношение к социальной сфере: рука, слово. Однако можно предположить, что объекты к слову Зло названы потому, что связаны с ситуациями причинения одним человеком страданий и несчастья другому. Соответственно, представления о страхе у чеченских дошкольников связаны с другими ситуациями, в которых не принимает участия человек, нет горести и бедствий, причинами которых является человек.

Анализ рисунков московских дошкольников к слову Зло позволяет говорить о том, что представления детей об объектах, обозначающих страх и зло, не дифференцированы. В 35,7% объекты совпадают с теми, которые подбирались для обозначения слова Страх (монстр, привидение, акула и др.). В 39,3% случаях понимание слова Зло не разделяется со словом Злость (мама сердится, мама наказывает и т.п.). 14,3% детей не знают, с помощью чего можно обозначить слово. Лишь в 10,7% объектов отражается смысл слова Зло (пиратское золото, драка и др.).

Различия между выборами объектов для обозначения Страха и Зла статистически значимы (использовался непараметрический критерий Уилкоксона: р£0,05)

Выявленный факт требует дальнейшего изучения. Однако можно предположить, что особенность объектов, символизирующих страх и зло, у чеченских детей обусловлена не только ситуациями, вошедшими в опыт детей. Вероятно, большое значение имеет отношение взрослых к различным событиям и их понимание, обусловленные культурно-национальными традициями.

Таким образом, полученные данные позволяют сделать следующие выводы:

  1. На протяжении дошкольного возраста постепенно возрастает определенность и осознанность объектных страхов. Страшным в объекте становится не столько внешние неприятные характеристики, сколько его угрожающие действия. Это является возрастной особенностью и проявляется и у чеченских, и у московских детей.
  2. Выявление объектов страха является эффективным способом диагностики травмирующего опыта детей.
  3. В особенностях содержания объектных страхов отражается специфика существующих условий жизни и традиций воспитания детей. Для московских детей объектами страха являются преимущественно реально не существующие объекты (персонажи художественных и мультипликационных фильмов, TV-передач и т.п.). Для чеченских дошкольников характерно преобладание страха реальных объектов, которые представлены преимущественно животными и природными явлениями, типичными для территории Чеченской республики. Специфические особенности объектных страхов чеченских дошкольников определяются и динамикой развития – увеличением к концу дошкольного детства реальных и реально не существующих объектов страха.
  4. У чеченских дошкольников в отличие от московских детей существует четкие дифференцированные представления о страхе и зле. Объекты, связанные с войной и военными действиями, однозначно относится детьми г. Грозного к понятию «зло».
  5. Объекты страха являются компонентами эмоционального образа страшной ситуации и могут использоваться в качестве символического средства для решения мнемических задач. Способность использовать образы-символы страха в качестве средства возрастает в старшем дошкольном возрасте.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Особенности образов страха у современных дошкольников // Молодые ученые – московскому образованию. Материалы VIII городской научно-практической конференции молодых ученых и студентов учреждений высшего и среднего образования городского подчинения. – М.: МГППУ, 2009. С.. 0,1 п.л.
  2. Образы - символы страхов старших дошкольников // Психологическая наука и образование. 2009, № 2. С. 0,5 п.л.
  3. Эмоциональные образы страха у дошкольников // Дошкольное воспитание. 2009, №8. С. 0,6 п.л.


Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Логотип PsyJournals.ru Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2020 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2020 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

FacebookTwitter
  Яндекс.Метрика