Детская психология
 

Отрасли        психологии


RSS Настроить


ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
                  ДЛЯ АСПИРАНТОВ





Социально-психологические особенности подростков с аддиктивным поведением

Диссертант: Семенов Дмитрий Владимирович
Год защиты: 2001
Ученая степень: кандидат психологических наук
Специальность: 19.00.05 – Социальная психология
Научный руководитель: Разуваева Т.Н.
Ведущее учреждение: Белгородский государственный университет
Место выполнения: Кафедра общей и специальной психологии Сургутского государственного педагогического института
Оппоненты: А.А. Бодалев, С.Г. Елизаров
Добавить в закладки
Версия для печати
Отправить на e-mail
Автореферат диссертации:
Скачать: Скачать автореферат диссертации    [ DOC 148.0 кб]

На правах рукописи

СЕМЕНОВ ДМИТРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДРОСТКОВ С АДДИКТИВНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

19.00.05 – социальная психология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Курск – 2001

Работа выполнена на кафедре общей и специальной психологии Сургутского государственного педагогического института

Научный руководитель: кандидат психологических наук, доцент Т.Н. Разуваева

Официальные оппоненты:

  • академик РАО, доктор психологических наук, профессор А.А. Бодалев
  • кандидат психологических наук, доцент С.Г. Елизаров

Ведущая организация: Белгородский государственный университет

Защита состоится «28» июня 2001 года в 16 часов на заседании диссертационного Совета К 212.104.02 в Курском государственном педагогическом университете по адресу: 305000, Курск, ул. Радищева, д. 33.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Курского государственного педагогического университета по адресу: 305000, Курск, ул. Радищева, д. 33.

Автореферат разослан «___» __________2001 года

Ученый секретарь диссертационного совета Н.А. Сухих

Общая характеристика работы

Актуальность исследования

Масштаб отклоняющегося поведения среди детей и подростков в современной России, без преувеличения, уже достиг огромных размеров. Наркологическая ситуация среди подростков такова, что можно говорить о наркоманической эпидемии среди молодежи. Общество оказалось не готовым к решению возникшей проблемы наркотизации. Во многом это связано с малой изученностью феномена наркотизма. Большинство исследований проводилось в рамках медицинской науки и касалось в основном клинических аспектов заболевания (А.Г. Врублевский, С.П. Генайло, А.А. Коломеец, Н.Я. Копыт, Г.Я. Лукачер, И.Н. Пятницкая, П.И. Сидоров, Г.Н. Сосцевич, О.Д. Сосюкало, Ю.А. Строганов, М.Г. Цетлин, Г.М. Энтин и др.). Лишь в последние годы в России стали появляться работы по изучению психологических особенностей людей, злоупотребляющих наркотическими средствами. В большинстве своем они направлены на поиск «личности наркомана», факторов риска, ведущей мотивации употребления психоактивных веществ [ПАВ] (У.А. Абшаихова, Э.Е. Бехтель, В.С. Битенский, Б.С. Братусь, Е.А. Брюн, А.Д. Борохов, Ю.Р. Вагин, В.В. Гульдан, Т.А. Донских, В.Ю. Завьялов, Н.Я. Иванов, Д.Д. Исаев, Д.В. Колесов, В.Т. Кондрашенко, Ц.П. Короленко, С.А. Кулаков, Е.А. Кошкина, А.Е. Личко, Н.Ю. Максимова, Т.И. Петракова, О.Л. Романова, Н.А. Сирота, И.Н. Толстых, М.В. Шведова, В.М. Ялтонский и др.). В данных направлениях обнаружено большое количество фактов, подавляющее большинство которых указывает на общую предрасположенность подростков к девиантности. Однако валидных прогностических маркеров наркотизации так и не обнаружено. Феномен же наркотизации весьма специфичен и отличен от других форм девиантного поведения. Его специфичность заключается в том, что на начальных этапах наркотизации употребление ПАВ происходит в группе (Н. Бейерут, В.С. Битенский, В.А. Глушков, С.В. Дворяк, А.Е. Личко, Б.Г. Херсонский). Первые пробы совершаются не без помощи более опытного, «уважаемого» подростком, товарища-аддикта, знающего, где достать наркотик и как его употребить. Особо значимыми для подростка являются лидеры, которые наиболее полно воплощают в своей активности групповые ценности (в данном случае наркоманические), взамен получая наиболее высокий статус в группе, возможность максимального влияния на ее жизнь (вовлечение в наркотизацию).

В единичных исследованиях, посвященных изучению социально-перцептивных особенностей наркотизирующихся подростков, обнаружена склонность аддиктов оценивать более низко личностные качества родителей (особенно отца), учителя (начальника, мастера производства), сестер, братьев (Н.А. Сирота). Также выявлен низкий уровень восприятия социальной поддержки у подростков-аддиктов и его направленность в сторону асоциальной поддержки со стороны партнеров по наркотизации (Н.А. Сирота, В.М. Ялтонский). Собственно же социально-перцептивные механизмы и их роль в становлении аддикции у подростков до сих пор остаются неизученными. Остается невыясненной и специфика влияния лидера-аддикта на других подростков в референтной группе.

Названные особенности указывают на асоциальную направленность подростков с аддиктивным поведением, а также на значение референтной группы в развитии наркотизации. Понимание этих механизмов позволит продвинуться на пути к решению проблемы саморазрушающего поведения у детей и подростков, будет способствовать эффективности профилактической и коррекционной работы с ними.

С точки зрения социальной психологии эта проблема весьма актуальна и требует своего дальнейшего исследования.

Объект исследования: дети подросткового возраста, употребляющие ПАВ, без явлений психической и физической зависимости, имеющие различный статус в группах той или иной социальной направленности.

Предмет исследования: социально-перцептивные особенности подростков с аддиктивным поведением, имеющих различный статус в группах той или иной социальной направленности.

Цель исследования состояла в теоретическом обосновании и эмпирическом поиске социально-психологических механизмов и социальных причин становления аддиктивности в подростковом возрасте.

