Детская психология
 

Библиотека


Отрасли        психологии


RSS Настроить






Возрастная и педагогическая психология



Возрастная и педагогическая психология

Тип книги: сборник
Тексты /Сост. и коммент. Шуаре Марта О. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992.-272с.
Настоящая книга представляет собой сборник статей по методологическим, теоретическим и экспериментально-прикладным вопросам возрастной и педагогической психологии, разработанным виднейшими представителями и продолжателями культурно-исторического подхода Л.С. Выготского. Данная книга построена таким образом, чтобы читатель получил представление об основных постановках этого подхода и об их дальнейшем развитии, изменении и обогащении. В ее разделах собраны материалы, касающиеся проблем развития познавательных процессов, личности и общения, а также учебной деятельности школьников. Для психологов, педагогов, студентов вузов, а также всех интересующихся проблемами психологии и педагогики.

Оглавление

Давыдов В. В., Шуаре М. Вступительная статья

Раздел I. ИСТОРИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕ

Выготский Л. С. Вступительная статья к русскому переводу книги К. Бюлера "Очерк духовного развития ребенка"

Лурия А. Р. Материалы к генезису письма у ребенка

Леонтьев А. Н. Психическое развитие ребенка в дошкольном возрасте

Запорожец А. В. Психологическое изучение развития моторики ребенка-дошкольника

Эльконин Д. К. Психологические вопросы дошкольной игры

Раздел II. НЕКОТОРЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ
ВОЗРАСТНОЙ И ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Эльконин Д.Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте

Гальперин П. Я. К исследованию интеллектуального развития ребенка

Давыдов В. В. Анализ дидактических принципе традиционной школы и возможные принципы обучения ближайшего будущего

Раздел III. ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ

Венгер Л. А. Овладение опосредствованным решением познавательных задач и развитие когнитивных способностей ребенка

Поддъяхов Н. Н. К вопросу о развитии мышления дошкольников

Давыдов В. В., Маркова А. К. Развитие мышления в школьном возрасте

Обухова Л. Ф. Два пути формирования простой системы научных понятий

Ляудис В. Я., Богданова В. И. К проблеме ранних форм онтогенеза памяти

Раздел IV. ЛИЧНОСТЬ И ОБЩЕНИЕ

Запорожец А. В, Значение ранних периодов детства для формирования детской личности

Божович Л. И. Этапы формирования личности в онтогенезе

Лисина М. И. Генезис форм общения у детей

Раздел V. УЧЕБНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Гальперин П.Я., Запорожец А.В., Эльконин Б. Д. Проблемы формирования знаний и умений у школьников и новые методы обучение в школе

Давыдов В.В., Маркова А. К. Концепция учебной деятельности школьников

Краткие биографические справки

Предисловие

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

В настоящую книгу вошли статьи тех советских ученых, которые составляют ветвь научного направления, известного как психологическая школа Выготского. Знакомство читателей с этими работами обогатит их пониманием того, как на протяжении почти 50 лет возникали и развивались идеи этой научной школы, являющейся одной из главных школ в советской психологии.

Ее основоположником был выдающийся советский психолог Л. С. Выготский (1896-1934), который в конце 20-х - начале 30-х гг. нашего века сформулировал ряд фундаментальных положений культурно-исторической теории онтогенетического развития психики человека, которые определили исследования его учеников и последователей в области общей, детской и педагогической психологии. Согласно этой теории, онтогенетическое развитие психики человека определяется процессами присвоения им общественно-исторических форм культуры. «Культура, - писал Л. Выготский, - и есть продукт социальной жизни и общественной деятельности человека, и потому самая постановка проблемы культурного развития поведения уже вводит нас непосредственно в социальный план развития».[1]Детерминанты поведения (деятельности) и психики человека лежат не в физиологии и не в натуралистически понимаемой внешней активности человека, а в исторически развивающейся культуре, воплощенной в знаках. Знаки (или символы) обладают стабильными значениями, сложившимися в ходе развития культуры. «...Знак, - отмечал Л. Выготский, - находящийся вне организма, как и орудие, отделен от личности и является по существу общественным органом или социальным средством» [2]. Знаками являются, например, средства человеческого письма и счета (буквы, числа), а в конечном счете все материально-предметные средства воплощения человеческой культуры. При этом, как подчеркивал Л. С. Выготский, «знак всегда первоначально является средством социальной связи, средством воздействия на других и только потом оказывается средством воздействия на себя» [3]. Присвоение (или усвоение) форм культуры, имеющих знаково-символическое выражение, первоначально осуществляется ребенком в коллективной деятельности. В процессе осуществления этой деятельности, т. е. в процессе общения, у индивида формируются различные психические функции, соответствующие определенным формам культуры. «Функции сперва складываются в коллективе в виде отношений детей, затем становятся психическими функциями личности» [4]. Все высшие психические функции, по Выготскому, существуют первоначально в виде социального отношения, социальной связи и общения людей, в виде их коллективной деятельности, существуют первоначально в виде «внешних знаков» в интерпсихической форме. Но в процессе интериоризации эти функции приобретают интрапсихическую (или собственно внутреннюю, психическую) форму и начинают существовать в виде индивидуальной деятельности человека, опирающейся на «внутренние знаки». Детерминанты поведения (деятельности) и психики человека лежат не в физиологии и не в натуралистически понимаемой внешней активности человека, а в исторически развивающейся культуре, воплощенной в знаках. Знаки (или символы) обладают стабильными значениями, сложившимися в ходе развития культуры. «...Знак, - отмечал Л. Выготский, - находящийся вне организма, как и орудие, отделен от личности и является по существу общественным органом или социальным средством». Знаками являются, например, средства человеческого письма и счета (буквы, числа), а в конечном счете все материально-предметные средства воплощения человеческой культуры. При этом, как подчеркивал Л. С. Выготский, «знак всегда первоначально является средством социальной связи, средством воздействия на других и только потом оказывается средством воздействия на себя». Присвоение (или усвоение) форм культуры, имеющих знаково-символическое выражение, первоначально осуществляется ребенком в коллективной деятельности. В процессе осуществления этой деятельности, т. е. в процессе общения, у индивида формируются различные психические функции, соответствующие определенным формам культуры. «Функции сперва складываются в коллективе в виде отношений детей, затем становятся психическими функциями личности». Все высшие психические функции, по Выготскому, существуют первоначально в виде социального отношения, социальной связи и общения людей, в виде их коллективной деятельности, существуют первоначально в виде «внешних знаков» в интерпсихической форме. Но в процессе интериоризации эти функции приобретают интрапсихическую (или собственно внутреннюю, психическую) форму и начинают существовать в виде индивидуальной деятельности человека, опирающейся на «внутренние знаки».

