Детская психология
 

Отрасли        психологии


RSS Настроить


ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
                  ДЛЯ АСПИРАНТОВ





Нарушения интерперсональных отношений и эмоционального развития у детей-сирот без опыта жизни в семье

Диссертант: Чупрова Мария Александровна
Год защиты: 2007
Ученая степень: кандидат психологических наук
Специальность: 19.00.13 – Психология развития, акмеология
Научный руководитель: Зарецкий В.К.
Ведущее учреждение: Институт развития дошкольного образования Российской академии образования
Место выполнения: Факультет психологического консультирования МГППУ
Оппоненты: Обухова Людмила Филипповна, Воликова Светлана Васильевна

Электронная библиотека Московского городского психолого-педагогического университета

Диссертация на сайте psychlib.ru : http://psychlib.ru/mgppu/disers/ChuprovaMA/Cmn-d-247.htm
Доступно для зарегистрированых (на psychlib.ru) пользователей
Добавить в закладки
Версия для печати
Отправить на e-mail

На правах рукописи

Чупрова Мария Александровна

Нарушения интерперсональных отношений и эмоционального развития у детей-сирот без опыта жизни в семье

19.00.13 — психология развития, акмеология

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва — 2007

Работа выполнена на факультете психологического консультирования Московского городского психолого-педагогического университета

Научный руководитель:

кандидат психологических наук Зарецкий Виктор Кириллович

Официальные оппоненты:

  • доктор психологических наук, профессор Обухова Людмила Филипповна, зав. кафедрой возрастной психологии факультета психологии образования МГППУ
  • кандидат психологических наук Воликова Светлана Васильевна, старший научный сотрудник ФГУ «Московский научно-исследовательский институт психиатрии Росздрава»

Ведущее учреждение: Институт развития дошкольного образования Российской академии образования

Защита состоится «8» ноября 2007 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета К — 850.013.01 при Московском городском психолого-педагогическом университете по адресу: 127051, г. Москва, ул. Сретенка, 29.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского психолого-педагогического университета

Автореферат разослан «5» октября 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета И. Ю. Кулагина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования обусловлена остротой проблемы воспитания и развития детей-сирот, численность которых в России ежегодно возрастает. Традиционной для России форме жизнеустройства детей-сирот — помещению их в детский дом — в настоящее время противопоставляются получившие распространение в странах Запада различные формы семейного жизнеустройства. Многочисленные исследования особенностей развития детей-сирот, воспитывающихся в детском доме, указывают на то, что фактор отсутствия семьи оказывает существенное влияние на развитие ребенка-сироты. Это выражается в трудностях социальной адаптации, в особенностях выстраивания ребенком интерперсональных отношений, в специфических искажениях эмоционального и интеллектуального развития, накладывает отпечаток на жизненную траекторию в целом. При этом особенности развития детей-сирот, не имеющих опыта жизни в семье (воспитывающиеся в доме ребенка от рождения), представляющих собой особую категорию внутри популяции детей-сирот, в научном плане остаются мало изученными. В то же время учет этих особенностей необходим при решении практических вопросов организации семейного жизнеустройства детей-сирот, осуществлении психологического сопровождения помещения ребенка в замещающую семью. Изучение психологических особенностей ребенка-сироты, не имеющего опыта жизни в семье, его интерперсональных отношений, нарушений эмоционального развития становится особенно актуальным в контексте расширения практики семейного жизнеустройства детей-сирот. Знание этих особенностей позволит осуществлять подбор и подготовку семей к принятию ребенка с нарушениями эмоционального развития и интерперсональных отношений, будет способствовать снижению вероятности повторных отказов от детей, распространенных в настоящее время и травматичных как для ребенка, так и для семьи.

Объект исследования — развитие ребенка-сироты без опыта жизни в семье.

Предмет исследования — нарушения интерперсональных отношений и эмоционального развития у детей-сирот без опыта жизни в семье в дошкольном и младшем школьном возрасте.

Цель исследования. Выявить специфику интерперсональных отношений и эмоционального развития у детей-сирот без опыта жизни в семье в возрасте 5—9 лет по сравнению с детьми-сиротами с опытом семейной жизни и детьми, воспитывающимися в семье.

Гипотезы исследования.

  1. Отсутствие опыта семейной жизни в раннем возрасте является фактором, обусловливающим качественные особенности интерперсональных отношений и эмоционального развития данной группы детей-сирот в дошкольном и младшем школьном возрасте, отличающие их от детей, имеющих опыт семейной жизни, и детей, воспитывающихся в семье.
  2. В группе детей-сирот без опыта жизни в семье в дошкольном и младшем школьном возрасте можно выделить подгруппы, соответствующие вариантам нарушений развития эмоциональной регуляции, сформировавшимся в раннем возрасте. Эти подгруппы качественно различаются между собой по особенностям нарушений интерперсональных отношений и эмоционального развития.

Задачи исследования.

  1. Провести теоретический анализ влияния фактора материнской депривации и отсутствия опыта жизни в семье на психическое развитие ребенка.
  2. Выделить основные параметры оценки психического развития на основе анализа существующих концепций и проведенных исследований.
  3. Разработать комплекс диагностических методик для сравнения интерперсональных отношений и эмоционального развития детей-сирот, не имеющих опыта жизни в семье, детей-сирот, имеющих опыт жизни в семье, и детей, растущих в семье.
  4. Продолжить лонгитюдное исследование развития детей-сирот без опыта жизни в семье, достигших дошкольного и младшего школьного возраста, комплексное обследование которых в раннем возрасте проведено в диссертационном исследовании Ю. А. Михайловой (2004).
  5. Провести сравнительный анализ интерперсональных отношений и эмоционального развития детей-сирот без опыта жизни в семье, детей-сирот с опытом жизни в семье и детей, растущих в семье.
  6. Провести сравнительный анализ интерперсональных отношений и эмоционального развития, характерных для разных подгрупп детей без опыта жизни в семье, выделенных в исследовании Ю. А. Михайловой (2004).
  7. Провести сравнительный анализ интерперсональных отношений и эмоционального развития трех групп детей в дошкольном и младшем школьном возрасте (детей-сирот без опыта жизни в семье, детей-сирот с опытом жизни в семье и детей, растущих в семье).