В ходе исследования решались следующие задачи:

  1. Выполнить теоретический анализ исследований психологии аддиктивного поведения в подростковом возрасте.
  2. Выявить социально-психологические причины возникновения аддиктивного поведения у подростков
  3. Провести эмпирическое исследование социального положения подростков с аддиктивным поведением.
  4. Изучить особенностей социальной перцепции подростков с аддиктивным поведением.
  5. Изучить психологические особенности подростков, употребляющих ПАВ, без признаков психической и физической зависимости.

Методологической основой исследования служили основные теоретические положения отечественных психологов, разработанные в трудах Б.Г. Ананьева – о комплексном подходе к человеку; В.Н. Мясищева – о личности как системе отношений, формирующихся в онтогенезе; А.А. Бодалева – о закономерностях восприятия и понимания человека человеком.

Теоретическую основу исследования составляли работы, посвященные:

  • изучению психологических особенностей девиантного поведения у подростков (Ю.В. Антонян, Ю.В. Попов, С.В. Бородин, С.А. Беличева, Б.С. Братусь, И.С. Кон, Т.А. Донских, С.Н. Ениколопов, А.Е. Личко, В.В. Ковалев, Д.В. Колесов, В.Т. Кондрашенко, В.В. Королев, Ц.П. Короленко, В.Ф. Пирожков, А.А. Реан, П.И. Сидоров);
  • проблеме психологии аддиктивного поведения в подростковом возрасте (У.А. Абшаихова, В.С. Битенский, А.Д. Борохов, Ю.Р. Вагин, В.В. Гульдан, Т.А. Донских, В.Ю. Завьялов, Н.Я. Иванов, Ц.П. Короленко, С.А. Кулаков, Е.А. Кошкина, А.Е. Личко, Н.Ю. Максимова, Т.И. Петракова, О.Л. Романова, Н.А. Сирота, И.Н. Толстых, М.В. Шведова, В.М. Ялтонский).
  • особенностям социальной перцепции подростков (Е.Ф. Бажин, Н.Б. Берхин, А.А. Бодалев, Г.В. Драгунова, В.Н. Князев, И.С. Кон, С.В. Кондратьева, Т.В. Корнева, В.А. Крутецкий, Г.И. Кузнецова, Н.В. Кузьмина, В.Н. Куницина, Ж. Лендел, В.Н. Лозоцева, Н.С. Лукин, Л.И. Марисова, А.В. Мудрик, А.В. Петровский, М.А. Попов, З.Ф. Семенова, М.Г. Тайчинова, Я.И. Украинский, Д.И. Фельдштейн, М.Ф. Хижуковская, Д.Б. Эльконин);
  • законамерностям формирования характера в подростковом возрасте (Л.И. Божович, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.Е. Личко, Д.И. Фельдштейн, Д.Б. Эльконин);

В ходе исследования использовались методы:

  • анализа научной литературы;
  • включенного наблюдения;
  • беседы;
  • корреляционного анализа;
  • статистического анализа эмпирических данных.

Гипотеза исследования: существуют общие (обусловленные негативным влиянием макро- и микросреды) особенности аффективной и когнитивной сферы межличностного восприятия аддиктивных подростков, влияющие на их положительное отношение к лидерам неформальных групп, употребляющих психоактивные вещества и являющихся инициаторами наркотизации.

Основные этапы работы:

  1. Первый этап (середина 1995 – 1996 г.г.) посвящен анализу теоретических работ по теме исследования. На этом этапе была поставлена проблема социально-психологических механизмов становления аддиктивного поведения в подростковом возрасте.
  2. Второй этап (1997 – 1999 г.г.) заключался в эмпирическом исследовании социального положения, психологических и социально-перцептивных особенностей подростков с аддиктивным поведением, принадлежащих к референтным группам различной социальной направленности.
  3. На третьем этапе (1999 – 2001 г.г.) обобщались и оформлялись результаты исследования.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Негативные воздействия макро- и микросреды создают у подростков на аффективном уровне шаблон восприятия значимой личности, соответствующий поведенческим проявлениям представителей «девиантного образа жизни».
  2. Лидеры-аддикты, воплощающие в себе нормы, ценности «девиантного образа жизни» (в том числе наркоманические), распространяют их в неформальной группе подростков и являются инициаторами наркотизации.
  3. Лидирующие подростки-аддикты имеют психологические особенности, свойственные представителям «девиантного образа жизни», которые составляют аффективный шаблон восприятия у подростков не-лидеров.
  4. По критерию принадлежности к неформальному объединению той или иной социальной направленности (социально-нейтральная, асоциальная) и социального статуса аддикта (лидер, не-лидер) выделяются следующие категории аддиктивных подростков: «лидеры», «нейтральные», «асоциальные».

Научная новизна и теоретическая значимость исследования

  • В диссертации выявлены общие тенденции социальной перцепции подростков с аддиктивным поведением, обусловленные филогенезом и макросредой.
  • Разработана проблема влияния макро- и микросоциальной среды на становление девиантных форм поведения.
  • Показано влияние лидеров неформальных групп различной социальной направленности на становление девиантного образа жизни подростков и, как следствие, на употребление ими ПАВ.
  • Описаны особенности аффективной и когнитивной сфер восприятия и понимания аддиктами других людей, которые обуславливают эмоциональную привлекательность лидеров для подростков.
  • Выделены и описаны категории аддиктивных подростков по критерию их принадлежности к неформальному объединению той или иной социальной направленности и социального статуса аддикта.
  • Определены психологические характеристики подростков из выделенных категорий («Лидеры», «Нейтральные», «Асоциальные»). Также описаны общие особенности психологии аддиктивных подростков, которые в целом соответствуют возрастным проявлениям и не имеют выраженной специфики.

Практическая значимость исследования.

Результаты проведенного нами исследования могут быть полезны практикам (психологам, педагогам, социальным работникам), чья сфера деятельности связана с подростками, ведущими «девиантный образ жизни»: в плане инструментария для планирования и осуществления диагностической, профилактической, коррекционной работы, а также осуществления анализа воспитательной системы и выявления наиболее значимых недостатки в ней.

Апробация результатов исследования. Выводы и результаты исследования проверялись и корректировались в ходе экспериментальной работы. Материалы исследования были доложены и получили одобрение на многих научно-практических конференциях различного уровня.

