Детская психология
 

Основы общей психологии



Тип книги: учебник
Издательство: Спб.: Питер , 2000. – 688 Издание 2007 г.
Ключевые слова: Психологическая азбука 
 

Аннотаций на главу XIII. ДЕЙСТВИЕ

В главе действие специфически человеческое действие характеризуется, как акт трудовой деятельности; оно сформировалось в труде. Совокупность действий, выполняющих определенную общественную функцию, составляет определенный вид трудовой деятельности.

Так как трудовая деятельность — это всегда деятельность, направленная на производство конкретного продукта, действие человека всегда направлено на конкретный результат. Но одно и то же действие может дать множество различных результатов. Поскольку деятельность человека, и прежде всего трудовая, является деятельностью сознательной, какой-то из этих результатов является непосредственно осознаваемой целью действующего субъекта. Сознательный, целенаправленный характер человеческого действия является специфической его чертой.

В главе говорится, что для осуществления цели необходим учет условий, в которых ее предстоит реализовать. Соотношение цели с условиями определяет задачу, которая должна быть разрешена действием. Целенаправленное человеческое действие является по существу своему решением задачи. Отношение к этим условиям, сочетаясь с отношением к цели, составляет внутреннее психологическое содержание действия. Задача, в которой цель соотнесена с условиями, определяющими ее осуществление, определяет психологическое строение действия. По мнению Рубинштейна, поскольку внутренние психические процессы у человека обнаруживают то же строение, что и внешнее действие, есть все основания говорить не только о внешнем, но и о внутреннем действии.

Достижение результата, составляющего цель конкретного действия, может в силу своей сложности потребовать целого ряда актов, связанных друг с другом определенным образом. Эти акты, или звенья, на которые распадается действие, являются частичными действиями, или операциями. Поскольку их результат не осознается как цель, они не являются самостоятельными действиями; но в отличие от движений операции — не просто механизмы, посредством которых осуществляются действия, а их составные части.

В главе также отмечено, что каждым действием, направленным на тот или иной предмет или вещественный результат, человек неизбежно соотносится с человеком, воздействует как-то на других людей, на свои взаимоотношения с ними. Когда действие осознается самим действующим субъектом в этом своем качестве, оно становится поступком. Поступок — это действие, которое воспринимается и осознается действующим субъектом как общественный акт, как проявление субъекта, которое выражает отношение человека к другим людям.

В этой главе, действие рассматривается с разных его сторон. 

1. Различные виды действия

Деятельность человека осуществляется посредством действий различных видов и уровней. Обычно различают рефлекторные, инстинктивные, импульсивные и волевые действия.

Рефлекторных действий вне инстинктивных не существует: собственно рефлекторны только движения, включающиеся в различные действия.

Инстинктивные действия в собственном смысле слова (не только исходят из органических импульсов, но и осуществляются независимо от сознательного контроля), наблюдаются лишь в раннем детстве (например, сосание); в жизни взрослого человека они роли не играют. Таким образом, по существу при изучении поведения человека приходится иметь дело с двумя видами собственно действий (в отличие от движений) — с волевыми и импульсивными.

Основное отличие импульсивного действия от волевого заключается в отсутствии в первом и наличии во втором сознательного контроля. Импульсивное действие возникает по преимуществу тогда, когда влечение выключилось из инстинктивного действия, а волевое действие еще не организовано или уже дезорганизовано.

В импульсивном действии существенную роль играют динамические соотношения. Импульсивное действие — это аффективная разрядка. Оно связно с аффективным переживанием.

Импульсивно-аффективным действием является страстная вспышка увлеченного или аффективный выпад раздраженного человека, который не в состоянии подвергнуть свой поступок контролю; в наиболее чистом, обнаженном в импульсивные действия наблюдаются в патологических случаях или состояниях, в которых нормальное волевое действие невозможно.

2. Действие и движение

Движения человека – это осуществления действия, направленного на разрешение определенной задачи. Характер или содержание задачи определяет движение.

Движения различают на движения непроизвольные и произвольные.

Вопрос о принципах такой классификации движений, был, подвергнут углубленному анализу И. М. Сеченовым.

Свой физиологический анализ произвольных движений Сеченов резюмирует в следующих положениях:

  • Все элементарные формы движений рук, ног, головы и туловища, равно как все комбинированные движения, заученные в детстве (ходьба, беганье, речь, движения глаз при смотрении и прочее), становятся подчиненными воле уже после того, как они заучены.
  • Чем лучше заучено движение, тем легче подчиняется оно воле, и наоборот (крайний случай — полное безвластие воли над мышцами, которым практическая жизнь не дает условий для упражнения).
  • Но власть воли во всех случаях касается только начала или импульса к акту и конца его, равно как усиления или ослабления движения; самое же движение происходит без всякого ее дальнейшего вмешательства. 

Рубинштейн перечисляет основные свойства движений:

  • скорость (быстрота прохождения траекторий);
  • сила;
  • темп (количество движений за определенный промежуток времени, зависящий не только от скорости, но и от интервалов между движениями);
  • ритм (временной, пространственный и силовой);
  • координированность;
  • точность и меткость;
  • пластичность и ловкость.

Рубинштейн подчеркивает, что, характер движений обусловлен, с одной стороны, объектами, на которые направлены действия, в состав которых эти движения входят (например, пространственным расположением объектов, их формой, величиной и прочими их свойствами - тяжестью, хрупкостью и т. д.), с другой — установками субъекта (например, на точность, на быстроту действия).