Теоретические основания исследования

Теоретико-метологической основой исследования являются представления о механизмах развития, разработанные в отечественной психологии, о роли взаимоотношений и совместной деятельности ребенка и взрослого (Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Д. Б. Эльконин, Л. И. Божович, М. И. Лисина, Л. Ф. Обухова, В. И. Слободчиков, М. Ю. Кондратьев и др.), о зоне ближайшего развития, как сложном, многомерном пространстве взаимодействия ребенка и взрослого (Л. С. Выготский, 1984, Л. Ф. Обухова, И. А. Корепанова, 2005, В. К. Зарецкий, 2007). Данный подход позволяет рассматривать различные аспекты развития и как относительно независимые, и как обусловленные неким общим фактором — в данном случае материнской депривацией и отсутствием опыта жизни в семье. Для анализа различных аспектов развития интерперсональных отношений и эмоциональной сферы используются представления, разрабатываемые в теории объектных отношений (М. Кляйн, Д. Винникотт, М. Балинт, М. Малер), в теории привязанности Дж. Боулби, представления о типах эмоциональной регуляции, развитые в отечественной психологии (В. В. Лебединский, М. К. Бардышевская, Ю. А. Михайлова).

Методы исследования.

Для диагностики нарушений интерперсональных отношений и эмоционального развития детей был разработан методический комплекс. В него вошли: 1) Методика «Лесенка» (В. Г. Щур), 2)«Азбука настроений» (Н. Л. Белопольская); 3) «Метаморфозы» (Н. Я. Семаго); 4) Проективный тест для детей САТ; 5) Цветовой тест отношений Эткинда (Е. Ф. Бажин, А. М. Эткинд) 6) «Половозрастная идентификация (Н. Л. Белопольская); 7) Проективный рисунок (Дж. Бук). Кроме того, использовались методы беседы, наблюдения, ассоциативный эксперимент, специально разработанное структурированное интервью для воспитателей детских домов и интернатов, анализ катамнестических данных о детях основной группы. Для статистического анализа использовался программный пакет SPSS for Windows, Standard Version 11.5, Copyright © SPSS Inc., 2002.

Характеристика обследованных групп.

Численность основной группы — 31 ребенок. Это дети-сироты дошкольного (10 человек) и младшего школьного (21 человек) возраста без опыта жизни в семье, которые воспитывались в доме ребенка № 12 в младенческом и раннем возрасте, и по типу эмоциональной регуляции в исследовании Ю. А. Михайловой (2004) были разделены на три подгруппы: условная «детдомовская» норма (8 человек), дети с «неустойчивостью высших форм эмоциональной регуляции» (12 человек), дети с «недоразвитием эмоциональной регуляции» (11 человек). На момент исследования дети находились в 12 детских домах и интернатах Москвы и Московской области.

Первую контрольную группу составили дети-сироты с опытом жизни в семье дошкольного (6 человек) и младшего школьного возраста (22 человека), попавшие в учреждение в возрасте 3—6 лет и проживающие в тех же детских домах и интернатах, что и дети из основной группы.

Вторую контрольную группу составили дети дошкольного (10 человек) и младшего школьного возраста (21 человек), воспитывающиеся в семье. Их обследование проводилось в детском саду № 1874 и общеобразовательной школе г. Москвы № 489.

Научная новизна.

Впервые проведено эмпирическое исследование особенностей интерперсональных отношений и эмоционального развития детей-сирот без опыта жизни в семье в дошкольном и младшем школьном возрасте как особой группы. Поскольку в данной работе обследовались дети, которые в младенческом и раннем возрасте участвовали в исследовании Ю. А. Михайловой (2004), впервые создана экспериментальная группа детей-сирот без опыта жизни в семье, развитие которых прослежено с младенческого до младшего школьного возраста. Выявлены и описаны негативные особенности интерперсональных отношений и эмоционального развития, отличающие детей-сирот без опыта жизни в семье от детей семейных и детей-сирот, имеющих опыт жизни в семье. Установлены нарушения интерперсональных отношений и эмоциональной сферы, характерные для разных вариантов развития детей без опыта жизни в семье. Эмпирически обоснован тезис о преимуществе семейного жизнеустройства ребенка-сироты в младенческом возрасте, что может позволить избежать долговременных негативных последствий фактора материнской депривации для дальнейшего развития ребенка.

Теоретическая значимость.

Дано теоретическое обоснование необходимости изучения психологических особенностей детей-сирот без опыта жизни в семье, как особой группы, развитие которой обусловлено фактором тотальной материнской депривации и его последствиями. Выделены теоретические параметры и эмпирические показатели, позволяющие осуществлять сравнительный анализ развития разных групп детей по особенностям их интерперсональных отношений и эмоциональной сферы. Получают теоретическое объяснение эмпирические данные о наличии у детей-сирот прямо противоположных установок по отношению к взрослым (незаинтересованность в отношениях с взрослым и центрированность на них, стремление к ним), как связанные с разными вариантами искажения развития у разных групп детей, возникающих в условиях материнской депривации.

Практическая значимость.

Полученные данные могут быть использованы для разработки системы психологической помощи родителям, принимающим в семью ребенка-сироту старше 18 месяцев. Понимание специфики нарушений интерперсональных отношений и особенностей эмоционального развития детей без опыта жизни в семье необходимо для учета этих значимых факторов при подготовке и консультационном сопровождении семьи. Полученные в работе результаты имеют практическое значение для обучения и повышения квалификации психологов, работающих в детских домах с детьми-сиротами и с членами семьи, в которой воспитывается ребенок-сирота (при разных формах семейного жизнеустройства ребенка). Полученные данные обосновывают необходимость расширения практики семейного жизнеустройства детей-сирот младенческого возраста.

Достоверность научных результатов исследования обеспечивается адекватностью используемых методов целям и задачам исследования, применением различных методик в комбинации друг с другом в рамках единого комплекса, достаточной численностью выборки испытуемых, обработкой полученных данных с помощью методов математической статистики и качественного анализа.

Положения, выносимые на защиту:

1. У детей-сирот без опыта жизни в семье есть качественные негативные особенности в интерперсональных отношениях и эмоциональном развитии, отличающие их от детей-сирот, имеющих опыт семейной жизни, и детей, воспитывающихся в семье. Эти нарушения касаются следующих параметров: 1) реальные отношения с взрослым, 2) представления о детско-родительских отношениях; 3) представления о других людях; 4) представления о себе; 5) эмоциональная сфера (способность к пониманию эмоциональных переживаний и уровень эмоционального благополучия).

2. Дети-сироты дошкольного и младшего школьного возраста без опыта жизни в семье в зависимости от типа эмоциональной регуляции, сформировавшегося в раннем возрасте (классификация Ю. А. Михайловой), различаются характером нарушений интерперсональных отношений и эмоционального развития.