Кроме того, результаты исследования докладывались на заседаниях межведомственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту при администрации г. Шадринска Курганской обл. (Шадринск, 1998, 1999) и Ханты-Мансийского автономного округа (Ханты-Мансийск, 1999), использовались на окружном обучающем семинаре «Профилактика наркотической зависимости в подростково-молодежной среде. Основы здорового образа жизни» (Сургут, 2000). Материалы диссертации используются при чтении учебных курсов «Психология девиантного поведения», «Нарушения психического развития в детском и подростковом возрасте», спецкурсов по проблеме наркотизации детей и подростков, а также применяются в профилактике алкоголизма, наркомании, токсикомании у детей и подростков с освещением в СМИ. Основное содержание диссертации отражено в шести публикациях автора.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих 7 параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

Содержание диссертации изложено на 130 страницах, в ней 8 таблиц и 8 диаграмм. Список литературы включает 232 наименования, из них 31 на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении определяется проблема, которой посвящено исследование, обосновывается актуальность ее решения, определяются объект, предмет исследования, его цель и задачи, формулируется гипотеза, показывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов.

Первая глава диссертации «Теоретические и методологические основы исследования» состоит из трех параграфов и посвящена анализу и обобщению основных направлений и концепций в изучении феномена наркотизации детей и подростков, логико-теоретическому обоснованию гипотезы, а также подходу к ее доказательству.

В начале рассматриваются психологические особенности аддиктивного поведения в подростковом возрасте. Обсуждается феномен аддиктивного поведения в рассмотрении различных авторов (В. Миллер, M. Лэндрей, Ц.П. Короленко, С.А. Кулаков). Мы в своей работе опираемся на определение, предложенное С.А. Кулаковым, где аддиктивное поведение трактуется как вид нарушения адаптации у подростков, который характеризуется злоупотреблением одним или несколькими ПАВ без признаков индивидуальной психической или физической зависимости в сочетании с другими нарушениями поведения. Данная формулировка выводит феномен аддикции на социопсихологический уровень.

Анализируются исследования мотивации употребления наркотических веществ. Так, ученые бихевиористской направленности (Т.А. Донских, Ц.П. Короленко, В.Р. Мартин, А. Николи, М. Стэхелин, С.Г. Шоам) полагают, что в основе аддикции лежит социальная дезадаптация или гедонизм – как способ устранения негативных эмоций. Однако исследователями не учитывается то, что ПАВ употребляют и социально адаптированные индивиды, а прием некоторых ПАВ вызывает негативные эмоциональные состояния.

Представители психоаналитической школы (Б. Мижасковиц, С. Гроф, В. Райх, Э. Фромм, Э. Эриксон) основное внимание уделяют бессознательной мотивации, указывая на биологическую природу наркоманий. Социальные и микросоциальные влияния данными авторами практически не учитываются.

Позиция В. Франкла в целом отражает теоретический вектор экзистенциализма. Он считает, что экзистенциальный невроз (отчаяние по поводу отсутствия смысла жизни, обусловленное конфликтами между различными ценностями на основе нравственных конфликтов) является ведущим фактором в развитии поведенческих нарушений у подростков. Фрустрированная потребность в смысле жизни может компенсироваться преступным поведением, алкоголизмом, наркоманией. К сожалению, экзистенциализм не объясняет, например, таких фактов, как злоупотребление ПАВ олигофренами с примитивными формами мышления.

Большинство исследователей (Р. Бэттегей, В.В. Гульдан, Т.А. Донских, Ф. Дэвидсон, В.Ю. Завьялов, И.С. Кон, Д. Хил, Р. Мюлерманн, M. Этьен, Д. Писсэ, В.Р. Мартин; A. Николи, О.Л. Романова, Ц.П. Короленко, А.М. Корсун, М.В. Шведова,) эклектически рассматривают проблему мотивации употребления ПАВ и определяют ведущими самые различные типы или группы мотивов. В обзоре показано девятнадцать ведущих мотивов наркотизации («защита от тоски», «от нечего делать»; вызов обществу; гедонистический; гиперактивация поведения; давление со стороны группы; жажда острых ощущений, новых переживаний; зависимость; изменение состояния сознания; использование наркотика для усиления творческой активности; купирование абстиненции; любопытство; неуверенность в себе; психическое экспериментирование; самоповреждение; стремление лучше узнать себя; стремление приспособиться к «наркоманическим ценностям»; традиционные, социально обусловленные мотивы; увеличение сексуального «аппетита»; уход от проблем).

Широкий спектр мотивов скорее указывает на разнообразие личностных особенностей потребителей ПАВ, чем позволяет понять специфику развития феномена аддикции. Поиск ведущей мотивации потребления ПАВ, по сути, повторяет неудачный опыт поиска «личности наркомана».

В последние годы увеличилось число исследований, направленных на выявление факторов риска алкоголизации и наркотизации подростков. Это в первую очередь связано с проблемой ранней выявляемости употребляющих ПАВ детей и подростков. Практики, опираясь на знание факторов риска, пытаются сформировать так называемую «группу риска» и «эффективно» с ней работать. Но и в данном случае возникает проблема, связанная с критериями диагностики «группы риска». В теоретическом исследовании мы обнаружили восемнадцать «факторов риска», предложенных разными авторами (П.T. Адлер, M. Бомэн, Д.T. Браджик, Д.Л. Брукс, Д.С. Брук, Ж.T. Госсет, T.A. Гэмерос, Н.Я. Копыт, Е.А. Кошкина, Н.С. Курек, Д.M. Льюис, Н.Ю. Максимова, M.K. Малотра, В. Пишкин, П.Я. Сидоров, Н.А. Сирота, Х. Смади, Г.Н. Сосцевич, В.A. Филлипс, Р.К. Хартоколлис, Р.A. Цукер). К ним относятся: девиантное поведение; нарушение структуры и функции семьи, социальные предпосылки аддикции в семье; психиатрическая, наркологическая наследственная отягощенность; нервно-психическая отягощенность; ранний возраст начала употоребления ПАВ; акселерация; негативное влияние микросреды; личностные особенности; этнические различия; экстраверсия, склонность к протесту и жалость к себе; первое употребление ПАВ в одиночестве с получением приятных ощущений; психосоциальная дезадаптация; психоэмоциональная и социальная незрелость.