Л. С. Выготский писал: «...всякая функция в психическом развитии ребенка появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва - социальном, потом - психологическом, сперва между людьми как категория интерпсихическая, затем внутри ребенка как категория интрапсихическая. Это относится одинаково к произвольному вниманию, к логической памяти, к образованию понятий, к развитию воли... Переход извне внутрь трансформирует сам процесс, изменяет его структуру и функции» [5]. Такое превращение функций в процессе интериоризации Л. С. Выготский назвал общим генетическим законом психического (культурного) развития человека. Таким образом, его культурно-историческая теория утверждает примат в психическом развитии человека социального начала над началом натурально-биологическим. Источники психического развития индивида находятся не в нем самом, а в системе социальных связей, в системе его общения с другими людьми, в его коллективной и совместной деятельности с ними. Такое превращение функций в процессе интериоризации Л. С. Выготский назвал общим генетическим законом психического (культурного) развития человека. Таким образом, его культурно-историческая теория утверждает примат в психическом развитии человека социального начала над началом натурально-биологическим. Источники психического развития индивида находятся не в нем самом, а в системе социальных связей, в системе его общения с другими людьми, в его коллективной и совместной деятельности с ними.

Используя культурно-историческую теорию, Л. С. Выготский ввел в психологию понятие «зоны ближайшего развития». Оно обозначает такие действия индивида, которые он может первоначально успешно выполнять лишь во взаимосвязи с другим человеком, в общении с ним и с его помощью, но затем уже вполне самостоятельно и произвольно. Природа произвольных действий человека всегда представлялась психологам весьма загадочно, - Л. С. Выготский разрешил эту загадку, выявив социально-коллективные и знаковые источники этих действий индивида. Присвоение людьми культуры в процессе их коллективной деятельности и общения происходит в таких исторически сложившихся формах, как обучение и воспитание. С точки зрения Л. С. Выготского, обучение и воспитание являются всеобщими формами психического развития человека. Поскольку содержание культуры, обучения и воспитания исторически изменчиво, то и психическое развитие человека имеет конкретно-исторический характер. Иными словами, оно имеет различные закономерности в различные исторические эпохи.

Итак, согласно Л. С. Выготскому, детерминация онтогенетического развития человека имеет следующую структуру: коллективная деятельность и общение - культура (знаки) - присвоение культуры (обучение и воспитание) - индивидуальная деятельность - психическое развитие индивида. Эта абстрактная структура в процессе исторического развития наполняется конкретным содержанием, которое придает историческое своеобразие развитию психики индивидов, живущих в разные эпохи, в разных культурах.

Теория Л. Выготского утверждает исторический подход к развитию психики человека и демонстрирует общественно-социальные источники этого процесса, связанные с коллективной деятельностью людей (в конечном счете - с их трудовой преобразующей деятельностью). Эта теория противостоит, с одной стороны, различным идеалистическим психологическим концепциям, усматривающим источники психического развития в имманентных изменениях самой психики человека, с другой - различным натуралистическим воззрениям на психику.

Раздел I настоящего сборника «Историческое введение» открывается вступительной статьей Л. Выготского к русскому переводу книги К. Бюлера «Очерк духовного развития ребенка». В этой статье Л. Выготский критически оценивает работу К. Бюлера, выявляет ее положительные и отрицательные моменты, показывает ряд фундаментальных расхождений между натуралистическим пониманием психических функций и культурно-исторической теорией. В статье подчеркивается ошибочность биологизации функций психики человека, недостаточность таких ее интерпретаций, которые не поднимаются выше биологического уровня. Л. С. Выготский при этом показывает, что для выявления действительных характеристик изучаемой психической функции необходимо учитывать ее диалектическую природу. Понимание развития психики как диалектического процесса приводит, в частности, к постановке проблемы периодизации психического развития человека с точки зрения культурно-исторического генезиса высших психических функций.

Ученики и последователи Л. С. Выготского восприняли существенные идеи его теории и вместе с тем, с одной стороны, конкретизировали их применительно к процессам формирования отдельных психических процессов (например, памяти, мышления, речи и т. д.), с другой - углубили и развили их, вводя в психологию новые понятия. Особенно многое в этих областях сделали ближайшие ученики Л. Выготского, непосредственно работавшие с ним еще при его жизни, - это А. Лурия и А. Леонтьев, А. Запорожец, Д. Эльконин, Л. Божович, П. Гальперин и др. Именно благодаря их исследовательским работам сложилась научная психологическая школа Л. Выготского.