2.1. Дети, у которых в младенческом и раннем возрасте потребность в привязанности опредметилась на группе сверстников и достаточно гармоничен весь профиль эмоциональной регуляции, в дошкольном и младшем школьном возрасте отличаются более высокими показателями эмоционального и интеллектуального развития при выраженных нарушениях представлений о взаимоотношениях «ребенок—взрослый», включая детско-родительские отношения.

2.2. Дети, у которых привязанность в младенческом возрасте носит неустойчивый характер и эмоциональная регуляция также неустойчива и часто дает сбои, в дошкольном и младшем школьном возрасте характеризуются низкими показателями интеллектуального и эмоционального развития, активным поиском объекта привязанности и острым переживанием своего одиночества.

2.3. Дети, у которых привязанность в младенческом возрасте носит неустойчивый характер и отмечается глубокая задержка эмоционального и интеллектуального развития, в дошкольном и младшем школьном возрасте сохраняют более низкие показатели интеллектуального и эмоционального развития, характеризуются направленностью на поиск объекта привязанности, при этом их представления о детско-родительских отношениях являются достаточно адекватными.

Апробация работы и внедрение результатов:

По результатам работы были сделаны доклады на V городской межвузовской научно-практической конференции «Молодые ученые — московскому образованию» (Москва, 2006 г.); на конференции «Глинские чтения» в рамках XIV Международных Рождественских образовательных чтений (Москва, 2006 г.); на международной конференции по вопросам деинституционализации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в России (Москва, 2006 г.).

Материалы исследования докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета психологического консультирования МГППУ (2005, 2006), на заседании Центра профилактики асоциального поведения и сиротства МГППУ (2005), лаборатории психолого-педагогических проблем непрерывного образования детей и молодежи с особенностями развития и инвалидностью МГППУ (2006), на заседании Ученого Совета факультета психологического консультирования МГППУ (2007).

Результаты исследования используются в работе детского дома № 17 г. Москвы и при чтении курсов на факультете повышения квалификации в Московском городском психолого-педагогическом университете.

Структура диссертации. Работа изложена на 193 страницах машинописного текста, состоит из введения, семи глав, выводов, заключения, списка литературы из 216 наименований и приложения. Работа содержит 10 таблиц, 33 рисунка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность работы, сформулированы предмет, цель, задачи и гипотезы, раскрыты методологические основания исследования, дано описание использованных методов, научной новизны, теоретической и практической значимости, представлены основные положения, выносимые на защиту.

Работа включает две части. Первая часть состоит из трех глав и посвящена теоретическому анализу влияния фактора отсутствия опыта жизни в семье на развитие ребенка.

В первой главе проанализированы теоретические представления о роли матери в младенческом и раннем возрасте в различных психологических школах. Особое внимание уделено теориям, в рамках которых разрабатывались значимые для нашей работы теоретические идеи и проводились важные для обоснования работы эмпирические исследования: теории интерперсональных отношений (Г. Салливан, 1999, К. Хорни, 2007, Э. Фромм,1998), теории объектных отношений (M. Klein, 1952, 1958, М. Кляйн, 1997, 2001, D. W. Winniccott, 1960, 1971, Д. Винникотт, 1998, 2002, М. Балинт, 2002, М. Mahler, 1975); Эго-психологии (А. Freud, 1943, 1944, 1965, А. Фрейд, 1999, R. A Spitz, 1946, 1957, Р. Спиц, 2000, Э. Эриксон, 1996); теории привязанности Дж. Боулби (J. Bowlby, 1969, 1973, 1980, Дж. Боулби, 2003, 2004, 2006), отечественным теориям (Л. С. Выготский, 1984, Д. Б. Эльконин, 1995, М. И. Лисина, 1986, В. В. Лебединский, М. К. Бардышевская, 2003, В. И. Слободчиков, Е. И. Исаев, 2000). Показано, что в разных психологических школах отмечается исключительная роль матери в развитии в младенческом и раннем возрасте. Наличие глубокой эмоциональной связи с близким взрослым является основой для всего дальнейшего развития (Г. Салливан, М. Кляйн, Д. Винникот, А. Фрейд, Л. С. Выготский, Д. Б. Эльконин). В результате проведенного анализа доказывается, что на основании исключительно значимой роли матери в младенческом и раннем возрасте, детей, не имеющих опыта жизни в семье, следует рассматривать как особую группу, и можно ожидать, что фактор тотальной материнской депривации оказывает негативное влияние на развитие ребенка в целом, которое проявляется в более поздних возрастах.

Во второй главе анализируются существующие эмпирические исследования влияния материнской депривации и воспитания в учреждении на психическое развитие ребенка. Показано, что у детей-сирот отмечаются задержки и искажения физического (С. А. Ананьин, 1988, Г. Н. Потапова, 1994, Г. В. Лиджиева, 1999, О. В. Копейкина, 2002, В. В. Толстов, 2003), интеллектуального (С. В. Гречаный, 1998, И. А. Коробейников, В. М. Слуцкий, 1990, А. М. Прихожан, Н. Н. Толстых, 1990, 2005), эмоционального (Л. И. Божович, 1960, С. Е. Рыжикова, 1990, Л. П. Стрелкова, 1995, М. О. Проселкова, 2002, М. А. Чернова, 2003, В. К. Зарецкий и др. 2002), нравственного и социального развития (Н. Н. Денисевич,1992, Ж. К. Султангалиева, 1988, М. А. Егорова, 1998, Р. В. Солнышкина, 2002) по сравнению с детьми, воспитывающимися в семье. В многочисленной литературе отмечаются отличия детей-сирот от семейных детей во всех возрастах — от младенческого до юношеского. И на каждом этапе описаны нарушения, искажающие психическое развитие ребенка-сироты (Л. М. Царегородцева, 1987, И. В. Дубровина, М. И. Лисина, 1982, И. В. Дубровина, А. Г. Рузская, 1990, Е. В. Некрасова, 1991, М. С. Мухина, 1991, Н. Н. Крыгина, 1993, Э. А. Минкова, 1995, Л. П. Стрелкова, 1995, А. А. Ярулов, 1996, Е. Г. Трошихина, 1997, Л. В. Корнеева, 1999, Н. Н. Авдеева, Н. А. Хаймовская, 2003, Е. Н. Трухманова, 2003, Г. А. Сатаева, 2004, В. В. Козлов, Н. В. Клюева, 2004, И. Ю. Кулагина, Л. Ф. Сенкевич, Л. В. Сенкевич, 2005).