Данные факты говорят о несовершенстве критериев ранней диагностики наркомании, токсикоманий, алкоголизма и требуют принципиально нового подхода к решению этого вопроса. Этот подход мы видим в изучении социально-психологических механизмов приобщения детей к наркотикам, и проведении соответствующих мероприятий по предупреждению аддикции.

Социально-психологические особенности наркотизирующихся подростков наиболее полно изучались в отечественной науке Н.А. Сиротой. Она отмечает, что для аддиктов характерна зависимость их моделей поведения от влияния референтной группы. Этим подросткам присуща тенденция к стремлению выглядеть нормативно, одобряемо в глазах ее членов, реализовывать эмоциональное напряжение в непосредственное поведение, минуя систему общепринятых установок, отношений и социальных ролей. К особенностям невербального межличностного общения автор относит тенденции к увеличению дистанции межличностного общения с незнакомыми людьми и уменьшению дистанции общения со знакомыми людьми, старшими по возрасту, а также членами реальной или воображаемой семьи.

Перечисленные особенности отражают картину подростковой дезадаптации, однако незаметными остаются отличия аддиктов от подростков с другими формами девиантного поведения. Не выяснены и социально-психологические механизмы вовлечения детей в наркотизацию. В этом отношении обращает на себя внимание работа A.В. Стэйси, M.Д. Ньюкомб, П.M. Бэнтлер. Авторами изучались интерактивные механизмы, опосредующие социальное влияние на употребление наркотиков. Результаты исследования показали, что социальное влияние на употребление наркотиков опосредуется степенью чувствительности субъекта к этому влиянию. Переменные, опосредующие социальное влияние, могут действовать как буфер и ограждают индивида от действия социального влияния.

Вариантов «степеней чувствительности» (т.е. личностных особенностей), равно как и вариантов социального влияния, существует весьма много, и данный подход по сути ведет к бесплодному поиску «личности наркомана», а не раскрывает механизма наркотизации.

Показана попытка Т.В. Томирова типологизировать аддиктивных подростков по критерию оценки потребностей. Однако в типологии прослеживаются характерологические и личностные нарушения аддиктов, влияние же потребностной сферы на становление наркомании у подростков показано неубедительно.

Таким образом, большинство исследователей феномена наркотизации делают акцент на изучение и поиск «личности наркомана», ведущей мотивации, факторов риска употребления ПАВ. В данных направлениях накоплен большой фактический материал. Однако эти факты скорее описывают разнообразие проявлений «девиантного образа жизни», чем приближают нас к пониманию механизмов развития наркоманий.

Практически все ученые указывают на влияние микросоциума в формировании аддикции, но исследования в этой области малочисленны, для них характерны эмпиризм и фрагментарность. Учитывая малую изученность проблемы и ее актуальность, мы провели исследование механизмов приобщения детей к наркотикам.

Методологической основой исследования является «теория отношений» В.Н. Мясищева, в которой личность определяется как высшее интегральное понятие, характеризуемое, прежде всего как система отношений человека к окружающей действительности. Характер же рассматривается как своеобразие личности, как устойчивую в каждой личности систему отношений к разным сторонам действительности, проявляющуюся в типичных для личности способах выражения отношений в повседневном поведении.

Именно понимание характера как «цементирующей» основы структуры личности, своеобразия ее, позволяет нам хотя бы отчасти обойти острые моменты насущных проблем методологии – таких как соотношения психического и физиологического, типа и типического в человеке.

Изучение типических особенностей характера у подростков в нашей стране проводилось А.Е. Личко. Он создал типологию акцентуаций характера, в которой критериями типологизации являлись особенности отношения подростка к различным аспектам мира и к самому себе, а также яркие поведенческие проявления. Отнесение к тому или иному типу акцентуации проводилось по нозологическому принципу. Автор связал в единую структуру особенности темперамента, собственно характер и устойчивые черты личности, очертив, таким образом обобщенную картину психологических свойств человека, его образ жизни.

Акцентуация характера проявляется не везде и не всегда, а часто только в определенных условиях, и не мешает подростку социально адаптироваться. Однако в некоторых случаях она оказывает существенное влияние на ход адаптации и при аддиктивном поведении – в частности. Сама по себе акцентуация не служит причиной развития аддикции, но определенные ее типы (эпилептоидный, гипертимный, лабильный, истероидный, неустойчивый) являются валидными «факторами риска» наркотизации подростков. Это было доказано в специальных исследованиях (У.А. Абшаихова, В.С. Битенский, А.Д. Борохов, А.А. Вдовиченко, Т.В. Иванова, Д.Д. Исаев, А.Е. Личко, В.А. Резник, Н.А. Сирота, В.М. Ялтонский)

Деформации системы отношений человека – нарушения или аномалии личности, характера – присутствуют при любой форме девиантного поведения, включая и аддиктивное.

Аддиктивное поведение рассматривается нами в континууме проявлений саморазрушающего поведения как составной части девиантного образа жизни.

Концепция саморазрушающего поведения разработана Ю.В. Поповым. Изучая различные виды отклоняющегося поведения, автор пришел к выводу, что поведенческие девиации в первую очередь детерминированы социально-дезадаптирующими факторами. К ним он относит все увеличивающуюся напряженность общества, рост национальных и этнических конфликтов, локальные войны, смену привычного стереотипа жизни, разрушение прежних идеалов, понижение экономического уровня и др. Эти факторы порождают обилие жизненных трудностей, которые не позволяют большинству людей конструктивно справ справляться с ними. Люди уходят от проблем посредством саморазрушающего поведения (употребление ПАВ в том числе), что ведет к деградации – дисфункциональности личности. Учитывая разнообразие вариантов саморазрушающего поведения и сложность их дифференциации, исследователь разработал классификацию саморазрушающего поведения у подростков. В классификации определяются: а) тип саморазрушающего поведения; б) уровень дисфункции личности; в) тип акцентуации характера; г) степень социальной адаптации.