Рубинштейн выделяет, основные виды движений:

  • Движения позы — движения мышечного аппарата (так называемые статические рефлексы).
  • Локомоции - движения, связанные с передвижением (походка, осанка).
  • Выразительные движения лица и всего тела (мимика и пантомимика).
  • Перерастающие непосредственные выразительные движения, семантические движения, —утвердительный или отрицательный жест головой, поклон, кивок головой и снятие шляпы, рукопожатие, поднятие руки при голосовании, рукоплескание и т. п.
  • Речь как моторная функция в ее динамическом аспекте, который является и носителем, и в конечном счете также компонентом ее семантики.
  • Рабочие движения, различные в разных видах трудовых операций и профессиональной деятельности.

Рубинштейн особо отмечает, что произвольные движения человека не могут остаться вне поля зрения психологии. Решающее значение, по его мнению, имеют два положения.

·         Движение не только эффекторное, а афферентно-эффекторное образование. Оно не продукт одних лишь эффекторных двигательных импульсов, оно непрерывно управляется афферентными сенсорными сигналами, которые определяются задачей, у человека так или иначе психологически представленной. Действие является, таким образом, сенсомоторным единством, в котором к тому же между сенсорикой и моторикой связь не линейная, а кольцевая, так что не существует такой реально отделимой части этого сенсомоторного единства, которое было бы только моторным образованием, не включающим сенсорных компонентов. При этом действие человека афферентируется не элементарными сенсорными сигналами, а сложным познавательным синтезом.

·         Движение посредством которого человек обычно осуществляет то или иное действие, связано с личностными установками, с осмыслением разрешаемой движением задачи, с отношением к ней. Когда меняется личностная установка, меняется и двигательная сфера. Делается вывод, что изучение двигательной сферы неизбежно должно быть предметом психофизиологического, а не только физиологического исследования. (Это, конечно, не исключает, а предполагает изучение анатомо-физиологических механизмов движения.)

Рубинштейн рассматривает учение об анатомо-физиологических механизмах движения, получившее углубленную разработку в работах советских авторов (П. К. Анохин, Э. А. Асратян, Н. А. Бернштейн). Их работы, посвященные процессу перестройки нервных импульсов и образованию функциональных систем, показали, что всякий моторный акт является результатом работы не раз и навсегда фиксированной группы мышц и совокупностью всегда одних и тех же импульсов, а очень подвижной, легко перестраивающейся функциональной системой, включающей импульсы, связанные иногда с территориально различными участками.

Учение о построении движений, разработанное Н. А. Бернштейном, исходит из того факта, что конечный результат активности мышц (или мышечной группы) определяется не только ее возбуждением, но также и действием других факторов, независимых от нервных импульсов, посылаемых из эффекторных центров. Биомеханически эти факторы, определяющие реально происходящее движение, выступают двояко:

  • в форме внешних сил (например, величина поднимаемой тяжести, сопротивление отталкиваемого предмета и т. п.) и
  • в форме реактивных сил (например, сила отдачи при действии мышечной силы, приложенной к одному из звеньев конечности, в других ее звеньях). Следовательно, для достижения определенного двигательного результата необходимо, чтобы посылаемые в каждый данный момент эффекторные нервные импульсы корректировались в соответствии с изменением этих динамических факторов.

Бернштейн убедительно показал, что в силу самого устройства двигательного прибора человека, обладающего большим числом степеней свободы, управление им посредством одних лишь эффекторных импульсов в силу уже чисто механических условий принципиально невозможно. Осуществление движений в этих условиях требует управления движением, необходимого в этих целях.

Корректирование эффективных импульсов идет на основе сложной переработки сигналов с периферии, которые синтезируются и обобщаются в зависимости от текущей двигательной задачи и прошлого опыта. Эти сенсорные синтезы (координации) и делают движения предметными, адаптированными к объективной предметности мира.

Подчеркивается, что в своих исследованиях Бернштейн исходит из положения: всякое координированное движение является ответом на возникшую задачу, которая характеризуется определенным смысловым содержанием. Соответственно различным по своему содержанию типам двигательных задач выделяются и различные неврологические «уровни построения движения». Описываются, по мнению Рубинштейна, наиболее важные из них: уровень синергий; уровень пространственного поля; уровень предметных действий.

Так же, здесь Рубинштейн отмечает, что свое совершенство и свою действительную характеристику движения человека приобретают лишь от осмысленного действия, в которое они включаются. С изменением задачи, разрешаемой движением, мотивации, составляющей внутреннее психологическое содержание, изменяются неврологические механизмы движения, в частности характер афферентации, управляющей движением.

Тем самым открываются перспективы и пути для подлинного психофизического исследования, которое, не сводясь просто к внешнему суммированию или накладыванию друг на друга внутренне не связанных психологических и физиологических данных, соотносит их в едином контексте.

В проведенном под руководством А. Н. Леонтьева исследовании движений в процессе их восстановления, пишет Рубинштейн, ставятся и практические проблемы, относящиеся к восстановлению движений у раненых и к процессу обучения в нормальных условиях. В частности, поскольку изменение задачи, которая ставится перед движением, влечет за собой изменение его механизмов и его возможностей, включение движения, которым надлежит овладеть, в разные задачи (обучения в одном случае движению, в другом — действию, внешне совпадающему с тем же движением, и т. д.) может стать мощным методом обучения или по крайней мере общим принципом его. Рубинштейном отмечено, что К. С. Станиславский поставил эту проблему применительно к культуре движений в подготовке актера. Обобщая сценический опыт, он пришел к выводу, что лишь живая задача и подлинное действие, втягивая в работу саму природу, умеют в полной мере управлять нашими мышцами, правильно напрягать или ослаблять их.

