Детская психология
 

Библиотека


Отрасли        психологии


RSS Настроить






Совещание по психологии труда

Автор: Лисина М.И. 
Тип: статья
Версия для печати
В статье содержится краткий отчет о совещании по психологии труда, которое состоялось с 28 февраля по 4 марта 1957 года в Институте психологии АПН РСФСР. Тезисно изложены основные мысли докладчиков и сформулированы актуальные для того времени задачи дальнейшего развития психологической науки.

С 28 февраля по 4 марта 1957 г. в Москве проходило совещание по психологии труда, созванное Институтом психологии АПН РСФСР.

В работе совещания приняло участие более 300 представителей различных специальностей: психологи, физиологи, врачи, педагоги, инженеры и др. Участники совещания представляли около 60 учреждений из разных городов и союзных республик.

Было заслушано 30 докладов, в процессе обсуждения которых состоялось еще 58 выступлений.

Совещание открылось вступительным словом А. Н. Леонтьева. Подчеркнув важность психологии труда для решения народнохозяйственных вопросов, правильной постановки профессионального обучения и политехнизации обучения в общеобразовательной школе, А. Н. Леонтьев в то же время отметил отставание этой области психологии. Слабо разрабатываются вопросы так называемой «инженерной психологии», отсутствует работа по профориентации и т. д. Вместе с тем марксистско-ленинская методология и успехи общей психологии и физиологии представляют собой надежную базу для развития психологии труда.

Первым был заслушан доклад Е. В. Гурьянова, Д. А. Ошанина и В. В. Чебышевой (Институт психологии АПН РСФСР, Москва) «Современное состояние и задачи психологии труда». В докладе отмечалось, что за последние 20—25 лет в области психологии труда сделано очень мало. Тематика немногочисленных работ была в значительной степени случайной, многие важные вопросы (психологические основы подбора и расстановки кадров, классификация профессий, вопросы творчества в трудовой деятельности, конструирование орудий труда, профилактика утомления и травматизма и т. д.) не разрабатывались. Критически оценивая работы психотехников, авторы доклада отметили научную ценность некоторых из этих работ. Однако научные итоги работы психотехников в общем были очень незначительны. Решающий их недостаток заключался в отсутствии органической связи между научно-практической и научно-исследовательской работой. Нашей задачей должно быть не восстановление старой психотехники, а развитие новой психологии труда на основе последних достижений общей психологии.

Главным является изучение психологических закономерностей как средства повышения производительности труда.

Важнейшими задачами психологии профессионального труда авторы считают изучение путей повышения производительности труда, изучение наряду с массовыми новых, перспективных профессий, развитие так называемой инженерной психологии, разработку вопросов планирования и самоконтроля в трудовой деятельности, исследование проблем творческой деятельности, участие психологов в решении вопросов профилактики утомления и травматизма, подбора и расстановки кадров.

В области производственного обучения основное внимание необходимо уделить изучению психологических особенностей разных групп профессий.

Третьим разделом психологии труда является трудовое обучение в условиях политехнизации средней школы. Здесь должны разрабатываться прежде всего вопросы формирования трудовых умений и навыков личности в труде, воспитание психологических качеств, необходимых для успешной трудовой деятельности, психологические основы профессиональной консультации для оканчивающих среднюю школу.

Большое внимание докладчики уделили организационным мероприятиям, необходимым для развития психологии труда.

С докладом на тему «Пути развития психологии труда на Западе» выступил Д. А. Ошанин (Институт психологии АПН РСФСР). Отметив широкое развитие этой ветви психологии в капиталистических странах, докладчик подчеркнул наличие различных школ и направлений в психологии труда на Западе как прогрессивных, так и реакционных, ведущих между собой острую идеологическую борьбу. Работа ведется в основном по двум линиям: изучение трудовых процессов и изучение личности трудящегося. Стремление предпринимателей использовать научные данные для усиления эксплуатации пролетариата приводит к кризисным явлениям в психологии труда, к острой дискуссии между психологами о предмете и задачах этой отрасли психологии. Критически относясь к реакционной идеологии и неприемлемой методологической основе многих исследований буржуазной психологии труда, необходимо вместе с тем использовать накопленный ею богатый и разнообразный фактический материал, особенно в области рационализации трудовых приемов и оборудования.

