Детская психология
 

Библиотека


Отрасли        психологии


RSS Настроить






Основы нейропсихологии



Автор: Лурия А.Р.
Издательство: М.: Издательский центр «Академия» , 2003. — 384 с.

Часть первая. ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ МОЗГА И ПСИХИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (основные принципы)

Глава I. Три источника знаний о функциональной организации мозга

Для изучения функциональной организации мозга животных и человека используют три метода. Метод сравнительно-анатомических данных, метод физиологического раздражения отдельных участков мозга и метод разрушения ограниченных участков мозга. В последнем методе при изучении мозга человека используют клинические наблюдения над изменениями поведения больного с локальными поражениями мозга.

Для изучения функциональной организации мозга животных и человека используют три метода. Метод сравнительно-анатомических данных, метод физиологического раздражения отдельных участков мозга и метод разрушения ограниченных участков мозга. В последнем методе при изучении мозга человека используют клинические наблюдения над изменениями поведения больного с локальными поражениями мозга.

1. Сравнительно-анатомические данные.

Используется для исследования основных принципов организации деятельности животных, и при рассмотрении мозга как органа психики.

Основные принципы эволюции и строения мозга как органа психики.

Основной принцип этой эволюции заключается в том, что на разных ее ступенях, взаимодействие организма животного со средой и его поведение регулировались различными аппаратами нервной системы. Из этого следует, что мозг человека- результат длительного исторического развития. Сначала, на самых элементарных уровнях развития, организация движений и прием сигналов, осуществлялись диффузной, или сетевидной системой, т.е. возбуждение определялось доминирующем очагом, который возникал в том или ином нервном аппарате животного. А единый центр, который перерабатывал бы информацию, отсутствовал. Далее в процессе эволюции эта система уступила место новым образованиям, таким как передний ганглий, который перерабатывает получаемую информацию из передних отделов головного мозга животного и направляет по эфферентным путям к двигательному аппарату животного. Но нервные аппараты этого переднего ганглия не могут обеспечить приспособления к резко меняющимся условиям среды. Поэтому при переходе к наземному существованию у позвоночных появляется головной мозг. В дальнейшем у млекопитающих появляется кора головного мозга, которая лежит в основе разнообразия форм индивидуально-изменчевого поведения. По мере эволюции, на этапе человека, аппараты коры достигают такого уровня развития, что появляется уникальная система кодов - язык. Постепенно в процессе эволюции удельный вес коры растет. Большие полушария головного мозга и его кора становятся главным аппаратом, регулирующим поведение. Однако, несмотря на то, что кора головного мозга приобретает ведущую роль, все нервные образования, сформировавшиеся на более низких этапах эволюции, от работы не отстраняются. Они обеспечивают фон поведения, регулируют состояния организма, передают функции получения, переработки, хранения информации. Участвуют в создании новых программ поведения и регуляции и контроля сознательной деятельности аппаратами коры головного мозга.  

Из этого следует, что сложные формы поведения и сложные рефлекторные процессы могут, осуществляется разными уровнями нервной системы.

Структурная и функциональная организация коры головного мозга.

Кора по своему строению неоднородна. В 1863 году, киевский анатом В.А.Бец обнаружил значительные различия между передней (моторной) и задней (сенсорной) корой головного мозга. Позднее установили, что эти различия не только морфологические, но и функциональные. Кора головного мозга состоит из шести слоев клеток. Нижние слои являются аппаратами, непосредственно связывающими мозговую кору с органами чувств и мышцами, т. е. периферией. В коре выделяют общечувствительную (теменную), зрительную (затылочную) и слуховую (височную) области. Выделяют волокна, несущие двигательные импульсы к мышцам и составляющие двигательный или пирамидный путь головного мозга.

С морфологической точки зрения кора состоит из первичной зоны (4 и 5 слои клеток) над которой надстраивается вторичная зона (более сложные по строению 2 и 3 слои клеток). В процессе эволюции удельный вес этих слоев непрерывно возрастал, следовательно, усложнение психических процессов связанно с развитием этих высших слоев мозговой коры. Также в коре головного мозга выделяют третичные зоны. Они лежат между корковыми представительствами отдельных чувствительных зон коры. Из них выделяют две группы: заднюю (между затылочной и теменной), переднюю (спереди от двигательной зоны коры). Передняя связана остальными отделами коры и участвует в построении сложных программ поведения человека. 

Существует прямая связь между эволюцией головного мозга с усложнением кодирования и переработки информации, и с усложнением программ поведения. На это указывает последовательность развития отдельных областей больших полушарий. Первыми развиваются нижнетеменные области, затем нижнелобные, затем предлобные области.

2.Физиологические данные: метод раздражения.

Раздражение различных участков мозга непосредственным и косвенным путем.

  • Опыты с непосредственным раздражением коры (раздражение отдельных участков коры у животных и человека) показали, что чем большее значение имеет функциональная система, тем более широкую территорию занимает ее представительство в первичных отделах коры головного мозга.
  • Опыты с непрямой стимуляцией (естественное раздражение и электрическим током) показали, что активная психическая деятельность вызывает обширные процессы в коре головного мозга с участием сложных систем корковых зон.
  • Опыты с анализом функций отдельных нейронов (изучение отдельных нейронов) показали, что все нейроны имеют свою специализацию, а те, что не реагируют на специальные раздражители, реагируют на смену этих раздражителей или на изменения их свойств.

Из всего этого можно сделать вывод о том, что психические процессы осуществляются при помощи совместной работы зон мозговой коры и нервными нижележащими образованиями.

3.Физиологические данные: метод разрушения.

Этот метод заключается в том, что исследователи разрушают определенные зоны мозга животного. А затем прослеживают изменения его поведения. На человеке этот метод применяется в качестве наблюдения над больными, у которых вследствие болезни или ранения разрушены определенные участки мозга.

Исследования показали, что повреждение ограниченных зон головного мозга на разных ступенях эволюции, вызывает неодинаковые последствия. На более низких этапах развития (например, у низших млекопитающих) они менее выражены, чем на высоких ступенях развития (например, у приматов). Это объясняется тем, что на низших ступенях развития еще едва различимы различные разные по строению поля, недостаточно разделены сенсорные и двигательные зоны коры, вторичные и третичные поля практически не оформлены. На высших же ступенях эволюции, напротив, очень высокое разграничение полей, с преобладанием вторичных и третичных полей. Повреждение коры на различных ступенях эволюции приводит к различным результатам: на более низких, где кора едва намечена - к незначительным нарушениям поведения, а на высших ступенях - к стойким нарушениям психических процессов. Из этого следует, что на последовательных ступенях эволюции, поведение животного зависит от высших отделов мозга, и от коры в частности. Это один из основных законов мозговой организации получил название – «прогрессивная кортикализация».