Анализ результатов исследований, посвященных особенностям интерперсональных отношений и эмоционального развития у детей-сирот, показывает, что у них выражены нарушения отношений с взрослыми (Й. Лангмейер, З. Матейчик, 1984, Е. П. Пашина, А. Х. Рязанова, 1993, М. К. Бардышевская, 1995, Л. П. Стрелкова, 1995, В. Н. Ослон, А. Б. Холмогорова, 2001, Е. О. Кравчино, 2004, А. М. Прихожан, Н. Н. Толстых, 1990, 2005). У детей отмечаются нарушения представления о семейных ролях, отсутствие родственной привязанности к братьям и сестрам (Л. М. Шипицына, Е. С. Иванов, А. Д. Виноградова и др., 1997, В. Н. Ослон, 2002), Межличностные отношения детей-сирот имеют свою специфику, обусловленную депривацией (И. А. Залысина, Е. О. Смирнова, 1985, Н. В. Репина,1990, Е. В. Виноградова, 1992, Л. А. Девис, 1993, Ю. А. Михайлова, 2004, М. Ю. Кондратьев, 2005).

Недостаточный опыт совместных с взрослым эмоциональных переживаний приводит к нарушению и искажению в развитии эмоциональной сферы (И. В. Дубровина, М. И. Лисина, 1982, Ж. К. Султангалиева, 1988, С. Е. Рыжикова, 1990, Дембеле К. Н'До, 1992, Е. П. Пашина, А. Х. Рязанова, 1993, Л. П. Стрелкова, 1995, Ю. В. Егошкин,1995, В. М. Слуцкий, 1996, М. О. Проселкова, 2002).

Как показывает анализ, результаты некоторых исследований противоречат друг другу. Например, в одних исследованиях отмечается, что дети-сироты имеют низкую самооценку, причем считается, что самооценка зависит от длительности пребывания ребенка в детском доме — чем дольше пребывание, тем ниже самооценка (Е. А. Стребелева, 1998, С. В. Березин, Ю. Б. Евдокимова 2003, McIntire, Carlson, 1975, Kadushin, 1978). В других исследованиях, наоборот, выявляется более высокая самооценка по сравнению с семейными детьми, что, как считают авторы, носит защитный характер (Н. В. Репина, 1990). Другой пример противоречий: с одной стороны, указывается на то, что привязанность к группе сверстников у детей-сирот сильно выражена и является механизмом, позволяющим ребенку скомпенсировать отсутствие матери (М. К. Бардышевская, 1995, Ю. А. Михайлова, 2004); с другой стороны, подчеркивается отчужденность детей друг от друга и даже отмечается травмирующее влияние группы на эмоциональное состояние (М. С. Мухина, 1991, Л. М. Шипицына, 2005). На некоторые подобные противоречия исследователи указывают сами. Так, например, большинство авторов отмечают искажения в развитии отношений с взрослыми, которые выражаются в проявлениях незаинтересованности в общении с взрослым, или в максимальной центрированности на этих отношениях, или в том и другом одновременно. Контакты ребенка-сироты с взрослым, как отмечается, очень специфичны: ребенок одновременно домогается внимания и отторгает его, в контакте проявляется то агрессивность, то пассивное отчуждение (И. В. Дубровина, А. Г. Рузская, 1990, М. С. Мухина, 1991, Э. А. Минкова, 1995, Е. А. Стребелева, 1998, Л. М. Шипицина и др. 1997, 2005, В. Н. Ослон, 2002). Наличие противоречий, отмеченных в различных исследованиях, указывает на неоднозначность и сложность картины нарушений развития ребенка-сироты, требующей дальнейшего изучения их механизмов.

Исследования развития детей-сирот, с рождения не имевших опыта общения с матерью, ограничиваются ранним возрастом, когда дети находятся в доме ребенка. В них показано, что в развитии детей, с рождения воспитывающихся в доме ребенка, уже в младенческом и раннем возрасте наблюдаются особенности, отличающие их от детей, воспитывающихся в семье (С. Ю. Мещерякова, 1982, Л. М. Царегородцева, 1987, Э. Пиклер, 1989, Р. Ж. Мухамедрахимов, 1999, Н. Н. Авдеева, Н. А. Хаймовская, 2003, Т. В. Сохина, 2003, К. В. Солоед, 1997, Т. В. Соломатина, 2004, Ю. А. Михайлова, 2004).

После 4 лет дети попадают в детские дома и интернаты и «смешиваются» с группой детей-сирот, имеющих опыт жизни в семье. Выявлено, что в подавляющем большинстве эмпирических исследований группы детей-сирот с опытом и без опыта жизни в семье не разделяются. В некоторых зарубежных (W. Goldfarb, 1955, B. Tizard, J. Rees, 1975, M. Pringle, V. Bossio, 1960) и отечественных работах (Н. М. Неупокоева,1980, М. К. Бардышевская, 1995, М. О. Проселкова, 2002, В. Н. Ослон, 2002) получены данные о том, что группу детей-сирот без опыта жизни в семье необходимо рассматривать как имеющую специфические особенности в развитии, отличающие ее от детей, имевших семейный опыт. Исследования развития детей без опыта жизни в семье за рамками младенческого и раннего возраста единичны (возможно, по причине организационных трудностей): имеются данные по детям младшего дошкольного (М. К. Бардышевская, 1997) и подросткового возраста (М. О. Проселкова, 2002). Среди отечественных работ лонгитюдных исследований, в которых прослеживается развитие детей без опыта жизни в семье от младенческого до младшего школьного возраста, нет. В данной работе ставится задача проследить влияние фактора тотальной материнской депривации и отсутствия опыта жизни в семье на развитие детей-сирот в других возрастах — дошкольном и младшем школьном возрасте. Решение этой задачи оказалось возможным благодаря построению данной работы как продолжения лонгитюдного исследования развития группы детей из дома ребенка в младенческом и раннем возрасте, проведенного Ю. А. Михайловой (2004).

В третьей главе представлен замысел эмпирического исследования и теоретические основания работы. В соответствии с задачей продолжения лонгитюдного исследования, начатого Ю. А. Михайловой на детях без опыта жизни в семье, были собраны данные о дальнейшей судьбе этих детей, установлены детские дома, в которых они оказались после дома ребенка. Основная идея эмпирического исследования заключалась в том, чтобы путем проведения комплексного обследования развития детей без опыта жизни в семье, выявить отличия их от детей семейных и детей-сирот, имеющих опыт жизни в семье. Вторая задача состояла в том, чтобы проверить, продолжают ли оказывать влияние на развитие детей в дошкольном и младшем школьном возрасте те механизмы эмоциональной регуляции, которые сложились под влиянием фактора тотальной материнской депривации в младенческом и раннем возрасте, — механизмы, выявленные и описанные в работе Ю. А. Михайловой (2004), которая выделила пять групп детей в соответствии с вариантами развития эмоциональной регуляции.

