Детская психология
 

Ребенок с особыми потребностями в семье: системный семейный подход

Версия для печати

Как в западных, так и в отечественных современных исследованиях, посвященных взаимоотношениям в семье, воспитывающей особого ребенка, наблюдается тенденция к выходу за пределы диады мать-ребенок, расширению круга включенных в исследование родственников, к изучению семьи в целом (например: Ткачева В.В., 2004; Hornby G., Seligman M., 1991; Воусе G.C., Behl D., 1991; Trute В., 1991). Эта задача оказывается весьма непростой, поскольку для ее осуществления отсутствует удобная теоретическая база и набор понятий.

Семья, воспитывающая ребенка с особыми потребностями, стала объектом изучения специалистов смежных областей (психиатров, психологов, дефектологов) сравнительно недавно, во 2-й половине XX века. При этом семья изучается, с одной стороны, как сама по себе требующая психологической помощи из-за стресса, вызванного появлением в семье особого ребенка. С другой стороны, особую семью рассматривают как среду, в которой растет и развивается особый ребенок, помогающую или препятствующую его адаптации и социализации. Тесная связь между этими двумя подходами самими исследователями далеко не всегда осознается. Однако очевидно, что только в психологически благополучной семье особый ребенок может получить то, что ему необходимо для вхождения в социум и дальнейшей как можно более полноценной жизни.

При изучении семьи особого ребенка, на наш взгляд, также важно учесть факт взаимовлияния членов любой семьи друг на друга. Это условие почти не учитывается современными исследователями, однако давно является очевидным для системных семейных терапевтов и основополагающим в теоретической базе этого терапевтического подхода. Члены семьи — элементы одной системы, и если меняется один член, все остальные также претерпевают изменения, в свою очередь обратно влияя на первого. Когда в семье появляется ребенок, семья меняется. Если в семье появляется особый ребенок, семья меняется еще больше, меняется повседневная жизнь членов семьи, их психологическое состояние, их контакты с внешней средой и т.д. Они уже не равны себе прежним и, исходя из этого нового статуса, относятся к ребенку иначе, чем если бы он был здоров. Именно эти идеи привнесла в психологию семьи системная семейная теория. Циркулярность — ее основной методологический принцип.

Третий, также немаловажный вопрос — вопрос об «особости» семей с особым ребенком. Почему вообще мы считаем, что эти семьи — какие-то другие? И до какой степени они отличаются от остальных семей? Рождение любого ребенка с точки зрения системной семейной теории является стрессом, заставляющим измениться семейную систему для его преодоления. Рождение особого ребенка — больший стресс, так как к обычным переменам добавляется шок от поставленного диагноза, дополнительные заботы по уходу за ребенком, чувство стыда перед обществом, чувство вины, потребность в дополнительном материальном обеспечении и т.д. Нередко длительный стресс ведет к нарушению внутрисемейных отношений, психическим и психосоматическим расстройствам членов семьи, возможно, к частичной утрате семьей своих функций — ко всему тому, что в системной семейной психотерапии называют дисфункциональность.

Однако и такой стресс может быть преодолен, дисфункциональная динамика не обязательна. Безусловно, особому ребенку требуется больше внимания и ухода, возможно, что для его развития лучше подходит другая, более опекающая родительская позиция, чем для здорового ребенка. Поэтому результаты исследований, свидетельствующие о гиперопеке со стороны родителей, не более чем констатируют факт, но еще не являются свидетельством наличия нарушения в семье. О границах допустимой гиперопеки сложно судить в количественном нормативном ключе.

Системная семейная терапия, появившаяся как терапевтическое направление в 50-е годы XX в. привнесла в понимание проблем семьи с особым ребенком именно то, чего так не хватало исследователям: удобный методологический аппарат и целостный системны взгляд, основанные на теории систем Л. фон Берталанфи (1973). Одна из наиболее полных работ о семьях с особыми детьми с точки зрения теории системной семейной терапии написана еще в 1989 году Милтоном Селигманом и Розалин Бенжамин Дарлинг. Эта книга обобщает весь опыт теоретических подходов и эмпирических исследований семей с особыми детьми на 1989 год в США. Вслед за ее авторами рассмотрим основные понятия системной семейной теории в связи с семьей, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии.