В центре исследовательского внимания А. Р. Лурия (1902-1977) находилось изучение процессов развития речи и сознания, роли знаков (в том числе и языковых) в возникновении и регуляции различных психических функций (восприятия, памяти, мышления) и произвольных действий человека. «...Истоки сознания... - писал А. Р. Лурия, - следует искать не внутри мозга, не в самих механизмах нервных процессов, а в реальном отношении человека к действительности, в его общественной жизни, которая и является подлинным источником сложнейших форм сознательной деятельности человека» [6]. В исследованиях А. Р. Лурия и его сотрудников на большом экспериментальном материале был конкретизирован ряд фундаментальных идей Л. С. Выготского. А. Р. Лурия внес большой вклад в общую и детскую психологию, в психофизиологию и нейропсихологию. В исследованиях А. Р. Лурия и его сотрудников на большом экспериментальном материале был конкретизирован ряд фундаментальных идей Л. С. Выготского. А. Р. Лурия внес большой вклад в общую и детскую психологию, в психофизиологию и нейропсихологию.

В работе А. Р. Лурия «Материалы к генезису письма у ребенка», помещенной в данном сборнике, изложены результаты экспериментального исследования предыстории письма, описаны этапы, через которые ребенок проходит до того момента, когда, уже будучи школьником, он начинает под руководством учителя целенаправленно усваивать письмо. В этой работе обращают на себя внимание, с одной стороны, простота технических приемов проведения эксперимента, а с другой - глубина теоретического анализа полученных в ней материалов. Эта проницательная интерпретация, эта способность осмыслить скудные на первый взгляд факты не случайны, так как трактовка экспериментальных данных опирается на целостную теорию генезиса психических функций человека, созданную Л. С. Выготским. В работе А. Р. Лурия мы обнаруживаем некоторые существенные для нее моменты. Так, в статье конкретизированы общие положения этой теории о происхождении высших психических функций, о роли орудий в процессе их формирования, о функциях знака, об опосредствующем характере инструментальных приемов.

Сейчас, 60 лет спустя после опубликования этой работы она может показаться несколько «наивной». Конечно, сейчас нельзя прямым образом сопоставлять человеческую историю с психическим развитием ребенка, как это могли делать психологи в период первоначальной разработки соответствующих проблем, и все же материалы этой статьи А. Р. Лурия до сих пор не утратили своей научной ценности и представляют собой хороший пример высокого творческого духа, царившего в период расцвета советской психологии.

А. Н. Леонтьев (1903-1979) выделил в теории Л. Выготского фундаментальную идею - идею деятельности и всесторонне конкретизировал ее (вместе с тем он проводил со своими сотрудниками исследование восприятия, мышления, а также сознания и личности человека, реализуя при этом общий деятельностный подход к ним) [7]. В трудах А. Н. Леонтьева выявлены и описаны общая структура деятельности, ее психологические механизмы и основные формы, а также процесс ее развития. Деятельность имеет два основных звена - ориентировочное и исполнительское. Первое звено включает в себя потребности, мотивы и задачи (задача - это единство цели и условий ее достижения). Второе звено состоит из действий и операций. Отдельным составляющим первого звена соответствуют определенные элементы второго (например, целям и условиям задачи соответствуют действия и операции). В трудах А. Н. Леонтьева выявлены и описаны общая структура деятельности, ее психологические механизмы и основные формы, а также процесс ее развития. Деятельность имеет два основных звена - ориентировочное и исполнительское. Первое звено включает в себя потребности, мотивы и задачи (задача - это единство цели и условий ее достижения). Второе звено состоит из действий и операций. Отдельным составляющим первого звена соответствуют определенные элементы второго (например, целям и условиям задачи соответствуют действия и операции).

Потребности, мотивы и задачи деятельности ориентируют человека в окружающей действительности, которая дана ему в виде образов восприятия, памяти, представлений и мышления. Человек в плане образов осуществляет поиск и опробование действий и операций, которые необходимо выполнить для решения той или иной задачи, чтобы удовлетворить определенную потребность (поэтому реальное выполнение действий и операций входит в исполнительское звено деятельности).

Основой онтогенетического развития сознания (психики) человека является развитие его деятельности - при осуществлении какой-либо новой деятельности у человека возникают те или иные новые функции сознания (например, при осуществлении ребенком дошкольного возраста игровой деятельности у него возникают такие психические функции, как воображение и символическое замещение). Каждому возрастному периоду в жизни человека присуща главная (или ведущая) деятельность, на основе которой у него возникают и формируются психологические новообразования данного возраста. Например, в младшем школьном возрасте ребенок осуществляет несколько различных видов деятельности (учебную, художественную, игровую и т. д.), но главной и ведущей среди них является лишь учебная деятельность, которая «подчиняет» себе все другие виды деятельности и при выполнении которой у ребенка возникают элементы теоретического ее знания как основного психологического новообразования именно этого возраста.

В различных детских возрастах соответствующие ведущие типы деятельности ребенка направлены на то, чтобы он присвоил себе те или иные содержания общественного опыта. Процесс такого присвоения состоит в том, что ребенок в собственной деятельности воспроизводит исторически сложившиеся человеческие способности. При этом, как отметил А. Н. Леонтьев, ребенок должен осуществить «такую практическую или познавательную деятельность, которая адекватна (хотя, разумеется, и не тождественна) воплощенной в них человеческой деятельности» [8].

