Детская психология
 

Библиотека


Отрасли        психологии


RSS Настроить






Опыт исследования структуры и динамики родительского отношения

Версия для печати
Целью, описанной в статье работы, было исследование родительского отношения, которое существует на уровне сознания (а не поведения). Авторами была разработана анкета, позволяющая выявить степень выраженности предметного и личностного начала, а также особенности стиля воспитания ребенка. Полученные в результате исследования данные свидетельствуют о том, что во всех возрастах, у всех родителей в их отношении к ребенку присутствуют как предметное, так и личностное начало. Комбинация обоих начал говорит о том, что эти аспекты являются неотъемлемыми чертами любого родительского отношения. Вместе с тем, степень выраженности предметного и личностного начал значительно варьируется как внутри каждой возрастной группы, так и между ними, изменяясь от одного возраста к другому.

Актуальность проблематики детско-родительских отношений остается неизменно острой на протяжении всего развития психологической науки и практики. В отечественной психологии исследования, посвященные проблеме детско-родительских отношений (ДРО), носят в основном узко прикладной характер и в большинстве случаев не выходят за рамки психотерапевтического подхода. Клиническими психологами, консультантами и психотерапевтами накоплен огромный опыт работы с проблемами детско-родительских отношений, который чаще всего получает достаточно эклектичную интерпретацию с позиций западных направлений.

Среди используемых методов диагностики родительского отношения (РО) преобладают либо клинические методики (АСВ Э.Г. Эйдемиллера), либо западные аналоги, адаптированные для отечественной выборки [5], [7]. Последние десять лет наиболее известным и используемым методом диагностики особенностей родительской позиции по отношению к ребенку является разработанный в 1986 г. опросник родительского отношения (ОРО) [1]. При всех своих достоинствах методика нуждается в некоторой доработке: нечетко дифференцированы друг от друга и недостаточно научно обоснованы выделенные авторами пять шкал РО. Некоторые формулировки вопросов располагают родителя к выбору социально желательных ответов (например, «Я уважаю своего ребенка») и к игнорированию социально неприемлемых вариантов ответов («Бывают случаи, когда издевательское отношение к ребенку приносит ему большую пользу», «Мой ребенок совершает такие поступки, которые кроме презрения ничего не стоят»). Этот метод имеет в своей основе динамическую двухфакторную модель РО, предложенную Э. Шефером и Р. Беллом [9], где основными факторами являются эмоциональный (любовь — ненависть или принятие — отвержение) и поведенческий (автономия — контроль). Сочетание этих факторов, на наш взгляд, не отражает всей полноты и сложности родительского отношения, а термин «принятие», традиционно используемый для описания РО, явно недостаточен для характеристики глубины и напряженности родительской любви.

Таким образом, потребность в научно обоснованном и четком портативном методе диагностики РО остается чрезвычайно актуальной. Такой метод должен быть терминологически выверен, построен на обоснованных научных представлениях и должен отражать сущность и специфику родительского отношения. Анализ литературы показал, что наиболее полно и продуктивно данная проблема разработана в западной психологии. Остановимся на основных подходах к анализу РО.

Огромный вклад в развитие представлений о специфике отношений между детьми и родителями внесла теория классического психоанализа. Как известно, психоанализ был первой теорией, в которой отношения между ребенком и родителем рассматривались в качестве главного фактора детского развития. Согласно З. Фрейду и А. Фрейд, мать выступает для ребенка, с одной стороны, как первый и самый важный источник удовольствия, как первый объект либидо, а с другой — как первый законодатель и «контролер». З. Фрейд придавал значение отделению ребенка от родителей, утверждая, что отход ребенка от родителей должен быть неизбежным для его социального благополучия. Теория психоанализа дала начало многим основным современным концепциям детского развития, разработавшим новые подходы к проблеме ДРО, к числу которых относятся концепции Э. Эриксона, Э. Фромма, Д. Боулби, К. Роджерса и других.