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ СИСТЕМНОЙ СЕМЕЙНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ И ИХ ПРИЛОЖЕНИЕ К СЕМЬЯМ С ОСОБЫМ РЕБЕНКОМ

Основными аспектами рассмотрения семьи в системной семейной теории являются семейная структура и семейное взаимодействие.

Семейную структуру описывают такие понятия как состав семьи, культурный стиль и идеологический стиль.
Особенности состава семьи, такие как наличие далеких родственников, которые могут и не жить с семьей в одной квартире; семья с родителем-одиночкой; семьи с безработным кормильцем; семьи, у одного из членов которых есть пристрастие к алкоголю или наркотикам, психическое заболевание; семьи, ценности которых длительное время находятся под влиянием умершего члена семьи — все это может влиять на то, насколько хорошо семья справляется с трудностями, связанными с появлением особого ребенка. Исследований, подтверждающих это, немного. Например, одно из исследований семейного стресса свидетельствует, что большие семьи чаще находятся под угрозой стресса (TruteB., 1991).

Культурные убеждения — возможно, самый статичный компонент семейной структуры и может играть важную роль в формировании ее идеологии, паттернов взаимодействия и приоритетов функционирования. На культурный стиль могут влиять этнические, расовые или религиозные факторы, а также социоэкономический статус. Со ссылкой на исследование Schorr-Ribera (1987) авторы утверждают, что культурно-обусловленные убеждения могут влиять на то, как семья адаптируется к ребенку с особыми потребностями, а также на использование или не использование помощи специалистов и специальных учреждений и на уровень доверия к ним.

Идеологический стиль основывается на семейных верованиях, ценностях и стратегиях совладания (coping behaviors), и также зависит от культурных убеждений. Например, в еврейской семье высоко ценится интеллектуальное развитие, служащее инструментом достижения высокого социального статуса и преодоления дискриминации. Поэтому поступление в колледж в такой семье очень желательно. Напротив, в итальянской семье высшей ценностью является близость членов семьи и привязанность, поэтому поступление в колледж — угроза целостности и сплоченности. Хотя реакция семьи на появление особого ребенка может быть обусловлена идеологическим стилем, может быть верно и обратное, то есть что появление особого ребенка изменит ценности семьи. Когда рождается особый ребенок, семья должна не просто отреагировать на это событие, но также встретиться лицом к лицу со своими убеждениями относительно людей с особыми потребностями. Появление врожденного дефекта не зависит от расы, субкультуры и социоэкономического статуса, поэтому особый ребенок может появиться и в догматичной семье с предрассудками. В этом случае семья должна столкнуться с вопросом о том, что в действительности ребенок значит для членов семьи. Кроме того, члены семьи должны уяснить свои убеждения в отношении меньшинств, в том числе лиц с особыми потребностями. Рождение особого ребенка в таком случае становится двойным шоком для семьи.

Идеологический стиль влияет на механизмы совладания в семье. Совладание понимается как любой ответ, организованный для снижения уровня стресса. Совладание может направить семью по пути изменения ситуации или изменения воспринимаемого значения ситуации. Понимание потенциально дисфункциональной стратегии совладания идет от известного исследования Houser (1987), показывающего, что отцы подростков с умственной отсталостью в сравнении с контрольной группой отцов детей без отклонений, демонстрируют больший уход и избегание для преодоления тревоги. Авторы McCubbin и Patterson делят стили совладания на интервальные и экстернальные стратегии.

Интервальные включают пассивную оценку (проблема решиться сама собой через некоторое время) и рефрейминг (изменение отношения, установка конструктивно жить в сложившейся ситуации), экстернальные включают социальную поддержку (возможность использовать семейные и внесемейные ресурсы), духовную поддержку (использование духовных объяснений, совета священника) и формальную поддержку (использование ресурсов сообщества и профессионалов).