А. Н. Леонтьев в статье «Психическое развитие ребенка в дошкольном возрасте» показывает существенные изменения в структуре мотивов у детей дошкольного возраста в процессе осуществления ими игры как ведущей деятельности, присущей этому возрасту. При этом изменение мотивов ребенка-дошкольника истолковывается в этой статье вне представлений о неких биологических силах и вне представлений о внутренних духовных детерминантах. Этот процесс объясняется с точки зрения усвоения ребенком исторически обусловленных общественных форм поведения и человеческих отношений. А.Н. Леонтьев связывает формирование у ребенка соподчинения мотивов его деятельности с возникновением ее «смысловых линий», характеризующих личность ребенка и его волевые акты.

Ученики и сподвижники Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева и А. Р. Лурия в течение 50 лет активно развивали его концептуальные представления. Так, А. В. Запорожец (1905-1981) со своими сотрудниками исследовал ряд фундаментальных проблем общей и детской психологии. Он разработал оригинальные теории, относящиеся к генезису и развитию у ребенка произвольных движений (действий), регуляторной функции образов восприятия (на материале осязания, зрения и слуха), разных форм мышления (наглядно-действенного, образного, дискурсивного) и эмоций.

Обобщая обширный фактический материал, А. В. Запорожец описал и объяснил поисково-опробующую и планирующую функцию ориентировочного звена деятельности. Он показал, что различные психические образования являются дериватом предметных познавательных действий, и описал эти действия как в сфере восприятия (перцептивные действия), так и в сфере мышления (предметные интеллектуальные действия) [9]. Оказалось, что психические образования - это «свернутое» и интериоризированное ориентировочное звено предметно-практической деятельности человека. Изучая психическое развитие детей, А. Запорожец пришел к выводу о том, что усвоенное ими содержание внешнего социального мира является лишь источником их развития, в то время как движущие его силы заключены в противоречиях их собственной деятельности. Он полагал, что при закономерной смене детских возрастов каждый из них имеет глубокое своеобразие и непреходящую жизненную ценность [10]. Оказалось, что психические образования - это «свернутое» и интериоризированное ориентировочное звено предметно-практической деятельности человека. Изучая психическое развитие детей, А. Запорожец пришел к выводу о том, что усвоенное ими содержание внешнего социального мира является лишь источником их развития, в то время как движущие его силы заключены в противоречиях их собственной деятельности. Он полагал, что при закономерной смене детских возрастов каждый из них имеет глубокое своеобразие и непреходящую жизненную ценность.

В статье А. В. Запорожца «Психологическое изучение развития моторики ребенка-дошкольника» проводится анализ тех изменений, которые перетерпевают внутренние психологические структуры (цели и задачи) различных двигательных актов детей. При этом описан путь, которым проходят движения, превращаясь из средств достижения каких-либо предметных результатов в необходимое условие для образования более высоких двигательных умений.

Следует обратить внимание читателя на два важных момента этой статьи. Во-первых, развитие детской моторики рассматривается в ней без какого-либо редукционизма, - наоборот, психологическая эволюция моторики от исходных до высших ее форм рассматривается в тесной связи с изменениями задач, целей и смысловой структуры деятельности самого ребенка. Во-вторых, в данной статье раскрыты значение и роль игровой деятельности в процессе происхождения и усовершенствования новых движений ребенка.

Д.Б. Эльконин (1904-1984) в течение нескольких десятилетий проводил со своими сотрудниками экспериментальные и теоретические исследования по детской и педагогической психологии в русле основных идей Л. С. Выготского. В его трудах рассматриваются вопросы природы детства и его периодизации, психологических особенностей отдельных детских возрастов (от младенчества до подросткового возраста), развития устной и письменной речи, психологии игры, связи психического развития детей с их обучением. Д.Б. Эльконин обосновал ту точку зрения, что детство имеет конкретно-исторический характер и общие психологические особенности отдельных возрастов также исторически изменчивы. Он предложил периодизацию развития (применительно к условиям социалистического общества), построенную в основе понятия ведущей деятельности.

Каждому возрастному периоду соответствуют определенный вид ведущей деятельности и определенные психологические новообразования - смена этих видов деятельности и новообразований характеризует общую направленность психического развития детей от младенческого возраста до совершеннолетия. В процессе осуществления всех видов ведущей деятельности дети усваивают те или иные исторически сложившиеся способности. Так как свою собственную деятельность дети выполняют при прямой или косвенной помощи взрослых (хотя бы на первых порах), а эту помощь можно считать процессами обучения и воспитания (в широком смысле), то психическое развитие детей неотрывно от этих процессов. Д.Б. Эльконин подробно исследовал игровую и учебную деятельность детей и соответствующие им возрастные периоды – дошкольный и младший школьный возраст. Он разработал психологические характеристики этих возрастов, а также конкретные рекомендации обучения и воспитания дошкольников и младших школьников [11].

Подобному анализу детской игры посвящена статья Д. Б. Эльконина «Психологические вопросы дошкольной игры», которая насыщена интересными фактами, тонкими наблюдениями и глубоким их теоретическим анализом. Игра понимается в рассматриваемой статье как особый вид деятельности, являющейся ведущей для дошкольного возраста. На основе осуществления этой деятельности у детей развиваются отдельные психические функции (например, воображение и мышление), а также их сознание и личность. Игра - это не «бесполезная» затея детей, которой они заняты, пока не могут делать что-нибудь более «серьезное», эта основная деятельность детей дошкольного возраста, при овладении и осуществлении которой происходит существенное изменение их психики. В этой деятельности дети осознают общественные правила поведения людей и способы их выполнения.