Сложные произвольные движения, которыми человек осуществляет свои действия, развиваются онтогенетически как процесс овладения — в ходе обучения— определенными общественно выработанными способами действия, определенными трудовыми операциями и т. п.

3. Действие и навык

Всякое действие человека строится на основе некоторых первичных автоматизмов, сложившихся в результате предшествующего филогенетического развития. Вместе с тем всякое сколько-нибудь сложное человеческое действие в процессе своего выполнения и порождает новые, более сложные и лабильные автоматизмы.

Эти образующиеся в результате упражнения автоматически выполняемые компоненты сознательной деятельности человека и являются навыками в специфическом смысле слова. Сначала, когда, приступая к какой-нибудь новой деятельности, человек не располагает для выполнения непривычного еще для него действия уже сложившимися способами, ему приходится сознательно определять и контролировать не только действие, направленное на цель, которую он себе ставит, но и отдельные движения или операции, посредством которых он его осуществляет.

В результате повторного решения той же задачи человек приобретает возможность выполнять данное действие как единый, целенаправленный акт, не ставя себе специальной целью сознательно подбирать для него способы его выполнения, не будучи вынужденным, как это было сначала, перемещать свою цель с действия в целом на отдельные операции, служащие для его выполнения. Это выключение из поля сознания отдельных компонентов сознательного действия, посредством которых оно выполняется, и есть автоматизация, а автоматизированные компоненты, участвующие в выполнении сознательного действии человека, это и есть навыки в специфическом смысле слова. Навыки, по определению Рубинштейна, это автпоматизированные компоненты сознательного действия человека, которое вырабатываются в процессе его выполнения.

Существуют разные виды навыков. Поскольку определяющим для навыков является вторичная автоматизация, совершающаяся на основе сознательной выработки их, это понятие может быть распространено не только на двигательные, но и на всякие действия, или акты, в том числе и на мыслительные операции. Имея в виду сначала более или менее сознательно вырабатывавшиеся, а затем закрепившиеся, ставшие автоматическими приемы, способы мышления (определенный подход к решению встающих перед человеком задач, упрочившиеся приемы их решения и т. п.), можно говорить и о навыках мышления как сторонах или моментах мыслительной деятельности. Вырабатывающиеся у человека навыки мышления говорят о складе его ума точно так же, как привычные способы поведения определяют его характер.

Аннотацию выполнила студентка Лебедькова Е.

 Аннотация на главу  ДЕЙСТВИЕ И НАВЫК

Автор формулирует понятия "автоматизация" и "навык".

Автоматизация - это выключение из поля сознания отдельных компонентов, посредством которых оно выполняется.

Навык - это автоматизированные компоненты сознательного действия человека, которые вырабатываются в процессе его выполнения.

Для того чтобы действие стало навыком, необходимо чтобы человек в результате упражнения приобрел возможность осуществлять данную операцию, не делая ее выполнение сознательной целью. Навык возникает как сознательно автоматизируемое действие и затем функционирует как автоматизированный способ выполнения действия

Навыки - составляющая любой деятельности, но ни одна из высших форм человеческой деятельности не сводится к сумме навыков. Пока действия осваиваются человеком, они являются сознательными; цель заключается именно в освоении данного способа действия. Когда человек освоил способ действия, соответствующая операция включается подчиненным компонентом в сознательную деятельность человека и начинает выполняться в ней автоматически как навык. То, что действие стало навыком, означает, что человек в результате тренировки может осуществлять данную операцию, не делая ее выполнение своей сознательной целью. Но это не исключает, возможности сознательного контроля над выполнением автоматизированного действия, когда это требуется.

Физиологическая основа автоматизации заключается в изменениирегулирования движений, которыми осуществляется действие, с высших центров на низшие. 

Опираясь на учение Н. А. Берштейна об уровнях построения движений, С.Л.Рубинштейн поясняет, что по мере освоения движения, его фоновые коррекции переключаются на соответствующие для них ниже лежащие уровни и уходят из поля сознания; при этом движение начинает качественно лучше выполняться, поступая под контроль адекватной для него афферентации.

Вопрос о навыках является в широком смысле вопросом о соотношении сознательности и автоматизма в поведении человека, их взаимосвязи , их полярности, их взаимопереходов.

С единством автоматизма и сознательности, характерным для навыка, связанно единство устойчивости и изменчивости, фиксированости и лабильности. С. Л. Рубинштейн считает, что нельзя рассматривать навык, как затвердевшую совокупность фиксированных движений, связанных между собой условно-рефлекторными или ассоциативными связями. Внутри своей устойчивости навык сохраняет и некоторую изменчивость, большую или меньшую гибкость, пластичность. При этом оба противоположных свойства навыка должны быть взяты в их единстве.

Проблема навыков была поставлена как одна из центральных проблем психологии бихевиористами. Исследования К. Ллойд-Моргана, Э. Торндайка и других установили один путь образования навыков - метод проб и ошибок.

Опыты Х. Ругера показали, что когда человек идет к решению задачи посредством случайных движений, использование движений, оказавшихся случайными, и их закрепление основываются обычно на осознании их значения. Переплетение и взаимодействие случайных, механических и сознательных моментов характерно для образования навыка именно для человека.

