Детская психология
 

Библиотека


Отрасли        психологии


RSS Настроить






Групповая психотерапия. Психокоррекционные группы: теория и практика.



Тип книги: пособие
Издательство: М.: Прогресс , 1990. – 368 с. Пер. с англ. / Общ. Ред. и вступ. Ст. Л.А. Петровский
 

Глава 6. «Группы телесной психотерапии»

В главе рассказывается о различных методах групповой психотерапии, где основное внимание при работе уделяется физическим, телесным параметрам личности. Описывается история развития телесной психотерапии, основные понятия, основные используемые процедуры. Также автор приводит свою оценку этого вида психотерапии.

Автор перечисляет следующие виды телесной психотерапии: биоэнергетика, метод Фельденкрайса, метод Александера, структурная интеграция, первичная терапия и др.

 В центре главы – принципы психотерапии, разработанные Вильгельмом Райхом, а также биоэнергетический метод, предложенный его последователем Александром Лоуэном. Суть психотерапевтических идей Райха в том, что защитным механизмам, которые затрудняют нормальное функционирование человеческой психики, можно противодействовать, оказывая прямое влияние на тело. Райх разработал специальную терапевтическую методику, позволяющую снижать хроническое напряжение определенных групп мышц и высвобождать благодаря этому те эмоции, которые этим напряжением сдерживались.

 Как пишет автор, Лоуэн внес большой вклад в развитие теории Райха. Он освободил терапевтические подходы Райха от их «сексоцентризма» и объединил телесную психотерапию и вербальные терапевтические воздействия.

Цитируя Лоуэна, автор формулирует главную тему биоэнергетики (метода, разработанного Лоуэном): «Вы – это ваше тело».

Основные понятия телесной психотерапии, которые ввел В. Райх и развил А. Лоуэн –это «энергия», «мышечная броня» и «заземление».

Энергия.

Концепция энергии имеет решающее значение для понимания сути телесной психотерапии. Цитируя Брауна, Рудестам пишет, что для члена психокоррекционной группы вступить в оптимальные отношения с собственным телом означает активировать спонтанный поток энергии, распространяющейся по всему организму от самых поверхностных слоев кожи до наиболее глубинных процессов метаболизма.

В описании автором этого понятия говорится, что естественная жизненная энергия в теле здорового (и физически, и психически) человека должна циркулировать беспрепятственно. Считается, что хроническая блокировка спонтанного тока энергии отражается в позах, движениях и телосложении.

Биоэнергетические методы направлены на достижение свободы самовыражения посредством мобилизации энергетического потенциала тела и восстановления «первичной сути» человека. Эта «первичная суть» заключается в способности получать удовольствие от жизни. Источниками же удовольствия являются свобода движений и отсутствие напряжения.

Мышечная броня.

При разработке своей теории Райх уделял большое внимание энергетическим блокам, существующим на физическом уровне. Под броней Райх подразумевал хроническое мышечное напряжение, предохраняющее от переживания неприятных эмоций (таким образом, мышцы создают препятствия для струящихся в теле потоков энергии). Особенности распределения участков мышечного напряжения по телу человека определяются различного рода событиями и травмами, которые были пережиты им в период формирования его личности. Райх постулировал, что хроническое напряжение скелетных мышц распределяется по семи кольцам мышечной брони. Эти кольца создают препятствия для спонтанного тока энергии по организму. Они располагаются на уровне глаз, челюстей, шеи, груди, диафрагмы, живота и таза.

Лоуэн выделил пять типов человеческого характера, основываясь на тех его психических и физических проявлениях, которые можно заметить, когда человек занимает защитную позицию: «шизоидный» тип характера (у таких людей мысли неясно связаны с чувствами, они стремятся уйти в себя, теряют контакт с реальностью), «оральный» (таким людям свойственна потребность в получении поддержки от окружающих), «психопатический» (таким людям присуще стремление к доминированию и озабоченность своим социальным имиджем), «мазохистский» (это вечные страдальцы и нытики, неспособные к активным действиям при решении проблем), «ригидный» (эти люди имеют большие амбиции и реалистичный взгляд на мир, им характерен чрезмерный контроль над собственным поведением). Таким образом, пишет автор, между физическими параметрами человека и складом его характера и личности имеется тесная связь.