Метод хирургического разрушения отдельных участков мозга является не самым лучшим. После него остаются рубцы и происходят обширные нарушения мозговой ткани. Все это мешает изучению роли разрушенного участка коры в построении соответствующей функции.

Поэтому последнее время стали применять другие методы выключения определенных участков мозга, такие как: смазывание отдельных зон мозга алюминиевой пастой, воздействие на участки мозга постоянным током, которое нарушает их нормальное функционирование. Последствия таких воздействий носят временный характер и позволяют, в отличие от метода разрушения, проследить процесс обратного включения участков коры в действующие мозговые системы.

Применение всех вышеперечисленных методов позволяет сделать вывод о том, что по мере эволюции функциональная организация наиболее высоких структур мозговой коры становится все более дифференцировать, и каждая система большого мозга приобретает иерархическую организацию. Каждая из действующих систем головного мозга имеет вертикальную организацию и состоит из групп надстроенных друг над другом корковых зон. В основе каждой такой системы лежат первичные зоны коры, над ними надстраиваются вторичные, а над всем этим – третичные зоны коры, которые в процессе эволюции выделяются самыми последними и занимают важное место в коре головного мозга человека. Эти зоны имеют особо сложное строение и имеют много ассоциативных нейронов верхних слоев коры.

Изучение этих структур показало, насколько важную роль играют они в функциональной организации мозга, образуя основу для получения целостной картины мира и формируя , контролируя, регулируя человеческую деятельность.

Аннотацию на главу выполнила студентка Мелехина В.А.Глава III Три функциональных блока мозга

Три основных функциональных блока мозга.Выделяют три основных функциональных блока, участвующих в осуществлении любой психической деятельности. 1. Блок регуляции тонуса и бодрствования, 2. Блок получения, переработки и хранения информации, поступающей из внешнего мира, 3) Блок программирования, регуляции и контроля психической деятельности.Каждый блок имеет иерархическое строение: он состоит надстроенных друг над другом корковых зон трех типов: первичных, куда поступают импульсы с периферии, вторичных, где происходит переработка поступающей информации и третичных, обеспечивающих сложные формы психической деятельности и требующих совместной работы нескольких зон мозговой коры. Блок регуляции тонуса и бодрствования.

Для осуществления организованной деятельности необходим оптимальный тонус коры. Это состояние подчиняется закону силы и характеризуется концентрированностью, уравновешенностью и подвижностью.

Образование, регулирующее состояние мозговой коры расположено в стволовых отделах головного мозга. Этот аппарат получил название ретикулярной формации, поскольку он построен по принципу нервной сети. Это первый функциональный блок мозга.Внутри ретикулярной формации выделяются:

Восходящая ретикулярная система: волокна, направленные вверх и оканчивающиеся в расположенных выше нервных образованиях – зрительном бугре, хвостатом теле, древней коре и образованиях новой коры. Ее функция - активация коры и регуляция ее активности.

Нисходящая ретикулярная система: волокна начинаются от более высоко расположенных нервных образований (новой и древней коры, хвостатого тела и зрительного бугра) и направляются к структурам среднего мозга, гипоталамуса и нервного ствола, расположенным ниже.

В целом, весь аппарат представляет собой вертикально расположенную функциональную систему и построен по принципу рефлекторного круга, который и изменяет тонус коры и находится под влиянием изменений, которые в коре происходят.

Ретикулярная формация обладает некоторой специфичностью как по анатомическим характеристикам, так и по источникам активации и формам работы.Выделяют два основных источника активации:

Первый источник активации: обменные процессы организма, связанные в простых формах с процессами, которые регулируются гипоталамусом (дыхательные, пищеварительные процессы, процессы углеводного и белкового обмена и т.д.). С гипоталамусом тесно связаны ретикулярные формации продолговатого мозга и среднего мозга, которые играют значительную роль в «витальной» форме активации.

Более сложные формы активации этого вида связаны с обменными процессами, организованными в определенные врожденные системы поведения (системы инстинктивного, пищевого и полового поведения). Источник активации в данном случае – гуморальные процессы организма.

Второй источник активации: поступление в организм раздражений из внешнего мира. Возникающие в результате формы активации проявляются в виде ориентировочного рефлекса – основе познавательной деятельности.

Третий источник активации: намерения, планы и программы, которые формируются в процессе сознательной жизни человека. По своей природе они социальны и осуществляются при участии сначала внутренней, а потом внешней речи. Осуществление любого замысла требует определенного уровня активности. Источник этой активности – связи между высшими отделами коры с нижележащей ретикулярной формацией. Высшие отделы мозговой коры, участвующие в формировании намерений и планов, посредством нисходящих нервных волокон управляют работой нижележащих аппаратов ретикулярной формации таламуса и ствола, обеспечивая сложные формы сознательной деятельности. Первый блок мозга работает в тесной связи с высшими отделами коры. Блок приема, переработки и хранения информации.

Этот блок расположен в наружных отделах новой коры и занимает ее задние отделы (затылочная (зрительная), височная (слуховая), теменная (общечувствительная) области). Состоит из нейронов подкорки и коры. Аппараты этого блока принимают раздражения от периферических рецепторов, дробят их на составляющие детали и комбинируют их в нужные функциональные структуры. Второй блок обладает высокой модальной специфичностью: его части принимают зрительную, слуховую и общечувствительную информацию. Незначительное место занимают аппараты вкусовой и обонятельной рецепции.

Основа второго блока – первичные (проекционные) зоны коры, нейроны которых по большей части высоко дифференцированы (нейроны зрительных отделов реагируют только на узкоспециальные свойства зрительных раздражителей (оттенки цвета, направленные движения)).Над первичными зонами надстроены аппараты вторичных (гностических) зон коры, в которых происходи синтез поступающих импульсов.

Третичные зоны второго блока обеспечивают совместную работу системы различных зон коры головного мозга. Эти зоны расположены на границе затылочного, височного и заднецентрального отделов коры, основную часть составляют образования нижнетеменной области. Функция клеток третичных зон - интеграция возбуждений, поступающих из разных анализаторов. Большая часть нейронов чувствительна к нескольким видам раздражений и реагирует на комплексные признаки среды (пространственное расположение, количество элементов). Деятельность третичных зон необходима не только для синтеза наглядной информации, но и для перехода к уровню символических процессов (оперирование значениями слов, сложными грамматическими и логическими структурами). Таким образом, они участвуют в превращении наглядного восприятия в абстрактное мышление.