Далее Д. Б. Эльконин показывает, как в процессе игры происходит объективизация собственных действий ребенка в виде действий другого лица и их отделения от предметов (с этим связано замещение предметов, используемых в игре). Игра - общественное по происхождению, функции и содержанию явление. Такое понимание игры позволяет преодолеть натуралистическое ее истолкование.

Раздел II сборника «Некоторые методологические вопросы возрастной и педагогической психологии» посвящен методологическим вопросам возрастной и педагогической психологии. Статьи этого раздела расположены по принципу увеличения в них педагогического содержания - первоначально в них обсуждаются психологические проблемы периодизации психического развития детей, а затем рассматриваются психолого-дидактические принципы школьного обучения.

Существует внутренняя связь между данными работами, создаваемая общим пониманием их авторами первостепенной роли воспитания и обучения в психическом развитии детей.

В статье Д. Б. Эльконина «К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте» содержится ряд фундаментальных положений, имеющих большое значение для всей советской возрастной психологии. Автор показывает, что детство является не натуральным, а сугубо общественным этапом в жизни человека, обусловленным конкретным историческим содержанием. Психическое развитие детей имеет диалектический характер; в нем возникают качественно новые психические образования, а критические моменты в этом развитии являются объективными показателями переходов от одного его периода к другому. Основанием для выделения отдельных его периодов служит смена ведущей деятельности ребенка. При этом разные типы ведущей деятельности различаются между собой как с содержательно-предметной стороны, так и со стороны своей внутренней структуры. Учитывая эти различия, можно преодолеть существующий еще в психологии разрыв между интеллектуально-познавательной и мотивационно-потребностной сферами развития личности детей.

П. Я. Гальперин (1902-1988) вместе со своими сотрудниками тщательно изучал процесс интериоризации внешних предметных действий, т. е. поэтапное формирование умственных действий. Им были разработаны методики, позволяющие определить основные параметры человеческого действия (уровень его выполнения, сокращенность, обобщенность, освоенность), а также типы ориентации человека в учебной ситуации [12].

В статье «К исследованию интеллектуального развития ребенка» П. Я. Гальперин исходит из положения о том, что решение проблемы соотношения интеллектуального развития детей с их обучением связано в первую очередь с определением метода ее изучения. Вопрос о методе связан в свою очередь с общим пониманием возникновения любого психического процесса. Подлинное понимание процесса превращения внешних материальных действий в психические, в том числе и умственные, достигается при изучении их формирования. При этом для исследователя очень важно определить, а затем создать такие условия, которые обеспечивают формирование у детей умственных действий с заданными свойствами.

Основная идея теории планомерного формирования умственных действий заключается в том, что все они по своей природе являются предметными действиями, которые первоначально могут быть выполнены только с опорой на внешние объекты и посредством манипуляций с ними и лишь затем, пройдя ряд этапов, они выполняются в умственном плане. В предметном действии выделяются две основные части. Первая часть является ориентировочной и включает составление картины обстоятельств, при которых надо выполнять действие, построение плана действия, контроль и коррекцию его исполнения. Вторая часть - это реальное выполнение действия.

Ошибочное решение задач, поставленных исследователем перед испытуемым, П. Я. Гальперин рассматривает не как необходимый и неизбежный компонент скрытого для наблюдения процесса, а как следствие недостатков предварительного анализа самим исследователем всех ориентиров, позволяющих испытуемому безошибочно выполнять новое действие.

В статье подробно анализируются три типа формирования действий и те ограничения, которые присущи двум первым типам в отличие от третьего, и даются примеры их исполнения в обучении. На основе экспериментальных исследований было показано, что так называемые «феномены Пиаже» - лишь констатации результатов стихийного формирования у детей умственных действий. Статья заканчивается анализов процесса формирования у детей новых структур мышления путем применения третьего типа обучения, это позволяет автору дать определенный ответ на вопрос о соотношении обучения и умственного развития ребенка.

В статье В. В. Давыдова «Анализ дидактических принципов традиционной школы и возможные принципы обучения ближайшего будущего» рассмотрение поставленных в ней проблем проводится не в узком педагогическом плане, а с позиций более широкого исторического и психологического подхода, с точки зрения тех социальных задач, которые выполняет школа в разные эпохи общественного развития, исходя из того конечного результата обучения детей, которым является сформировавшийся у них в этом процессе тип мышления.

С этих позиций автор оценивает основные дидактические принципы, господствующие до сих пор в школе, и показывает их подлинное содержание, скрытое за их «очевидностью». Исторический и психологический подход позволяет выявить основные задачи и цели традиционной школы, а также обосновать общие требования к новой системе и общего обязательного среднего образования. Противопоставляя традиционные и новые возможные дидактические принципы, В. В. Давыдов выдвигает положение о том, что школа в эпоху научно-технической революции в развитом обществе должна обеспечить формирование у детей самостоятельного теоретического мышления (а не эмпирического мышления, формируемого у детей в условиях традиционной школы), способствовать развитию у них творческого отношения к действительности.

В 50-80-е гг. стали проводить свои исследования психологи, являющиеся уже учениками сподвижников Л. С. Выготского (Л. А. Венгер, В. В. Давыдов, М. И. Лисина, В. Я. Ляудис, А. К. Маркова, Н. Н. Поддьяков, Л. Ф. Обухова и др.). Все они разделяют основные теоретические позиции научной школы Л. Выготского и своих учителей и стремятся расширить проблематику этой школы, углубить ее исходные положения, а порой и отказаться от тех из них, которые оказались уже устаревшими. Вместе с тем они пытаются проводить исследования прикладного характера, ассимилируя при этом многие теоретические достижения своей школы.

