Сможет ли выжить педагогическое образование?

Автор: Рубцов В.В. 
Версия для печати
Этот вопрос сегодня волнует общество и педагогическое сообщество, которые на этот счет высказывают разные мнения

Виталий РУБЦОВ, академик РАО, ректор Московского городского психолого-педагогического университета: - У нас назрела социальная проблема: педагоги и особенно родители прежде всего почувствовали, что что-то не получается с их детьми в школе. Что же не получается? Проблема возникла в связи с тем, что в школах стали вводить новый федеральный государственный стандарт общего образования, который в самом деле был выстроен на новых основаниях, нежели те стандарты, что были до сих пор. Оказалось, что главная задача учителя, например в начальной школе, - это построение организации деятельности детей.

То есть такой деятельностный конструктивизм, который пришел к нам из научных работ наших отечественных психологов, педагогов и дидактов, был положен в основу нового стандарта. Педагоги ранее никогда не готовились к тому, чтобы решать задачи, связанные с организацией деятельности детей и взрослых, они просто-напросто не умели строить учебную деятельность. Фактически точка разрыва была в том, что от учителей потребовали, а они этого не умели, потому что старая сложившаяся система (и даже не просто старая система, а система педобразования, которая так сложилась) требовала от учителей в основном, чтобы они знали свой предмет. Этот пункт принципиально значим, так как, если человек не знает математики, физики или другого предмета и входит в класс к ребятам, они чувствуют, что он не владеет своим предметом. Но кроме этого оказалось, что нужно уметь еще что-то такое, чему выпускника педвуза не научили. Вопрос к педобразованию фактически возникает по поводу того, чему нужно учить будущих учителей, а в конце концов и директоров, чтобы ситуация работы с детьми стала принципиально другой. Получается так, что ответ на вопрос к системе педагогического образования, есть у нее шансы на существование и развитие или нет, заключается в том, сможет ли система педобразования по содержанию перестроиться таким образом, чтобы педагоги могли вести работу с детьми, во-первых, соответственно с их возрастными особенностями, а во-вторых, с учетом их особенностей и специфики их деятельности, в-третьих, отвечать и на вопросы родителей, и на вопросы современной социальной ситуации. Поэтому первый вывод, который сегодня мы должны сделать: принципиальный вектор развития педагогического образования - это изменение его содержания. С этой точки зрения я солидарен с тем, что никакие шахматные перестановки вроде присоединения и отсоединения вузов не решают главной проблемы - главная, узловая, коренная проблема заключается именно в изменении содержания педобразования, направления и перехода к формированию тех компетенций и тех способностей учителей, которые соответствуют вызовам времени и тем стандартам общего образования, которые сейчас есть.

Мало сказать, что подготовку педагогов нужно менять. Надо еще говорить о том, как ее нужно изменить. Сейчас работает комиссия по модернизации педагогического образования, которой руководит Виктор Болотов. Министерство образования и науки РФ возлагает на эту комиссию очень большие надежды. В чем смысл ее работы? Смысл в том, чтобы учитель попал в принципиально другую ситуацию, когда он научится строить деятельность с детьми, это значит, что лекционные и лабораторные формы педобразования уступят место так называемым и хорошо понятным миру практико-ориентированным формам.

Виктор БОЛОТОВ, вице-президент Российской академии образования:

- Недавно в Московской высшей школе социальных и экономических наук состоялась конференция, которую она проводила вместе с Высшей школой экономики. Используя фразу, хорошо известную старшему поколению: «Кадры решают все!», участники конференции вели разговор и о педагогических, и об управленческих кадрах. На самом деле проблема тяжелая, очень часто мы слышим от педагогов: «Дети стали неадекватными». Что это означает? Дети такие, какие есть, может, это педагоги стали неадекватными? Вторая расхожая фраза педагогов: «С родителями стало невозможно работать!» Как будто родители должны кому-то за то, что учат их детей. Это старый конфликт поколений, даже не конфликт поколений, просто с одной стороны - родители, с другой стороны - педагоги, и большой вопрос, кто кому и что должен.

На конференции было много представителей педагогических вузов, и они спрашивали, что мы думаем по поводу новых федеральных государственных стандартов общего образования, которые сделаны на других психологических и деятельностных основаниях, нежели старые стандарты, в них появились воспитание, метапредметные компетенции и навыки. При этом есть вопрос: а студенты педагогических вузов сегодня об этом что-то знают? И еще один большой вопрос: а они могут работать по новым стандартам? То есть в этом плане вопросов по итогам конференции пока появилось больше, чем ответов. Не случайно Министерство образования и науки РФ создало рабочую группу по модернизации педагогического образования. В этом плане очевидно, что тупое слияние университетов и педагогических вузов эффекта дать не может, но искать содержательные ходы на модернизацию, разумные практики нужно обязательно. Школы, которые побеждают в конкурсах, по-моему, могут быть опорными базами практики для студентов педвузов.