   Законы построения коры, входящей в состав второго блока мозга (эти же законы относятся и третьему блоку мозга).Закон иерархического строения корковых зон. Над первичными зонами надстраиваются вторичные, а на ними – третичные. Закон убывающей специфичности иерархически поостренных зон коры. Первичные зоны обладают максимальной специфичностью, третичные – минимальной. Закон прогрессивной латерализации функций – связь функций с определенным полушарием мозга по мере перехода от первичных зон коры ко вторичным и третичным. Первичные зоны обоих полушарий равноценны: это проекции поверхностей, расположенных на противоположной стороне и ни одна из них не доминирует. Принцип латерализации вступает в силу на уровне вторичных и третичных зон коры, играющих важную роль в функциональной организации коры. У взрослого функции вторичных и третичных зон ведущего полушария отличаются от функций зон субдоминантного полушария.

Блок программирования, регуляции и контроля сложных форм деятельности.Аппараты третьего блока расположены в передних отделах больших полушарий, спереди от передней извилины. В нем процессы идут в нисходящем направлении: от вторичных и третичных зон, в которых формируются двигательные планы и программы к первичной двигательной коре, которая посылает двигательные импульсы на периферию. 

Двигательные зоны коры - «выходные ворота» этого блока Двигательный состав импульсов первичной коры, которые она посылает на периферию, должен быть хорошо подготовлен и включен в определенные программы, подготовка обеспечивается и в аппарате передней центральной извилине и во вторичных зонах двигательной коры.

Вторичная зона находится в премоторных отделах лобной области. Она превращает процессы, организованные по соматотопическому принципу в функционально организованные системы.

Третичная зона локализована в префронтальных отделах мозга и выполняет ассоциативные функции. Префронтальная область имеет двустороннюю связь с нижелащими отделами мозга и ретикулярной формацией. Благодаря этому в префронтальных отделах коры происходит как вторичная переработка афферентных импульсов, приходящих от всех отелов мозга, так и организация эфферентных импульсов, и регуляция все этих структур.

Связь с ретикулярной формацией приводит к тому, что префронтальные отделы коры регулируют состояния активности и приводят их в соответствие с формулируемыми с помощью речи намерениями и замыслами. Префронтальные отделы созревают на позднем этапе онтогенеза: в 4-8 лет Темп роста площадей лобных областей повышается к 3, 5 – 4 годам, второй скачок приходится на 7 - 8 лет.

третичные отделы лобных долей надстроены над всеми отделами мозговой коры и выполняют универсальную функцию общей регуляции поведения.

Экспериментально было установлено, что лобные доли играют важную роль в синтезе движения, направленного на определенную цель и в формировании поведения, направленного на будущее. С лобными долями связаны наиболее сложное формы обратной связи и они осуществляют не только синтез внешних раздражителей и формирование программ, но и функцию учета эффекта произведенного действия и контроля за его протеканием.

Взаимодействие трех основных функциональных блоков мозга. Любая форма сознательной деятельности является сложной функциональной системой и осуществляется, опираясь на работу всех трех блоков мозга.

Например, в предметном восприятии первый блок обеспечивает нужный тонус коры, второй осуществляет анализ и синтез поступающей информации, а третий блок обеспечивает направленные поисковые движения и придает активный характер воспринимающей деятельности.

В произвольном движении первый блок обеспечивает нужный тонус мышц, второй блок осуществляет афферентные синтезы, а третий боле подчиняет действия определенным намерениям, создает программы выполнения двигательных актов, регулирует и контролирует протекание движений.

Аннотацию на главу выполнила студентка Горовая А.С. 

Часть третья. ПСИХИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ИХ МОЗГОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

Глава I. Восприятие .

1. Психологическое строение.

В ранней психологии (XIX в.) восприятие представлялось как пассивный отпечаток, который оставляет внешние воздействия на сетчатке глаза, а затем в зрительной коре, т.о. мозговой основой зрительного ощущения и восприятия являются отделы затылочной области коры, до которой доходят возбуждения, вызываемые в сетчатке.

Современная психология рассматривает процесс восприятия как активный процесс поиска требуемой информации, выделения существенных признаков, для их сопоставления, а также создания адекватных гипотез с опорой на исходные данные.

В процессе восприятия участвуют рецепторные и эффекторные двигательные компоненты, последние на начальных этапах формирования действия имеют развернутый вид, а затем постепенно сворачиваются.

Строение процесса восприятия.

  • Структура возбуждений доходит до центрального мозгового аппарата и дробится на составляющие части.
  • Части кодируются и синтезируются в определенные подвижные системы. Этот процесс носит активный характер и осуществляется под влиянием задач, опираясь на участие готовых кодов (прежде всего кодов языка), включающих воспринимаемое в разные системы.
  • Информация обобщается и приобретает категориальный характер
  • Осуществление контроля, т.е. сопоставление достигнутого эффекта с исходной гипотезой.

2. Мозговая организация.

На первом этапе возбуждения, возникающие на сетчатке глаза доходят до первичной (проекционной) зрительной коры, где проецируются на соответственных пунктах, распадаясь на огромное число составляющих признаков.

При поражении первичных отделов, нарушение зрительного восприятия носит элементарный соматотопический характер, проявляющийся в следующих формах:

  • Гомонимная гемианопсия – выпадение контралатеральной половины зрительного поля.
  • Квадрантная гемианопсия – выпадение определенного сектора зрительного поля.
  • В виде скотом – выпадение отдельных участков зрительного поля, соответствующих пораженным участкам проекционной коры.

Для этих видов нарушений является характерным, то, что элементарные дефекты могут компенсироваться движением глаз, исключение составляет анозогнозия, при которой не воспринимается свой дефект.

Второй этап мозговой организации зрительного восприятия происходит при участии вторичных зон зрительной коры, которые составляют основной аппарат синтеза зрительно воспринимаемых элементов, хотя сами эти зоны находятся под влиянием внезрительных отделов мозга.

Поражение вторичных зон коры приводит к дефектам восприятия, которые принимают форму нарушения симультанных зрительных синтезов или форму оптической агнозии, в этом случае каждый элемент зрительной структуры воспринимается отчетливо, но синтез этих элементов в единое целое и процесс узнавания объекта становится недоступным.

Поскольку вторичные отделы зрительной коры осуществляют исполнительную или операционную часть перцептивной деятельности, их поражение затрудняет зрительный синтез, а порой делает вообще недоступным, хотя сама деятельность сохраняет направленный характер.