Все выступавшие по этим докладам приветствовали созыв совещания и выражали надежду, что оно послужит началом широкого развертывания работ в области психологии труда. Проф. В. Н. Мясищев и А. В. Ярмоленко указывали на то, что современное состояние психологии труда в нашей стране находится в разительном противоречии с тем вниманием, которым у нас окружен труд и люди труда. С. М. Василейский, К. М. Гуревич, В. М. Коган, М. А. Мазманян подчеркивали практическое значение психологии труда и говорили о необходимости разрешать прежде всего те актуальные задачи, которые стоят перед психологами в связи с развитием нашего народного хозяйства. К. К. Платонов, Ю. В. Котелова и др. указали на большое значение организационных вопросов и предложили поставить перед вышестоящими организациями вопрос о создании психологических лабораторий на передовых промышленных предприятиях.

Остановившись на теоретическом содержании психологии труда, А. Ц. Пуни и В. Н. Мясищев высказали мнение, что относящиеся сюда вопросы надо ставить в плане психологии личности, чего, по их мнению, в первом из заслушанных докладов совершенно не было сделано. А. В. Запорожец и И. Г. Розанов в своих выступлениях отметили, что формирующее личность влияние труда особенно ярко обнаруживается в процессе развития ребенка. Между тем вопросы психологии труда в возрастном, генетическом плане разрабатываются пока крайне недостаточно.

М. Н. Скаткин в своем Выступлении сформулировал темп, психологической разработки которых ждут работники педагогической науки для успешного проведения политехнизации обучения. Это, в частности, закономерности формирования производственно-технических знаний в производительном труде; условия, обеспечивающие применение этих знаний на практике; развитие творческих технических способностей; формирование коммунистического отношения к физическому труду на производстве.

Многие участники прений останавливались на вопросах методики исследования в области психологии труда. Подчеркивалось значение наблюдения и естественного эксперимента непосредственно на производстве (З. И. Чучмарев, В. Н. Мясищев, А. Ц. Пуни), уточняющего эксперимента с моделированием естественных условий деятельности в лаборатории (А. Ц. Пуни).

Е. Е. Климов предложил широко популяризировать психологические знания среди рабочих, техников и инженеров, считая, что это облегчит развитие психологии труда, внедрение результатов научных исследований в практику.

Внимание участников совещания привлек вопрос об отношении к так называемой психотехнике. С. Г. Геллерштейн и М. А. Мазманян высказали мнение, что свертывание работ по психотехнике было ошибкой и произошло вследствие чисто внешних причин. Они оспаривали тезис доклада Е. В. Гурьянова, Д. А. Ошанина, В. В. Чебышевой, что для психотехники был характерен разрыв между неправильной, методически несостоятельной практикой профотбора и научно-исследовательской работой, и утверждали, что в 30-е годы психотехника успешно преодолевала свои ошибки и дала ряд ценных работ.

Ряд участников прений присоединился к оценке психотехники, данной в докладе. К. К. Платонов и К. М. Гуревич утверждали, что психотехники не учитывали тенденций развития промышленности в СССР, где профотбор в 30-е годы не мог иметь первостепенного значения, а возникновение и быстрое распространение стахановского движения привело к решению многих из тех задач, над разрешением которых бились психотехники. Именно поэтому практические работники так легко, безболезненно расстались с психотехникой. А. Н. Леонтьев подчеркнул, что развитие общей психологии и физиологии за прошедшие 20 лет внесло большой вклад, который серьезно расширяет возможности психологического изучения труда. Мы сейчас можем вести исследования по психологии труда на более высоком уровне, чем тот, на котором стояла психотехника. Совершенно неправильным является высокомерное отношение к сегодняшней психологии труда с позиций психотехники, прозвучавшее в выступлениях некоторых товарищей. Вместе с тем просто зачеркивать психотехнику нельзя, надо сохранить все лучшее из того, что она сделала.

Обсуждение вопросов политехнического обучения началось докладом М. Н. Скаткина (Институт теории и истории педагогики АПН РСФСР, Москва) «О некоторых приемах обогащения интеллектуального содержания труда учащихся». М. Н. Скаткин подчеркнул, что задачей трудового обучения в школе является не только усвоение трудовых навыков и умений, но и обучение решению типичных интеллектуальных задач, с которыми чаще всего приходится сталкиваться работнику определенной специальности на производстве. На основе анализа опыта учителей и данных исследовательских работ докладчик рекомендовал систему педагогических приемов, способствующих обогащению интеллектуального содержания труда школьников на разных этапах трудового обучения. Отметив, что обогащению интеллектуального содержания труда мешает разобщенность труда и знаний у многих учащихся, М. Н. Скаткин сделал вывод, что неумение применить усвоенные теоретические знания на практике объясняется отсутствием ассоциаций между условиями трудовой задачи и уже имеющимися системами связей, выработанными в других условиях. Докладчик поделился своими соображениями о том, как педагог может способствовать созданию необходимых ассоциаций.