Автор говорит о разных видах навыков, считая, что понятие навык может распространяться не только на двигательные, но и на другие действия, акты, в том числе и на мыслительные операции(сначала более или менее сознательно вырабатывавшиеся, а потом ставшие автоматическими способами мышления). Навыки мышления образуются в самом процессе мыслительной деятельности, они являются не только ее механизмами и предпосылками, но и ее результатом, вырабатываясь и закрепляясь в ходе этой деятельности.

С. Л. Рубинштейн разводит понятия "навык" и "привычка", отмечая их сходные характеристики (и те и другие - автоматические действия) и различия (навык - это лишь способность произвести какое-то действие, без особого контроля; привычка включает потребность произвести какие-то действия, она всегда связанна с мотивацией).

Автор говорит о роли упражнения в формировании навыка. Осмысленное целесообразное упражнение является не только обучением, но и совершенствованием, реорганизацией осваиваемого действия.

Упражнение не совпадает с обучением в целом, а является лишь одной стороной, но эта сторона неотрывна от процесса обучения в целом.

Ход выработки принято выражать в кривых обучения. Они зависят от различных условий, прежде всего от особенностей материала. Различают два основных типа: кривые с положительным ускорением (небольшие успехи вначале обучения и более быстрые в конце, свойственны обучению требующему понимания более или менее сложных отношений, выведения правил) и кривые с отрицательным ускорением (значительные успехи в начальном периоде, благодаря ранее приобретенным знаниям, и прогрессирующее уменьшение эффекта в последующих периодах).

Автор отмечает, что в выработке навыков значительную роль играют и индивидуальные различия. Один и тот же навык у разных людей требует разных усилий и времени.

Выработка навыка совершается обычно скачкообразно: периодически упражнение не дает продвижения (периоды "плато") или даже дает снижение выработки навыка. Рассматриваются причины "плато", основные из которых: утрата интереса; необходимость закрепления достигнутого или переход к новым методам работы. За каждым периодом задержки либо снижения эффективности в работе, возможен новый более или менее значительный подъем, если будет найден новый удачный метод работы, возрастет активность и т. п.

Автор указывает, что организация упражнения требует правильного сочетания и специального закрепления отдельных, особенно сложных, его частей и целостного выполнения. Способ и мера такого сочетания зависит от особенностей учебного материала, индивидуальных особенностей обучающегося и др. Нет единого решения для разных случаев. Но в конечном счете, подчеркивает автор, надо обеспечить ведущую роль выполнению осмысленных действий, сохраняя за автоматизируемыми компонентами подчиненное положение способов выполнения действия.

Для понимания и организации выработки навыков имеет значение их взаимодействие

Автор выделяет два момента взаимодействия - интерференцию и перенос, - и дает характеристику каждого из них. Интерференция - это тормозящее взаимодействие навыков, при котором сложившиеся навыки затрудняют образование новых навыков либо снижают их эффективность.

Два основных вида интерференции - ассоциативное и репродуктивное торможения.

Ассоциативное торможение возникает в процессе выработки навыка, когда на один и тот же раздражитель вырабатываются в качестве реакции два различных навыка. Если первая уже выработалась, то выработка второй (нового) тормозится.

Репродуктивное торможение сказывается в процессе воспроизведения. Если два навыка, несмотря на ассоциативное торможение, укрепились, то интерференция двух конкурирующих тенденций ослабляет их силу и затрудняет их воспроизведение.

Навык это очень сложное образование, не только отдельные части, но и различные его стороны относительно независимы и изменчивы, поэтому интерференция может возникать не только между навыками в целом, но и между отдельными частями и моментами их (направления, скорости, силы отдельных движений, а также общей структуры, или "формулы действия", при различии отдельных ее компонентов).

Однако, чем более полно исознательно человек владеет своими навыками, тем меньше тормозящее влияние, которое они оказывают друг на друга. Чем лучше человек владеет, доминирующим, уже сформированным навыком, тем легче освобождается из- под его тормозящего влияния вновь приобретаемый навык.

Проблема переноса является центральной в учении о навыках.

Под переносом понимают распространение положительного эффекта от упражнения одного навыка на другие. Автор подчеркивает, что возможность переноса имеет огромное значение, и рассматривает проведенныеисследования на эту тему. В одних экспериментах перенос имел место, в других нет. Сторонники механистического понимания навыка выдвинули для объяснения переноса теорию тождественных элементов. Согласно ей , перенос объясняется тем, что в различные навыки входят тождественные элементы - одни и те же движения.

В соответствии с пониманием навыка С. Л. Рубинштейном, возможность переноса требует общности неэлементов (элементарных движений), а компонентов, сторон навыка (приемы, способы действия, организация работы, установка и т.д.).

 

Причем необходимо, чтобы эта общность осознавалась субъектом, чтобы он находил точкиприложения для переноса. Таким образом, перенос не может быть сведен к механической ассоциации на основе тождественных элементов .Чем сознательней будет вырабатываться навык, подчеркивает С. Л. Рубинштейн, тем легче он будет обобщаться и переноситься.

Возможность переноса навыка - широта, легкость и т. д. - связанна с обобщенностью навыка и зависит от того, насколько обобщенно воспринимается то, что включает навык.

Экспериментально установлено (К. Лешли), что навык, выработанный на одной руке, выполняется и другой. Это свидетельствует о том, что выработка навыка по своим физиологическим механизмам является не периферическим лишь, а также центрально обусловленным процессом.

Проблема переноса, очень важна, так как она распространяется на процесс обучения в целом; но она имеет и другой, более существенный, аспект. В процессе упражнения, которое приобрело характер осмысленного обучения, и благодаря этому обучению, человек развивается, поднимается на высшую ступень, у него формируются новые возможности для более успешного действия в дальнейшем. 