В раздел III сборника «Познавательные процессы» включены статьи вышеперечисленных авторов. Одни статьи представляют собой работы обобщающего типа, другие касаются более или менее частных вопросов. Разумеется, в сборник могли быть включены только некоторые из работ, относящиеся к области познавательных процессов, которая, как известно, является одной из наиболее разработанных в советской психологической науке.

Статья Л. Венгера «Овладение опосредствованным решением познавательных задач и развитие когнитивных способностей ребенка» посвящена важной теме, которой интересуется как возрастная, так и педагогическая психология. Речь идет о способностях и их целенаправленном формировании в процессе психического развития детей. Автор статьи предлагает модель, согласно которой овладение детьми опосредствованными формами познания является одновременно процессом формирования у них родовых познавательных способностей. Экспериментальная проверка выдвинутого предложения позволила показать, что основные формы опосредствования познания детей дошкольного возраста - это «эталонное» восприятие (общая сенсорная способность) и наглядное пространственное их моделирование (общая интеллектуальная способность). В статье подробно описаны процессы овладения детьми действиями с сенсорными эталонами и пространственными моделями.

Н. Н. Поддьяков в статье «К вопросу о развитии мышления дошкольников» рассматривает особенности саморазвития детского мышления на разных этапах жизни ребенка. Эта проблема связана с вопросом об активном характере усвоения знаний детьми, с вопросом « том, что сам ребенок вносит в эти знания, включал в них определенное содержание собственного опыта. Однако постановка этих вопросов не означает исходного признания того, что умственное развитие ребенка определяется развертыванием изначально существующих у него некоторых спонтанных психических образований. Напротив, автор этой статьи понимает саморазвитие мышления как результат сложного взаимодействия прижизненно приобретенных и уже сложившихся у ребенка психических образований с вновь формирующимися.

В статье излагается интересная точка зрения об обогащающем влиянии неясных детских знаний, догадок и вопросов на саморазвитие детского мышления. При этим особое значение имеет так называемое детское экспериментирование, при осуществлении которого ребенок вступает в особые познавательные отношения к предмету и обладает определенными средствами мышления.

В статье В. В. Давыдова и А. К. Марковой «Развитие мышления в школьном возрасте» теоретически обосновывается наличие внутренней связи обучения школьников с их умственным развитием и обсуждается проблема связи разных видов обучения с формированием у школьников качественно различных типов мышления (эмпирического и теоретического). С точки зрения авторов этой статьи, обучение (присвоение) - это необходимая и всеобщая форма умственного развития школьников. Оно не является самостоятельным процессом, происходящим «наряду» с развитием или «вместо» него, а выступает как необходимая форма его осуществления. В статье раскрывается необходимость формирования у младших школьников особого отношения к действительности, связанного с теоретическим мышлением, и дается описание его логико-психологических особенностей. Однако реализация этого требования предполагает существенное изменение содержания и методов традиционно установившегося обучения, которое культивирует у школьников по преимуществу и эмпирическое мышление как своеобразный антипод теоретического мышления.

Л. Ф. Обухова в статье «Два пути формирования простой системы научных понятий» сопоставляет два подхода к проблеме формирования научных понятий у детей дошкольного возраста в процессе обучения: один, который содержится в концепции Ж. Пиаже, и второй, присущий теории П. Гальперина. Автор излагает основные положения женевской школы, а также обсуждает некоторые аспекты теории П. Гальперина и показывает, как на основе конкретных исследований процесса целенаправленного формирования у детей умственных действий уточняется сама эта теория и, следовательно, углубляется общее понимание природы психических процессов. В этой связи автор отмечает, что экспериментальное формирование у детей научных понятий на основе определенной системы умственных действий позволяет обнаружить ряд новых существенных моментов в процессах понятийного мышления.

В статье В. Я. Ляудис и В. И. Богдановой «К проблеме ранних форм онтогенеза памяти» рассматривается один аспект концепции Л. С. Выготского, касающийся онтогенеза высших психических функций. Авторы указывают, что выделение в этой концепции высших функций человека предполагает наличие из низших форм, лишь косвенно зависящее от факторов социального порядка. Вместе с тем они отмечают, что такое разделение психических функций на «высшие» и «низкие» противоречит фактам, установленным уже самим Л. С. Выготским, и показывают путь, пройденный к преодолению данной дихотомии в работах А. Н. Леонтьева, П. И. Зинченко, А. С. Смирнова, посвященных исследованию памяти.

Далее авторы излагают собственный подход к выделению и характеристике ранних форм памяти, основанной на принципе обусловленности «непосредственной» памяти целями, мотивами и способами деятельности человека. В статье излагаются принципы анализа процессов развития памяти и генезиса, ее ранних форм.

ВIV раздел сборника «Личность и общение» включены три работы, посвященные важному вопросу возрастной психологии: генезису общения и личности у детей. В последнее время данная область интенсивно разрабатывается в связи с задачами, поставленными перед психологической наукой всем ходом развития общества, и, в частности, задачами совершенствования системы образования.

