Детская психология
 

Библиотека


Отрасли        психологии


RSS Настроить






Половозрастные и полотипические особенности механизмов психологических защит

Версия для печати
В работе исследовались половозрастные особенности функционирования защитных механизмов в младшем подростковом, старшем подростковом и раннем юношеском возрасте с помощью теста Life Stile Index. Показано, что младшие подростки активно используют механизмы отрицания, проекции, интеллектуализации, компенсации, реактивного образования; старшие подростки часто применяют проекцию, замещение, подавление; в ранней юности чаще используют проекцию и регрессию. На всех исследуемых возрастных этапах высока интенсивность использования защитного механизма проекции. Наибольшая интенсивность защитного поведения наблюдается в младшем подростковом возрасте, но она снижается с возрастом. Были выявлены различия между мальчиками и девочками по выраженности основных видов защиты.

Введение. Став предметом научного изучения, проблема половых различий утратила свою кажущуюся аксиоматичность, очевидность и неопровержимость. Начиная с 70-х гг. прошлого века, проблемам половых различий ежегодно посвящается до 1500 публикаций. Несмотря на повышение интереса к изучению тендера в психологии, исследователи упускают из вида ряд фундаментальных категорий. Так же обстоит дело с вопросом изучения половых различий в механизмах психологической защиты, которые являются важнейшим регулятором психической адаптации индивида. Механизмы психологической защиты и половое самосознание взаимосвязаны, являясь составляющими Я-концепции. Проблематика соотношения механизмов психологических защит и аспектов полового самосознания в процессе становления Я-концепции ребенка при всей своей теоретической согласованности не подвергалась эмпирической проверке. Мы стремимся восполнить этот пробел, выбрав для изучения половозрастные особенности механизмов психологических защит подростков.

Материал и методы исследования. Предметом исследования является взаимосвязь психологических защит и полового самосознания как важнейших составляющих Я-концепции подростка. Выборку исследования составили 247 человек, среди которых было 147 учащихся шестых классов общеобразовательных школ. Испытуемые обследовались каждый год, в течение двух лет с 2005 по 2006 гг. Кроме того, на начальном этапе исследования в качестве групп сравнения были привлечены 50 учащихся девятых классов и 50 учащихся одиннадцатых классов.

Мы предположили, что существует половой диморфизм в функционировании механизмов психологической защиты, который связан с особенностями усвоения аспектов полового самосознания. Функционирование механизмов психологической защиты подвержено возрастной изменчивости.

Цель работы — исследование защитных механизмов в период младшего подросткового возраста во взаимосвязи с особенностями становления полового самосознания.

Использовались методики: адаптированная для подросткового возраста методика «МиФ» (маскулиность и фемининность)(ссылка 1), адаптированный вариант методики «ФПО» (фигура – поза – одежда)(2), опросник формально-динамических свойств индивидуальности (ОФДСИ-26)(3), «Пятифакторный опросник» (Big 5)(4), тест-опросник механизмов психологической защиты (Life Stile Index), адаптация Л. Р. Гребенникова (5).

Результаты. Прежде всего исследовались половозрастные особенности функционирования защитных механизмов в младшем подростковом, старшем подростковом и раннем юношеском возрасте с помощью теста Life Stile Index.

Выяснилось, что во всех исследуемых возрастных категориях используются все виды защиты, однако их интенсивность неодинакова. Младшие подростки активно используют механизмы отрицания, проекции, интеллектуализации, компенсации, реактивного образования. Старшие подростки часто применяют проекцию, замещение, подавление. В ранней юности чаще используют проекцию и регрессию. На всех исследуемых возрастных этапах высока интенсивность использования защитного механизма проекции. Наибольшая интенсивность защитного поведения наблюдается в младшем подростковом возрасте, но она снижается с возрастом. Были выявилины различия между мальчиками и девочками по выраженности основных видов защиты. В младшем подростковом возрасте мальчики больше используют интеллектуализацию, чем девочки. Девочки активнее прибегают к регрессии, компенсации и реактивному образованию. У старших подростков также выявились половые различия по выраженности основных видов защиты. Девочки значительно чаще используют регрессию, реактивное образование и проекцию, чем мальчики. В раннем юношеском возрасте юноши в большей степени, чем девушки, используют для защиты подавление. Девушки больше пользуются регрессией, реактивным образованием, отрицанием и компенсацией.