Если концепция Ю.В. Попова позволяет нам эффективно классифицировать аддиктивное поведение как частное проявление саморазрушающего поведения, то универсальные критерии «девиантного образа жизни», разработанные П.И. Сидоровым, дают возможность рассматривать аддикцию как социально-психологический феномен. П.И. Сидоров определяет понятие «девиантный образ жизни» как существенную для определенной субпопуляции форму жизнедеятельности и поведения, декомпенсирующую функционирование организма и приводящую личность к социальной дезадаптации. Автор также выделяет механизмы формирования девиантного образа жизни как универсальные критерии диагностики и профилактики девиантного поведения у подростков.

Влияние референтных групп на становление аддикции у подростков отмечается большинством авторов. Однако исследований, касающихся изучения собственно групповых особенностей наркотизирующихся подростков, буквально единицы. В одних (В.С. Битенский, В.А. Глушков, С.В. Дворяк, А.Е. Личко, Б.Г. Херсонский) описываются некоторые внешние атрибуты и групповые нормы неформальных объединений. В других (Т.В. Томиров) типологизирут подростков, взяв за критерий искажения потребностной сферы наркотизирующихся детей. Первые описывают наиболее броские объединения девиантов, не касаясь их психологического изучения, вторые уделяют внимание потребностной сфере без учета социальной направленности группы и факторов, способствующих её формированию. Данные исследования фрагментарны и не раскрывают механизмов наркотизации подростка в группе.

Феномен же наркотизации относительно других форм девиантного поведения весьма специфичен тем, что на начальных этапах наркотизации употребление ПАВ происходит в референтной группе под влиянием лидера. Учитывая специфичность проблемы, необходимо изучение микросредовых особенностей наркотизации несовершеннолетних, а также их социальной перцепции.

Далее раскрывается понятие «социальная перцепция» и рассматривается динамика исследований восприятия и понимания подростков, проведенных рядом отечественных ученых (Е.Ф. Бажин, Н.Б. Берхин, А.А. Бодалев, Г.В. Драгунова, В.Н. Князев, И.С. Кон, С.В. Кондратьева, Т.В. Корнева, В.А. Крутецкий, Г.И. Кузнецова, Н.В. Кузьмина, В.Н. Куницина, Ж. Лендел, В.Н. Лозоцева, Н.С. Лукин, Л.И. Марисова, А.В. Мудрик, А.В. Петровский, М.А. Попов, З.Ф. Семенова, М.Г. Тайчинова, Я.И. Украинский, Д.И. Фельдштейн, М.Ф. Хижуковская, Д.Б. Эльконин и др.). Отмечается, что изучение особенностей восприятия и понимания лидеров в неформальных подростковых группах никем не проводилось. Остаются невыясненными аффективные механизмы выбора референтных групп и лиц подростками с аддикцией. Влияние же лидеров как инициаторов наркотизации имеет глубокие исторические корни.

Так, в пределах большинства культур употребление ПАВ инициировалось и регламентировалось строгими традиционными ритуалами с помощью лидера - шамана, жреца, служителя культа, вождя и т.д. (Н. Бейерут, Е.А. Брюн, А.В. Сухарев). Ю.В. Попов, рассматривая преступные и наркоманические группы подростков, обнаруживает интересные аналогии этих групп с «пещерными предками» и стаей животных.

Безусловно, архаичные истоки «реакции группирования со сверстниками» достаточно убедительны, однако вопрос о том, что влияет на поведенческую направленность участников этих групп, остается открытым.

Общепринятым в отечественной психологии является мнение о первостепенном значении влияния семьи, формальной и неформальной микросреды на становление девиантности. Однако резкий «скачок» отклоняющихся форм поведения в современной России – в социальных слоях с различным культурным, образовательным, материальным уровнем – показывает, что данные факторы хотя и способствуют девиациям, но не являются ведущими в генезисе девиаций.

Учитывая то, что влияния биологии и микросоциума на развитие девиаций (в том числе аддикции) являются не единственными, а макросоциум оказывает влияние посредством средств массовой коммуникации и массовой культуры, мы выдвигаем следующую гипотезу:

  • Негативные воздействия макро- и микросреды создают у подростков на аффективном уровне шаблон восприятия значимой личности, соответствующий поведенческим проявлениям представителей «девиантного образа жизни». Лидирующие подростки-аддикты имеют психологические особенности, свойственные представителям «девиантного образа жизни», которые соответствуют аффективному шаблону восприятия подростков не-лидеров. Лидеры-аддикты воплощают в себе нормы, ценности «девиантного образа жизни» (в том числе наркоманические), распространяют их в неформальной группе подростков и являются инициаторами наркотизации.

С целью подтверждения гипотезы мы спланировали и провели эмпирическое исследование. При планировании исследования (в рамках принятой методологии) нами был поставлен ряд основополагающих вопросов.

1. Какие отношения влияют на развитие аддикции, и какие факторы влияют на эти отношения?

Для ответа на первый вопрос исследовались типичные для подростков сферы отношений (в семье, в референтной и формальной группе) с учетом влияния социальных, социально-психологических и психологических факторов.

2. Какова специфика системы отношений аддиктивных подростков?

Исследование акцентуаций характера аддиктивных подростков позволило нам ответить на второй вопрос, так как специфика системы отношений представлена особенностями характера (характер – устойчивая в каждой личности система отношений к разным сторонам действительности, проявляющаяся в типичных для личности способах выражения отношений в повседневном поведении).

3. Каковы механизмы становления этих отношений?

Определение механизмов становления наркогенных отношений проводилось с учетом того, что эти отношения являются одной из форм отражения человеком окружающей его действительности, человека человеком, в частности.

В исследовании приняли участие 186 подростков с аддиктивным поведением. Для изучения поведенческих, социальных и социально-психологических особенностей подростков с аддикцией использовались наблюдение, интервью, а также сбор объективных данных из различных источников. Когнитивная и аффективная сферы межличностного восприятия изучались с помощью “метода портретных выборов” (тест восьми влечений Сонди, адаптированный Л.Н. Собчик) и методики “личностный дифференциал” (ЛД). Психологические характеристики испытуемых изучались вышеуказанными методами, а также с помощью патохарактерологического диагностического опросника (ПДО) Н.Я. Иванова, А.Е. Личко.