А. В. Запорожец в статье «Значение ранних периодов детства для формирования детской личности», сопоставляя разные концепции о роли и значении дошкольного возраста в общем психическом развитии человека, особое внимание уделяет соотношению развития и обучения. Автор указывает, что необходимо различать процессы функционирования и собственно возрастного развития ребенка. Это различение позволяет, с одной стороны, критически оценивать две крайние позиции: ту, которая отрицает качественное своеобразие последовательных возрастных периодов детства и значение ранних этапов онтогенеза для общего хода формирования человеческой личности, и ту, для которой, наоборот, психические особенности детей, находящихся на определенной возрастной ступени, постоянно остаются одинаковыми и не зависят от условий их жизни и воспитания. Автор статьи, опираясь на экспериментальные материалы, демонстрирует диалектический характер психического развития ребенка, в ходе которого у него формируются качественно своеобразные психические новообразования. Новые уровни отражения ребенком действительности, т. е. общие сдвиги в его психике, знаменующие собой возрастное развитие, происходят на базе существенных изменений деятельности, жизненной позиции ребенка и установления им высших отношений с людьми. Статья завершается анализом особого значения воспитания и обучения детей для гармонического развития их личности и страстным призывом к защите детства путем обогащения содержания различных форм деятельности ребенка, специфических для каждого этапа его развития.

Л. И. Божович в статье «Этапы формирования личности в онтогенезе» показывает, что формирование целостной личности характеризуется развитием не только ее способности к сознательному управлению, но и (а это может быть еще важнее) формированием мотивирующих систем, которые обладают «принудительной силой», обеспечивающей требуемое поведение. Для формирования личности необходимо, чтобы познавательные и эффективные процессы находились в гармоническом отношении. Личность рассматривается при этом как высшая интегративная система, которая в онтогенетическом развитии характеризуется последовательно возникающими психическими новообразованиями.

Далее Л. И. Божович рассматривает изменения поведения детей в кризисных периодах и в этой связи отмечает, что в конце каждого этапа психического развития у ребенка появляются новые потребности и личностные новообразования. В статье проводится анализ этих потребностей и изменений в кризисах 1-го, 3-го и 7-го года жизни, показывается процесс возникновения и развития «системы Я», в которую входят знания ребенка и его отношение к себе, к окружающему, к людям. В работе органично связывается развитие познавательной и мотивационной сфер личности, подчеркивается решающее значение внутренней позиции ребенка в ходе формирования его самосознания.

М. И. Лисина в статье «Генезис форм общения у детей» ставит вопрос об общении и развитии, исходя, как и другие авторы, представленные в данном сборнике, из точки зрения, согласно которой психическое развитие ребенка есть, в сущности, процесс усвоения им общественно-исторического опыта, накопленного человечеством. Автор дает определение понятия общения, которое с психологической стороны представляет собой особый вид деятельности, направленной на другого участника взаимодействия как на субъекта. Автор полагает, что «коммуникативная деятельность» есть синоним общения. При этом подчеркивается значение общения ребенка для процесса его самопознания и познания других людей, для формирования образа самого себя и других, в котором соединяются когнитивный и аффективный компоненты.

Нам представляется важным обратить внимание читателя на то, что такое понимание общения отличается от того, как трактует данное явление А. Н. Леонтьев, у которого общение является определенным аспектом деятельности, и оно включено в любой вид деятельности - и, более того, сама деятельность является необходимым условием общения.

Из всего материала, изложенного в этой статье, целесообразно отметить то, как трактует ее автор вопрос о возникновении и развитии общения у детей. В отличие от натуралистических теорий для М. И. Лисиной решающим является источник удовлетворения потребностей ребенка - им выступает взрослый как носитель особых взаимоотношений с ребенком, как партнер, опережающий само появление общения и управляющий им впоследствии.

Автор статьи указывает перспективы дальнейших исследований общения: изучение его средств (в частности, речи) и изучение образа другого и самого себя. В этом плане нам представляется важным исследование общения ребенка со своими сверстниками.

Последний раздел сборника «Учебная деятельность» посвящен учебной деятельности школьников. В статье «Проблемы формирования знаний и умений у школьников и новые методы обучения в школе», написанной П. Я. Гальпериным, А. В. Запорожцем и Д. Б. Элькониным, рассматривается зависимость содержания учебных предметов и методов их преподавания от той психологической концепции, которая явно или скрыто лежит в основе педагогического понимания процессов обучения. Авторы статьи показывают, что усвоение школьниками обобщенных способов действия осуществляется в процессе превращения внешних предметных форм этих действий в их внутренние или умственные формы. Определенная организация предметной деятельности учащихся, обеспечивающая такое превращение, является важным условием рационального управления учеником. Эта организация предполагает планомерное формирование у школьников умственных действий с определенными и заранее заданными свойствами (при стихийном протекании процесса превращения внешних действий во внутренние последние могут не приобрести необходимых для школьников качеств).

Анализируя структуру действия, регулируемого психическим отражением условий его осуществления, авторы статьи различают в действии две части: ориентировочную и исполнительную. В обучении существенными являются две характеристики первой части: полнота ориентировочной основы действия и способ ее составления (эмпирический или рационально-генетический). На основе большого экспериментального материала авторы описывают основные условия педагогического управления - процессы усвоения знаний и умений школьниками. Наиболее важными из этих условий являются построение у школьников полной ориентировочной основы действий в процессе выделения ими некоторых исходных и ключевых единиц, на которые членится ориентировочная основа для поэтапного формирования умственных действий.

В статье В. В. Давыдова и А. К. Марковой «Концепция учебной деятельности школьников» излагается ряд оригинальных положений, согласно которым процесс школьного обучения представляет собой особый тип деятельности школьников. Излагаемая в статье теоретическая концепция разработана на основе достаточно обширного и длительного экспериментального исследования, проводимого в нескольких школах и связанного с существенным изменением традиционного содержания и методов школьного обучения.