Обобщая данные по всем трем возрастным категориям, можно отметить, что существуют полотипические виды защит, которые чаще всего используются представителями обоих полов, независимо от их возраста. К типично женским формам защитного поведения можно отнести регрессию и реактивное образование. К типично мужским защитам следует отнести подавление и интеллектуализацию. Репертуар и интенсивность использования психологических защит больше у девушек. Результаты лонгитюдного изучения психологических защит у мальчиков и девочек в основной выборке по прошествии года позволяют говорить о том, что существуют выраженные половые различия в использовании некоторых защитных механизмов. Половые различия наблюдаются в механизме интеллектуализации (выше у мальчиков) и в психологических защитах по типу регрессии и компенсации (выше у девочек).

В течение всего подросткового периода мальчики применяют защитный механизм подавления, интенсивность использования которого плавно увеличивается с возрастом, начиная с младшего подросткового, и наибольшей интенсивности достигает в раннем юношеском возрасте. Защитный механизм интеллектуализации относительно стабилен в младшем, среднем и старшем подростковом возрасте и заметно увеличивается лишь в раннем юношеском возрасте У девочек наблюдается совершенно иная картина с точки зрения интенсивности использования, динамики, репертуара психологических защит. На протяжении всего подросткового периода девочки активно используют защитный механизм регрессии, интенсивность которого начинает плавно увеличиваться с младшего подросткового возраста, доминирует в 12—13 лет, достигает пика в 14—15 лет и к началу юношеского возраста снижается. Защитный механизм — реактивное образование является доминирующим в 11—12 лет, после чего интенсивность его использования снижается на каждом возрастном этапе. Защита компенсацией имеет наиболее выраженные показатели также в младшем подростковом возрасте, а затем начинает снижаться, достигая самых низких показателей к началу юношеского возраста. Таким образом, на всем подростковом периоде интенсивность полотипических психологических защит мальчиков имеет тенденцию к повышению, а выраженность полотипических защит девочек снижается к старшим классам.

Кроме того, в исследовании рассматривались биологические и социальные детерминанты половых различий, а также особенности полового самосознания младших подростков. При сравнении формально-динамических свойств индивидуальности мальчиков и девочек (методика ОФДСИ-26) выяснилось, что статистически значимые различия отмечаются лишь в индексе общей эмоциональности, который выше у девочек; по остальным параметрам значимых половых различий не выявлено. При изучении личностных особенностей с помощью «Big 5» значимые различия между мальчиками и девочками касаются фактора экстраверсии и открытости опыту, который выше у девочек. У мальчиков более низкий уровень экстраверсии, что отражает стремление к независимости, самостоятельности, деятельностную ориентацию, некоторую сдержанность в общении с людьми. Фактор открытости опыту у мальчиков ниже, чем у девочек, и это характеризует их как более консервативных во взглядах. Фактор добросовестности тоже имеет низкий уровень и говорит о таких свойствах, как отвлекаемость, плохая организованность, спонтанность, стремление экспериментировать. Девочки имеют средний уровень экстраверсии, что говорит об амбивертности, способности как к жизни в состоянии изоляции, так и к активной деятельности в социуме. Уровень выраженности фактора открытости опыту характеризует способность девочек долгое время работать над одним проектом, сосредоточить внимание на одном деле. Фактор добросовестности характеризует девочек как сочетающих в себе тенденции постоянства и изменчивости, в большинстве ситуаций они сохраняют целенаправленность деятельности, проявляют упорство в достижении близкой цели. В целом, все младшие школьники независимо от половой принадлежности имеют очень высокие значения по фактору нейротизма. Это отражает характерную для них эмоциональную нестабильность, чрезмерную чувствительность человека к стрессогенным ситуациям, подверженность неприятным переживаниям. В то же время подростки имеют высокие значения по фактору согласия, для них важно доверие к людям, доброжелательность, стремление избежать конфликтов, прямота, в большинстве случаев им свойственно подчинение личных потребностей интересам коллектива.

Результаты исследования особенностей полового самосознания (методика «МиФ») говорят о том, что у мальчиков-шестиклассников преобладает маскулинный тип полоролевой идентичности («Я-реальное»). Образ мужчины характеризуется андрогинностью и соответствует полоролевым предпочтениям (близость «Я-идеального» и «Мужчина должен быть»). Образ женщины характеризуется выраженными андрогинными чертами, с большим удельным весом фемининных качеств, причем стереотипы и эталоны поведения, свойственного для противоположною пола, практически совпадают (близость «Женщина должна быть » и «Обычно девочки…») «Я-реальное» соотносится с образом «Девочки считают, что я…», что может отражать значимость для образа «Я» оценок женской референтной группы. В группе девочек преобладает фемининный тип полоролевой идентичности. Образ женщины характеризуется преобладанием андрогинных качеств, причем эталонное восприятие женского поведения также соответствует андрогинии («Женщина должна быть…» и «Обычно девочки…»). Полоролевые предпочтения характеризуются тенденцией к накоплению маскулинных черт и лежат в андрогинном секторе («Я-идеальное» и «Мужчина должен быть…»). «Реальное-Я» соотносится с образом «Мужчины считают, что я…», что может отражать значимость для образа «Я» оценок мужской референтной группы.