Заземление.

Это понятие считается принципиальным вкладом Лоуэна в развитие теории Райха. Заземление – энергетический контакт с почвой, ощущение опоры, которая обеспечивает устойчивость и возможность двигаться.С. Келеман включает в понятие заземления связь личности с ее эмоциональными потребностями, потоками энергии в организме и всеми паттернами действий, которые лежат в основе физиологических и психических процессов.

Каждого члена группы биоэнергетической психотерапии оценивают по тому, насколько прочно он стоит на земле. После этого ему рекомендуют специальные упражнения. Эта концепция важна для биоэнергетики тем, что она ориентирует на реальность и уравновешивает акцент на выражении первичных чувств и эмоций.

Основные используемые процедуры: дыхательные упражнения с целью усиления циркуляции энергии и высвобождения подавляемых чувств, напряженные позы, двигательные упражнения, физические контакты.

Помимо биоэнергетического метода телесной психотерапии также описываются:

  • метод Фельденкрайса;
  • метод Александера;
  • структурная интеграцияили рольфинг;
  • первичная терапия Артура Янова.

Метод Фельденкрайса

Основное внимание здесь уделяется определенным позам с целью выработки «правильных» привычек, развития самосознания и повышения самооценки. Фельденкрайсом подчеркивается необходимость нахождения поз, которые в наибольшей степени соответствуют врожденным физическим особенностям конкретного человека, что делает его движения осознанными, координированными и плавными. Также Фельденкрайс предлагает упражнения, предназначение которых заключается в уменьшении чрезмерных усилий, затрачиваемых на совершение отдельных двигательных актов, и освобождении мышц для полезной работы.

Метод Александера.

В этом методе предусматривается исследование клиентом своих привычных поз и осанки и формирование у него правильных психических установок. В ходе формирования новой системы привычек тренер отдает клиенту приказания типа «уроните голову на грудь» или «свободно опустите руки», которые выполнять нужно не сразу, а подумав, как сделать это наилучшим образом. Простые комбинации движений повторяются снова и снова, что приводит к значительным изменениям пластики движений и формы тела.

Структурная интеграцияили рольфинг.

Имя создателя этого терапевтического направления – Ида Рольф. Большой вклад в дело внедрения рольфинга в практику работы с психокоррекционными группами внес Шютц.

В сущности, рольфингг является методом физического воздействия, оказываемого с целью вызвать личностные изменения. Рольфинг, в отличие от биоэнергетики, подразумевает, что причины напряжения имеют не психический, а физический характер. В этом методе применяются прямые манипуляции с телом, массаж с целью изменения состояния мышечных фасций и соответствующих изменений во всем теле.

Первичная терапия Артура Янова.

С первичной терапией во многом сходны методы высвобождения негативных эмоций, применяющиеся в группах биоэнергетической психотерапии. Целью данного терапевтического метода является высвобождение примитивных чувств, которые были заблокированы в раннем детстве.

Наиболее важным нововведением Янова стал разработанный им комплекс терапевтических приемов, цель которых – подтолкнуть клиента к воспроизведению в памяти ранних событий жизни, воспоминания о которых важны для избавления от первичной боли.

Рудестам дает свою оценку данных психотерапевтических методов. Он говорит о том, что в телесной терапии трудно выделить действительно полезные компоненты, которые приводят к реальным изменениям. Также автор пишет о работе современных психотерапевтов, которые продвинулись значительно дальше того, что можно найти в работах Вильгельма Райха. Так, одно из новых направлений работы с психокоррекционными группами предусматривает интеграцию приемов телесной психотерапии с вербальными воздействиями.

Глава 7. «Танцевальная терапия»

В главе рассказывается о танцевальной терапии, описывается её история развития, перечисляются и описываются основные понятия, а также основные используемые процедуры. Также, как и в предыдущей главе, автор приводит свою оценку этого вида психотерапии.

Танцевальная терапия происходит от творческого танца – сильного средства саморегуляции и выражения чувств. К XIX веку танец стал формализованным средством выражения. Формализация танца достигла своих вершин в классическом балете. Вклад в возрождение танца в Северной Америке в XX веке внесла Айседора Дункан, развивая его как средство индивидуальной экспрессии при использовании естественных и выразительных движений и отрицании классических форм движения.