Проблема переноса, упирается в вопрос о том, что выработка навыка, это немеханическая тренировка, но компонент обучения; а рационально поставленное обучение является формирующим образовательным процессом - развитием .

Поэтому действие, закрепленное в навыке, должно строиться на осознании метода действия, на понимании принципа операции, на уяснении места, которое операции, закрепляемые в виде навыков, занимают в сознательно осмысленной деятельности человека. Навык формируется в процессе деятельности, чтобы включиться в него в качестве подчиненного компонента.

Аннотацию выполнила студентка Зауха Л.

Аннотация на главу XVII. ЭМОЦИИ И ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ

В главе дается определение выразительных движений, которые понимаются как широко разлитые периферические изменения, охватывающие при эмоциях весь организм, распространяясь на систему мышц лица и всего тела. Различаются выразительные движения лица – мимика; выразительные движения всего тела - пантомимика и выражение эмоций в интонации и тембре голоса - «вокальная мимика».

Рубинштейн описывает специальные опыты некоторых из исследователей (К. Лэндис, М. Шерманн), которые в лабораторных условиях вызывали у людей различные эмоциональные состояния. Испытуемые, не будучи осведомленными об эмоциональных состояниях этих людей, должны были их определить по выражению лиц.

Иногда исследователи подменяли живое человеческое лицо фотографией, на которой либо сам исследователь, либо актер специально изображал ту или иную эмоцию. При этом, исследователи пытались определить для каждой эмоции, какую в точности группу мышц лица она включает и какое в точности движение каждой из этих мышц для нее специфично. Оказалось, что в игре мышц при различных эмоциях наблюдаются значительные индивидуальные различия и для более тонких оттенков чувств трудно установить какой-либо единый набор мышц.

При такой постановке вопроса вскрываются принципиальные теоретические предпосылки этих исследований — бихевиористское представление о том, будто эмоция — это интраорганическая реакция, реакция, ограниченная поверхностью организма, хотя в действительности органические реакции — это не эмоция, а лишь компонент эмоции, конкретный смысл которого определяется из целого; значение эмоции раскрывается из отношения человека к окружающему, к другим людям.

Рубинштейн говорит, что осмыслить и истолковать экспериментальные факты можно лишь в свете общей теории выразительных движений, неразрывно связанной с общей теорией эмоций. Для представителей психологии, интерпретирующих сознание как замкнутый внутренний мир переживаний, выразительные движения — это внешний коррелят или спутник переживания. Эта точка зрения была развита в теории выразительных движений В. Вундта, в основе которой лежит, принцип психофизического параллелизма. Она извне соотносит движение с переживанием; называя это движение выразительным, она трактует его как сопутствующее, сопроводительное; реальная связь у выразительного движения имеется лишь с порождающими его процессами иннервации. Эта психофизиологическая точка зрения связывает выразительные движения с внутренними органическими процессами и лишь внешне соотносит их с внутренними душевными переживаниями.

Для того чтобы понять выразительные движения, так же как и само переживание говорит Рубинштейн, надо перейти от абстрактного индивида, только переживающего, к реальному индивиду. В отличие от точки зрения имманентно-психологической (феноменологической) и физиологической, эта точка зрения — биологическая и социальная. С биологической точки зрения подходил к выразительным движениям, в частности, Ч. Дарвин. Согласно Дарвину, выразительные движения являются рудиментарными обрывками прежде целесообразных действий.

Однако, замечает Рубинштейн, если рассматривать поведение с точки зрения бихевиориста — лишь как внешнюю реакцию организма, лишенную внутреннего содержания, то от выразительного движения, как связанного с внутренним содержанием личности, ничего не остается, так же как ничего не остается и от самого внутреннего содержания.

Рубинштейн приводит точку зрения У. Джемса, который утверждал, что не страх порождает бегство, а яство порождает панику и страх, не уныние вызывает унылую позу, а унылая поза (когда человек начинает волочить ноги, мина у него делается кислой и весь он как-то опускается) порождает у него уныние. Ошибка его, по мнению Рубинштейна, заключалась только в том, что, переворачивая традиционную точку зрения, он также недиалектично взял лишь одну сторону.

Рубинштейн замечает, что выразительным может быть не только движение, но и действие, не только его намечающееся начало, но и дальнейшее течение.

Рубинштейн пишет, что выразительное движение (или действие) не только выражает уже сформированное переживание, но и само, включаясь, формирует его; так же как, формулируя свою мысль, мы тем самым формируем ее, мы формируем наше чувство, выражая его.

В завершение, Рубинштейном было отмечено, что выразительные движения и выразительные действия создают образ действующего лица, раскрывая его внутреннее содержание во внешнем действии.

По его мнению, что чтобы до конца понять выразительные движения людей, нужно подойти к ним, исходя из того действия или воздействия, которое они оказывают на других людей. Наши выразительные движения, воспринимаясь и истолковываясь другими людьми из контекста нашего поведения, приобретают для них определенное значение.

Аннотацию выполнила студентка Лебедькова Елена

Оглавление

 

ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ 

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ 

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА I. ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИИ

Природа психического

Психика и сознание.

Психика и деятельность 

Психофизическая проблема .

Предмет и задачи психологии как науки

ГЛАВА II. МЕТОДЫ ПСИХОЛОГИИ 

Методика и методология

Методы психологии 

Наблюдение

Самонаблюдение . Объективное наблюдение .