Зрительное восприятие имеет пространственную организацию, которая только в самых простых случаях является однозначной (симметричной), чаще всего воспринимаемые фигуры имеют ассиметричное пространственное расположение. Важно отметить, что пространственная организация является не только функцией затылочной (зрительной) коры, для её осуществления также необходимо участие нижних теменных (или теменно – затылочных) отделов мозга. Поражение этого отдела мозга приводит к тому, что при общей сохранности, пространственная организация зрительного восприятия нарушается.

Особенностью зрительного восприятия является широкий симультанный синтез, обеспечивающий одновременное восприятие множественной ситуации (например, целой картины), этот вид восприятия протекает при участии теменно-затылочных отделов мозга, благодаря которым человек сначала обозревает ситуацию последовательно, а затем охватывает целостный образ. Нарушение, которое связано с таким видом восприятия, называется «симультанная агнозия Балинта», и выражается в том, что кора не может одновременно иметь дело с несколькими возбужденными пунктами, и это приводит к невозможности фиксировать центр зрительной информации с помощью центральной части сетчатки и в то же время воспринимать сигналы на её периферии. При этой форме агнозии координированные движения глаз исчезают или грубо нарушаются.

Ещё одним вариантом зрительного пространственного восприятия является «односторонняя пространственная агнозия». Она отличается от «гомонимной гемианопсии» тем, что больной игнорирует всю левую сторону зрительной и тактильной сферы, при этом, не осознавая своего дефекта. Такое нарушение чаще всего возникает при поражениях теменно - затылочных отделов субдоминантного (правого у правшей) полушария. Известно, что аппараты доминантного (левого полушария у правшей) имеют непосредственное отношение к речевым процессам и вторичное – ко всем остальным психическим процессам, в которых речь принимает активное участие. Действительно речь непосредственно участвует в формировании наиболее сложных форм зрительного восприятия – кодировании восприятия формы, цвета и отнесения предметов к определенным категориям. Поэтому поражение отделов коры, непосредственно относящихся к речи, приводит к существенным нарушения всего зрительного восприятия в целом.

Те дефекты, которые были рассмотрены, возникают в процессе непосредственного приема зрительной информации, но перцепторная деятельность ограничена не только процессами зрительного восприятия, она включает в свой состав возможность активно вызывать зрительные образы по словесному описанию. Обычно зрительный образ – яркий у одних людей, и размытый у других – легко вызвать простым словесным обозначением предмета; со временем этот образ изменяется, превращаясь либо в обобщенный, либо в нем проявляются более выраженные признаки. В норме случаи полного отсутствия актуализации зрительных образов не известны, хотя в мозговой патологии, поражения височно – затылочных отделов левого полушария могут приводить к тому, что понятное слово, не вызывает отчетливого зрительного образа. Поражение правой затылочной области, часто приводит к нарушению узнавания лиц, нарушения наглядных, непосредственных форм зрительного и зрительно – пространственного восприятия вызывает явления конструктивной пространственной апраксии, и нарушение рисования.

Восприятие предмета есть вместе с тем его узнавание, иначе говоря, включение его в систему уже знакомых связей. Данный процесс нарушается в тех случаях, когда зрительные синтезы дефектные, при этом, воспринимая отдельные признаки, невозможно соединить их в одно воспринимаемое целое.

Существуют, и случаи, когда процесс непосредственного зрительного синтеза остается сохранным и больной хорошо видит предъявленный ему предмет или его изображение, но не может узнать его. Лиссауер назвал такой феномен «ассоциативной душевной слепотой», в основе которой лежит нарушение систем связей между зрительной и внезрительной корой, наблюдается при поражениях теменно – затылочных отделов правого (субдоминантного) полушария.

Рассматривая мозговую организацию зрительного восприятия нельзя обойти вниманием участие лобных долей мозга в организации перцепторной деятельности. Именно, активный характер перцепторной деятельности зависит от их участия. Если больному с массивным поражением лобных долей предложить неясное изображение, т.е. изображение в необычном положении, или в его восприятии возможны альтернативы, то можно наблюдать, что он заменит адекватную оценку на случайную, вытекающую из непосредственного впечатления. Восприятие в таких случаях срабатывает таким образом, что перевернутая шляпа воспринимается как тарелка, галстук как птица и т.д. Препятствием для правильного восприятия является патологическая инертность возникшего однажды образа, мешающая переключится на новый.

Наиболее отчетливо видны нарушения перцептивной деятельности при поражениях лобных долей мозга. Это было зафиксировано в опытах с восприятием сложных оптических структур и пониманием картин, для которых окончательная оценка требует активного анализа, сопоставления деталей, создания гипотез и их проверки.

В опытах с регистрацией движения глаз у таких больных, обнаружилось, что они легко прослеживают движущийся по стандартной траектории предмет, но испытывают затруднения, как только нужно активно переводить взор с одной точки на другую.

В результате проведенного анализа процесса восприятия, можно сказать, что он является сложной функциональной системой, которая опирается на совместную работу целого комплекса корковых зон, где каждая зона вносит определенный вклад в построение активной перцепторной деятельности.

Аннотацию на главу выполнила студентка Крымова В.

Глава V. Речь

Основной проблемой нейропсихологического исследования речи, которую ставит А.Р.Лурия является проблема мозговой организации речевой деятельности.

Главу «Речь» А.Р.Лурия начинает с краткого исторического обзора развития изучения речевых процессов. Он выделяет три основных подхода к проблеме локализации речевой функции:

  • «Ассоциационистский»;
  • Подход к речи как к «духовной деятельности» («ноэтическая» концепция) (Э.Кассирер, О.Кюльпе);
  • Соотнесение тех или иных зон мозга не с психологическими, а с лингвистическими данными (теория Х.Хэда).

Ассоциационистский подход предполагает прямое соответствие речевых функций и определенных отделов мозга; подразумевается существование «специального мозгового субстрата» для выделяемых видов речи («сенсорная речь», «моторная речь» и т. д.). А.Р.Лурия полагает, что психологические схемы строения речи ассоциационистов примитивны, неадекватны так же их попытки непосредственно связать эти схемы с отделами мозга, так как здесь отрицается сложное системное строение речевой деятельности.

«Ноэтическая» психологическая концепция рассматривает речь как «духовную деятельность» -- процесс речи не может быть «привязан» к каким-либо структурам мозга, он является результатом функционирования мозга как целого. Этот подход вовсе исключает возможность изучения локализации речевой функции.

Третий подход характеризуется изучением различных форм афазий с точки зрения лингвистического анализа нарушенных речевых функций, однако этот подход также мало дал для изучения механизмов речи, в частности, для теории афазий, так как подразумевал (как и ассоциационизм) прямое соотношение тех или иных лингвистических структур с определенными участками мозга.