Рудестам указывает на особенности танца, который используется в терапии: чувства спонтанно высвобождаются в свободном движении и импровизации, здесь нет стандартных танцевальных форм и для личной выразительности могут использоваться все формы: танец примитивных племен, народный танец, вальс, рок, полька.

Дается краткое описание четырех факторов, которые способствовали развитию танцевальной терапии.

 Во-первых, после окончания Второй мировой войны танцевальная терапия была применена Мэриэн Чэйз для реабилитации ветеранов, госпитализированных инвалидов, к которым невозможно было применить вербальное лечебное воздействие.

Следующим событием, вызвавшим интерес к танцевальной терапии, стало открытие транквилизаторов в 50-х годах.Когда такие лекарства стали доступными, появилась возможность перевести многих пациентов психиатрических больниц из закрытых палат в открытые и даже выписать их и применять к ним новые программы, предусматривающие более активное лечение. Танцевальная терапия явилась альтернативным методом по отношению к этим программам.

Третьим фактором, способствовавшим росту популярности танцевальной терапии, явилось зародившееся в 60-х годах движение тренинга человеческих отношений.

Еще одним фактором, вызвавшим интерес к новым программам танцевальной терапии стали исследования невербальной коммуникации.

Также в развитие танцевальной терапии внесла свой вклад и психоаналитическая теория.

Автор пишет, что цели танцевальной терапии включают развитие осознания собственного тела, создание позитивного образа тела, развитие навыков общения, исследование чувств и приобретение группового опыта. Основные понятия танцевальной психотерапии отражают тесныевзаимоотношения спонтанных движений и психического состояния, а также она базируется на допущении, что характер движений человека отражает его личностные особенности.

Руководитель группы танцевальной терапии выступает в ней как партнер по танцам, распорядитель, или организатор, терапевтического процесса и катализатор развития личности участников через движения. Основные процедуры, используемыемые руководителем группы: применение определенным образом структурированных упражнений, способствующих расслаблению, правильному дыханию, изменению положения тела в пространстве и усилению самоконтроля; разработанная Лабаном система анализа формы усилий.

Существует несколько подходов к танцевальной терапии, большинство из них находится под влиянием психодинамической теории:

  • метод «эго-тело» (разработан Джери Сэлкин). Здесь специальные телодвижения используются для достижения и усиления самоидентичности;
  • танцевально-двигательная терапия, предложенная Бернстейном (ритуализированые действия и воображение участников используются как основа для исследования их скрытых чувств и преодоления кризиса развития личности);
  • психомоторный тренинг (Пессо). Здесь отрицается значение танцевальной техники и подчеркивается важность выражения эмоций посредством спонтанных движений.

Рудестам дает свою оценку танцевального терапевтического направления. Он указывает на очевидную пользу групповых танцев, состоящую в том, что под их воздействием расширяется самосознание и улучшается физическое самочувствие. Кроме того, танцы создают дополнительные возможности для взаимодействий между членами группы. Танцевальная терапия способствует возникновению положительных эмоций и тем самым дает участникам возможность более смело экспериментировать с новыми моделями поведения. Как пишет автор, в настоящее время в этой области наблюдается значительное разнообразие форм работы.

Аннотация выполнила студентка Нефёдова Е.А.

Оглавление

 

Вступительная статья

Предисловие автора

1. Психология групп

Преимущества групповой формы 

Психокоррекционная группа

Участники, цели и роли

Лидерство

Групповой процесс

Этика

Резюме

Литература

2. Т-группы

История и развитие

Основные понятия

Основные процедуры

Оценка

Резюме 

Литература

3. Группы встреч 

История и развитие

Основные понятия

Основные процедуры 

Оценка

Резюме

Литература 

4. Гештальтгруппы

История и развитие

Основные понятия

Основные процедуры

Оценка

Резюме

Литература  

5. Психодрама 

История и развитие

Основные понятия

Основные процедуры 

Оценка

Резюме

Литература 

6. Группы телесной терапии

История и развитие

Основные понятия

Основные процедуры 

Другие подходы телесной терапии

Оценка

Резюме

Литература 

7. Группы танцевальной терапии

История и развитие

Основные понятия

Основные процедуры 

Оценка

Резюме

Литература 

8. Группы терапии искусством

История и развитие

Основные понятия

Основные процедуры

Оценка

Резюме

Литература 

9. Группы тренинга умений

История и развитие

Основные понятия

Основные процедуры

Оценка

Резюме

Литература 

10. Практические упражнения

Т-группы

Группы встреч 

Гештальтгруппы

Психодрама

Группы телесной терапии

Группы танцевальной терапии 

Группы терапии искусством

Группы тренинга умений (тренинг уверенности в себе)