Экспериментальный метод 

ГЛАВА III. ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ

История развития западной психологии

Психология в XVII-XVIII вв. и первой половине XIX в. 

Оформление психологии как экспериментальной науки 

Кризис методологических основ психологии 

История развития психологии в СССР

История русской научно психологии

Советская психология 

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГЛАВА IV. ПРОБЛЕМА РАЗВИТИЯ В ПСИХОЛОГИИ 

Развитие психики и поведения

Основные этапы развития поведения и психики 

Проблема инстинкта, навыка и интеллекта 

Инстинкты . Индивидуально-изменчивые формы  поведения . Интеллект . Общие выводы .

ГЛАВА V. РАЗВИТИЕ ПОВЕДЕНИЯ И ПСИХИКИ ЖИВОТНЫХ

Поведение низших организмов

Развитие нервной системы у животных 

Образ жизни и психика 

ГЛАВА VI. СОЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Историческое развитие сознания у человека

Проблема антропогенеза

Сознание и мозг 

Развитие сознания

Развитие сознания у ребенка 

Развитие и обучение

Развитие сознания ребенка 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА VII. ОЩУЩЕНИЕ И ВОСПРИЯТИЕ

Ощущение 

Рецепторы

Элементы психофизики . Психофизиологические закономерности .

Классификация ощущений

Органические ощущения

Статические ощущения

Кинестетические ощущения

Кожная чувствительность

. Боль

 и . Температурные ощущения 

. Прикосновение, давление

Осязание 

Обонятельные ощущения 

Вкусовые ощущения 

Слуховые ощущения

Локализация звука 

Теория слуха 

Восприятие речи и музыки 

Зрительные ощущения

Ощущение цвета 

Смешение цветов .

Психофизиологические закономерности .

 Теория цветоощущения 

Психофизическое действие цветов

Восприятие цвета

Восприятие

Природа восприятия

Константность восприятия 

Осмысленность восприятия

Историчность восприятия

Восприятие и направленность личности

Восприятие пространства

Восприятие величины

Восприятие формы

Восприятие движения

Восприятие времени

ГЛАВА VIII. ПАМЯТЬ

Память и восприятие

Органические основы памяти

Представления 

Ассоциации представлений .

Теория памяти 

Роль установок в запоминании .

Запоминание

Узнавание

Воспроизведение

Реконструкция в воспроизведении .

Воспоминание 

Сохранение и забывание

Реминисценция в сохранении .

Виды памяти 

Уровни памяти

Типы памяти 

ГЛАВА IX. ВООБРАЖЕНИЕ 

Природа воображения

Виды воображения

Воображение и творчество 

«Техника» воображения 

Воображение и личность 

ГЛАВАХ. МЫШЛЕНИЕ

Природа мышления

Психология и логика

Психологические теории мышления 

Психологическая природа мыслительного процесса 

Основные фазы мыслительного процесса 

Основные операции как стороны мыслительной деятельности 

Понятие и представление

Умозаключение .

Основные виды мышления 

О генетически ранних ступенях мышления 

Развитие мышления ребенка

Первые проявления интеллектуальной деятельности

ребенка 

Первые обобщения ребенка .

«Ситуативное» мышление ребенка

Начало активной мыслительной деятельности ребенка .

Обобщения у дошкольника и понимание им отношений .

Умозаключения ребенка и понимание им причинности .

Отличительные особенности ранних форм детского мышления .

Развитие мышления ребенка в процессе

систематического обучения

Овладение понятиями . Суждения и умозаключения .

Развитие теоретического мышления в процессе

овладения системой знаний

Теория развития мышления ребенка 

ГЛАВА XI. РЕЧЬ

Речь и общение. Функции речи

Различные виды речи 

Речь и мышление

Развитие речи у детей 

Возникновение и первые этапы развития речи ребенка 

Структура речи

Развитие связной речи

Проблема эгоцентрической речи 

Развитие письменной речи у ребенка

Развитие выразительной речи

ГЛАВА XII. ВНИМАНИЕ 

Теория внимания

Физиологические основы внимания

Основные виды внимания

Основные свойства внимания 

Развитие внимания

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА XIII. ДЕЙСТВИЕ

Различные виды действия

Действие и движение 

ГЛАВА XIV. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Задачи и мотивы деятельности

Труд

Психологическая характеристика труда

Труд изобретателя 

Труд ученого 

Труд художника

Игра

Природа игры

Теории игры 

Развитие игр ребенка

Учение 

Природа учения и труд

Учение и познание

Обучение и развитие

Мотивы учения

Освоение системы знаний

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА XV. НАПРАВЛЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ

Установки и тенденции

Потребности 

Интересы 

Идеалы 

ГЛАВА XVI. СПОСОБНОСТИ 

Общая одаренность и специальные способности

Одаренность и уровень способностей 

Теории одаренности

Развитие способностей у детей

ГЛАВА XVII. ЭМОЦИИ

Эмоции и потребности 

Эмоции и образ жизни

Эмоции и деятельность  

Эмоции и переживания личности 

«Ассоциативный» эксперимент

Виды эмоциональных переживаний

Эмоциональные особенности личности

ГЛАВА XVIII. ВОЛЯ

Природа воли

Волевой процесс

Патология и психология воли

Волевые качества личности

ГЛАВА XIX. ТЕМПЕРАМЕНТ И ХАРАКТЕР 

Учение о темпераменте 

Учение о характере

ГЛАВА XX. САМОСОЗНАНИЕ ЛИЧНОСТИ

И ЕЕ ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ

Самосознание личности

Жизненный путь личности 

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Исторический контекст и современное

звучание фундаментального труда С.Л.Рубинштейна

СПИСОК НАУЧНЫХ ТРУДОВ С.Л.РУБИНШТЕЙНА 

СПИСОК РАБОТ О С. Л. РУБИНШТЕЙНЕ 

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ

 

Предисловие

 

от составителей

Предлагаемое вниманию читателя издание «Основ общей психологии» С. Л. Рубинштейна является четвертым по счету. Оно подготовлено учениками С. Л. Рубинштейна по изданию этой книги 1946 г. и трудов С. Л. Рубинштейна 50-х гг., т. е. работ последнего десятилетия его жизни.