Наиболее перспективным путем дальнейшего изучения речи А.Р. Лурия считает, с одной стороны, формирование «четких представлений о психологическом строении речевой деятельности»; с другой – «нахождение физиологических условий, необходимых для нормальной организации сложных речевых структур» (294).

Далее А.Р. Лурия приводит концепцию психологического строения речевой деятельности, которая, по его мнению, должна лечь в основу дальнейшего изучения речи.

1.      Функциональная характеристика речи. Функции речи:

  • Специальная форма общения;
  • Орудие мышления;
  • Средство регуляции человеком собственных психических процессов.

2. Структура речевой деятельности. Речь разделяется на

  • Экспрессивную (активная речь) и
  • Импрессивную (воспринимаемая речь).

3.      Исполнительная (операциональная) сторона речи состоит из следующих звеньев (по мере усложнения):

  • Звуковой анализ речи, единицей которого является фонема. Речь не является сплошным звуковым потоком, она дифференцируется на фонемы – простейшие элементы речи. Однако, такая простейшая дифференцировка уже предполагает выделение признаков, играющих решающую роль в определении смысла слов.
  • «Лексико-семантическая организация речевого акта», единицей которой является слово. Слово выполняет функции обобщения (отнесение предмета к определенному классу) и предметной отнесенности.
  • Высказывание. Здесь существенен момент перехода от «мотива высказывания», общей мысли к речевой схеме (во внутренней речи), а затем – к развернутому высказыванию (применительно к экспрессивной речи).

Настоящая схема организации исполнительной стороны речи лежит в основе дальнейшего анализа строения экспрессивной и импрессивной речи с точки зрения нейропсихологии и анализа клинических данных.

Импрессивная речь.

Понимание чужой речи состоит в «восприятии потока чужой речи и декодирования ее через анализ, выделение существенных элементов и сокращения воспринимаемого речевого высказывания до некоторой речевой схемы, трансформируемой далее посредством внутренней речи в высказывание, общую мысль…» (295)

Условия декодирования воспринимаемой речи:

I. Выделение из речевого потока фонем (физиологической основой являются вторичные отделы височной (слуховой) области левого полушария – зона Вернике).

При поражении этих отделов возникает нарушение фонематического слуха («акустико-гностическая афазия»). Теряется способность выделения фонем из речевого потока при сохранности интеллектуальных процессов. Структура фразы, ее интонационно-мелодическая характеристика воспринимается больным на нормальном уровне и может позволить понять общий контекст обращенной речи.

II. Понимания слов.

При нарушении этой функции возникает явление «отчуждения смысла слов», теряется связь образа предмета и слова. Физиологические механизмы этого нарушения не ясны, есть предположение, что это результат нарушения взаимодействия слухового и зрительного анализатора.

III Понимание высказывания

  • Удержание в памяти всех элементов высказывания (за это отвечают средние отделы левой височной области). При нарушении этой функции больной удерживает только начало фразы («акустико-мнестическая афазия»).
  • «Симультанный синтез» элементов высказывания (как целостности) (физиологическая основа – теменно-затылочные и височно-теменно-затылочные отделы левого полушария у правши).
  • Активный анализ наиболее существенных элементов содержания речи, выделение существенного в высказывании, что крайне важно для понимания смысла сложного текста. За эту функцию отвечают лобные доли.

Экспрессивная речь.

«…экспрессивная речь, начинающаяся с мотива высказывания, общей мысли, которая кодируется затем с помощью внутренней речи в речевые схемы, трансформирующиеся в развернутую речь на основе «порождающей», … грамматики» (294).

На основе клинического материала А.Р.Лурия выделил следующие формы экспрессивной речи (в книге они приводятся по мере усложнения).

I. Наиболее простая форма экспрессивной речи – повторная речь. Условия ее осуществления:

  • Фонематический слух;
  • Сложившаяся система артикуляций (за это отвечает постцентральная кора левого полушария); при распадении системы артикуляций возникает афферентная моторная афазия»;
  • Возможность переключения с одной артикулемы на другую (премоторная кора левого полушария), при нарушении этой функции наблюдаются многочисленные персеверации (застревание на одной и той же артикулеме) («эфферентная моторная афазия» или «афазия Брока»).
  • Торможение побочных альтернатив и выбор нужного слова. За это отвечают лобные доли. При нарушении этого условия непривычная или неправильно построенная фраза повторяется в более привычном для больного виде (так как привычные слова, речевые схемы не оттормаживаются).

II. Называние предмета нужным словом. Условия :

  • Четкий зрительный образ предмета (нарушение этой функции носит название «оптической афазии»;
  • Сохранность акустической структуры слова (левые височные области);
  • Нахождение нужного слова и торможение побочных альтернатив (теменно-затылочные отделы); При нарушении этих двух функций возникают сходные нарушения речи (при попытке называния предмета наблюдается обилие бесконтрольно всплывающих побочных слов), однако, в случае трудности нахождения нужного слова больному помогает подсказка первых слогов, звуков.
  • Подвижность нервных процессов (нижние отделы премоторной области левого полушария и левая лобно-височная область коры). При нарушении у больного наблюдаются трудности переключения с предыдущего названия предмета на следующее.

III. Экспрессивная речевая деятельность в целом

  • Первое условие сохранности экспрессивной речевой деятельности в целом (и первый ее этап)-- мотив высказывания (физиологическая основа – лобные доли). При нарушении этой функции страдает активная речь (при тяжелых нарушениях сохраняется только пассивная повторная речь при диалоге);
  • Второе условие (и второй этап) – внутренняя речь (речевая схема). При поражении нижних заднелобных отделов левого полушария затрудняется построение линейной схемы фразы при сохранности как мотива высказывания, так и называния отдельных предметов. При такого рода речевых нарушениях больному помогает внешняя организация построения фразы (например, последовательное расположение карточек, соответствующих отдельным словам или целым смысловым блокам, из которых должна строиться фраза).

 

Аннотацию на главу выполнила студентка Напалкова Н. А.