Литература

Именной указатель

Предметный указатель

Предисловие

Книга К. Рудестама — известного американского психолога, члена Американской психологической ассоциации и Американской академии психотерапевтов — впервые предоставляет нашему читателю возможность познакомиться с широким спектром средств, которыми располагает сегодня практическая психология — область, ориентированная на оказание психологической помощи.

В условиях становления системы практического психологического обслуживания населения у нас в стране сложилась своеобразная ситуация несоответствия между развитием отечественной психологии в традиционном академическом исследовательском ключе и актуальными запросами практики на «психологическую технологию». Книга К. Рудестама весьма интересна как раз изложением сложившегося на Западе опыта развития психологии в новом, нетрадиционном направлении, опыта «наведения мостов» между психологией исследующей, объясняющей и психологией воздействующей, вмешивающейся в развитие реальных процессов — психотерапией в широком смысле слова.

Основной объект внимания автора — групповые формы психологической работы, как они представлены и отчасти осмыслены в различных теоретических традициях. В последнее время эти формы стали подлинным знамением времени как в силу экономичности, так и в силу своей эффективности, в ряде случаев более высокой по сравнению с индивидуальной работой. В книге идет речь о групповых моделях, достаточно известных нашему читателю по другим публикациям,— это прежде всего Т-группы и группы встреч,— а также о менее известном групповом опыте — например, телесной терапии, танцевальной терапии и т.д.

Вряд ли есть необходимость предварять знакомство с книгой какой-либо формой пересказа ее содержания. Хотелось бы поделиться лишь некоторыми соображениями, возникающими при освоении средств психологического воздействия.

Прежде всего замечания терминологического характера. Становление новой области обычно сопровождается появлением новых понятий. Это имеет место и в данном случае. Так, название книги К. Рудестама на русском языке «Групповая психотерапия» не является вполне эквивалентным переводом английского варианта ее названия "Experiential Groups in Theory and Practice". В русском языке не удается найти единственного полноценного аналога термину "experiential". Это слово, как отмечает автор, «широко используется по отношению к групповым моделям, которые акцентируют создание непосредственного жизненного опыта для обучения и личностного роста» (с. 14). В данном определении подчеркиваются необходимые характеристики, составляющие сущность всего многообразия указанного типа групп. Речь идет о специально созда­ваемых малых группах, участники которых при содействии ведущего-психолога включаются в своеобразный опыт интенсивного общения, ориентированный на оказание помощи в самосовершенствовании, в преодолении преград на этом пути.

Другой возможный перевод авторского названия книги, близкий к буквальному,— «Группы опыта». При этом можно предполагать и достигаемый результат — обогащение опыта участников, и основное используемое средство — опыт переживания. Все это различные грани емкого, многозначного понятия «опыт». Совершенствование опыта, внутреннего и внешнего, как правило, включает процесс перестройки, коррекции уже сложившегося, наличного потенциала. Именно этот необходимый момент акцентируется в еще одном возможном варианте названия — «Психокоррекционные группы» Так что трудность перевода связана и с многогранностью описываемого опыта.

Контингент возможных участников подобных групп — самый широкий. Часто обращаются к этому опыту представители так называемых коммуникативных профессии (руководители, преподаватели, тренеры и т.п.) люди, испытывающие психологические затруднения. Данные методы используются в решении психотерапевтических задач и в работе с больными людьми (имеются в виду и психические, и соматические заболевания). Однако, по замыслу самого автора, этот медико-психологический аспект (психотерапия в узком смысле слова) незначительно представлен в работе. Кстати, раздел о групповом психоанализе автором опущен именно в силу обращенности этого подхода прежде всего к контингенту участников-невротиков. В целом, однако, изложение материала обнаруживает глубокое влияние психоанализа, базовой психотерапевтической школы, практически на все виды психологического воздействия. Оно проявляется в различных формах — прямого следования, противостояния или развития, дополнения психоанализа.