В группе условная «детдомовская» норма объединены дети с хорошей адаптацией к детскому дому. Система эмоциональной регуляции у них переориентирована на группу сверстников, что позволяет им достаточно успешно эмоционально и интеллектуально развиваться. Весь профиль эмоциональной регуляции у них достаточно гармоничен. К группе с неустойчивостью высших форм эмоциональной регуляции относятся дети, для которых характерны склонность к кратковременным регрессам, повышенная возбудимость, аффективные колебания. Данная группа детей представляет наибольшие трудности для воспитателей. Привязанность носит крайне неустойчивый характер, контакты с взрослым поверхностны и непродолжительны. Профиль эмоциональной регуляции дисгармоничен, отмечаются выраженные диссоциации между уровнями. У детей из группы «с преобладанием явлений задержки и недоразвития эмоциональной регуляции» профиль эмоциональной регуляции равномерно снижен, выражена общая задержка психического развития. Дети не избирательны в общении, стремятся к тактильному контакту. Для них, по данным Ю. А. Михайловой, характерна повышенная ригидность нарушений. Две другие группы, описанные в работе Ю. А. Михайловой, крайне малочисленны, и представители этих групп в наше исследование включены не были.

В результате теоретического анализа представлений о роли матери в развитии ребенка и эмпирических данных об особенностях детей, воспитывающихся вне семьи, выделены основные параметры, характеризующие интерперсональные отношения и эмоциональное развитие, по которым ожидаются отличия группы детей-сирот без опыта жизни в семье от контрольных групп: 1) Реальные отношения с взрослыми; 2) Представления о детско-родительских отношениях; 3) Значимость отношений со сверстниками; 4) Представления о других людях; 5) Представление о себе; 6) Эмоциональная сфера; 7) Интеллектуальное развитие.

Во второй части диссертации, состоящей из четырех глав, представлено эмпирическое исследование особенностей развития детей-сирот без опыта жизни в семье в сравнении с детьми, воспитывающимися в семье и детьми-сиротами, имеющими опыт семейной жизни.

Четвертая глава посвящена описанию организации эмпирического исследования. Даны характеристики основной (дети без опыта жизни в семье) и двух контрольных групп детей (дети, воспитывающиеся в семье, и дети-сироты с опытом жизни в семье). Основную группу составили дети, входившие в экспериментальную группу в исследовании Ю. А. Михайловой (2004). Ею были отобраны дети без грубой недоношенности и выраженных нарушений ЦНС, без выраженной задержки (к концу первого года жизни) психомоторного развития. Развитие этих детей отслеживалось в доме ребенка до четырехлетнего возраста. После дома ребенка дети были распределены по разным детским домам и интернатам. Поиск детей был к тому же осложнен тем, что большинство детей сменили несколько учреждений.

Нами проводилось исследование в 12 детских домах и интернатах г. Москвы и Московской области.

Таблица № 1. Распределение детей из основной группы по учреждениям.


Дет­ские до­ма


Ин­тер­на­ты

Уч­ре­ж­де­ние

№ 1

№ 9

№ 37

№ 39

№ 46

Пра­во­слав­ный при­ют

№ 1

№ 4

№ 8

№ 5

№ 62

№ 72

Ко­ли­че­ст­во де­тей

3

2

1

2

1

3

2

1

2

3

4

7


В связи с разбросанностью детей основной группы по многочисленным детским домам и интернатам были сформулированы организационные требования к исследованию — ограниченность количества встреч с детьми и их продолжительности, и вытекающие из этого требования к методам. Методический комплекс был составлен так, чтобы, с одной стороны, обладать многоаспектностью, т. е. позволить нам изучать как можно больше особенностей интерперсональных отношений и эмоционального развития, с другой стороны, быть оперативным и компактным. Диагностика всех детей проводилась индивидуально в форме различных игр и заданий, в течение 2—3 встреч по 1,5—2 часа. Обработка и анализ результатов проводились в три этапа. На первом этапе в ходе первичной обработки эмпирических данных, выявлены эмпирические показатели интерперсональных отношений и эмоционального развития для сравнения обследуемых групп. На втором этапе проводился количественный анализ эмпирических данных для выявления статистически значимых различий между обследуемыми группами. На третьем этапе проводился качественный анализ эмпирических данных, направленный на описание типов развития детей без опыта жизни в семье.

В пятой главе анализируются результаты обследования детей с помощью разработанного методического комплекса для оценки основных параметров психического развития. Общий вопрос данного этапа обработки данных был сформулирован следующим образом: «Какие есть особенности в реальных отношениях с взрослыми и сверстниками, в представлениях о детско-родительских отношениях, о себе и о других, характеристиках эмоциональной сферы у детей без опыта жизни в семье в сравнении с контрольными группами?». В результате анализа были выделены 29 эмпирических показателей, относящихся к изучаемым нами 7 параметрам (см. таблицу № 2). В главе описано, как через результаты, полученные по отдельным методикам, выделялись показатели, и приводятся иллюстрирующие их примеры.

В шестой главе приводятся и обсуждаются результаты сравнительного анализа различий между экспериментальной и контрольными группами по выделенным параметрам психического развития. Для количественного анализа использовались таблицы сопряженности и тест ANOVA в его модификации Post hoc тест Бонферрони. Группы сравнивались по выделенным нами параметрам. С помощью статистического анализа проводилось, во-первых, сравнение групп детей-сирот без опыта жизни в семье, детей-сирот с опытом жизни в семье и детей, воспитывающихся в семье; во-вторых, сравнение подгрупп детей-сирот без опыта жизни в семье — подгруппа условная «детдомовская норма», подгруппа с «неустойчивостью высших форм эмоциональной регуляции», подгруппа с «недоразвитием эмоциональной регуляции» (в терминологии Ю. А. Михайловой). В-третьих, проводилось сравнение детей основной и контрольных групп по возрастам: сравнивались отдельно дети дошкольного и младшего школьного возраста.

Статистический анализ с помощью таблиц сопряженности и теста ANOVA в его модификации Post hoc тест Бонферрони показал, что группа детей-сирот без опыта жизни в семье значимо отличается не только от семейных детей, но и от детей-сирот с опытом жизни в семье по шести параметрам. На приведенных ниже рисунках 1—6 в левом столбце представлены данные по детям, воспитывающимся в семье, в центральном столбце — по детям-сиротам с опытом жизни в семье. В крайнем правом столбце — по детям без опыта жизни в семье. Чем ниже высота столбца, тем более выражены нарушения.

Рис. 1. Реальные отношения с взрослым.

Различия средних неслучайны (таблицы сопряженности, р<0.001). Все межгрупповые различия значимы (ANOVA, Post hoc тест Бонферрони, p<0.001).