Первое издание «Основ общей психологии» (1940) было удостоено Государственной премии и получило высокие оценки в рецензиях Б. Г. Ананьева, Б. М. Теплова, Л. М. Ухтомского, В. И. Вернадского и других. Второе издание (1946) неоднократно обсуждалось советскими психологами, дававшими и позитивные, и критические оценки, однако последние никогда не затрагивали принципов концепции С. Л. Рубинштейна. Острый характер обсуждений этой книги, особенно в конце 40-х гг., был отражением общей негативной обстановки в науке тех лет, о чем подробно говорится в «Послесловии» к данному изданию.

Непреходящую ценность книги С. Л. Рубинштейна составляет не столько ее энциклопедичность (ведь сводка основных психологических знаний рано или поздно устаревает и начинает представлять чисто исторический интерес), сколько предложенная в ней система психологической науки на определенном этапе ее развития. В этой книге представлена целостная система новой психологии, включающая как основные методологические принципы, так и особый способ построения этой науки. Кроме того, в книге учтены достижения мировой психологии и отражен значительный период в развитии советской науки, когда ведущие психологи нашей страны, такие как сам С. Л. Рубинштейн, Б. М. Теплов, А. Н. Леонтьев и другие, совместно работали над ключевыми проблемами психологических знаний, например над проблемами деятельности. В книге также были обобщены экспериментальные исследования, построенные на принципе единства сознания и деятельности.

Таким образом, потребность в новом издании книги определяется прежде всего ее научной актуальностью, но то, что она давно стала библиографической редкостью и пользуется неизменно высоким спросом у читателей, также побудило к ее переизданию.

При подготовке данного издания его составители исходили из следующих принципов: 1) акцентировать внимание читателя на концептуальных построениях С. Л. Рубинштейна, 2) проследить развитие его теоретических позиций в работах, написанных после 1946 г. В связи с этим практически по всей книге был сокращен онтогенетический материал — разделы о развитии тех или иных психологических функций, процессов у ребенка (хотя в советской психологии исследования в области детской психологии были в тот период значительны, в настоящем издании по сравнению с предыдущим эта область исследования представлена менее полно). Кроме того, были исключены разделы по истории психологии древнего мира, средневековья и эпохи Возрождения, по патологии памяти, а также фактические данные, приводившиеся автором для полноты изложения темы, поскольку предыдущие издания этой книги выходили как учебное пособие. Были значительно сокращены разделы о познавательных процессах (часть третья), главы, посвященные эмоциям и воле, из части третьей перенесены в часть пятую.

Одновременно были дополнены фрагментами из более поздних работ С. Л. Рубинштейна разделы о предмете психологии, о сознании, мышлении, способностях, личности и др. Такое дополнение текста позволит читателю увидеть внутреннее единство и преемственность в развитии основных методологических принципов концепции С. Л. Рубинштейна, восстановить те взаимосвязи, которые иногда казались разорванными в силу совершенствования и уточнения С. Л. Рубинштейном положений своей концепции на последующих этапах ее разработки. Составители также стремились, чтобы производившаяся редакционная правка никак не затронула аутентичности авторских идей и стиля. Все произведенные сокращения отмечены знаком <...>, введение дополнительных материалов оговорено соответствующими заголовками.

Мы надеемся, что переиздаваемая монография С. Л. Рубинштейна послужит делу дальнейшего развития российской психологической науки, становление которой во многом определялось творчеством этого видного ученого.

К. А. Абулъханова-Славская,

А. В. Брушлинский

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

Во второе издание настоящей книги я внес небольшие исправления и дополнения, направленные только на возможно более четкую и последовательную реализацию ее исходных установок.

Подготовка к печати этого издания проходила в дни Великой Отечественной войны. Все силы и помыслы были сосредоточены тогда на войне, от исхода которой зависели судьбы человечества. В этой войне наша Красная Армия защищала лучшие идеалы всего передового человечества от варварства, омерзительнее которого еще не видел мир. Майданек, Бухенвальд, Освенцим и другие «лагеря смерти», представшие теперь перед взорами человечества, навсегда останутся в памяти не только как места нечеловеческих страданий людей, замученных фашистскими палачами, но и как памятники такого падения, такой деградации человека, которой не могло и представить себе даже самое извращенное воображение.

Выходит эта книга в свет в незабываемые дни победоносного окончания Великой Отечественной войны, войны всех свободолюбивых народов против фашизма. Наше правое дело победило. И теперь, в свете всего происшедшего и пережитого, с новой значительностью, как бы в новом рельефе выступают перед нами большие, основные мировоззренческие проблемы философской и психологической мысли. С новой остротой и значительностью встает вопрос о человеке, о мотивах его поведения и задачах его деятельности, о его сознании — не только теоретическом, но и практическом, моральном — в его единстве с деятельностью, в ходе которой человек не только познает, но и преобразует мир. С новыми силами и новыми перспективами надо браться за их разрешение. От человека — сейчас это очевиднее, чем когда-либо, — требуется, чтобы он не только умел находить всяческие, самые изобретательные средства для любых задач и целей, но и мог, прежде всего, определить надлежащим образом цели и задачи подлинно человеческой жизни и деятельности.