Большой интерес у участников совещания вызвал доклад директора одного из заводов Москвы А. Р. Терехина «Из опыта организации трудового обучения в средней школе № 95 Краснопресненского района Москвы». Введение трудового обучения в школе, сказал докладчик, было недостаточно подготовлено. И сейчас еще многое нужно доделать и заново продумать в отношении школьных мастерских, соблюдения в них техники безопасности, промышленного изготовления необходимого оборудования и наглядных пособий и т. д. Особенно ответственно нужно решать вопрос о кадрах преподавателей трудового обучения. Докладчик предложил ввести в порядке эксперимента лекционный метод обучения теоретическим дисциплинам с VIII класса и лабораторную проработку усваиваемых знаний с целью развития навыков самостоятельной работы у учащихся. Требование присваивать оканчивающим школу 4—5 разряд, по мнению докладчика, является несостоятельным.

Е. А. Милерян (Институт психологии Министерства просвещения УССР, Киев) выступил с докладом на тему «Формирование умений применять знания на практике у старших школьников». Различая три вида умений: конструктивные, организационно-технологические и операционные, докладчик считает, что успешная производственная деятельность возможна только при овладении всеми указанными видами умений. В настоящее же время на уроках труда формируют лишь операционные умения. Экспериментальное исследование позволило докладчику рекомендовать ряд приемов для развития умений всех трех видов.

В докладе «Некоторые вопросы формирования производственных навыков у старших школьников» В. В. Мистюк (Институт психологии Министерства просвещения УССР) сообщила материалы своих наблюдений и опытов, проведенных над учащимися восьмых классов. В. В. Мистюк считает, что при формировании двигательных навыков ведущей должна быть точность движений и ею нужно овладевать начиная с малых скоростей и лишь постепенно их увеличивая. Выработку навыков, требующих согласованных движений обеих рук, целесообразно начинать с тренировки каждой руки в отдельности.

П. М. Якобсон (Институт психологии АПН РСФСР) в докладе «Развитие конструктивно-технического мышления учащихся» подчеркнул важность развития у учащихся инициативы и самостоятельности в решении технических задач. В результате своих наблюдений П. М. Якобсон пришел к заключению, что постановка трудового обучения во многих школах не ведет к формированию технического мышления учащихся. Исходя из результатов экспериментального исследования, докладчик рекомендовал в качестве средств, способствующих развитию конструктивно-технического мышления, сборку механизмов, которая по деталям и элементам, данным учащемуся, допускает несколько решений, и составление технических проектов по конструированию механизмов с некоторыми отклонениями от известных ученику расчетных данных.

Доклад Т. Н. Борковой (Институт психологии АПН РСФСР) «Формирование систем сложных действий у учащихся начальных классов на уроках ручного труда» был посвящен воспитанию у учащихся умения самостоятельно решать простейшие трудовые задания путем объединения отдельных действий в более или менее сложные системы. Наблюдения и опыты показали, что у учащихся имеются три стадии в развитии умения строить системы сложных действий: операционная стадия, когда преобладают репродуктивные процессы, стадия комплексных действий и стадия целостного решения практических задач. Последние две стадии включают и конструктивные элементы. Упражнения в самостоятельном анализе и построении систем сложных действий обеспечивают большую успешность деятельности и рекомендуются докладчиком как один из существенных компонентов политехнического обучения.

О. С. Карандеева (Институт психологии АПН РСФСР) в докладе «Влияние учета времени на процесс выполнения трудового задания при обучении навыкам ручного труда в начальных классах средней школы» сообщила экспериментальные данные, свидетельствующие, что указание школьникам на необходимость экономить время при работе не только уменьшает длительность работы, но и ведет к изменению структуры деятельности: появляется более целесообразная последовательность операций, сокращаются паузы, применяются более рациональные приемы. Качество продукции при этом не снижается, а даже возрастает.

П. А. Просецкий (Воронежский педагогический институт) сделал доклад на тему «Роль производительного труда в формировании ученического коллектива». Изучив опыт ряда школ, П. А. Просецкий пришел к выводу, что коллективный производительный труд обогащает и развивает как отдельную личность, так и коллектив в целом. Докладчик рекомендовал некоторые методические приемы, направленные на то, чтобы возможность, предоставляемая производительным трудом, превратилась в действительность; сюда относятся ясная постановка трудовой задачи, разъяснение общественной значимости труда, максимальное использование познавательных возможностей труда, создание четкой структуры коллектива и т. д.