По этому показателю все три группы значимо отличаются между собой (р<0.001). Особенно сильно выражены нарушения у группы детей-сирот без опыта жизни в семье (р<0.001).

Рис. 2. Представления о детско-родительских отношениях.

Различия средних неслучайны (таблицы сопряженности, р=0.03). Межгрупповые различия: первая отличается от второй и третьей (ANOVA, Post hoc тест Бонферрони, p<0.01).

По параметру представления о детско-родительских отношениях значимые различия (p<0.01) проявляются между группой семейных детей и группами детей-сирот (как с опытом, так и без опыта жизни в семье). Однако, как показал статистический анализ по показателям, нарушения по этому параметру у детей-сирот с опытом и без опыта жизни в семье разные. У детей-сирот с опытом жизни в семье ярко проявляются переживания, связанные с травмой из-за разрыва с родителями (показатели «Жизнь с детьми или другими взрослыми» (p=0,001), «Дети не могут общаться с родителями из-за их смерти» (p=0,031). У детей-сирот без опыта жизни в семье значимо выражены показатели «Представление о неадекватных д/р отношениях» (p=0,004), «Игнорирование темы д/р отношений» (p =0,007).

Рис. 3. Представления о других людях.

Различия средних неслучайны (таблицы сопряженности, р<0.001). Межгрупповые различия: третья отличается от первой и второй (ANOVA, Post hoc тест Бонферрони, p<0.001).

Статистический анализ показал, что по параметру «Представление о других людях» дети-сироты без опыта жизни в семье значимо отличаются (р<0.001) от семейных детей и от детей-сирот с опытом жизни в семье.

Рис. 4. Представление о себе.

Различия средних неслучайны (таблицы сопряженности, р<0.001). Межгрупповые различия: первая отличается от второй и третьей (ANOVA, Post hoc тест Бонферрони, p<0.001).

Представление о себе у детей-сирот с опытом и без опыта жизни в семье сильно нарушено. Обе группы детей-сирот значимо отличаются от группы семейных детей (p<0.001), но мало различаются между собой (значимые отличия есть по показателю «Половозрастная идентификация», p=0,013).

Рис. 5. Эмоциональная сфера.

Различия средних неслучайны (таблицы сопряженности, р<0.001). Все межгрупповые различия значимы (ANOVA, Post hoc тест Бонферрони, p<0.001).

Наибольшие нарушения наблюдаются у детей-сирот без опыта в жизни в семье. Выраженность эмоциональных нарушений статистически значимо отличает группу детей-сирот без опыта жизни в семье не только от семейных детей (p<0.001) , но и детей-сирот с опытом жизни в семье (p<0.001).

Рис.6. Интеллектуальное развитие.

Различия средних неслучайны (таблицы сопряженности, р<0.001). Все межгрупповые различия значимы (ANOVA, Post hoc тест Бонферрони, p<0.001).

Более всего отставание в интеллектуальном развитии выражено у детей-сирот без опыта жизни в семье. Отличия детей без опыта жизни в семье, как от семейных детей, так и от детей с опытом жизни в семье, статистически значимы (p<0.001).

Статистический анализ также показал, что есть значимые различия и в группе детей-сирот без опыта жизни в семье между тремя подгруппами. Дети из подгруппы «детдомовская норма» значимо отличаются от детей из других подгрупп по параметру «Реальные отношения со взрослым» (p<0.01). И значимо выражены различия между подгруппами «детдомовская норма» и «с недоразвитием эмоциональной регуляции (ЭР)» по параметру «Интеллектуальное развитие» (p=0.02). Как тенденции проявились более выраженные нарушения (по сравнению с другими подгруппами) по параметру «Эмоциональное развитие» у подгруппы «с неустойчивостью ЭР» и менее выраженные нарушения по параметру «Представления о детско-родительских отношениях» у подгруппы с «недоразвитием ЭР». Следует подчеркнуть, что результаты для такой маленькой выборки даже с математической точки зрения являются важными.

Статистический анализ показал, что в группе детей-сирот без опыта жизни в семье в младшем школьном возрасте становятся более выражены нарушения по параметрам «Реальные отношения с взрослыми» (р<0.001) и «Представление о детско-родительских отношениях» (р=0,013). Интеллектуальное развитие у детей-сирот без опыта жизни в семье значимо снижено по сравнению с другими группами и в дошкольном, и в младшем школьном возрасте (р<0,001). По параметрам «Представление о других» (р=0,01), «Представление о себе» (р=0, 005) и «Эмоциональная сфера» (р=0,017) у детей-сирот без опыта жизни в семье при переходе от дошкольного возраста к младшему школьному происходит статистически значимое снижение выраженности нарушений. У детей-сирот с опытом жизни в семье проживание в учреждении приводит к «остановке» развития по этим параметрам. Поэтому в младшем школьном возрасте отличия между этими группами становятся статистически менее выраженными.

В седьмой главе обсуждаются результаты качественного сравнительного анализа, направленного на целостное описание особенностей интерперсональных отношений и эмоционального развития в разных группах, который проводился по тем же семи параметрам:

Как было описано, каждый параметр включает в себя несколько показателей (всего показателей 29). Для наглядности мы использовали диаграммы, в которых отражено, в каком процентном соотношении выражены нарушения по каждому из показателей в группе семейных детей, в группе детей-сирот с опытом жизни в семье и в группе детей-сирот без опыта жизни в семье.

Таблица № 2 Показатели диаграмм

Па­ра­мет­ры

По­ка­за­те­ли

Мак­си­маль­ная вы­ра­жен­ость

Ми­ни­маль­ная вы­ра­жен­ность

1

Ре­аль­ные от­но­ше­ния с взрос­лы­ми

На­ли­чие при­вя­зан­но­сти к взрос­ло­му

Есть

Нет

2

Зна­чи­мость кон­так­та с не­зна­ко­мым взрос­лым

Не зна­чим

Зна­чим

3

Зна­чи­мость от­но­ше­ний к свер­ст­ни­кам

Зна­чи­мость от­но­ше­ний со свер­ст­ни­ка­ми

Не зна­чи­мы

Зна­чи­мы

4

Пред­став­ле­ния о дет­ско-ро­ди­тель­ских от­но­ше­ни­ях

Пред­став­ле­ние о по­ло­жи­тель­ных д/р от­но­ше­ни­ях

Есть по­ло­жит.

Нет по­ло­жит.

5

Пред­став­ле­ние о не­аде­к­ват­ных д/р от­но­ше­ни­ях

Нет пред­став­ле­ний о не­аде­к­ват­ных д. р. о.