Семейное взаимодействие не ограничивается идеей взаимовлияния членов семьи друг на друга. Авторы разбирают четыре аспекта семейного взаимодействия: подсистемы, сплоченность, адаптация и коммуникация.

В семье существует четыре подсистемы: супружеская, родительская (родитель и ребенок), подсистема сиблингов, экстрасемейная (расширенная семья, друзья, специалисты и т.д.). Конкретное устройство подсистем определяется структурными характеристиками семьи и текущей стадией жизненного цикла семьи. Специалисты должны быть осторожны при вмешательстве в подсистему. Вмешательство, призванное усилить связь матери и ее особого ребенка, может иметь последствия для ее отношений с супругом и другими детьми. Стратегии должны быть определены с учетом контекста других подсистем, чтобы решение одних проблем не влекло за собой появление других. Возможно, такие трудности могут быть сведены к минимуму за счет включения других членов, а не исключения, когда появляются проблемы, и за счет предварительного обсуждения цели и ожидаемого результата конкретного вмешательства.
Важную роль в описании семейной структуры и взаимодействия заняла циркулярная модель Олсона. В соответствии с моделью, семейную систему можно описать по двум основным параметрам: сплоченность (cohesion) и адаптация (adaptability). Обе шкалы представляют собой континуумы, каждый из которых поделен на 4 уровня. Для сплоченности это: разобщенный, раздельный, связанный, сцепленный уровни. Для адаптации: ригидный, структурный, гибкий, хаотичный. Центральные уровни считаются более адекватными, тогда как крайние уровни—проблемными. Считается также, что семьи, относящиеся к центральным уровням по обоим параметрам, функционируют эффективно и обладают сбалансированной структурой. Семьи, которые по одному параметру относятся к крайнему уровню, являются среднесбалансированными и находятся в зоне риска появления проблем. Если семья по обеим шкалам относится к крайним уровням — это несбалансированная семья, в которой вероятность дисфункции очень высока (Черников А., 2001).

Сплоченность представляет собой континуум, крайними точками которого являются спутанность (enmeshment) и разобщенность (disengagement). Чрезмерно спутанные семьи имеют слабые границы между подсистемами, их члены могут быть охарактеризованы как чрезмерно вовлеченные и гиперпротектирующие. В таких семьях возникает трудность в появлении чувства индивидуальности. Гиперпротектирующие семьи могут оказывать вредный эффект на особого ребенка. Такие семьи могут испытывать сильную тревогу при сепарации и, следовательно, могут препятствовать участию ребенка в деятельности, способствующей взрослению. Разобщенные семьи, наоборот, имеют чересчур жесткие границы между подсистемами. Применительно к семье с особым ребенком, взаимодействие в таких семьях может быть охарактеризовано как недостаточное вмешательство. Авторы описывают две ситуации, иллюстрирующие разобщенность. Первая, в которой отец отрицает дефект ребенка и отстраняется от супружеского и родительского взаимодействия. Вторая, в которой прародители отвергают особого ребенка, таким образом порождая напряженность. Успешно функционирующие семьи (раздельный и связанный уровни) характеризуются балансом между близостью и автономностью членов семьи. В таких семьях границы между подсистемами четко определены, а члены чувствуют одновременно тесную связь и чувство автономии.