На совещании был зачитан доклад Т. И. Агафонова (Краснодарский педагогический институт) на тему «Некоторые вопросы организации производительной сельскохозяйственной практики учащихся на социалистических полях». В докладе рассматриваются психологические проблемы и воспитательное значение совместного производительного труда учащихся, принцип составления бригад и звеньев, установление норм выработки, формы и пути педагогического воздействия на учащихся в процессе труда.

В прениях по вышеперечисленным докладам было высказано общее положительное отношение к психологическим исследованиям трудового обучения в школе.

Н. Ф. Добрынин, высоко оценивая доклад М. Н. Скаткина, согласился с тезисом докладчика, что неумение применить имеющиеся знания на практике объясняется отсутствием ассоциаций между теорией и практикой. Он считает, что в результате политехнизации знания приобретают для учащихся значимость не только теоретическую, но и практическую. Д. Н. Назимов также отметил обоснованность и ценность педагогических приемов, рекомендованных М. Н. Скаткиным.

В. А. Крутецкий присоединился к докладчику А. Р. Терехину в требовании прививать учащимся в процессе трудового обучения большее уважение к труду, сделать труд увлекательным, красивым. В. И. Зыкова говорила о необходимости повышения технического образования учителей и о желательности того, чтобы преподаватели по труду лучше владели основами наук. В. А. Крутецкий и Д. Н. Назимов высказались против требования присваивать оканчивающим среднюю школу 4—5 разряд.

При обсуждении докладов О. С. Карандеевой и В. В. Мистюк, С. А. Жекулин отметил положительные стороны этих работ. В. И. Зыкова выразила пожелание, чтобы в дальнейшей своей работе О. С. Карандеева и В. В. Мистюк попытались объяснить индивидуальные особенности своих испытуемых типологическими особенностями высшей нервной деятельности и на этой основе искали бы различные средства и приемы в работе с разными учащимися. Н. Ф. Добрынин также указал на описательный характер ряда исследований, на недостаточность использования в этих работах физиологического учения И. П. Павлова.

Подводя итоги обсуждению психологических вопросов политехнического обучения, Н. А. Менчинская присоединилась к положительной оценке заслушанных докладов, отметив, что в целом ряде из них ставились вопросы психологии воспитания, которая в настоящее время разрабатывается еще совершенно недостаточно.

Вопросам психологии профессионального обучения было посвящено 5 докладов.

В. В. Чебышева (Институт психологии АПН РСФСР) выступила с сообщением на тему «Процессы самоконтроля при усвоении трудовых навыков». Исходя из понимания самоконтроля как сознательного, сопоставления более и менее правильных действий и регуляции на этой основе движений, В. В. Чебышева исследовала формирование двигательных навыков при различном содержании процессов самоконтроля. В результате экспериментов выяснилось решающее значение самоконтроля в процессе выработки навыка. В тех случаях, когда регуляция движений осуществлялась на основе кинестезических восприятий, движения с самого начала выполнялись без участия зрительного контроля. Преобладали ошибки двигательного характера. При выработке навыков на основе зрительного контроля за положением и движением рабочих органов совершался переход от зрительного контроля к кинестезическому. Если же регуляция движений осуществлялась на основе зрительного контроля за их результатами, необходимость зрительного контроля сохранялась на всех этапах формирования навыка, а кинестезические восприятия носили вспомогательный характер. В тех случаях, когда контроль за движениями осуществлялся на основе показаний приборов, роль зрительного контроля при овладении навыком также сохранялась, а кинестезические восприятия играли второстепенную роль.

В. В. Суворова (Институт психологии АПН РСФСР) в докладе на тему «Перестройка навыка при изменении последовательности его компонентов» показала, что при перестройке навыка вытачивания на токарном станке канавок путем изменения закрепленной последовательности канавок имеет место изменение ферм сознательного контроля и нарушение сложившейся во время формирования навыка системы взаимодействия зрительного и двигательного контроля. Количество двигательных ошибок при этих условиях незначительно. На основании экспериментальных данных В. В. Суворова пришла к выводу о том, что перестройка навыка происходит главным образом на уровне второй сигнальной системы.

Н. И. Бикчентай (Сталинабадский педагогический институт) в докладе «О формировании профессиональных навыков у сборщиков хлопка» сообщил о приемах, применявшихся для ускорения выработки навыков сборки хлопка. Наиболее эффективным был показ правильных действий; менее эффективным оказалось критическое осмышление своих действий обучающимися при отсутствии показа правильных действий наименьший эффект дала лекция о передовых методах сборки хлопка.