Есть пред­став­ле­ния о не­аде­к­ват­ных д. р. о.

6

Иг­но­ри­ро­ва­ние те­мы д/р от­но­ше­ний

Нет иг­но­ри­ро­ва­ния

Есть иг­но­ри­ро­ва­ние

7

«От­сут­ст­вую­щие» от­но­ше­ния ме­ж­ду деть­ми и взрос­лы­ми

Нет та­кой те­мы

Есть та­кая те­ма

8

Жизнь с деть­ми или дру­ги­ми взрос­лы­ми

Нет та­кой те­мы

Есть та­кая те­ма

9

Раз­лу­ка и встре­ча с ро­ди­те­ля­ми

Нет та­кой те­мы

Есть та­кая те­ма

10

Де­ти не мо­гут об­щать­ся с ро­ди­те­ля­ми из-за их смер­ти

Нет та­кой те­мы

Есть та­кая те­ма

11

Пред­став­ле­ния о дру­гих лю­дях

Слож­ное пред­став­ле­ние о дру­гих

Слож­ное пред­став­ле­ние

Нет слож­но­го

пред­став­ле­ния

12

Не­га­тив­ное пред­став­ле­ние о дру­гих

Нет не­га­тив­но­го пред­став­ле­ния

Есть не­га­тив­ное

пред­став­ле­ние

13

Ам­би­ва­лент­ное пред­став­ле­ние о дру­гих

Нет ам­бив. пред­став­ле­ния

Есть ам­бив. пред­став­ле­ние

14

Уп­ро­щен­ное пред­став­ле­ние о дру­гих

Нет уп­ро­щен­но­го пред­став­ле­ния

Есть уп­ро­щен­ные пред­став­ле­ния

15

По­ло­воз­ра­ст­ная иден­ти­фи­ка­ция дру­гих

Сфор­ми­ро­ва­на

Не сфор­ми­ро­ва­на

16

Пред­став­ле­ние о се­бе

По­ло­воз­ра­ст­ная иден­ти­фи­ка­ция се­бя

Сфор­ми­ро­ва­на

Не сфор­ми­ро­ва­на

17

Слож­ный об­раз се­бя

Есть слож­ный о. с.

Нет слож­но­го о. с.

18

Ам­би­ва­лент­ный

Нет ам­би­ва­лент­но­го о. с.

Есть ам­би­ва­лент­но­го о. с.

19

Ма­ло­осоз­на­ный

Нет ма­ло­осозн­на­но­го о. с.

Есть ма­ло­осоз­нан­ный о. с.

20

Про­стой

Нет про­сто­го о. с.

Есть про­стой о. с.

21

Идеа­ли­зи­ро­ван­ный

Нет идеа­ли­зи­ро­ван­но­го о. с.

Есть идеа­ли­зи­ро­ван­ный о. с.

22

Ощу­ще­ние оди­но­че­ст­ва

Нет ощу­ще­ния оди­но­че­ст­ва

Есть ощу­ще­ние оди­но­че­ст­ва

23

Эмо­цио­наль­ная сфе­ра

Ощу­ще­ние безо­пас­но­сти

Есть ощу­ще­ние безо­пас­но­сти

Нет ощу­ще­ния безо­пас­но­сти

24

Аг­рес­сия

Нет аг­рес­сии

Есть аг­рес­сия

25

По­ни­ма­ние слож­ных эмо­ций

Есть по­ни­ма­ние

Нет по­ни­ма­ния

26

По­ни­ма­ние смыс­ла эмо­ций

Есть по­ни­ма­ние

Нет по­ни­ма­ния

27

Спо­соб­ность по­ни­мать эмо­ции по ми­ми­ке

Есть по­ни­ма­ние

Нет по­ни­ма­ния

28

Раз­ви­тие сим­во­ли­че­ской функ­ции

Хо­ро­шо раз­ви­та

Пло­хо раз­ви­та

29

Ин­тел­лек­ту­аль­ное раз­ви­тие

Ин­тел­лек­ту­аль­ное раз­ви­тие

5 — нор­ма

2 — Ум­ст­вен­ная от­ста­лость


Для группы детей без опыта жизни в семье характерны более выраженные нарушения по большинству показателей по сравнению с группой с семейным опытом. В этой группе более выражены нарушения в общении с взрослым по сравнению с детьми-сиротами с опытом жизни в семье: отсутствие привязанности к взрослому и постоянный поиск объекта привязанности. При выраженном поиске объекта привязанности в этой группе значимо проявляются преобладание неадекватных представлений о детско-родительских отношениях и игнорирование этой темы. Для детей из этой группы недоступно сложное дифференцированное представление о себе и о других; преобладают амбивалентное, негативное или упрощенное представление о себе и окружающих. Чаще нарушена половозрастная идентификация. У этой группы сильнее выражены нарушения в интеллектуальном развитии, в способности к пониманию эмоциональных переживаний. Для них характерен более низкий уровень эмоционального благополучия.

Группу детей с опытом жизни в семье характеризуют: отсутствие привязанности к взрослым и поиск объекта привязанности. Дети переживают свою оторванность от семьи. Это проявляется в том, что у них значимыми являются темы разлуки и встречи с родителями, смерти родителей. У многих проявляется переживание по поводу жизни с другими взрослыми (актуальной или возможной). Выражено отсутствие чувства безопасности и осознание своего одиночества, агрессивность, нарушения в понимании смысла эмоций. Проявляется отставание в когнитивном развитии.

Качественное сравнение детей-сирот без опыта жизни в семье по подгруппам показало, что детей из подгруппы «детдомовская норма» характеризует наличие представлений о неадекватных детско-родительских отношениях, однозначное отсутствие привязанности к взрослому и отсутствие поведения поиска объекта привязанности; идеализированный образ себя; недоразвитие понимания сложных эмоций при адекватном понимании всех простых эмоций; высокая адаптация к детскому дому и не сильное нарушение интеллектуального развития, но выраженная повышенная агрессивность и упрощенное или негативное представление о других.

Подгруппу «с неустойчивостью ЭР» характеризует отсутствие привязанности к взрослым и доминирование поведения поиска объекта привязанности, отсутствие чувства безопасности и ощущение одиночества. У них выражены разные представления о детско-родительских отношениях: неадекватные, «отсутствующие», положительные; упрощенное представление о других. В большинстве случаев для них характерен малоосознанный, иногда упрощенный образ себя. В этой группе проявляются нарушения в формировании половозрастной идентификации; агрессия; выраженная задержка в способности к пониманию эмоциональных выражений.