 

Оглавление

 

Предисловие ко второму изданию. Е.Д.Хомская

От автора

Часть первая. ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ МОЗГА И ПСИХИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (основные принципы)

Введение

Глава I. Три источника знаний о функциональной организации мозга

1. Сравнительно-анатомические данные

  • Основные принципы эволюции и строения мозга как органа психики
  • Структурная и функциональная организация коры головного мозга

2. Физиологические данные: метод раздражения

  • Опыты с непосредственным раздражением коры
  • Опыты с непрямой стимуляцией коры
  • Опыты с анализом функций отдельных нейронов

3. Физиологические данные: метод разрушения

Глава II. Локальные поражения мозга и основные принципы локализации функций

1. Ранние решения

2. Кризис

3. Пересмотр основных понятий

  • Пересмотр понятия «функция»
  • Пересмотр понятия «локализация»
  • Пересмотр понятия «симптом»

4. Синдромный анализ и системная организация психических процессов

Глава III. Три основных функциональных блока мозга

1. Блок регуляции тонуса и бодрствования

2. Блок приема, переработки и хранения информации

3. Блок программирования, регуляции и контроля сложных форм деятельности

4. Взаимодействия трех основных функциональных блоков мозга

Часть вторая. ЛОКАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ МОЗГА И ИХ ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Вступительные замечания

Глава I. Затылочные отделы мозга и организация зрительного восприятия

1. Первичные зоны затылочной коры и элементарные функции зрения

2. Вторичные отделы затылочной коры и оптико-гностические функции

Глава II. Височные отделы мозга и организация слухового восприятия

1. Первичные зоны височной коры и элементарные функции слуха

2. Вторичные отделы височной коры и акустико-гностические функции

3. Системное влияние нарушений речевого слуха на другие психические процессы

4. Варианты «височного синдрома»

Глава III. Третичные зоны коры и организация симультанных синтезов

1. Третичные зоны коры и организация наглядных пространственных синтезов

2. Третичные зоны коры и организация символических (квазипространственных) синтезов

3. Третичные зоны коры и процессы речевой памяти

4. Теменно-затылочные зоны правого (субдоминантного) полушария и их функции

Глава IV. Сенсомоторные и премоторные отделы мозга и организация движений

1. Постцентральные зоны коры и афферентная организация движений

2. Премоторные зоны коры и эфферентная организация движений

Глава V. Лобные доли мозга и регуляция психической деятельности

1. Лобные доли и регуляция состояний активности

2. Лобные доли и регуляция движений и действий

3. Лобные доли и регуляция мнестических и интеллектуальных действий

4. Функциональная организация лобных долей и варианты лобного синдрома

Глава VI. Медиобазальные отделы коры, правое полушарие мозга

1. Медиальные отделы коры и их роль в регуляции психических состояний

2. Субдоминантное полушарие и его роль в организации психических процессов

Часть третья. ПСИХИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ИХ МОЗГОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

Глава I. Восприятие

1. Психологическое строение

2. Мозговая организация

Глава II. Движение и действие

1. Психологическое строение

2. Мозговая организация

Глава III. Внимание

1. Психологическое строение

2. Физиологические индикаторы внимания

3. Мозговая организация

Глава IV. Память

1. Психологическое строение

2. Модально-неспецифические формы памяти

3. Модально-специфические формы памяти

4. Нарушение памяти как мнестической деятельности

Глава V. Речь

1. К истории вопроса

2. Психологическое строение речевой деятельности

3. Импрессивная речь

4. Экспрессивная речь

Глава VI. Мышление

1. Психологическое строение

2. Наглядное (конструктивное) мышление

3. Вербально-логическое (дискурсивное) мышление. Решение задач

Заключение

Литература

Указатель имен

Предметный указатель

Предисловие

 

Предисловие к второму изданию

 

Первое издание этой книги на русском языке вышло почти 30 лет тому назад (в 1973 г.). Это единственная книга А. Р. Лурия, специально предназначенная для студентов в качестве учебного пособия. Все остальные книги — научные монографии или сборники работ под его редакцией. Однако деление книг А. Р. Лурия на учебные и научные довольно условно. «Основы нейропсихологии» — одна из важнейших классических работ А. Р. Лурия, имеющая прежде всего большое научное значение. Вместе с тем многие его научные монографии используются и в учебных целях для подготовки как нейропсихологов, так и клинических психологов широкого профиля.

 

Первоначально А. Р. Лурия хотел назвать эту книгу «Работающий мозг» (или «Активный мозг»), но затем изменил свое намерение. Однако за рубежом она вышла под названием « The working brain: an introduction to neuropsychology» (New York, 1973). Выбор названия, конечно, неслучаен. В нем подчеркивается основная идея книги — показать, как именно работает мозг человека во время осуществления той или иной психической деятельности.

 

«Основы нейропсихологии» — одна из поздних книг А. Р. Лурия. Она была написана позже, чем «Высшие корковые функции» (1962, 1969), «Мозг и психические процессы» (1963. — Т. 1; 1970. — Т. 2), «Маленькая книжка о большой памяти» (1968), «Потерянный и возвращенный мир» (1971). Поэтому в ней суммируются различные сведения по нейропсихологии, как уже устоявшиеся, так и новые, полученные за последние годы. В связи с этим представляется важным сравнить «Основы нейропсихологии» с другими, более ранними книгами А. Р. Лурия, и прежде всего «Высшими корковыми функциями». Различия очевидны.

 

Книга построена как учебный курс, в котором в относительно краткой форме излагается содержание нейропсихологии как новой научной дисциплины. В ней представлены «обе ипостаси» нейропсихологии, а именно: ее принадлежность к психологическим дисциплинам («психика и мозг») и к нейронаукам («мозг и психика»). В других работах преобладает какой-либо один аспект нейропсихологии. Так, в «Высших корковых функциях» описываются главным образом целостные нейропсихологические синдромы, возникающие при поражении различных областей мозга; показывается комплексный характер нарушений психических функций при локальных очагах. Иными словами, логика изложения материала состоит прежде всего в описании роли тех или иных областей мозга в реализации психических процессов («мозг и психика»).

 

В «Основах нейропсихологии» А. Р. Лурия впервые в систематическом виде представил другой аспект нейропсихологии. Он подробно анализирует психологическую структуру и мозговые механизмы отдельных психических процессов (восприятия, произвольных движений и действий, внимания, памяти, речи, мышления). Эта логика изложения материала («психика и мозг») особенно важна для преподавания курса нейропсихологии, так как она конкретизирует на различных психических процессах суть понимания ученым проблемы локализации высших психических функций.

 

В книгу включен новый (для 1973 г.) материал, ранее не излагавшийся в других работах. Это — глава «Три основных блока мозга», вошедшая в раздел «Функциональная организация мозга и психическая деятельность». Она является первым подробным описанием общей структурно-функциональной модели работы мозга как субстрата психических процессов. Ранее идея блоков мозга встречалась лишь однажды в докладе А. Р. Лурия на XVI Международном конгрессе по прикладной психологии в Амстердаме (1968). Как известно, модель трех блоков теперь очень популярна среди нейропсихологов и клиницистов: в ней реализованы представления А. Р. Лурия о целостном характере деятельности мозга при осуществлении психических процессов, с одной стороны, и об основных типах их нарушений (в соответствии с поражением того или иного блока) — с другой.