Адаптация характеризует способность семьи изменяться в ответ на стрессовую ситуацию. Ригидные семьи (один полюс континуума) не могут изменяться в ответ на стресс, а хаотичные характеризуются нестабильностью и постоянными изменениями. Изначально ригидная семья будет иметь трудности в приспособлении к уходу за ребенком с отклонениями в развитии. Например, ригидная роль отца — зарабатывать деньги — не позволит ему помогать с домашними заботами или участвовать в женской работе по уходу за ребенком, возлагая все заботы на мать. Мать, таким образом, вкладывает всю свою энергию в заботу о ребенке, не оставляя времени для других детей и мужа, а также для общения с другими людьми. Такая семья рискует оказаться изолированной и дисфункциональной. У хаотичной семьи (другой полюс континуума) мало правил, а те, которые есть, часто меняются. В такой семье нет лидера, обычно бывают бесконечные переговоры и частые смены ролей. Такие семьи могут испытывать трудности в адекватном удовлетворении особых потребностей ребенка. Хаотичные семьи часто меняются от чувства близости и спутанности до дистанцированности и враждебности. Семьи, которые взаимодействуют функционально (уровни адаптации структурный или гибкий), поддерживают баланс, когда возникает изменение, между эмоциональной близостью и автономностью, между реакцией на изменение и чувством стабильности, между стабильной и беспорядочной коммуникацией.

Следует иметь в виду, что уровень сплоченности и адаптации семьи меняется в зависимости от стадии жизненного цикла семьи, а также под влиянием отдельных событий семейной истории (Черников А., 2001). Поэтому не только сложившаяся семейная структура может влиять на то, как семья реагирует на появление особого ребенка, но также появление в семье особого ребенка может значительно изменять характер ее структуры.

Коммуникация — одно из важных понятий в системной теории. Ее сторонники считают, что проблемы коммуникации — это результат неправильного функционирования системы, и что конкретные люди в них не виноваты. Соответственно, терапевтическая работа направлена на изменение паттернов взаимодействия, а не на изменение людей. В семьях с особым ребенком, так же, как и во всех остальных, часто наблюдается тенденция винить в проблемах одного из членов семьи. Это в меньшей степени провоцирует тревожность, чем анализ дисфункциональной коммуникации, за возникновение которой все члены семьи несут ответственность.

Семейные функции являются, по мнению авторов, продуктами семейного взаимодействия. Они отражают результат семейного взаимодействия в терминах способности удовлетворять потребности членов семьи. Успешное выполнение функций требует значительной взаимозависимости между семьей и внесемейным сообществом. Кроме того, семьи отличаются тем, какую степень важности они приписывают той или иной функции и тем, от кого ожидают выполнения каждой из функций. Основные функции следующие:

  • Экономические (обеспечение дохода, оплата счетов, операции с деньгами и пр.).
  • Домашние заботы и заботы о здоровье (перевозки, покупка и приготовление еды, визиты к врачу и т.д.).
  • Отдых (хобби, семейный и индивидуальный отдых и т.д.).
  • Социализация (например, выработка социальных навыков, межличностные взаимоотношения).
  • Идентичность (self-identity) (понимание своих сильных и слабых сторон, чувство принадлежности).
  • Близость (например, интимность, воспитание).
  • Образовательные/профессиональные (карьерный выбор, выработка трудовой этики, домашние задания).

Особый ребенок в семье, особенно с сильным нарушением, может увеличить потребительские потребности, не увеличивая при этом производительные возможности семьи. Как следствие, особый ребенок может быть обеспечен лучшей средой в ущерб другим членам семьи. Кроме того, потенциально возможно, что особый ребенок изменит идентичность семьи, уменьшит способность зарабатывать, ограничит рекреационные и социальные мероприятия и повлияет на карьерный выбор. Можно проследить, как особый ребенок может влиять на семью, рассматривая отдельно каждую функцию.

Все, что сказано нами выше, акцентирует внимание на негативных аспектах семьи с особым ребенком. Но равновероятно, что ребенок с особыми потребностями может оказать позитивное влияние на семейные функции, семейное взаимодействие и ценности, о чем свидетельствуют некоторые американские исследования (Seligman M., Darling R.B., 1989). Некоторые авторы говорят о роли учителя, которую часто приходится выполнять родителю ребенка с особыми потребностями. Важно помнить, что образовательная функция — только одна из многих функций семьи.