Так, в эпигенетической концепции Э. Эриксона подчеркивается, что в отношениях между родителями и ребенком существует двойственная интенция, которая совмещает в себе чувственную заботу о нуждах ребенка с чувством полного личного доверия к нему. С одной стороны, родители должны оберегать ребенка от окружающих его опасностей, с другой — предоставлять ему определенную степень свободы, а ребенок устанавливает необходимый баланс между требованиями родителей и своей инициативой. В отличие от З. Фрейда, Э. Эриксон смещает центр анализа с инстинктивных влечений ребенка на его отношения с близкими взрослыми. Известно также, что он рассматривает развитие в более широком контексте социальных отношений и той исторической реальности, в которой развивается Я ребенка.

Э. Фромм, рассматривая РО как фундаментальную основу развития ребенка, провел качественное различие между особенностями материнского и отцовского отношения к ребенку [6]. Это различие наиболее ярко прослеживается по следующим линиям: 1) условность — безусловность, 2) контролируемость — неконтролируемость. Материнская любовь безусловна — мать любит своего ребенка за то, что он есть. Материнская любовь не подвластна контролю со стороны ребенка, ее нельзя заслужить (либо она есть, либо ее нет). Отцовская любовь обусловлена — отец любит за то, что ребенок оправдывает его ожидания. Отцовская любовь управляема, ее можно заслужить, но ее можно и лишиться. При этом Э. Фромм отмечает, что «речь здесь идет не о конкретном родителе, а о материнском и отцовском началах, которые в определенной степени представлены в личности матери или отца» [6; 207]. Таким образом, Э. Фромм выделяет такие существенные характеристики РО, как его двойственность и противоречивость, а также вводит категорию «начало» в описание этой реальности.

Аналогичное противопоставление условной и безусловной любви рассматривается и в гуманистической психологии. К. Роджерс подчеркивает, что именно безусловное позитивное внимание родителя к ребенку, безотносительно к совершаемым им поступкам, обеспечивает полноценное развитие личности ребенка [3].

В теории привязанности Д. Боулби и М. Эйнсворт привязанность ребенка к матери характеризуется двумя противоположными тенденциями: стремлением к риску, активному познанию мира, которое уводит ребенка от матери, и стремлением к защите и безопасности, которое возвращает его к ней; и чем надежнее привязанность, тем выше инициативность ребенка. С одной стороны, ребенок осознает себя через отношение к нему близкого взрослого, и это отношениестановится его внутренним самоощущением, сквозь которое он воспринимает окружающий мир. С другой — отношение ребенка к себе и его представление о себе определяют его отношение к близким взрослым (прежде всего, к матери). Это положение представляется чрезвычайно важным для понимания специфики взаиоотношений между ребенком и его родителями.

Клиническими психологами была предложена динамическая двухфакторная модель РО, основанная на двух факторах — эмоциональном (любовь — ненависть) и поведенческом (автономия — контроль) [9]. Конкретная родительская позиция определяется выраженностью каждого из компонентов и их взаимосвязанностью. Здесь можно отметить, что большинство современных исследований за рубежом опираются на типологию РО, предложенную Д. Бомриндом [8], который выделил и описал три основных стиля РО: авторитетный, авторитарный и попустительский. Несмотря на то, что данные теоретические модели были предложены более 30 лет назад, они остаются практически единственными, дающими содержательное описание родительского отношения. Подавляющее большинство современных западных исследований по этой тематике сводится к установлению зависимости между родительским стилем и поведением ребенка.