В докладе на тему «К вопросу об упражняемости навыка чтения показаний контрольных приборов» Т. И. Жукова (Москва) сообщила данные об изучении формирования навыка чтения показаний приборов в лабораторных условиях. Оказалось, что после ряда упражнений уменьшалась величина латентного периода и увеличивалась точность речевой реакции. Наблюдался перенос выработанного навыка.

В. Ф. Рубахин (Ленинград) в докладе «О природе и формировании навыков дешифрирования аэроснимков» проанализировал процесс дешифрирования аэроснимка как сложную психическую деятельность, протекающую на базе взаимодействия первой и второй сигнальных систем при ведущей роли мыслительных процессов. Докладчик охарактеризовал этапы и формы дешифрирования, природу и механизм ошибок опознавания отдельных объектов на аэроснимке. В основе дешифровочного умения лежат навыки по опознаванию отдельных объектов на аэроснимках на основании прямых и косвенных демаскирующих признаков. Намечаются четыре основных этапа формирования этих навыков: этап генерализованного восприятия; аналитический этап; синтетический этап и этап автоматизации высокого уровня («мгновенное» опознавание объектов на аэроснимке). В заключение доклада были сформулированы основные задачи методики обучения дешифрированию аэроснимков.

Выступавший в прениях В. М. Коган положительно оценил доклад В. Ф. Рубахина, подчеркнув необходимость изучать деятельность во всей ее сложности, а не упрощать, как это, по его мнению, имело место в экспериментах В. В. Чебышевой и В. В. Суворовой. П. М. Якобсон охарактеризовал доклад В. Ф. Рубахина как пример тонкого анализа мыслительной деятельности в трудовом процессе.

П. И. Иванов отметил актуальность темы доклада Н. И. Бикчентая и указал на необходимость внедрять в практику результаты психологических исследований.

А. Ц. Пуни отметил большую важность проблемы самоконтроля в спортивной и трувой деятельности. Он упрекал всех докладчиков в отсутствии у них физиологического анализа экспериментальных фактов. А. Ц. Пуни подчеркнул необходимость перейти от изучения стихийного формирования навыка к исследованию его в процессе направленного педагогического воздействия.

Подводя итоги обсуждению вопросов психологии профессионального обучения, Н. Ф. Добрынин отметил, что заслушанные доклады ясно показали взаимосвязь всех областей психологии и ценность данных психологии труда для общей психологии.

Обсуждение психологических вопросов профессионального труда открылось докладом С. Н. Архангельского (Институт психологии АПН РСФСР) «Психологические особенности трудовой деятельности передовиков и новаторов производства». Отметив важность изучения труда передовых рабочих в создании эффективных методов производственного и политехнического обучения, докладчик попытался определить основные средства повышения производительности труда, применяемые новаторами. Это — поиски скоростных методов работы, использование рациональных приемов труда, увеличивающих количество и качество продукции, особый тип планирования работы и некоторые другие.

С. Г. Геллерштейн (Москва) в докладе на тему «Психологические особенности скоростных действий и пути овладения ими (связь между скоростью двигательных реакций и восприятием микроэлементов времени)» сообщил, что ему удалось экспериментальным путем научить испытуемых управлять скоростью двигательных реакций. Докладчик приходит к выводу, что величина латентного периода не является индивидуальной константой, как это принято думать, что скорость простых психических реакций может изменяться под влиянием упражнения и подчиниться сознательному контролю. В основе развития способности управлять скоростью собственных двигательных реакций лежит ясное сознавание ощущений, которые сигнализируют длительность совершаемых действий. Этого сознавания можно добиться активным сопоставлением объективных результатов каждой двигательной реакции с так называемым «субъективным временем». Скоростные умения оказались генерализованными, что нашло свое выражение в наличии положительного переноса приобретенных навыков на другие виды действий.

Б. И. Тенета (Москва) выступил с докладом на тему «Опыт разработки и внедрения в производство рациональных трудовых приемов токарей-револьверщиков». В результате многочисленных наблюдений были выделены наиболее рациональные приемы-выполнения ручных операций при обработке детелей на металлорежущих станках. Эти приемы были описаны в 34 картах, регламентирующих характер, направление, последовательность и совмещение движений рук во времени. Обучение рабочих при помощи этих карт привело к значительному повышению производительности труда.