Родители имеют много ролей и несколько функций, и нужно учитывать, что перегрузка одной функции может повлиять на выполнение остальных. Родителям с ребенком часто дается домашнее задание, которое требует большей работы, чем семейная система может выдержать. В результате это может быть дополнительным источником стресса.
Жизненный цикл семьи — динамический компонент в описании семейной системы. В системной семейной теории жизненный цикл определяется как серия стадий развития, в которых стиль жизни семьи относительно стабильный, а каждый член семьи решает задачи развития, характерные для данного периода. Олсон и его коллеги, вслед за С. Минухиным и Дж. Хейли (2001), выделили 7 стадий: диада, рождение детей, школьный возраст, подростковый возраст, уход из семьи (launching), период «опустевшего гнезда», старение. Каждая стадия имеет свои задачи развития, которые очень зависят от возраста. Например, родительские функции имеют большое значение на стадии рождения детей и не существуют на стадии старения. Физическая забота о ребенке является основной в период младенчества, а образовательное и воспитательное руководство — в период старшей школы. Сильная привязанность жизненно важна в младенчестве, «отпускание» (letting go) важно в старшем подростковом возрасте. Таким образом, ключевой аспект стадий жизненного цикла — изменение функций, требуемых от семьи с течением времени. Переходные периоды развития могут быть основным источником стресса и даже семейной дисфункции. Согласно исследованию Олсона и его коллег, уход из семьи является наибольшим стрессом для ее членов.
Относительно семей с особым ребенком авторы для каждой из подходящих стадий, выделенных в системной семейной теории, перечисляют основные источники стресса.

  1. Рождение ребенка. Получение точного диагноза и его принятие, трудности эмоциональной адаптация к ситуации, информирование других членов семьи.
  2. Школьный возраст. Принятие решения относительно того, в какую школу отдать ребенка: общеобразовательную или специальную. Реакция сверстников ребенка. Трудности, связанные с организацией заботы о ребенке и внешкольных занятий.
  3. Подростковый возраст. Принятие того, что дефект ребенка хронический и останется неизменным. Проблемы, связанные с сексуальной сферой. Трудности, связанные с изоляцией и отвержением со стороны сверстников. Планирование профессионального будущего ребенка.
  4. Уход ребенка из семьи. Понимание того, что ответственность семьи за судьбу ребенка на этом не заканчивается. Выбор подходящего учреждения или места жительства для дальнейшего проживания ребенка. Недостаток возможностей социализации людей с особыми потребностями.
  5. Стадия «опустевшего гнезда» (период, когда повзрослевшие дети уже покинули семью). Восстановление отношений с супругой/супругом в случае, если ребенок был успешно институционализирован. Взаимодействие с персоналом учреждения, куда помещен член семьи с особыми потребностями.

Социально-экологическая модель. Понимание того, что состояние семейной системы определяется не только внутрисемейным взаимодействием, было, по свидетельству Selingman & Darling (1989), еще одним значительным шагом вперед как в области изучения семьи, в общем, так и в области изучения особых семей, в частности. Для описания была использована социально-экологическая модель, большую роль в построении которой сыграл американский психолог Ю. Бронфенбреннер. Социально-экологическая теория рассматривает семью как систему, являющуюся частью других социальных систем более высокого уровня. Экологическая среда, в которой существует семья, обеспечивает ресурсы, необходимые для жизни, и состоит из системы жизнеобеспечения и системы социальной поддержки. Основной принцип социально-экологической модели заключается в том, что для того, чтобы изменить поведение семьи, нужно изменить ее окружение. Кроме того, социально-экологическая модель утверждает, что семья или ее член может подвергаться влиянию событий, в которых не принимает непосредственного участия. Например, на ребенка влияет экономическое положение родителей. Экономическое положение родителей может быть следствием состояния местной экономики. А на состояние местной экономики могут влиять события национального и межнационального уровня.