В книге представлена панорама из девяти видов групповой психокоррекционной работы (В русском переводе опущены разделы «Центрированное на теме взаимодействие» и «Трансакционный анализ». С концепцией Э. Берна, основателя трансакционного анализа, читатель может познакомиться, по книге Э. Берна «Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры», изданной издательством «Прогресс» в 1988 г.— Прим. ред.) Относительно каждой ориентации даны краткие исторические сведения, основные понятия и процедуры, оценка и резюме, представлен список литературы, который позволяет углубить знакомство с особо заинтересовавшим, привлекающим подходом. Несомненный интерес представляют «живые» иллюстрации группового опыта общения в виде фрагментов стенограмм и описанные в 10-й главе конкретные психотехнические приемы, которые могут служить иллюстрацией каждого из рассматриваемых методов. Так что с точки зрения структуры книга весьма стройна и «прозрачна», и это поможет читателю в освоении материала.

Сам автор адресует свой труд прежде всего студентам и специалистам-практикам — психологам, психиатрам, социальным работникам, «желающим совершенствовать свои профессиональные знания и умения» (с. 15). Естественно, книга окажется полезной читателям, заинтересованным в развитии психологической культуры, а опыт показывает, что таковых сегодня немало. В этой связи хотелось бы предостеречь от возможной иллюзии, будто лишь на основе книжной подготовки можно приобрести квалификацию психолога-практика, профессионально оказывающего помощь другим людям. Информированность, эрудиция — действительно важная предпосылка, звено в системе обучения практического психолога-профессионала, но именно лишь предпосылка, только одно звено разветвленной системы теоретической и практической подготовки. Целенаправленное приобретение профессионального практического опыта — фактор, не заменяемый никакими формами теоретической подготовки и включающий в себя такие основные стадии, как реальный опыт участника группы, опыт наблюдателя, практика ассистента квалифицированного ведущего, практика самостоятельного проведения групповой работы. Существенно, конечно, овладение психотехникой, однако, пожалуй, значительно важнее более общие и менее операциональные моменты. К их числу принадлежат потенциал ценностей ведущего, реализуемая им концепция обще­ния, соответствующая ей концепция метода воздействия.

Специального внимания заслуживает вопрос о некоторых важных различиях в позициях психолога-исследователя и практического психолога. В частности, это проявляется в тенденции к своего рода плюрализму, характерному и в определенной мере естественному для психолога-практика. Чем это вызвано и в чем состоит подобный плюрализм? Известно, что в современной психологии нет единой картины человека. Обращаясь к изучению, объяснению мира человека, психолог-исследователь обычно локализует объект своего внимания, интереса, и это отраже­но, например, в обозначении классических психологических направлений — глубинная психология, когнитивная психология, поведенческий подход и т. д. Соответственно в каждой традиции вырабатывается свой монистический подход к построению программ психологического воздействия, его принципов и технологии. Под монизмом мы имеем в виду и сосредоточение внимания преимущественно на одной сфере психологической реальности, и следование одному исходному принципу. В результате человек как единая психологическая реальность оказывается как бы поделенным между различными психологическими ориентациями, в ведении и компетенции которых находятся разные виды этой реальности: поведение - у бихевиористов, метальные образования у когнитивистов, экзистенциальные ценности - у гуманистических психологов и т.п.

Если же обратиться к ситуации оказания первой психологической помощи, то здесь человек предстает перед психологом целостно, в единстве своего поведения, когниций, мотивации и т.д. Это предъявляет особые требования к психологической компетентности практика. Он порой не может ограничиться строгими рамками одного подхода. И дело отнюдь не в методологической беспринципности. Психолог здесь объективно нуждается в задействовании комплекса подходов и средств. Возможный выход — в обращении ко всему накопленному, но достаточно разрозненному потенциалу.