Представлены также новые материалы о функциях правого полушария и медиобазальных отделов мозга, полученные в его коллективе лишь в 70-е годы (работы Э. Г. Симерницкой, Л. И. Московичюте и др.). Эти направления исследований получили интенсивное развитие в современной нейропсихологии. Вообще в «Основах нейропсихологии» А. Р. Лурия четко очерчивает границы уже достигнутого и того, что, с его точки зрения, предстоит сделать в ближайшее время. К первой категории сведений он относит все те знания, которые уже накоплены в нейропсихологии и на которых базируется теория системной динамической локализации высших психических функций. К второй — сведения, относящиеся к таким проблемам, как роль глубоких структур мозга в протекании психических процессов, мозговые механизмы эмоциональных явлений, особенности работы субдоминантного (правого для правшей) полушария мозга и ряд других. Именно эти направления нейропсихологии стали интенсивно разрабатываться в послелуриевский период и являются очень актуальными и в настоящее время.

В целом, несмотря на относительно большой срок, прошедший со времени издания «Основ нейропсихологии», их содержание ничуть не устарело. Общая концепция, все основные положения этой книги справедливы и актуальны, как и прежде. Можно отметить лишь, что за эти годы в нейропсихологии появились новые направления (нейропсихология детского возраста, нейропсихология нормы, нейропсихология эмоции др.); в то же время получили развитие и старые направления, что говорит о жизнеспособности и продуктивности созданной А.Р. Лурия нейропсихологической школы и большой эвристичности его идеи (Подробно см.: Нейропсихологическая школа А.Р. Лурия // Вопросы психологии. — 1997. — №5)

Переиздание «Основ нейропсихологии» очень своевременно. Несмотря на сравнительно большой тираж первого издания (22 тыс. экз.), в настоящее время эта книга стала раритетом. Потребность в ней особенно возросла за последние годы, когда началась массовая подготовка клинических психологов в различных учебных заведениях России. «Основы нейропсихологии» относятся к числу важнейших учебных пособий по нейропсихологии, а курс нейропсихологии является одним из основных в цикле дисциплин, входящих в специальную клиническую психологию.

Как известно, в нашей стране клинические психологи, в том числе и нейропсихологи, готовятся на базе не только психологического образования, но и других видов специального образования (медицинского, педагогического, даже технического). За последние годы особенно велик приток в клиническую психологию лиц, не имеющих систематических психологических знаний (больше всего их среди тех, кто получает второе образование). Для таких студентов книга «Основы нейропсихологии» особенно нужна, так как в ней наряду с нейропсихологическими знаниями содержатся и общепсихологические. Как известно, А. Р. Лурия строил нейропсихологию на основе общепсихологических концепций и рассматривал ее как «приложение» этих концепций к мозгу. Этот общепсихологический «каркас» повышает ценность «Основ нейропсихологии» как учебного пособия, так как он формирует у студентов профессиональное психологическое мировоззрение, необходимое для любой так называемой прикладной психологии, в том числе и клинической.

«Основы нейропсихологии» публикуется в год, когда исполняется 100 лет со дня рождения А. Р. Лурия (1902 — 1977), и накануне II Международной конференции, посвященной этой дате. Новое издание этой книги будет прекрасным подарком для всех почитателей А. Р. Лурия, и особенно для нейропсихологов разных поколений, включая и будущих специалистов.

Профессор Е. Д. Хомская

От автора

Предлагаемая книга является введением в нейропсихологию — новую отрасль психологии и медицины, сложившуюся за последние тридцать лет при ближайшем участии автора и его сотрудников. Задача нейропсихологии — это изучение мозговых основ психической деятельности человека с привлечением новых, психологических, методов для топической диагностики локальных поражений мозга. Именно это позволяет думать, что данная книга окажется полезной как психологам, так и медикам, и в первую очередь невропатологам, нейрохирургам и психиатрам.

Нейропсихология — молодая наука; естественно, что ее различные разделы разработаны неодинаково. Этим объясняется тот факт, что в книге отсутствует ряд разделов, по которым у автора недостаточно собственного материала и которые он предпочел оставить за пределами обсуждения. К ним относятся разделы, посвященные роли глубоких (в частности, гипоталамических и таламических) структур в протекании психических процессов, мозговым механизмам сна и бодрствования, мозговым основам эмоциональной жизни, а также значению субдоминантного (правого) полушария для психической деятельности человека.

Как и при подготовке предшествующих книг, большую помощь автору оказал коллектив Института нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко Академии медицинских наук СССР и сотрудники руководимой автором кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии Московского государственного университета. Всем им — и особенно многолетнему сотруднику доктору психологических наук Е. Д.Хомской, давшей ряд ценных советов и взявшей на себя труд отредактировать рукопись этой книги, — автор приносит искреннюю благодарность.

А.Р. Лурия

Заключение

Мы дали краткий обзор основных принципов работы человеческого мозга и изложили основное содержание новой отрасли науки, которая сложилась за последние тридцать лет и получила название нейропсихологии.

Теперь, в заключение, мы должны в самых кратких чертах сделать выводы и остановиться на том, какое значение имеет эта новая отрасль науки для теории и практики.

В самом начале этой книги мы сказали о том, что до самого последнего времени философы и психологи лишь постулировали положение о том, что мозг является органом психической жизни человека, но не располагали конкретным материалом, касающимся основных принципов функциональной организации мозга и конкретных форм его работы. Этот этап позади.

Сейчас мы располагаем богатейшим материалом, который позволяет нам выделить принципы функциональной организации мозга, наметить основные блоки, входящие в его состав, и обозначить ту роль, которую играют отдельные системы мозга в организации психических процессов. Обзору тех данных, которыми располагает современная наука для ответа на этот вопрос, и были посвящены две первые части нашей книги.

Эти данные позволили нам перейти к анализу мозговой организации сложных форм психической деятельности человека и показать, на какую сложную систему слаженно работающих зон мозговой коры опираются восприятие и действие, память, речь и мышление человека. Этому была посвящена третья, синтетическая, часть этой книги.

Мы далеки от того, чтобы думать, что изложенный нами материал дает сколько-нибудь полный и окончательный ответ на все эти вопросы.

Нейропсихология — еще очень молодая наука, которая делает свои первые шаги: тридцатилетний период в развитии науки вряд ли можно считать большим отрезком времени.

Мы попытались изложить те представления, которые сложились в нейропсихологии более чем за тридцатилетний период интенсивной работы, пользуясь в основном материалами наблюдений, которые были проведены за это время нами и нашими сотрудниками.