Таким образом, можно видеть, что РО в каждой психологической школе описываются весьма различными понятиями и терминами, которые определяются исходными теоретическими позициями авторов. Вместе с тем практически во всех подходах можно усмотреть исходную дихотомию, которая задает двойственность или поляризацию РО. С одной стороны, главной характеристикой родительского отношения является любовь, которая определяет доверие к ребенку, радость и удовольствие от общения с ним, стремление к его защите и безопасности, безусловное принятие и внимание, целостное отношение к нему. С другой — родительское отношение характеризуется требовательностью и контролем. Именно родитель приводит ребенка к реальности, является носителем общественных норм и правил, оценивает его действия, осуществляет необходимые санкции, которые обусловлены определенными родительскими установками. Несмотря на различие в терминологии (удовольствие и реальность, любовь и контроль, безусловность и условность и т.д.), эта двойственность прослеживается в большинстве описаний РО, представленных в классических западных теориях.

Анализ литературы показывает, что несмотря на разнообразие терминов, понятий, описывающих эти отношения, практически во всех подходах можно заметить, что родительское отношения по своей природе амбивалентно, противоречиво и включает два противоположных момента: безусловный (который содержит такие компоненты, как принятие, любовь, сопереживание и т.д.) и условный (объективная оценка, контроль, направленность на воспитание определенных качеств).

Исходя из вышесказанного, можно предположить, что данные амбивалентные характеристики отражают реальную, объективную двойственность родительской позиции. На наш взгляд, специфика родительского отношения заключается в двойственности и противоречивости позиции родителя по отношению к ребенку. С одной стороны, это безусловная любовь и глубинная связь, с другой — это объективное оценочное отношение, направленное на формирование ценных качеств и способов поведения. Наличие этих двух противоположных начал характерно не только для родительского отношения, но и для межличностных отношений вообще [4]. Человеческие отношения всегда имеют двойственную природу. Другой человек выступает и как совокупность отдельных качеств, которые могут стать предметом оценки, сравнения, познания или воздействия, и как самоценная и целостная личность, не сводимая к частичным проявлениям. Если первый аспект задает границы себя и другого, порождает обособленность и отдельность, то второй — создает общность и причастность друг к другу. Эти два начала, которые можно обозначить как предметное (частичное) и личностное (целостное), не являются разными типами или формами отношений. Они образуют два момента, в определенной мере присущих каждому конкретному отношению. Различие конкретных отношений сводится к относительному преобладанию или выраженности каждого из этих двух моментов.

Своеобразие и внутренняя конфликтность родительского отношения заключается, на наш взгляд, в максимальной выраженности и напряженности обоих моментов. С одной стороны, в силу изначального единства, глубинной связи матери и ребенка, материнская любовь является высшим проявлением альтруистического, бескорыстного, т.е. личностного отношения. В силу этого она порождает устойчивую и безусловную любовь, чувствительность к состояниям и переживаниям ребенка, сильную эмоционально-аффективную связь с ним, которая вряд ли может быть описана традиционным термином «принятие». С другой — глобальная ответственность за будущее ребенка порождает оценочную позицию, контроль за его действиями, сравнение его с другими, превращая ребенка в объект воспитания. Все это предполагает реализацию более или менее жесткой воспитательной стратегии, включающей определенную направленность родительских воздействий на будущее, на формирование определенных качеств, ценных с точки зрения родителя, объективную (а порой необъективную) оценку действий и состояний ребенка и т.д.

Поскольку личностное и предметное начало имманентно присущи каждому типу родительского отношения, их можно рассматривать как его структурные составляющие. Конкретные варианты отношения могут определяться относительной выраженностью и содержательным наполнением предметного и личностного начала.

Специфика родительского отношения заключается также в его постоянном изменении с возрастом ребенка и неизбежном отделении ребенка от родителей. В отечественной психологии достаточно подробно разработана проблема периодизации психического развития ребенка (Л.С. Выготский, Д.Б. Эльконин, М.И. Лисина и другие). Было показано, что с возрастом изменяется мировоззрение ребенка, тип его ведущей деятельности, отношения со взрослыми и сверстниками, формы общения со взрослыми и проч. Очевидно, что с развитием ребенка должно изменяться и отношение родителей к нему. Те отношения, которые сложились в младенчестве, оказываются неприемлемыми для ребенка трех лет или, тем более, дошкольника или наоборот.