Существенно обратить внимание читателя на то, что в большинстве своем представленные в книге К. Рудестама методы связаны отношением взаимодополнения. Следует остерегаться в пылу увлечений ошибочной позиции, будто какой-либо из методов может абстрактно рассматриваться в качестве лучшего, единственного либо всеохватывающего. Вот что на этот счет замечает, например, сам автор: «Наивные ожидания, что группа встреч есть единственный источник постоянных изменений, представляют собой большую опасность, чем небольшой и неизбежный риск негативного результата» (с. 129).

Установление соразмерности, определение границ продуктивного использования того или иного метода воздействия, как и в случае исследовательских методов,— вопрос весьма непростой и, естественно, не чисто методический. Он с необходимостью сопрягается с мировоззренческой позицией специалиста и в широком смысле слова, когда речь идет о философской ориентации, и в более узком — о специальной, в нашем случае психологической, направленности. Выбор адекватного метода или сочетания методов — это в большой мере и дело, так сказать, личного вкуса, опоры на непосредственный собственный опыт. В ситуации психологического воздействия, группового в частности, многое определяется потенциалом личностных возможностей конкретного специалиста, ведущего групповую работу, его собственной зоной развития.

Конечно, перед специалистом встает задача интеграции заимствуемых и, возможно, самостоятельно изобретаемых средств в некую целостность, кстати, не обязательно непротиворечивую. Эта большая работа может выполняться стихийно, на эмпирическом уровне. Однако, наверное лучше для дела, если она происходит не только исподволь, не вполне осознанно, но и рефлексируется самим специалистом-психологом, профессионально прилагающим к этому усилия.

В контексте указанной работы и как составная ее часть с необходимостью встает вопрос о формировании определенного отношения, в том числе оценоч­ного, ко всему открывающемуся спектру идей, принципов, методических средств группового психологического воздействия. Вопрос многогранный и весьма принципиальный для современного этапа развития всех областей обществознания и человековедения в нашей стране. Прежде всего выделим две возможные позиции в оценочном подходе — внешнюю, как бы со стороны оценивающую сам исходный принцип, и внутреннюю, не столько подвергающую сомнению исходный принцип, сколько анализирующую полноту, последовательность, эффективность его реализации, трудности на этом пути. Иллюстрацией внутренней позиции являются, например, оценочные комментарии автора «Групповой психотерапии» в конце каждой главы, в которых кратко или развернуто выражено отношение к рассмотренному конкретному подходу. Обычно они сосредоточены на достижениях, достоинствах метода и касаются, в частности, обнаруживаемых в исследовании реальных трудностей. Вот характерный фрагмент, завершающий раздел, посвященный психодраме: «Между различными практическими способами ведения групп в рамках одного группового подхода существуют столь же сильные различия, что и между групповыми подходами, которые считаются уникальными и сильно отличающимися друг от друга. Возникают трудности при определении типа руководителя конкретной группы, и вряд ли можно быть уверенным, что выявленный тип позволит предположить характеристики того опыта, который получат члены данной, группы» (с. 204).

Для стиля научной критики в нашем недавнем прошлом наиболее характерна, конечно, упомянутая первая оценочная позиция — позиция внешнего судейства, обычно сурового и категоричного, а самое печальное априорного. Мы имеем в виду, что читатель нередко приобщался к критике до и вне ознакомления с содержанием критикуемого текста, подхода. В случае интересующего нас сюжета — методов групповой психологической коррекции — ситуация оказалась именно таковой. (См. например, книгу Дж. Наэма «Психология и психиатрия в США». М., «Прогресс», 1984. – Прим. Ред.). Подобный внешний критический контекст правомерен. Но, во-первых, вызывает сомнение и возражение тот факт, что он не был сопряжен с возможностью для читателя ознакомиться со сложной критикуемой реальностью, понять ее, с тем, чтобы на этой основе строить собственное отношение, присоединяться к высказываемой оценке. Во-вторых, на наш взгляд, в подходе названного автора не учитывается вся сложность механизмов связи психологического метода и концептуальных конструктов — философских, психологических и пр.