В обеих выборках как мальчики, так и девочки достаточно четко определяют полоролевые качества, заданные в картинках теста «ФПО». Представления о мужских и женских качествах взаимоисключают друг друга и находятся в обратной зависимости. В мужской выборке собственные представления о мужских качествах в большей степени определяют идентификацию индивида и полоролевые предпочтения, чем женские качества. В выборке девочек наблюдается обратная зависимость: собственные представления о женских качествах в большей степени определяют идентификацию индивида и полоролевые предпочтения, чем мужские качества.

Также исследовались факторы, определяющие использование механизмов психологической защиты у мальчиков и девочек. Проводилось изучение взаимосвязи личностных черт и формально-динамических свойств с психологической защитой, сопоставлялись особенности тендерной идентификации и механизмов психологической защиты. Описывались особенности функционирования защитных механизмов в зависимости от усвоения аспектов полового самосознания. В группе мальчиков 11—12 лет взаимоисключающие представления о мужских и женских качествах, находящиеся в обратной зависимости, соотносятся с использованием защитного механизма замещения (r=0,49 при p<0,05) и отрицательно связаны с реактивным образованием (r=–0,39 при p<0,05). Представления о мужских качествах, заданных в картинках, определяющие идентификацию индивида отрицательно связаны с защитным механизмом регрессии (r=–0,4 при p<0,05). Полоролевые предпочтения в группе мальчиков, соответствующие мужской половой роли, не обнаруживают связей с использованием специфических защитных механизмов.

Кроме того, итоговый показатель шкалы «Полярность», позволяющей оценить, насколько поляризованы представления о мужских и женских качествах по атрибутам, обнаруживает отрицательную корреляционную связь с подавлением (r=–0,4 при p<0,05). Чем более отчетливо выражены представления о различиях полов, тем реже будет использоваться защитный механизм подавления. В группе девочек 11—12 лет не обнаружилось значимой корреляции между усвоением полоролевых эталонов и использованием механизмов психологической защиты. Однако при исследовании полярности представлений о мужских и женских качествах обнаруживается корреляционная зависимость с использованием защитного механизма замещения (r=0,62 при p<0,01)/

Обсуждение результатов. Анализируя полученные результаты, можно отметить, что существует половозрастная специфика использования механизмов психологических защит, что во многом согласуется с уже имеющимися данными исследований Т. В. Тулупьевой, Л. И. Вассермана, В. М. Воробьева и Е. Б. Клубовой. Интенсивность использования психологических защит постепенно снижается с возрастом, поскольку это обусловлено стабилизацией эмоционально-личностной сферы, преодолением пубертатного кризиса. Наибольшая интенсивность психологической защиты отмечается в младшем подростковом возрасте, когда подросток оказывается на пороге пубертатного кризиса, начинает ощущать происходящие в нем стремительные физиологические и психологические изменения.

Половые различия в использовании механизмов психологической защиты представляют особый интерес для анализа. Исследование показало типичность использования некоторых видов защиты для женского и мужского пола. Существуют наиболее типичные для мальчиков-подростков защиты: интеллектуализация, замещение, подавление. К типично женским защитам относятся регрессия, реактивное образование, компенсация, а к нейтральным — проекция, отрицание. Повышенная маскулинность у мальчиков связана с замещением и интеллектуализацией. Как известно, в основе механизма замещения лежит эмоция гнева. Е. Маккоби и К. Джеклин (1974) на основе анализа данных ряда экспериментальных исследований пришли к выводу, что с возрастом частота и интенсивность гнева (злости) у мальчиков возрастают, а у девочек — убывает. Авторы объясняют это тем, что девочки, имея те же агрессивные тенденции, что и мальчики, боятся их проявить из-за опасения возможного наказания, в то время как к агрессии мальчиков окружающие относятся более благосклонно. Агрессивность мальчиков воспринимается как проявление мужественного поведения. Мужчины лучше кодируют экспрессивное выражение гнева и злобы. С повышением маскулинности снижается использование компенсации, как было показано, более характерной для девочек-подростков (в ее основе — «женская» эмоция печали), снижается использование типично женского механизма регрессии (связанного с культурально недопустимым для мужчины проявлением детскости, боязливости), отрицания (инфантильного психического механизма). Интересно проявляется механизм подавления: при высокой маскулинности он выражен слабо, однако при повышенной фемининности у мальчиков он используется более активно, дабы не допустить социально неприемлемого для мужчины проявления «женского» поведения. При повышенной фемининности кроме подавления, мальчики используют инфантильный механизм отрицания, чтобы исключить переживание неприятия своих женских качеств в мужском теле, свое несоответствие полоролевым эталонам и пренебрежительное отношение к себе более маскулинных сверстников. Чем ближе к Я-реальному находится мужской полоролевой идеал, тем меньше используется защитный механизм подавления.