Полученные данные исследования обрабатывались с помощью методов математической статистики. Была создана единая корреляционная матрица, в которой представленны линейные коэффициенты корреляции всех полученных показателей исследования. Все статистические расчеты проводились в компьютерной программе MS Exel 7.0 for Windows 95 – 98.

Во второй главе «Эмпирическое исследование социально-психологических особенностей подростков с аддиктивным поведением» проводится количественный и качественный анализ полученных в работе результатов.

В первом параграфе, посвященном изучению особенностей социального положения подростков с аддиктивным поведением, дается ответ на вопрос: "Какие отношения влияют на развитие аддикции, и какие факторы влияют на эти отношения"?

С этой целью исследовались статус испытуемого (лидер, среднее положение, подчиненное положение) и социальная направленность референтной группы (формальная, социально-нейтральная, асоциальная), а также поведенческие проявления представителей этих групп. В итоге выделились специфичные категории аддиктивных подростков («лидеры», «нейтральные», «асоциальные»).

«Лидерам» (p < или = 0,01) свойственно употребление алкоголя (r = 0,422) , курение табака (r = 0,549), марихуаны (r = 0,421). Они испытывают эйфорию от употребления ПАВ в виде стремления к деятельности, ощущения «полноты жизни» (r = 0,503). Это является прогностически неблагоприятным признаком относительно развития зависимости от ПАВ и указывает на пониженный фон настроения вне интоксикации. Бравада наркотизацией в группе сверстников и стремление скрыть употребление ПАВ от взрослых (r = 0,487) подтверждает роль значимого окружения в наркотизации подростков. Девиантный радикал представлен у лидеров делинквентностью (r = 0,385), вхождением в асоциальную группу (r = 0,487), низкой успеваемостью (r = 0,49), конфликтами в семье (r = 0,425). Увлечение рок- или поп музыкой (r = 0,375) также свидетельствует об их ориентации на субкультурные ценности, где увлечение молодежной музыкой – обязательный атрибут аддикции. Заметных гендерных различий в данной группе не обнаружено.

В целом подростки-лидеры с аддиктивным поведением ведут «девиантный образ жизни», стремятся к лидерству в формальной и неформальной группе (как социально-нейтральной, так и асоциальной). Групповые нормы и ценности неформальной среды привносятся лидерами в школьный коллектив, способствуя тем самым развитию аддикции у других подростков.

«Нейтральные» (p < или = 0,01) воспитываются в полной, благополучной семье (r = 0,489), отлично успевали в начальной школе (r = 0,368) и занимают подчиненное положение в неформальной группе(r = 0,463). Они склонны употреблять бензодиазепины (r = 0,316), часто увлекаются прогрессивными видами спорта (r = 0,43), что указывает на реакцию гиперкомпенсации на фоне эмоционального неблагополучия. Многие девочки нередко находятся вне формальной группы (r = 0,37), предпочитают употреблять слабые алкогольные напитки (r = 0,366) и склонны к гуманитарным дисциплинам (r = 0,337). В целом эта группа подростков характеризуется достаточной социальной адаптированностью.

«Асоциальные». (p < или = 0,01) Асоциальные подростки живут в неполных конфликтных (r = 0,487) семьях и воспитываются матерью (r = 0,421). Они часто бывают лидерами (r = 0,55), очень плохо учатся (r = 0,551), увлекаются приключенческой литературой (r = 0,39), компьютерными играми (r = 0,39), наблюдаются милицией за правонарушения, направленные против личности (r = 0,699) и связанные с наркотиками (r = 0,564). Из ПАВ предпочитают марихуану (r = 0,807), алкоголь (r = 0,663), бензодиазепины (r = 0,564), табачные изделия (r = 0,436) – как по отдельности, так и в сочетаниях (r = 0,427). В эйфории (r = 0,55) возбуждены, стремятся к деятельности и “полноте жизни” (r = 0,427). Характерна бравада наркотизацией в группе сверстников (r = 0,43) и стремление скрыть наркотизацию от взрослых (r = 0,611). К возможности формирования зависимости от ПАВ относятся формально (r = 0,375) или стремятся “не войти в систему”. Выраженных гендерных различий у представителей данной группы не обнаружено. В целом они социально дезадаптированы и ведут “девиантный образ жизни”. Описание поведенческих проявлений “лидеров” и “асоциальных” соответствует описаниям поведения представителей криминальной, наркоманической субкультуры.

Процентный анализ, корреляционное исследование и обобщение полученных данных выявили результаты, на основании которых сделаны следующие выводы: 1) употребление ПАВ в настоящее время является характерным поведенческим проявлением подросткового возраста (73% от общей выборки); 2) степень социальной адаптированности в формальной группе не влияет на становление аддикции (см. Таблица 1);

Представленность подростков с аддиктивным поведением в группах с различной социальной направленностью (%).

Таблица 1.

Ф

НСН

А

М

64,7

68,8

9,8

ж

88,3

48,6

3,4

Ф – формальная группа; НСН – неформальная группа социально-нейтральной направленности; А – неформальная группа асоциальной направленности; М – мужчины; Ж – женщины.

3) поведенческие и групповые особенности подростков с аддикцией соответствуют поведению представителей криминальной, наркоманической субкультуры; 4) употребление ПАВ подростками не связано с социальным положением родителей, их профессией и благосостоянием (в 78,1% случаев аддиктивные подростки воспитываются в полных, благополучных семьях, где родители имеют различные профессии и благосостояние); 5) в зависимости от социальной направленности неформального объединения и статуса аддикта выделяются специфические группы подростков с аддиктивным поведением - “лидеры”, “нейтральные” и “асоциальные”.

Психологические особенности подростков с аддиктивным поведением анализируются в зависимости от их групповой и гендерной принадлежности. С использованием методов математической статистики мы получили следующие результаты.