Л. Л. Кондратьева (кафедра психологии Московского государственного университета) в своем докладе дала психологический анализ планирования ткачихами своего труда. Наблюдения и эксперименты, проведенные на производстве, позволили наметить основные этапы развития навыка планирования: работа «по ориентирам» (когда планирование в сущности отсутствует), планирование отдельных операций планирование последовательности действий и планирование с учетом вероятности. Нужно и можно обучать ткачих планированию в его наиболее совершенной форме, давая объяснение и добиваясь осознания ими наилучших вариантов последовательности действий в различных условиях. «Проблема профессиональных способностей» являлась темой доклада К. К. Платонова (Москва). Были подвергнуты критике два ошибочных взгляда, трактующих профессиональные способности либо как особые психические свойства человека, фатально обусловливающие успех его профессиональной деятельности, либо как знания и навыки. Докладчик понимает профессиональные способности как совокупность достаточно стойких, хотя и изменяющихся индивидуальных особенностей личности, которые определяют успешность обучения и выполнения данной трудовой деятельности и совершенствования в ней. Эти особенности являются «сплавом» наследственных и приобретенных черт и могут компенсировать друг друга. Был указан ряд критериев, определяющих значимость проблемы профессиональных способностей для того или иного вида трудовой деятельности. К. К. Платонов считает, что правильная оценка профессиональных способностей должна строиться по схеме: понимание психологических особенностей данного вида деятельности — сопоставление с ними психологической структуры данной личности. Докладчик предложил для определения профессиональных способностей метод «обобщения независимых характеристик», получаемых в разных видах деятельности.

С. М. Василейский (Горьковский педагогический институт) сделал доклад на тему «Умственный эксперимент и его применение в процессе технического творчества». По мнению докладчика, умственный эксперимент состоит в следующем: образ конструируемого механизма ставится в разнообразные условия; учитываются те изменения, которые при этом происходят; определяется соответствие или несоответствие результатов заданию. Умственное экспериментирование становится желательным и даже необходимым, если трудно применить реальный эксперимент, если имеется очень много возможных вариантов решения задачи и если проектируемым конструкциям свойственна большая динамичность и кинематичность. Умственный эксперимент может применяться на разных этапах процесса решения. Докладчик наметил следующие частные приемы умственного экспериментирования: обработка образа, сочленение отдельных элементов, расчленение целого, умственное испытание всего спроектированного механизма в действии.

В. Я. Дымерский (Москва) посвятил свой доклад вопросу о восприятии летчиком расстояния до земли при посадке самолета. В докладе был дан анализ зрительного восприятия, которое играет основную роль при выполнении посадки самолета. В результате проведенных исследований В. Я. Дымерский сделал вывод, что основное значение при восприятии расстояния до земли имеют ассоциации между расстоянием до земли и видимой скоростью приближения земной поверхности. Изменение обычного направления взгляда вызывает определенное изменение видимой скорости движения земной поверхности, что может привести к отклонению самолета от нормальной посадочной траектории. Наблюдения и опыты позволили докладчику считать наиболее благоприятным направлением взгляда при посадке самолета то, в котором лучше всего воспринимается изменение расстояния до земли.

М. Ф. Пономарев (Москва) в докладе на тему «Некоторые особенности двигательных реакций и их значение в трудовой деятельности летчика» сообщил о результатах изучения простой психической реакции и реакции на движущийся объект. Модификация экспериментальной аппаратуры позволила докладчику выделить и измерить латентный и моторный компоненты простой реакции. М. Ф. Пономарев утверждал, что величина латентного компонента связана с силой тормозного, а величина моторного — с силой возбудительного процесса. При исследовании реакций на движущийся объект выяснилось устойчивое преобладание у одних испытуемых преждевременных, а у других — запаздывающих реакций. Изучив влияние брома и кофеина, автор доклада заключил, что тенденция к запаздывающим реакциям является показателем относительного преобладания возбудительных процессов, а склонность к предварительным реакциям указывает на относительное преобладание тормозных процессов. Опыты с реакциями на заданную продолжительность звучания (рефлекс на время) обнаружили прямую зависимость восприятия времени человеком от его функционального состояния

Далее был заслушан доклад Б. С. Алякринского (Москва) «К проблеме пространственной ориентировки летчика в сложных метеорологических условиях». Обобщая литературные и экспериментальные данные, докладчик рассмотрел психологические особенности ориентировки летчика в пространстве в условиях «слепого полета», когда он вынужден руководствоваться исключительно показаниями приборов. Восприятие собственной позы опирается, в основном, на проприоцептивные сигналы, положение в кабине — на зрительные, а положение тела в поле действия равнодействующей силы тяжести и силы инерции — на вестибулярные и проприоцептивные ощущения. Первоначально летчик руководствуется в своих действиях представлением о положении самолета в пространстве, которое он определяет через показания приборов. В дальнейшем это представление уже не является необходимым, и регуляция деятельности начинает осуществляться на основе непосредственного восприятия показаний приборов. Особое значение имеет формирование у летчика представления о непрерывном движении в пространстве через показания приборов, которые не могут адекватно отразить факт этого непрерывного движения.