Концепция Бронфенбреннера была применена автором по фамилии Mitchell (Seligman M., Darling R.B., 1989) к изучению семей с особым ребенком. Микросистема состоит из паттернов взаимодействия, ролей, межличностных отношений — всего того, что составляет семейную систему. В ней можно найти следующие компоненты: мать — отец, мать — особый ребенок, мать — обычный ребенок, отец — особый ребенок, отец — обычный ребенок, особый ребенок — обычный ребенок. Микросистема функционирует в мезосистеме, которую составляют следующие элементы: работники медицины и здравоохранения, дальние родственники, друзья и соседи, коллеги по работе и партнеры по отдыху, программы раннего вмешательства, другие родители, местная община. Экзосистема включает ситуации, в которых семья активно не принимает участия, но которые на нее влияют: средства массовой информации, здравоохранение, социальное обеспечение, образование. И, наконец, есть макросистема, которая включает идеологические и ценностные системы, присущие социальным институтам: этнические/ культурные, религиозные и социоэкономические элементы; экономические и политические элементы.

ВОЗМОЖНЫЕ ВАРИАНТЫ ДИСФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ДИНАМИКИ В СЕМЬЯХ, ВОСПИТЫВАЮЩИХ ОСОБОГО РЕБЕНКА

Основываясь на понятиях системной семейной теории, Seligman M., Darling R.B. (1989) описывают возможные варианты дисфункциональной динамики, которые могут быть вызваны появлением особого ребенка в семье. Разные школы семейной терапии по-разному понимают норму и патологию в функционировании семьи, в значительной степени этот вопрос остается на усмотрение конкретного терапевта (Николе М., Шварц Р., 2004). Но все же можно сформулировать некоторые общие принципы: структурная иерархия, эффективная коммуникация и стадиальность семейной жизни.

Особый ребенок может получать чрезмерное внимание как наиболее нуждающийся член семьи. Как результат, другие члены семьи (например, сиблинги, супруг) могут испытывать недостаток внимания и заботы, гнев к родителям и «привилегированному» члену семьи, могут чувствовать себя обиженными и нелюбимыми. Они могут отреагировать свой гнев в попытках привлечь к себе внимание. Попытки, которые они используют, могут еще больше отдалить их от членов семьи, повышая таким образом вероятность деструктивного поведения.

Прародители, которые не могут смириться с наличием дефекта у своего внука, в значительной мере добавляют родителям забот. Родители разрываются между естественной склонностью принять и любить своего ребенка и давлением со стороны прародителей, призывающих отстраниться от него или даже поместить в специальное учреждение. Такой сценарий вызывает интрапсихический конфликт у обоих родителей, конфликт родителей друг с другом, конфликт родителей со своими собственными родителями и/или свояками. Родители должны сделать сложный и болезненный выбор, встав на чью-то сторону.

Семьи, которые чувствуют на себе клеймо со стороны общества, рискуют оказаться изолированными, замкнутыми и одинокими. Хотя опасность лежит вне семьи, восприятие окружения как недружелюбного может вызвать напряжение внутри нее. Основной фактор риска возникает, когда члены семьи начинают интернализовывать воспринимаемые негативные оценки общественности и считать себя недостойными.

Недостаток профессиональной помощи и социальных служб может также оказывать разрушающий эффект на структуру семьи. Семьи чувствуют себя никому не нужными и чрезмерно обремененными заботами, что в свою очередь вызывает стресс в семье.

Уже существующее напряжение в проблемной семье может с рождением особого ребенка усилиться. Хрупкие семьи не могут выдержать дополнительного стресса, а особый ребенок — это еще одно, к тому же постоянное, бремя.

Часто описывается ситуация, когда родители, ожидавшие здорового ребенка, получают ребенка с отклонениями в развитии и испытывают шок оттого, что необходимо менять свою жизнь, планы, ожидания и т.п.

Есть данные, что родители могут испытывать трудности в поддержании адекватных психологических границ, касающихся личной жизни ребенка, и что они могут затрудняться поддерживать друг друга, особенно в вопросах взаимодействия с особым ребенком. Участие родителя в коррекции может также нарушить привычные психологические границы между родителем и ребенком.