Детей из группы «с недоразвитием ЭР» отличает положительное, идеализированное представление о детско-родительских отношениях, доминирование поведения поиска объекта привязанности и отсутствие реальной привязанности к взрослому; амбивалентное представление о других и амбивалентное, малоосознанное или (у части детей) сложное представление о себе; более выраженные (чем в других подгруппах детей без опыта жизни в семье) нарушения половозрастной идентификации; отсутствие чувства одиночества; отсутствие агрессии; грубые нарушения в интеллектуальном и эмоциональном развитии.

В заключении обсуждается практическое значение полученных результатов в перспективе изменения государственной политики в отношении жизнеустройства детей-сирот, а именно в постепенном переходе от институционального воспитания детей-сирот к различным формам семейного воспитания. Так, из результатов исследования вытекает, что группа детей-сирот с опытом жизни в семье является наиболее подготовленной в психологическом плане к устройству в замещающую семью. Они стремятся жить в семье, у них есть опыт отношений привязанности, и они способны устанавливать эти отношения с другими людьми. Группа детей-сирот без опыта жизни в семье с точки зрения перспективы семейного жизнеустройства весьма неоднородна. Так, можно предполагать, что у детей, относящихся к подгруппе «условная детдомовская норма», процесс адаптации к семье может быть сопряжен с серьезными трудностями, в силу нарушения потребности в установлении отношений привязанности с другими людьми, неадекватности представлений о детско-родительских отношениях, особенностях нарушений эмоционального развития. По сравнению с «детдомовской нормой» подгруппы детей «с неустойчивостью эмоциональной регуляции» и «с недоразвитием эмоциональной регуляции» следует рассматривать как более способные к адаптации к жизни в семье. При этом важно отметить, что в силу выявленных нарушений и особенностей развития у детей без опыта жизни в семье, при проведении мероприятия по семейному жизнеустройству им необходима особая психологическая помощь, включающая подготовку замещающей семьи и ее сопровождение.

ВЫВОДЫ

1. Анализ различных теоретических представлений о роли матери в развитии ребенка и эмпирических исследований развития детей-сирот показывает, что отсутствие опыта семейной жизни и тотальная материнская депривация является фактором, оказывающим глобальное негативное влияние на развитие в целом и в первую очередь на интерперсональные отношения и эмоциональную сферу.

2. Выделенные теоретические параметры (реальные отношения с взрослым; отношение к сверстникам; представления о детско-родительских отношениях; представления о других людях; представления о себе; эмоциональная сфера; интеллектуальное развитие) и эмпирические показатели, позволяют осуществлять сравнительный анализ развития разных групп детей и выявлять особенности их интерперсональных отношений и эмоциональной сферы.

3. У детей-сирот без опыта жизни в семье выявлены нарушения интерперсональных отношений и эмоционального развития, качественно отличающие их как от детей, воспитывающихся в семье, так и от детей-сирот, имеющих опыт семейной жизни. Эти различия отмечаются по следующим параметрам: 1) реальные отношения с взрослым, 2) представление о детско-родительских отношениях; 3) представление о другом; 4) представление о себе; 5) эмоциональная сфера; 6) интеллектуальное развитие.

4. Для детей-сирот без опыта жизни в семье в отличие от детей, воспитывающихся в семье, характерным является: отсутствие реальных отношений привязанности к взрослому, искаженные представления о детско-родительских отношениях, искаженные (негативные, амбивалентные, упрощенные) представления о других, нарушение представлений о себе, сниженный фон эмоционального благополучия (отсутствие чувства безопасности, агрессивность, ощущение одиночества), нарушение способности к пониманию эмоциональных переживаний, отставание в интеллектуальном развитии.

5. Дети-сироты с опытом семейной жизни отличаются от детей-сирот без опыта семейной жизни и детей, проживающих в семье, наличием комплекса эмоциональных переживаний, связанных с утратой близких взрослых и необходимостью проживания с чужими людьми. Это обусловливает необходимость психотерапевтической работы, направленной на переработку травматического опыта.

6. Дети-сироты дошкольного и младшего школьного возраста без опыта жизни в семье в зависимости от типа эмоциональной регуляции, сформировавшегося в раннем возрасте (классификация Ю. А. Михайловой), различаются характером нарушений интерперсональных отношений и эмоционального развития.

6.1. Дети, у которых в младенческом и раннем возрасте потребность в привязанности опредметилась на группе сверстников и достаточно гармоничен весь профиль эмоциональной регуляции, отличаются в дошкольном и младшем школьном возрасте более высокими показателями эмоционального и интеллектуального развития при выраженных нарушениях представлений о взаимоотношениях «ребенок—взрослый».

6.2. Дети, у которых привязанность в младенческом возрасте носит неустойчивый характер и эмоциональная регуляция неустойчива и часто дает сбои, в дошкольном и младшем школьном возрасте характеризуются низкими показателями интеллектуального и эмоционального развития, активным поиском объекта привязанности и острым переживанием своего одиночества.

6.3. Дети, у которых привязанность в младенческом возрасте носит неустойчивый характер и отмечается наиболее глубокая задержка эмоционального и интеллектуального развития в дошкольном и младшем школьном возрасте характеризуются также более низкими показателями интеллектуального и эмоционального развития, поиском объекта привязанности и наиболее адекватными представлениями о детско-родительских отношениях.

7. Результаты нашего исследования показывают, что наличие опыта семейной жизни имеет принципиальное значение для психического развития. Это обосновывает важность расширения практики помещения в семью детей, оставшихся без попечения родителей сразу после рождения.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Чупрова М. А., Зарецкий В. К. Влияние фактора материнской депривации и ее последствий на развитие ребенка-сироты в возрасте 4—9 лет // Материалы IV городской научно-практической конференции. — М.: МГППУ, 2005. С. 61—63.
  2. Чупрова М. А. О различиях в эмоциональном развитии детей-сирот, имевших и не имевших опыт общения с матерью // Материалы V городской научно-практической конференции. — М.: МГППУ, 2006. С. 279—281.
  3. Чупрова М. А. Особенности эмоционального развития детей-сирот // Материалы Всероссийской научно-технической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. — Красноярск.: ИПЦ КГТУ, 2006. С. 93—94.
  4. Чупрова М. А. Психологические особенности развития детей-сирот без опыта жизни в семье // Экономические и технологические аспекты развития промышленной и социальной сфер/Под ред. И. В. Дарда, Л. В. Егорова. — Новочеркасск, 2007. С. 109—124.
  5. Чупрова М. А. Психологические особенности развития детей-сирот, не имеющих опыта жизни в семье // Дошкольное воспитание, 2007, № 10. С. 11—15


Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2020 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2020 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

FacebookTwitter
  Яндекс.Метрика