Специфическая учебная деятельность, являющаяся главной и ведущей в младшем школьном возрасте, имеет определенную структуру и направлена на усвоение детьми различных теоретических знаний. В структуру этой деятельности входят учебные задачи, действия и операции. Основная особенность учебной задачи состоит в том, что при ее решении школьники овладевают общим способом действия, с помощью которого в последующем можно быстро и безошибочно решать разнообразные конкретные и частные задачи. В процессе систематического выполнения учебной деятельности у школьников происходит более интенсивное формирование мыслительных операций теоретического характера, чем у школьников, усваивающих знания традиционным способом.

Несколько слов необходимо сказать о том, что представители школы Л. С. Выготского проводят свои исследования в основном специфическим научным методом - методом формирующего эксперимента (и, в частности, методом экспериментального обучения и воспитания как одним из видов формирующего эксперимента). Многие психологи и раньше и теперь используют в своей исследовательской работе метод констатирующего эксперимента (он позволяет выявить и описать уже стихийно сложившиеся, зафиксированные и наличные особенности или уровень той или иной психической функции человека). Формирующий же эксперимент позволяет исследовать процесс возникновения психических новообразований посредством их целенаправленного формирования. Подлинный анализ генезиса той или иной психической функции возможен только путем его систематического воспроизведения. Для этого метода характерно активное вмешательство исследователя в изучаемые им виды деятельности человека и в его психические функции.

Проведение формирующего эксперимента связано с проектированием содержания формируемых психических новообразований, с применением психолого-педагогических средств и активного и целенаправленного формирования. При исследовании путей реализации какого-либо проекта (модели), например, в процессе организации учебно-познавательной деятельности школьников вместе с тем можно изучать закономерности происхождения, генезиса соответствующего психического новообразования. «Только в генезисе, - пишет П. Гальперин, - раскрывается подлинное строение психических функций: когда они окончательно сложатся, строение их становится неразличимым, более того - «уходит вглубь» и прикрывается «явлением» совсем другого вида природы и строенья» [13].

Формирующий эксперимент в исследованиях самого Л. С. Выготского называется еще «каузально-генетическим методом». В настоящее время он усовершенствован настолько, что его можно называть генетико-моделирующим методом. Он воплощает в себе единство целенаправленной экспериментальной организации обучения и воспитания человека с использованием его психического развития. Дальнейшая разработка и применение этого метода представляют сложную задачу современной психологии и предполагают создание особых экспериментальных учреждений со специальным научно-техническим обеспечением.

Большинство учеников и последователей Л. С. Выготского используют в своих конкретных исследованиях именно этот метод, обсуждая одновременно его особенности, принципиальные внутренние возможности и ограничения (вместе с тем использование этого метода не исключает применения традиционного констатирующего эксперимента не исключает их совместного использования).

В заключение можно еще раз отметить, что в данном сборнике представлены статьи трех поколений крупного научного направления в советской психологии - самого Л. С. Выготского, его сподвижников и, наконец, их учеников (у некоторых из них уже есть свои сотрудники). Тем самым в сборнике содержится своеобразная и краткая история психологических взглядов научной школы Л. С. Выготского.

В. В. Давыдов, доктор психологических наук, профессор
М. Шуаре, кандидат психологических наук


[1] Выготский Л С. Собр. соч.: В 6 т. Т. 3. М., 1983. С. 145-146.

[2] Там же. С. 146.

[3] Там же. С.141.

[4] Там же. С. 146-147.

[5] Там же. С.145.

[6] Лурия А. Р. О месте психологии в ряду социальных и биологических наук //Вопр. философии. 1977. № 9. С. 72.

[7] См.: Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. 2-е изд. М., 1977. Он же. Проблемы развития психики. 4-е изд. М., 1981.

[8] Леонтьев А. Н. Избранные психологические произведения. Т. I. M., 1983. С. 113.

[9] Сотрудник А. Н. Леонтьева и А. В. Запорожца П. И. Зинченко еще в 30-е годы при изучении процессов памяти ввел понятие мнемического действия (см. Зинченко П. И. Проблемы непроизвольного запоминания //Науч. записки Харьк. пед. ин-та ин. языков. 1939. Он же. Непроизвольное запоминание. М., 1961).

[10] см. Запорожец А. В. Развитие произвольных движений. М., 1960; Запорожец А. В., Венгер Л. А., Зинченко В. П., Рузская А. Г. Восприятие и действие. М., 1967; Запорожец А. В. Основные проблемы онтогенеза психики //Гальперин П. Я., Запорожец А. Вч Карпова С. Н. Актуальные проблемы возрастной психологии. М., 1978.

[11] См.: Эльконин Д. Б. Детская психология. М., 1960; Он же. Психология игры. М., 1978.

[12] См. Гальперин П. Я. Введение в психологию. М., 1976.

[13] Гальперин Я. Я. К учению об интериоризации //Вопр. психологии. 1966. №6. С. 26.

Мы не можем предоставить возможность скачать книгу в электронном виде.

Информируем Вас, что часть полнотекстовой литературы по психолого-педагогической тематике содержится в электронной библиотеке МГППУ по адресу http://psychlib.ru. В случае, если публикация находится в открытом доступе, то регистрация не требуется. Часть книг, статей, методических пособий, диссертаций будут доступны после регистрации на сайте библиотеки.

Электронные версии произведений предназначены для использования в образовательных и научных целях.

Новости психологии

05.12.2019

Ведущие рассказали о содержании секций VII Всероссийской научно-практической конференции по психологии развития


04.12.2019

Лекция «Зачем идти к нейропсихологу»


27.11.2019 13:11:00

Детский психолог. Советы психолога родителям.



Медиатека

Все ролики


Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2019 Детская психология  — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2017 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

  Яндекс.Метрика