Таким образом, адекватное восприятие и усвоение мальчиками полоролевых стереотипов и эталонов, адекватные полу полоролевые предпочтения демонстрируют снижение интенсивности использования «женского» защитного репертуара, состоящего из механизма регрессии, реактивного образования и компенсации, снижается также частота использование подавления, и происходит увеличение интенсивности применения свойственного мужского полу механизма замещения. Анализ полученных данных о половых различиях в использовании механизмов психологической защиты показал их неразрывную и неоднозначную связь с особенностями усвоения аспектов полового самосознания.

Выводы.

  1. Существуют возрастные различия в интенсивности использования защитных механизмов в младшем подростковом, старшем подростковом и раннем юношеском возрасте. Наибольшая интенсивность использования защит наблюдается в младшем подростковом возрасте, с возрастом она снижается.
  2. Наблюдаются половые различия в использовании защитных механизмов в младшем подростковом, старшем подростковом и раннем юношеском возрасте. Существуют полотипические виды защит, которые чаще всего используются представителями мужского и женского полов, независимо от возраста. К типично женским формам относятся регрессия и реактивное образование. К типично мужским защитам относятся подавление и интеллектуализация. Репертуар и интенсивность использования психологических защит больше у девушек.
  3. В течение всего периода подросткового возраста интенсивность полотипических психологических защит мальчиков имеет тенденцию к повышению, а выраженность полотипических защит девочек снижается к старшим классам.
  4. Существуют половые различия в личностных особенностях и в формально-динамических характеристиках в младшем подростковом возрасте. Эти различия заключаются в основном в более высоких значениях индекса общей эмоциональности, экстраверсии и открытости опыту, который выше у девочек.
  5. Использование полотипических психологических защит связано с усвоением аспектов полового самосознания только у мальчиков, у девочек такой связи не обнаруживается. Адекватное восприятие и усвоение мальчиками полоролевых стереотипов и эталонов, адекватные полу полоролевые предпочтения свидетельствуют о снижении интенсивности использования «женского» защитного репертуара, включающего механизмы регрессии, реактивного образования и компенсации, снижается также использование подавления и чаще проявляется свойственный мужскому полу механизм замещения. У девочек не обнаруживается связи особенностей полоролевой идентичности, усвоения полоролевых стереотипов с характерными видами механизмов психологической защиты.

Статья принята к печати 20 июня 2007 г.

Сноски:

1. Ткаченко А. А., Введенский Г. Е., Дворянчиков Н. В. Судебная сексология. М., 2001. 561 с.

2. Саламова Д. К., Ениколопов С. Н., Дворянчиков Н. В. Проективная методика «Фигура – Поза – Одежда» // Журнал практического психолога. 2000. № 10—11. (Тематический выпуск: Клиническая психология и психотерапия). С. 87—103.

3. Русалов В. М. Опросник формально-динамических свойств индивидуальности (ОФДСИ): Методическое пособие. М., 1997. 50 с.

4. Лаак Янтер, Бругман Г. Big 5: Как измерить человеческую индивидуальность: Оценки и описания. М., 2003. 112 с.

5. Романова Е. С., Гребенников Л. Р. Механизмы психологической защиты. Генезис. Функционирование. Диагностика. Мытищи, 1996. 139 с.


Электронная версия произведения размещена на сайте Электронной библиотеке МГППУ и предназначена для использования в образовательных и научных целях.

Новости психологии

11.10.2019 16:43:00

Инклюзия в высшей школе: психолого-педагогические исследования на PsyJournals.ru


10.10.2019 14:40:00

Всемирный день психического здоровья


04.10.2019 16:28:00

Список недавних магистерских диссертаций по психологии



Медиатека

Все ролики


Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2019 Детская психология  — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2017 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

  Яндекс.Метрика