1. «Лидерам» (p < 0,01) свойственны эпилептоидные черты характера (r = 0,388) и стремление к самоутверждению в неформальной группе (r = 0,374). При этом эпилептоидность сочетается с неустойчивостью у мальчиков (r = 0,385) и истероидными проявлениями - у девочек (r = 0,378). 2. Подросткам-аддиктам из группы «нейтральные» свойственны характерологические нарушения и реакция эмансипации (у мальчиков [r = 0,307] – слабая, у девочек [r = 0,325] – выраженная). У девочек из группы «нейтральных» проявляются эмоциональные нарушения и нарушения половой идентичности. Особенности характера представлены типами акцентуаций «тормозимого круга». 3. Подросткам из группы «асоциальные» присущи акцентуации характера «возбудимого круга», выраженные эмоциональные нарушения, сильная реакция эмансипации, дисбаланс половой идентичности. В этой группе ведущей мотивацией наркотизации обычно является стремление показать свою независимость от семьи (r = 0,654), активное желание причинить боль близким людям либо выразить протест (r = 0,57) и приобщение к поведенческим стереотипам микросоциальной среды (r = 0,343). Данные подростки увлекаются приключенческой литературой (r = 0,39) и компьютерными играми (r = 0,39), либо увлечения вообще отсутствуют. 4. У аддиктов-девочек преобладают гипертимные (22,2%) лабильные (15,5%) и истероидные (13,5%) черты, в то время как у мальчиков эпилептоидные (29,5%) и шизоидные (15,7%) особенности характера. Неустойчивость равно представлена в мужской и женской выборке (мальчики – 11,8%, девочки – 11,1%). 5. Мальчики-аддикты менее конформны (мальчики – 25,5%, девочки – 8,9%) и менее склонны к депрессии (мальчики – 9,8%, девочки – 17,7%). У них, по сравнению с девочками, гораздо чаще встречаются признаки органической природы акцентуаций (мальчики – 13,7%, девочки – 4,5%), делинквентность, менее выражена реакция эмансипации и склонность к алкоголизации (мальчики – 33,3%, девочки – 48,8%). Представленность феминности у мальчиков и маскулинности у девочек колеблется в пределах 20-35% соответственно. Третья часть подростков с аддиктивным поведением склонна к социальной дезадаптации (мальчики – 33%, девочки – 35,5%). 6. Большинство подростков, употребляющих ПАВ, имеют среднюю (21,2%) и хорошую (58,5%) успеваемость в учебе. Данной группе детей свойственно общее снижение уровня школьной успеваемости в подростковом возрасте. 7. Мотив приобщения к стереотипам микросоциальной среды имеет наибольшее количество корреляций (9) с изученными особенностями аддиктивных подростков. Это указывает на тесную связь аддиктивности с микросоциумом. 8. Для аддиктивных подростков, воспитываемых в неполной, неблагополучной семье, более характерны аффективные и поведенческие нарушения, чем для подростков, воспитываемых в семье полной, благополучной.

Далее анализируются особенности социальной перцепции подростков с аддиктивным поведением, которые изучались с помощью методик портретных выборов Сонди и личностного дифференциала. Выбор портретов использовался для исследования аффективной стороны восприятия испытуемых. Количественное «напряжение» каждого фактора Сонди соотносилось с количеством прилагательных «Личностного дифференциала», с помощью которых характеризовались портреты каждого фактора. Таким образом изучалась когнитивная сторона восприятия других людей.

АФФЕКТИВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ВОСПРИЯТИИ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА АДДИКТИВНЫМИ ПОДРОСТКАМИ

(r – корреляции по Пирсону, при p < или = 0,01)

Таблица 2.

Выбор\ Факторы

h

s

e

hy

k

p

D

m

1

-0,102

0,342

0,533

-0,139

0,051

-0,019

0,083

-0,023

2

0,403

-0,262

0,15

0,147

-0,096

0,033

0,31

0,125

1 – Положительное отношение; 2 – отрицательное отношениеh - сексуальная недифференцированность; s - садизм; e - эпилептоидные тенденции; hy - истерические проявления; k - кататонические проявления; p - паранойяльные тенденции; d - депрессивно-меланхолические черты; m - маниакальные проявления.

ПРЕДСТАВЛЕННОСТЬ ФАКТОРОВ СИЛЫ, АКТИВНОСТИ И ОЦЕНКИ (ЛД) ПРИ ОПИСАНИИ АДДИКТАМИ ПОЗИТИВНО И НЕГАТИВНО ОЦЕНВАЕМЫХ ПОРТРЕТОВ (%)

Таблица 3.

Выбор\Факторы

Сила

Оценка

Активность

Положительное отношение

45,5

36,4

18,1

Отрицательное отношение

10

50

40

Результаты исследования:

  1. Эмоционально-положительный выбор подростков с аддиктивным поведением падает на лиц с эпилептоидными и садистическими тенденциями (Таблица 2) как лидирующих, заведомо занимающих доминирующую позицию по отношению к ним (Таблица 3), на обладателей таких личностных особенностей, как импульсивность, агрессия и тревожность, свойственных гипертимному типу реагирования («сильный» тип высшей нервной деятельности).
  2. Эмоционально-отрицательный выбор подростков с аддиктивным поведением падает на лиц с тенденциями сексуальной недифференцированности и депрессивности (Таблица 2) как обладателей таких личностных особенностей как интровертированность, пассивность, эмоциональная ранимость (Таблица 3), т.е. свойственных гипотимному, инертному типу реагирования («слабый» тип высшей нервной деятельности).
  3. Подросткам с аддиктивным поведением свойственны следующие особенности когнитивной сферы восприятия:

а) недифференцированность когнитивных оценок людей с различной психической патологией и зависимость содержания когнитивной оценки других людей от макросоциальных эталонов:

  • Все позитивно оцененные портреты описывались прилагательными, соответствующими социально одобряемой характеристике личности (добрый, честный, решительный, сильный, разговорчивый, самостоятельный, упрямый, уверенный, обаятельный, справедливый, раздражительный).
  • Все негативно оцененные портреты описывались прилагательными, соответствующими социально отвергаемой характеристике личности: замкнутый, неискренний, спокойный, молчаливый, слабый, нелюдимый, черствый, непривлекательный, эгоистичный, безответственный.