В прениях по докладам, посвященным вопросам психологии профессионального труда, выступили 14 человек.

Большой интерес у аудитории вызвало сообщение С. Г. Геллерштейна. А. Ц. Пуни, Д. А. Ошанин и А. Н. Леонтьев говорили об исследованиях, которые в других областях, на ином материале подтверждают значение ощущений в регуляции движений и эффективность метода сопоставления субъективных и объективных показателей для сознательного управления движением во времени и пространстве. А. Н. Леонтьев подчеркнул связь фактов, полученных С. Г. Геллерштейном, с данными работ Л. А. Шварц и других авторов, «атакующих» еще одну «константу» — пороги чувствительности. В. М. Коган указал на необходимость выяснить, что происходит при овладении скоростью своих реакций — тренировка только частного умения или же упражнение более общей способности, причем сообщил материалы клинических исследований, говорящих в пользу второго предположения. М. А. Мазманян и А. Ц. Пуни отметили связь проблемы управления скоростью двигательных реакций на основе отчетливого ощущения микроинтервалов времени с проблемой интуиции. Вместе с тем некоторые участники прений упрекали С. Г. Геллерштейна в недостаточно точном и исчерпывающем объяснении экспериментальных фактов, в отсутствии анализа условнорефлекторных механизмов наблюдавшихся явлений (А. Н. Леонтьев, Д. А. Ошанин, М. Ф. Пономарев) и выразили пожелание, чтобы С. Г. Геллерштейн продолжил и углубил это очень перспективное исследование.

В выступлении Героя Советского Союза М. М. Громова было подчеркнуто большое значение психологии труда в решении актуальных вопросов воспитания и обучения, в создании новой совершенной техники и в надежном владении ею. М. М. Громов призвал психологов настойчивее добиваться разрешения организационных вопросов развития психологии труда. С. Г. Геллерштейн высказал свое несогласие с рядом положений доклада М. Ф. Пономарева. Стремление дать прогноз на основании недостаточно обширных данных лабораторного исследования он считает одной из главных ошибок старой психотехники. Физиологическая же интерпретация фактов в докладе была, по мнению С. Г. Геллерштейна, мало обоснованной.

Обсуждение вопросов методики изучения трудовой деятельности открылось докладом Л. А. Радушинского и Р. С. Персон (Центральный научно-исследовательский институт экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов, Москва) «Методика изучения рабочих движений человека путем тензометрической регистрации прилагаемых усилий». Докладчики познакомили слушателей с регистрацией трудовых движений при помощи тензодатчиков, вмонтированных в напильник и тиски. Тензограммы позволяют судить о темпе, ритме, плавности, стандартности движений и о согласованности, в работе обеих рук. Л. А. Радушинский подчеркнул необходимость основное внимание в исследованиях по психологии труда уделять человеку, не обезличивая его и не вырывая из естественных условий деятельности.

В. И. Лаврентьев (Москва) в докладе «Методика и техника эксперимента с применением киносъемки и осциллографии при исследовании трудовых приемов» поделился опытом изучения приемов управления металлообрабатывающими станками. Он рекомендовал метод косвенной синхронизации их при одновременном применении нескольких киноаппаратов и осциллографа, как более удобный и достаточно надежный.

Доклад «Применение киносъемки и осциллографии при изучении и совершенствовании приемов работы на металлорежущих станках» сделал С. М. Михайлов (Москва). Инженерно-технические работники и физиологи провели совместно работу по изучению приемов управления токарным станком и приемов установки и съема деталей с целью определить наиболее рациональные из них. Наилучшие результаты дало комбинированное использование киносъемки и осциллографии с непосредственным наблюдением приемов. Докладчик подчеркнул желательность включения в эту работу наряду с инженерами и физиологами также и психологов.

А. М. Поспелов (Москва) в докладе «Кинометод определения направления взгляда (в процессе трудовой деятельности)» остановился на приемах киносъемки при фиксации головы испытуемого и без такой фиксации. Докладчик изложил также метод дешифрирования кинолент с помощью эталонов путем сравнения на экране и метод определения направления взгляда с помощью оптического определителя. А. М. Поспелов присоединился к мнению С. М. Михайлова о необходимости комплексной работы психологов, физиологов и инженеров.