Действительно, метод вряд ли представляет собой лишь набор операций и совокупность технических приемов. Уже использование тех или иных понятий означает фиксирование соответствующих этим понятиям свойств реального объекта, определенную их иерархию и отражает исходную позицию. Это своего рода система координат. Она может быть развернутой, отрефлексированной и осознанно включаемой в конструируемый метод. Яркий пример тому — Я. Морено, К. Роджерс. В других случаях подобное теоретическое влияние может обнаруживаться в меньшей мере, и опыт предстает скорее как разветвленная эмпирическая практика. С этой точки зрения обращает на себя внимание неоднородность групповых подходов к психологическому воздействию, освещаемых в книге К. Рудестама.

Вместе с тем опыт развития психологии и социологии, например, свидетельствует о возможной неоднозначности и отсутствии жесткости в системе связей метода и теоретических конструктов. Это делает возможным и реальным перенесение того или иного метода из одного теоретического контекста в другой. Данное обстоятельство отмечал В. И. Ленин, подчеркивая, что задача «уметь вести свою линию» включает решение задачи «суметь усвоить себе и переработать те завоевания», которые есть в работах авторов иных ориентации. Уместно напомнить в этой связи историю становления социометрического метода исследования в социальной психологии. Известно, что в свое время он появился в схеме специфических концептов Я. Морено (центральный среди них — «теле») и в сопровождении так называемой теории социометрической революции. Последняя сегодня практически предана забвению — она была результатом экстраполяции психологического метода на объекты и задачи неадекватного ему социального уровня. Социометрическая же методика прочно заняла место в арсенале средств эмпирического исследования малой группы, будучи интегрируемой в различные интерпретативные теоретические системы. Подобных примеров можно привести немало.

В области методов психологического воздействия яркий пример — история с ролевой игрой, занимающей первоначально центральное место лишь в психодраме Я. Морено. В настоящее время ролевая игра широко используется «...в различных терапевтических подходах, особенно интенсивно в гештальттерапии и поведенческой терапии...» (с. 178),—следует заметить, весьма различных, а порой и полярных с точки зрения объяснительной теоретической модели подходах.

Особо следует коснуться характера связи психологической ориентации, в частности, в области методов воздействия и философии. Для этого уместно обратиться, например, к взаимосвязи западной гуманистической психологии и философии экзистенциализма. Проблематика этих течений во многом схожая, перекликающаяся, однако ее «звучание», осмысление далеко не всегда идентично. Широко пересекается набор используемых категорий, однако то, как они раскрываются, вносит значимые различия. В частности, это можно видеть на примере оптимистического пафоса гуманистической психологии по сравнению с общей пессимистической тональностью экзистенциализма. Поэтому следует осмотрительно относиться к часто подчеркиваемому привязыванию гуманистической психологии к этой философии — данная связь отнюдь не линейна и не однозначна. Требуется ее специальный и обстоятельный анализ.

Однако и случаи принципиального отмежевания от философской, методологической ориентации того или иного подхода к психологическому воздействию не могут сопровождаться огульным негативизмом в отношении наработанных методических приемов, опирающихся, в конце концов, на реальные психологические механизмы. Их интерпретация и обоснование — это вопрос особый. Как показывает опыт, ответ на него вполне может быть не единственным.

В целом задача глубокой компетентной оценки представленной в книге К. Рудестама панорамы групповых форм психокоррекционной работы столь объемна и ответственна, что вряд ли выполнима и потому вряд ли уместна в рамках предисловия. Ее решение предполагает глубокий и тщательный анализ каждого из представленных подходов. К тому же практические средства для полноты оценки требуют и практической апробации. В условиях активно развивающейся в стране психологической службы эта работа уже началась. Но торопливость здесь неоправданна.

Книга К. Рудестама, по существу, впервые дает возможность нашему читателю-специалисту познакомиться с систематическим изложением особого класса психо­логических методов — методов группового психологического воздействия. Эта книга предстает как бы продолжением, дополнением изданной издательством «Прогресс» в 1978 г. книги Р. Пэнто и М. Гравитц «Методы социальных наук», последняя часть которой была посвящена именно методам активного психологического вмешательства, в то время интенсивно формировавшим­ся. Искренне радует, что сегодня мы можем столь полно познакомиться с реальными достижениями новой, активно развивающейся области — практической психологии.

Л.А. Петровская, доктор психологических наук.