Появление ребенка с особыми потребностями может неблагоприятно пересекаться с индивидуальным развитием членов семьи и семьи в целом. Особый ребенок может быть серьезным бременем для молодоженов, обретающих семейную идентичность. Переходные периоды в развитии ребенка и семьи могут вызывать напряжение, когда семье угрожают перемены. Например, решение подростка с особыми потребностями жить самостоятельно в общежитии колледжа может значительно потревожить сплоченную гиперопекающую семью. Другие вехи развития (поступление или окончание школы и т.д.) могут также вызывать напряжение.

Важный вклад в дисфункцию вносит постоянное нарушение границ путем вмешательства членов семьи в сферы, которые принадлежат другим членам. Примером может служить гиперопекающая контролирующая мать, которая мешает участию отца в жизни особого ребенка, нарушая таким образом родительскую роль отца.

Описанные в системной семейной теории варианты дисфункциональной динамики, связанной с появлением особого ребенка в семье, носят также описательный и гипотетический характер, поскольку являются обобщением конкретных клинических случаев или теоретическими построениями. Они далеко не исчерпывают весь спектр возможной дисфункциональной динамики, проявление которой во многом зависит от индивидуальной особенности конкретной семьи, однако представляют огромную ценность для осуществления практической работы с семьями и оказания психологической помощи.

Системная семейная психотерапия, безусловно, предлагает чрезвычайно удобный набор понятий для описания семейной системы, охватывающий все сферы жизнедеятельности семьи, направленный на как можно более полное описание и объяснение конкретных случаев, построение по каждому терапевтических гипотез. Такой подход делает невозможным статистическое эмпирическое исследование, изучающее, обычно, один или несколько параметров семейной системы и ищущее общие закономерности. Для полного глубокого понимания особой ситуации, в которую попадают семьи с особым ребенком, мы считаем необходимым панорамный системный взгляд на семью.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Берталанфи Л. фон. История и статус общей теории систем // Системные исследования. Ежегодник. — М., 1973.
  2. Ткачева В.В. Психологическое изучение семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии. — М.: УМК «Психология»; Московский психолого-социальный институт, 2004.
  3. Николе М., Шварц Р. Семейная терапия. Концепции и методы. — М.: Эксмо, 2004. Оригинальное издание: Nichols M., Schwartz R. Family therapy. Concepts and Methods. Fifth Edition. Pearson Education Inc., 2001.
  4. Хейли Дж., Эриксон М. Стратегии семейных отношений. — М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2001.
  5. Черников А.В. Системная семейная психотерапия: Интегративная модель диагностики. — М.: Класс, 2001.
  6. Воусе G.C., Behl D. «Child Characteristics, Family Demographics and Family Processes: Their Effects on the Stress Experienced by Families of Children with Disabilities». Counselling Psychology Quarterly, 0951-5070, December 1,1991, Vol. 4, Issue 4. — EBSCOhostPsycINFO Database.
  7. Hornby G., Seligman, M. «Disability and the Family: Current Status and Future Developments». Counseling Psychology Quarterly, 0951-5070, December 1, 1991, Vol. 4, Issue 4.
  8. Seligman M., Darling R.B. Ordinary Families Special Children: A System Approach to Childhood Disability. NY, US: Guilford Press, 1989. XII. 272 p.
  9. Trute B. «Child and Parent Predictors of Family Adjustment in Households Containing Young Developmentally Disabled Children». Family Relations, 0197-6664, July 1, 1990, Vol.39, Issue 3: P. 292-298 — EBSCOhost PsycINFO Database.

    Авторы будут рады любым замечаниям, пожеланиям и предложениям, пишите nzaretskaia@yandex.ru
Смотрите также:

Статьи

Новости психологии

06.08.2020 14:37:00

О проблеме взросления и дистанционной поддержке людей с аутизмом


24.07.2020

Что почитать на выходных?


23.07.2020

Исследования магистрантов МГППУ помогают работе психологических служб различных учреждений



Медиатека

Все ролики

Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Логотип PsyJournals.ru Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2020 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2020 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

FacebookTwitter
  Яндекс.Метрика