Сергей ВОЛКОВ, учитель математики Центра образования №57, член Общественной палаты РФ:

- Сегодня очень трудно искать учителей, которые бы подходили к уже сложившемуся коллективу, таких, которые бы принимали и распространяли тот дух, который там уже есть. Когда-то по молодости я бунтовал против своего директора, мне казалось, что многое нужно изменить, перестроить, но чем старше я становлюсь, тем больше понимаю, как трудно моему директору. У меня есть маленький фронт работы в школе, я веду курс литературы в своих математических классах, много езжу по стране, работаю с учителями и вижу, как мне кажется, колоссальную проблему, которая поразила не только директорский, но и учительский корпус. Это внутренняя несвобода людей, которые скованы приказами, инструкциями. Эта колоссальная несвобода, которая не знаю откуда берется и которая приходит в школы, очень мешает работать. Мне кажется, что трудно обучать в педвузе учителя, если он не собирается работать в школе. Предположим, какой-то педвуз нанял бы меня вести методику преподавания литературы, я столько знаю, но прихожу к студентам, которые не хотят идти в школу. Тогда мои занятия с ними бессмысленны, так как у них нет никакой мотивации учиться. По моим понятиям, надо учить не тех, кто учится в педвузе, а тех, кто уже пришел в школу. Я учился не в педвузе, в университете, думаю, надо учить учителей на рабочих местах в школах, там, куда они пришли. Но для этого нужно создать им соответствующие условия, потому что сильных школ в Москве много, там можно обучать людей, если на это получить грант мэрии.

Алексей СЕМЕНОВ, ректор Московского института открытого образования, академик РАН и РАО:

- Система школьного образования в нашей стране построена на региональном и муниципальном уровнях, а педагогическое образование - на региональном уровне, поэтому подготовка учителей - дело регионов, вряд ли выпускник педвуза - учитель поедет на работу в другой регион, он будет работать там, где живет. Вопрос, который сегодня обсуждают многие, - как повышать квалификацию учителей. Полтора года назад МИОО начал сотрудничество с 57-й школой, с тем чтобы учителя школы еще больше вкладывали в обучение других учителей. Идея состоит в том, чтобы создавать не в точности видеоуроки, а нечто более тонкое и сложное, по крайней мере то, что может быть отделено от учителя школы, который сможет консультировать по своим ФГОС. Это довольно большая работа, пока результатов от 57-й школы мало, потому что все люди заняты своими делами, опять-таки за счет денег проблему не решить, но тем не менее мы думаем, что и те деньги, которые могут быть заплачены учителям за такую работу, все-таки будут их на нее стимулировать. Это вопрос стимула, свободы, мотивации.

Что касается подготовки учителя в педвузе, то говорить о том, что проблема качества подготовки учителя обострилась и, может быть, даже по существу возникла в связи с новыми стандартами - значит приукрашивать действительность. Проблема, конечно, существовала и до новых стандартов, она очень серьезна, именно поэтому и руководители нашего государства, и лидеры образования вышли с лозунгом: «Систему педагогического образования нужно радикально перестраивать!», произнесли слова об объединении вузов. Эти слова не связаны с новыми стандартами школьного образования, они связаны с тем, что качество подготовки учителей, приходящих в школу, низкое. Все мы слышали, а не придумали, скажем, от директора Центра образования №548 «Царицыно» народного учителя РФ Ефима Рачевского такой термин, как «двойной негативный отбор» (далеко не лучшие выпускники школ приходят учиться в педвузы, далеко не лучшие выпускники педвузов приходят на работу в школу). Здесь я бы хотел возразить тем, кто утверждает, что зарплата ничего не решает. Сегодня она довольно большая, это достижение руководства страны, которое сказало свое веское слово. Те лозунги, которые произносили руководители с трибун, в частности Президент РФ Владимир Путин, сегодня реализуются в России. Это пристойная зарплата сказывается на выборе тех детей, о которых говорили, что они не идут в педвузы. Если в 90-е годы была маленькая учительская зарплата, а иногда ее вообще не платили, если тогда у населения была долгоиграющая негативная установка: идти в педвузы - значит быть заведомо в проигрыше, то сегодня лучшие выпускники школ начинают приходить на учебу в педвузы. Как переломить вторую негативную установку и сделать так, чтобы выпускники педвузов приходили в школу? Конечно, сейчас родители и дети видят, как улучшается материальное положение школ и учителей, но одно повышение зарплаты немедленно не скажется.

Что касается самих педагогических вузов, то тут есть проблема качества профессоров. В Татарстане предложили ужесточить требования на входе в вузы, то есть повысить проходной балл по ЕГЭ, ввести собеседования. В результате сократится набор, сократится число мест для педагогов педвузов, им нужно будет предложить идти работать в профильные школы, часть нагрузки реализовать там, таким образом, возникнет новая система. На выходе деятельностный подход будет состоять в том, что будущие учителя постоянно работают в школе начиная даже с первого курса, это не педпрактика, а реальный приход студентов с оценкой их работы. Например, сейчас мы работаем над концепцией математического образования и говорим, что существенную часть обучения учителя помимо педагогики должно занимать решение задач элементарной математики, а не заучивание каких-то формул высшей математики, то есть реальная тренировка на тот вид деятельности, который считается основным курсом.

Могут ли в школу приходить выпускники непедагогических вузов? Могут, но начинать они должны с работы в каких-то кружках системы дополнительного образования, чтобы понять, кто такие наши дети, как нужно с ними работать. С другой стороны, преподаватели педвузов могли бы читать лекции и вести занятия, например, в технических вузах, можно было бы организовать небольшой поток, а потом посмотреть, можно ли там готовить учителей математики и информатики.

Сегодня у нас в Москве возникает перепроизводство хороших выпускников педвузов, которых школы не берут. Возникает вопрос о том, что же будет происходить дальше. Это тот самый негативный эффект высокой зарплаты, который состоит в том, что учителя-пенсионеры не готовы расставаться со своими местами. Тут тоже нужно системное решение, например, предоставление учителям, не прошедшим аттестацию для работы в классе, возможность работать тьюторами за дополнительную плату с отстающими учениками. Если мы такую систему сможем построить, педагогическое образование будет повышать свой уровень. 

Вернуться к списку статей