Естественно, что целый ряд разделов остается недостаточно разработанным, и, не имея собственных материалов, мы предпочли не включать их в эту книгу. К таким разделам относятся участие гипоталамических и таламических структур в организации психических процессов, и прежде всего эмоционального поведения, вопросы мозговой организации мотивов и потребностей, переживаний личности. К ним относится, наконец, роль глубоких структур мозга и правого полушария в организации психической деятельности.

Детальное рассмотрение всех этих вопросов выходит за пределы этой книги, однако есть все основания думать, что в ближайшие годы эти недостатки будут устранены, и в последующих изданиях мы сможем сказать гораздо больше о тех проблемах, сведения о которых сегодня еще очень недостаточны.

Естественно вместе с тем, что в последующие годы многие из изложенных представлений будут уточнены и развиты, а некоторые окажутся ложными и будут пересмотрены. Так всегда протекает развитие каждой новой области, и мы должны быть готовы к этому.

Однако мы не сомневаемся в том, что настоящий этап работы, в сводном виде отраженный в этой книге, был важным и полезным. Учение о мозге пополнилось данными о функциональных аспектах работы человеческого мозга, и, может быть, это позволит направить внимание ученых к исследованиям, которые за последнее время развивались гораздо медленнее, чем исследования интимных электрофизиологических механизмов работы мозга и функций отдельных нейронов.

Работа целого мозга как аппарата, организующего психическую деятельность человека, представляет огромный интерес для философов и психологов, педагогов и врачей. Поэтому мы не сомневаемся в том, что изложенный нами материал встретит интерес у читателя.

Есть, однако, и другая сторона того теоретического значения, которое имеют разрабатываемые нами проблемы. Это их значение для развития самой психологической науки.

Современная психология, несомненно, сделала большие успехи в изучении генеза психологических процессов, их изменений в процессе развития; она описала строение психической деятельности человека и сейчас имеет такие четкие представления о структуре высших психических функций и сложной сознательной деятельности, которые не идут ни в какое сравнение ни с классическими схемами ассоциационизма, ни с общими представлениями гештальтпсихологии, ни с упрощенной феноменологией бихевиоризма, ни с идеями «глубинной психологии».

Однако несмотря на все эти успехи, наши знания о морфофизиологическом строении психических процессов, об их внутренних интимных механизмах еще в высокой степени недостаточны. Мы еще очень мало знаем о внутренней природе и мозговой структуре тех сложных форм сознательной деятельности, протекание которых теперь нам довольно хорошо известно. Мы еще почти ничего не знаем о том, какие факторы входят в их состав, как эти факторы изменяются на последовательных этапах психического развития по мере овладения теми сложными средствами, на которые эти процессы опираются.

Было бы неправильно недооценивать ту большую работу, которая проводится в этом направлении различными школами «факторного анализа». Однако было бы столь же неправильно думать, что математические приемы, которыми располагают эти школы, являются единственным путем для ответа на поставленные вопросы.

Задачей этой книги было обосновать другой путь — путь анализа внутренней структуры психических процессов с помощью использования нейропсихологического метода. Этот метод основывается на тщательном анализе изменений психических процессов при локальных поражениях мозга с целью выявления того, какие именно комплексы или системы психических процессов нарушаются при этих поражениях. Таким образом, этот метод позволяет подойти к анализу внутреннего строения и взаимосвязи различных психических процессов.

Анализ изменения психических процессов при локальных поражениях мозга имеет, таким образом, две стороны. Он позволяет увидеть, с каким мозговым субстратом связан тот или иной вид психической деятельности, и этим углубляет наши знания об их внутреннем строении. С другой стороны, он позволяет вскрыть те общие структуры, которые имеются иногда, казалось бы, в совершенно разных психических процессах. Последнее открывает новый путь для «факторного анализа» психической деятельности, который мы обозначили как нейропсихологический синдромный анализ; попытке показать продуктивность этого пути была посвящена вся эта книга. 

Мы надеемся, что психологическая наука, идя по этому пути, сделает новые и важные шаги. Возможно, лет через пятьдесят наши представления о строении психических процессов будут существенно отличаться от тех, которыми психология располагает сейчас. Мы глубоко убеждены, что в этой перестройке наших психологических знаний значительная роль будет принадлежать нейропсихологии.

Та область знания, которой посвящена наша книга, имеет, однако, и другую, практическую, сторону.

Каждый шаг развития неврологии и ее самой молодой и активной отрасли — нейрохирургии показывает, какой острый недостаток испытывает клиника в точной и возможно более ранней локальной (или по крайней мере — регионарной) диагностике очаговых поражений мозга, в научно обоснованных путях восстановления функций, нарушенных в результате локальных поражений мозга.

Классические приемы, в течение столетия разработанные неврологией, являются совершенно необходимыми, но все же недостаточными. Исследование чувствительности, движений, рефлексов, тонуса, которые составляют инвентарь неврологического исследования, дает важную, но недостаточную информацию о поражении наиболее сложных, специфически человеческих отделов большого мозга, а эти отделы занимают у человека едва ли не две трети больших полушарий.

Естественно, что в этих условиях неврология и нейрохирургия начинают обращаться к точным методам электроэнцефалографии во всех ее вариантах, к контрастным методам с артериографией и к ряду других опорных приемов.

Однако есть и еще один путь, который имеет не менее важное значение. Таким путем является нейропсихологическое исследование, позволяющее получить огромную объективную информацию о поражениях наиболее сложных, специфически человеческих разделов мозга и использовать эту информацию для возможно более точной локальной (или регионарной) диагностики очаговых мозговых поражений и для разработки путей для восстановления нарушенных функций. В этом и состоит значение нейропсихологии как для теории функциональной организации мозга и анализа мозговых основ психической деятельности, так и для практики современной медицины.

Смотрите также:

Книги

Мы не можем предоставить возможность скачать книгу в электронном виде.

Информируем Вас, что часть полнотекстовой литературы по психолого-педагогической тематике содержится в электронной библиотеке МГППУ по адресу http://psychlib.ru. В случае, если публикация находится в открытом доступе, то регистрация не требуется. Часть книг, статей, методических пособий, диссертаций будут доступны после регистрации на сайте библиотеки.

Электронные версии произведений предназначены для использования в образовательных и научных целях.

Новости психологии

11.10.2019 16:43:00

Инклюзия в высшей школе: психолого-педагогические исследования на PsyJournals.ru


10.10.2019 14:40:00

Всемирный день психического здоровья


04.10.2019 16:28:00

Список недавних магистерских диссертаций по психологии



Медиатека

Все ролики


Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2019 Детская психология  — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2017 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

  Яндекс.Метрика