Институт философии Академии наук СССР,

С. Рубинштейн, 20/V 1945 г., Москва

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Настоящая книга выросла из работы над предполагавшимся вторым изданием моих «Основ психологии», вышедших в 1935 г. Но по существу — как по тематике, так и по ряду основных своих тенденций — это новая книга. Между ней и ее предшественницей лежит большой путь, пройденный за эти годы советской психологией вообще и мною в частности.

Мои «Основы психологии» 1935 г. были — я первый это подчеркиваю — пронизаны созерцательным интеллектуализмом и находились в плену традиционного абстрактного функционализма. В настоящей книге я начал решительную ломку ряда устаревших норм психологии, и прежде всего тех, которые довлели над моим собственным трудом.

Три проблемы представляются мне особенно актуальными для психологии на данном этапе, и правильная постановка, если не решение их, особенно существенна для передовой психологической мысли:

1) развитие психики и, в частности, преодоление фаталистического взгляда на развитие личности и сознания, проблема развития и обучения;

2) действенность и сознательность: преодоление господствующей в традиционной психологии сознания пассивной созерцательности и в связи с этим

3) преодоление абстрактного функционализма и переход к изучению психики, сознания в конкретной деятельности, в которой они не только проявляются, но и формируются.

Этот решающий сдвиг от изучения одних лишь абстрактно взятых функций к изучению психики и сознания в конкретной деятельности органически приближает психологию к вопросам практики, в частности психологию ребенка к вопросам воспитания и обучения.

Именно по линиям этих проблем прежде всего идет размежевание между всем, что есть живого и передового в советской психологии, и всем отжившим и отмирающим. В конечном счете вопрос сводится к одному: превратить психологию в конкретную, реальную науку, изучающую сознание человека в условиях его деятельности и, таким образом, в самых исходных своих позициях связанную с вопросами, которые ставит практика, — такова задача. В настоящей книге эта задача, пожалуй, больше ставится, чем разрешается. Но для того чтобы ее когда-нибудь разрешить, ее надо поставить.

Эта книга по существу (плохая или хорошая — пусть судят другие) исследовательская работа, которая по-новому ставит целый ряд основных проблем. Укажу для примера на новую трактовку истории психологии, на постановку проблемы развития и психофизической проблемы, на трактовку сознания, переживания и знания, на новое понимание функций и — из более частных проблем — на решение вопроса о стадиях наблюдения, на трактовку психологии памяти (в соотношении с проблемой реконструкции и реминисценции), на концепцию развития связной («контекстной») речи и ее места в общей теории речи и т. д. Во главу угла этой книги поставлены не дидактические, а научные задачи.

При этом я особенно подчеркиваю одно: на этой книге стоит мое имя и в ней заключена работа моей мысли; но вместе с тем это все же коллективный труд в подлинном смысле этого слова. Его не составлял десяток или два десятка авторов. Перо держала одна рука, и ею руководила единая мысль, но все же это коллективный труд: ряд основных его идей выкристаллизовывался как общее достояние передовой психологической мысли, и весь фактический материал, на который опирается эта книга, является уже непосредственно продуктом коллективного труда — труда более узкого коллектива моих ближайших сотрудников и коллектива ряда старых и молодых психологов Советского Союза. В этой книге почти каждая глава опирается на материал советских психологических исследований, в том числе и неопубликованных. В ней впервые, пожалуй, широко представлена работа советских психологов.

В отличие от очень распространенных в последнее время тенденций, я не пытался обойти в этой книге ни одной из острых проблем. Некоторые из них на данном этапе развития науки не могут еще быть вполне адекватно разрешены, и при самой постановке их легко и даже почти неизбежно могут вкрасться некоторые ошибки. Но постановка их все же необходима. Без решения этих проблем невозможно движение вперед научной мысли. Если окажется, что при постановке некоторых из проблем мною допущены те или иные ошибки, критика вскоре вскроет и выправит их. Сама их постановка и дискуссия, которую она вызовет, пойдут все же на пользу науке, а это для меня — основное.

Я высоко ценю значение деловой, позитивной критики. Поэтому я охотно отдаю свой труд на суд критики, хотя бы и самой острейшей, лишь бы она была принципиальной, лишь бы она продвинула вперед науку.

С. Рубинштейн,

2/VII1940 г., Москва

Смотрите также:

Книги

Мы не можем предоставить возможность скачать книгу в электронном виде.

Информируем Вас, что часть полнотекстовой литературы по психолого-педагогической тематике содержится в электронной библиотеке МГППУ по адресу http://psychlib.ru. В случае, если публикация находится в открытом доступе, то регистрация не требуется. Часть книг, статей, методических пособий, диссертаций будут доступны после регистрации на сайте библиотеки.

Электронные версии произведений предназначены для использования в образовательных и научных целях.

Новости психологии

30.12.2020

Исполнение мечты: как собаки-терапевты делают лучше жизнь особенных детей


25.12.2020

Памяти Клары Самойловной Лебединской


24.12.2020

MGPPU - LIB - Новые поступления



Медиатека

Все ролики

Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Логотип PsyJournals.ru Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2021 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2021 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

FacebookTwitter
  Яндекс.Метрика