От автора

Подобно многим авторам учебников, я решился написать "Experiential Groups in Theory and Practice" («Групповая психотерапия. Психокоррекционные группы: теория и практика») потому, что не мог найти подходящую книгу для курса, который преподавал. Мой подход к этому предмету, называемому по-разному — «Психология малых групп», «Процессы малой группы», «Групповая психотерапия», — базируется на стремлении объединить теоретическое изучение и обучение на практике. Я стараюсь дать своим студентам когнитивное понимание группового поведения, раскрывая перед ними разные теории и методики разных подходов, и в то же время предлагаю им приобрести личный опыт участия в группе. Моей целью стало создание такой книги, в которой бы сочетались эти два вида обучения применительно к большому числу современных моделей группового процесса и терапии.

Название книги отражает намерение соединить теорию и практику. Слово "experiential" широко используется по отношению к групповым моделям, которые акцентируют создание непосредственного жизненного опыта для обучения и личностного роста. Книга начинается с вопросов, общих для всех подобных психокоррекционных групп: отбор кандидатов в группу, лидерство, цели, содержание, развитие и этика. Далее рассматриваются групповые модели: Т-группы (группы тренинга), группы встреч, широко известные гештальтгруппы, психодрама, менее известив»— группы телесной терапии, группы танцевальной, группы терапии искусством, тренинга умений.

В каждой главе даются фундаментальные понятия подхода, на примерах рассматриваются основные процедуры и в заключение оценивается подход в целом. В заключительной главе предлагается детальное описание примерных упражнений, которые могут служить иллюстрацией каждого из рассмотренных групповых методов.

Предлагаемая вниманию читателей книга предназначается для студентов и специалистов в области клинической и социальной психологии, имеющих дело с изучением малых групп, консультированием и психотерапией; она может быть также полезна практикам, желающим совершенствовать свои профессиональные знания и умения. Наконец, книга предназначена для каждого, кто интересуется тем, что происходит, когда люди собираются в малые группы для того, чтобы изучить свои отношения друг с другом и расширить знания о себе.

Теперь мне осталось выразить признательность тем, кто внес свой вклад в подготовку этой книги. Я приношу глубокую благодарность сотням студентов и участникам групп, которые помогли автору многое понять в феномене групп и в себе самом. Большое содействие мне оказали Норин Нискер, Хони Розенбаум, Бренда Гейл, Говард Фромкин, Рут Кон, Эвелинна Чаллис, Кристина Пуффер, Мартин Раппепорт, Велло Сермат и Хезер Уайт.

Конструктивные предложения сделали рецензенты Роберт У. Каш (Калифорнийский государственный университет в Лонг - Биче), Роберт К. Конин (университет в Цинциннати) и Деннис Дж. Хоубрич (Риерсонский политехнический институт), Жозе Георг Иглесьяс (общинный колледж в Пиме), Марва Дж. Ларраби (университет Южной Каролины).

Ценю поддержку сотрудников издательства «Брукс— Коул», в частности веру Клер Вердуин в мою работу и полезные предложения Дэна Брекке и Джона Берджеза. Я в долгу перед моими машинистками Максин Уассерман и Дульцис Прендергаст за их добросовестную работу и за терпение к моей нетерпеливости. Наконец, я в особом долгу перед моей женой и лучшим другом Дженис Рубин за ее редакторское мастерство и заботу об авторе в периоды его стрессовых и даже панических состояний.

Смотрите также:

Книги

Мы не можем предоставить возможность скачать книгу в электронном виде.

Информируем Вас, что часть полнотекстовой литературы по психолого-педагогической тематике содержится в электронной библиотеке МГППУ по адресу http://psychlib.ru. В случае, если публикация находится в открытом доступе, то регистрация не требуется. Часть книг, статей, методических пособий, диссертаций будут доступны после регистрации на сайте библиотеки.

Электронные версии произведений предназначены для использования в образовательных и научных целях.

Новости психологии

13.02.2020

"Каждый важен" - концепт-презентация всероссиского антибуллингового проекта Центра толерантности


22.01.2020

Первое заседание регулярного семинара «Школьная неуспешность: профилактика, диагностика, преодоление»


17.01.2020 19:39:00

«Сухаревские чтения. Семья и психическое здоровье ребенка»



Медиатека

Все ролики


Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2020 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2020 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

FacebookTwitter
  Яндекс.Метрика