б) независимость понимания других людей от характерологических особенностей воспринимающих подростков и типологических особенностей воспринимаемых взрослых.

4. Аффективная сторона межличностного восприятия у аддиктивных подростков обусловлена макросоциальными факторами. Под воздействием макросреды (в том числе информационного) у подростков формируется аффективный шаблон восприятия значимого лица.

Далее обсуждаются обнаруженные особенности социальной перцепции аддиктов. На когнитивном уровне определилась недифференцированность когнитивных характеристик при описании лиц с психической патологией, а также зависимость вербальной характеристики от социальных шаблонов оценивания (эталон «успешной» личности). Социальные эталоны на индивидном уровне формируются посредством воздействия средств массовой коммуникации и массовой культуры. Известно, что когнитивная сфера межличностного восприятия является результатом онтогенеза и представлена знаковостью (языком). Характер, в том числе и акцентуации характера, также онтогенетическое образование. При изучении аффективной стороны восприятия других людей подростками с аддиктивным поведением не обнаружена зависимость аффективного выбора от особенностей характера, гендерных различий и других изучаемых параметров. Однако обозначилась общая для всей выборки тенденция, не зависящая от онтогенетически обусловленных особенностей психики аддиктивных подростков (см. Таблица 2). Тенденция проявляется в положительном эмоциональном отношении аддиктивных подростков к лидерам и указывает на филогенетические корни аффективного уровня восприятия человека человеком, лидера – в частности. Общие когнитивные особенности говорят о влиянии средств массовой коммуникации и массовой культуры на формирование (наряду с микросредовыми воздействиями) поведенческой направленности подростка.

При обобщении результатов исследования, мы вначале рассмотрели общие характеристики подростков, входящих в выделенные специфические группы (“лидеры”, “нейтральные” и “асоциальные”).

Лидеры-аддикты ведут девиантный образ жизни, имеют эпилептоидные, истероидные и гипертимные акцентуации характера, стремятся к лидерству в формальной и неформальной группе. Они воспитываются в конфликтных семьях, плохо учатся, нередко совершают противоправные действия. Увлечение – молодежная музыка. Групповые нормы и ценности неформальной среды привносятся лидерами в школьный коллектив, способствуя тем самым развитию аддикции у других подростков. Данные особенности лидеров соответствуют аффективному шаблону восприятия подростков не-лидеров. Это объясняет специфику влияния лидеров на сверстников.

Нейтральные – входят в состав неформальных групп социально-нейтральной направленности, имеют акцентуации “тормозимого круга” и достаточно социально адаптированы. Им характерно воспитание в полной, благополучной семье и хорошая успеваемость по учебнымпредметам. Увлечения – спорт, гуманитарные знания.

Асоциальные – входят в состав подростковых групп асоциальной направленности, совершают противоправные действия, социально дезадаптированы и ведут девиантный образ жизни. Воспитываются в неблагополучных семьях. Имеют низкую успеваемость по учебным предметам. Увлечения – “криминальная” литература, компьютерные игры, либо хобби вообще нет.

Далее обобщаются психологические особенности всех изученных подростков, которые в целом соответствуют возрастным проявлениям и не имеют выраженной специфики. Это подтверждает значимость макро- и микросреды в генезе аддикции. Суть социально-психологических особенностей аддиктивных подростков отражена в выводах.

Выводы

  1. Негативные воздействия средств массовой информации, массовой культуры и ближайшего окружения создают у подростков на аффективном уровне шаблон восприятия значимой личности, соответствующий поведенческим проявлениям представителей «девиантного образа жизни».
  2. Лидирующие подростки-аддикты имеют психологические особенности, свойственные представителям «девиантного образа жизни».
  3. Лидеры-аддикты соответствуют аффективному шаблону восприятия подростков не-лидеров.
  4. Лидеры-аддикты воплощают в себе нормы, ценности «девиантного образа жизни» (в том числе наркоманические), распространяют нормы, ценности «девиантного образа жизни» в неформальной группе подростков и являются инициаторами наркотизации сверстников.
  5. Употребление ПАВ является характерным поведенческим проявлением в подростковом возрасте.

Дальнейшую разработку проблемы предполагается осуществить в направлении исследования социально-перцептивных механизмов влияния лидеров на поведенческую направленность людей других возрастных групп. Представляет научный интерес, в частности, и такой ее аспект, как влияние средств массовой коммуникации и массовой культуры на социальную перцепцию и поведенческую направленность человека.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Семенов Д.В. Аддиктивное поведение как одно из проявлений девиантного поведения в подростковом возрасте. // Научно-практические основы становления психологической службы в системе непрерывного образования. Тезисы всероссийской научно-практической конференции. – Курган, 1996. – 0,1 п.л.
  2. Семенов Д.В. К вопросу об акцентуациях характера у подростков. // Когнитивные и аффективные аспекты развития личности на разных возрастных этапах. Межвузовский сб.науч.тр. – Шадринск, 1996. – 0,25 п.л.
  3. Семенов Д.В. К вопросу об аддиктивном поведении в подростковом возрасте.// Современные проблемы учебно-воспитательного процесса в различных образовательных учреждениях. Межвузовский сб.науч.тр. – Шадринск, 1996. – 0,4 п.л.
  4. Семенов Д.В. Диагностические аспекты аддиктивного поведения у подростков.// Современные подходы к решению проблем практической психологии. Межвузовский сб.науч.тр. – Шадринск, 1997. – 0,4 п.л.
  5. Семенов Д.В. Психологические особенности подростков «группы риска» употребления психоактивных веществ. // Социально-психологические аспекты нравственного развития детей и подростков. Межвузовский сб.науч.тр. – Шадринск, 1999. – 0,5 п.л.
  6. Семенов Д.В. Методологические аспекты профилактики наркотизации у школьников // Тезисы докладов научно-практической конференции. – Сургут, 1999. – 0,3 п.л.



Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2019 Детская психология  — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2017 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

  Яндекс.Метрика