Выступавшие в прениях единодушно отмечали интерес, который представляют собой доклады по методике и технике эксперимента, и выражали удовлетворение тем, что психология получает на вооружение такую совершенную технику (М. М. Громов, С. Г. Геллерштейн, В. Н. Мясищев, К. К. Платонов и др.). Вместе с тем раздавались предостережения против чрезмерного увлечения техникой, против возникновения «технического фетишизма» (С. Г. Геллерштейн, С. М. Михайлов). Р. С. Персон указала, что, в частности, тензограммы отражают только внешнюю сторону движений (это выясняется из сопоставления их с электромиограммами), что делает необходимым углубленный психологический анализ получаемых кривых. В. Н. Мясищев также подчеркнул важность исследования сложной внутренней структуры деятельности. В. М. Коган отметил, что микроанализ, чрезмерное расчленение может иногда даже мешать изучению деятельности. Участники прений поддержали мысль о необходимости совместной работы психологов труда с представителями других специальностей, включая антропологов, экономистов и т. д. Такой союз уже налаживается, но, как заметил К. М. Гуревич, психологи работают пока не столько «вместе», сколько «рядом» с физиологами и инженерами.

На заключительном заседании выступил А. Н. Леонтьев. Как положительную черту совещания он отметил широкий состав его участников. Важность и актуальность вопросов психологии труда придала прениям живой и даже страстный характер. Желание осмыслить прошлое, с тем чтобы лучше понять настоящее и наметить пути развития психологии труда в будущем, обусловило внимание участников совещания к вопросу о так называемой психотехнике. По этому вопросу мы должны занять четкую позицию. Конечно, является неправильным огульное отрицание психотехники, особенно психотехники периода более углубленных исследований (1930—1935 гг.) Но вместе с тем необходимо категорически покончить с имеющейся у некоторых товарищей недооценкой того, что было сделано у нас в области психологии за последние 20—25 лет, и с отрицанием значения этих успехов психологии для дальнейшего развития психологии труда. Особенно следует подчеркнуть важную роль для психологии труда положительного решения ряда принципиально-теоретических вопросов.

Совещание также показало, что психология труда располагает современными методами регистрации движений, что выполнен ряд важных в практическом и теоретическом отношении исследований. Однако круг разрабатываемых вопросов еще узок, тематика в значительной степени случайна. Недостаточная работа ведется в области критического осмысления старых психологических работ и зарубежной психологии труда.

Перед психологами труда стоят большие задачи. Мы должны способствовать процессу подъема нашего рабочего класса до уровня инженерно-технических работников, изучать психологические основы трудового обучения в школе, ставить и решать вопросы собственно психологического изучения человека в работе, продолжать и развивать дальше исследования в области инженерной психологии, включиться вместе с физиологами и гигиенистами в работу по профилактике утомления и трудового травматизма. Неотложного разрешения ждет одна из важнейших проблем психологии — проблема способностей.

Важнейшей задачей психологов труда является налаживание работы по профессиональной ориентации, причем профориентация должна быть активной, учитывающей потребности народного хозяйства. Значение этой задачи особенно возрастает в связи с тем, что большое число оканчивающих общеобразовательную политехническую школу направляется на производство.

Нельзя также оставлять далее без внимания психологические вопросы общения людей, их взаимоотношения в процессе производства, норм поведения и т. д., т. е. те вопросы, которыми на Западе занимается, так называемая «психология человеческих отношений» (human relations). Но если в капиталистических странах разработка этих вопросов ведется с целью смягчения классовых противоречий, примирения эксплуататоров и эксплуатируемых, то в условиях социалистических производственных отношений их решение поможет повышению производительности труда.

Начать надо с укрепления тех ячеек психологии труда, которые у нас есть, с широкого развертывания в них исследований по самым актуальным вопросам.

А. Н. Леонтьев считает, что совещание выполнило свои задачи.

Совещание обсудило и приняло развернутую резолюцию.

Электронная версия Совещание по психологии труда — Лисина М. И. размещена на сайте Электронной библиотеки МГППУ и предназначена для использования в образовательных и научных целях.

Новости психологии

17.01.2020 19:39:00

«Сухаревские чтения. Семья и психическое здоровье ребенка»


30.12.2019

МГППУ и ИнОбр запускают проект для преодоления школьной неуспешности


26.12.2019

О карьерных ориентациях подростков и влиянии информационной среды в журнале «Психологическая наука и образование»



Медиатека

Все ролики


Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2020 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2020 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

FacebookTwitter
  Яндекс.Метрика