Сущность родительской заботы предполагает любовь к растущему ребенку, более того, родитель должен желать, чтобы ребенок отделился от них. «…Мать должна не только вытерпеть отделение ребенка, но должна хотеть этого, способствовать этому» [6; 213]. Здесь родительское отношение претерпевает самый существенный кризис: с одной стороны, родитель стремится сохранить свою связь с ребенком, максимально уберечь его от опасностей, с другой — он должен не только мириться с отделением ребенка, но и желать этого, стремиться к этому. В этом конфликте заключается одно из самых сильных противоречий РО.

Однако в известных нам работах родительское отношение рассматривается как стабильное, не зависящее от возраста ребенка и общей социальной ситуации развития данного возрастного периода. Мы полагаем, что тип РО и соотношение его структурных компонентов определяется не только индивидуальными особенностями родителей, но и возрастом ребенка. Существующие исследования показывают, что в младенческом возрасте максимально выраженным является личностное начало РО [2], [4]. Отношение к младенцу как к целостной, уникальной личности, безусловное и безоценочное принятие, аффективно-личностная связь с ним является необходимым условием формирования самоощущения ребенка, выделенности его Я, становления его активности в общении и предметной деятельности. Что касается предметного начала отношений (требовательности, контроля, оценки определенных качеств, ожидания определенных действий и т.д.), то на первом году жизни оно выражено минимально.

Исходя из этого, можно предполагать, что по мере взросления ребенка, нарастания его потребности в независимости РО качественно преобразуется: преобладание личностного начала сменяется доминированием предметного. Постепенно нарастают требования к ребенку, увеличиваются ожидания определенных действий, поступков, достижений, становится более дифференцированной оценка его качеств, свойств характера, развития его способностей. При этом выраженность личностного начала будет снижаться, хотя оно никогда не исчезает и всегда остается важной составляющей РО.

Можно предположить, что характер РО, который определяется преобладанием у родителя предметного или личностного начала, определяет стиль его поведения с ребенком и оценку ребенка родителем. По-видимому, преобладание личностного начала будет проявляться в сочувствии, желании помочь, в сопереживании ребенку и в ориентации на его психологический комфорт, в отсутствии конкретных ожиданий и требований родителя к ребенку, в безоценочном отношении к ребенку. В то время как преобладание предметного начала предполагает наличие определенных требований родителя к ребенку, внешнюю оценочную позицию родителя, достаточно жесткую стратегию поведения родителя, направленную на воспитание ценных с его точки зрения качеств ребенка.

Мы понимаем стиль не как определенную стратегию воспитания, а как сочетание различных вариантов поведения родителя, которые в разных ситуациях и в разное время будут проявляться в большей или меньшей степени. Такой подход позволяет построить своеобразный профиль родительского поведения, который отражает наиболее характерный стиль воспитания как в индивидуальном случае для конкретного родителя, так и для группы родителей детей определенного возраста.

Итак, гипотеза нашего исследования состояла в следующем:

  1. Специфика родительского отношения заключается в двойственности позиции родителя по отношению к ребенку: в нем всегда присутствуют два противоположных начала — личностное (безусловное) и предметное (условное).
  2. Система детско-родительских отношений имеет определенную возрастную динамику, связанную с взрослением ребенка, и изменяется в сторону преобладания предметного начала над личностным.
  3. Родительское отношение определяет стиль воспитания и оценку ребенка.

Для проверки этой гипотезы было предпринято специальное экспериментальное исследование. Первой задачей исследования являлась разработка адекватного метода исследования родительского отношения и изучение его особенностей на разных возрастных этапах развития ребенка.

МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ

Традиционным методом исследования РО является анкетный опрос родителей. Поскольку целью нашей работы было исследование родительского отношения, которое существует на уровне сознания (а не поведения), мы сочли метод анкетного опроса родителей наиболее адекватным и удобным. Вместе с тем, поставленные задачи предполагали специальную разработку вопросов, которые позволили бы выяснить интересующие нас показатели. Для решения поставленных задач нами был разработана анкета, позволяющая выявить степень выраженности предметного и личностного начала и особенности стиля воспитания ребенка. Анкета включает три блока вопросов.

В первый, основной блок вошли вопросы, направленные на выяснение степени выраженности предметного и личностного начал РО. Мы предполагали, что личностное отношение будет выявляться в вариантах ответов, отражающих целостное, безоценочное отношение к ребенку, гибкость и лабильность родительского поведения (когда родитель ориентируется на состояние ребенка в конкретной ситуации), в сопереживании ребенку и в ориентации на его психологический комфорт. Поскольку личностное отношение предполагает отсутствие жесткой стратегии воспитания, мы полагали, что оно может также проявляться в неопределенных ответах, типа «затрудняюсь ответить», «не знаю» и пр.

Для выявления предметного отношения предлагались варианты ответов, отражающих конкретные ценностные ориентации родителей по пяти параметрам:

  1. ценность общения и морального развития
  2. ценность интеллекта и умственного развития ребенка
  3. развитие воли и произвольности
  4. самостоятельности
  5. ценность физического здоровья.

Например, вопрос «Каким бы Вы хотели видеть своего ребенка прежде всего?», имел следующие варианты ответов: а) добрым и отзывчивым, б) целеустремленным, настойчивым, в) веселым и счастливым, г) таким, какой он есть, д) умным и сообразительным, е) приспособленным к самостоятельной жизни, ж) затрудняюсь ответить.

Ответы в), г) и ж) рассматривались как свидетельство личностного отношения к ребенку; ответы а), б), д), е) — предметного.

Второй блок был направлен на выявление преобладающего стиля поведения родителя с ребенком. Обычно принято выделять несколько стилей родительского поведения (три-шесть), описывающих типичную стратегию поведения родителя с ребенком. В спорных ситуациях поведение конкретного родителя относят к какому-либо стилю как к преобладающему. Однако, на наш взгляд, картина родительского поведения шире и сложнее, чем ее обычно рисуют. Очевидно, что в реальной жизни многообразие ситуаций, в которых оказываются родители и дети, исключает возможность реализации одного стиля и предполагает осуществление различных вариантов родительского поведения. Анализ литературы и личного опыта работы с родителями позволил условно выделить девять вариантов родительского поведения.

  1. Строгий — родитель действует в основном силовыми, директивными методами, навязывая свою систему требований, жестко направляя ребенка по пути социальных достижений, при этом зачастую блокируя собственную активность и инициативность ребенка. Этот вариант в целом соответствует авторитарному стилю.
  2. Объяснительный — родитель апеллирует к здравому смыслу ребенка, прибегает к словесному объяснению, полагая ребенка равным себе и способным к пониманию обращенных к нему разъяснений.
  3. Автономный — родитель не навязывает решение ребенку, позволяя ему самому найти выход из сложившейся ситуации, предоставляя ему максимум свободы в выборе и принятии решения, максимум самостоятельности, независимости; родитель поощряет ребенка за проявление этих качеств.
  4. Компромиссный — для решения проблемы родитель предлагает ребенку что-либо привлекательное взамен совершения ребенком непривлекательного для него действия или предлагает разделить обязанности, трудности пополам. Родитель ориентируется в интересах и предпочтениях ребенка, знает, что можно предложить взамен, на что можно переключить внимание ребенка.
  5. Содействующий — родитель понимает, в какой момент ребенку нужна его помощь и в какой степени он может и должен ее оказать; он реально участвует в жизни ребенка, стремится помочь, разделить с ним его трудности.
  6. Сочувствующий — родитель искренне и глубоко сочувствует и сопереживает ребенку в конфликтной ситуации, не предпринимая, однако, каких-либо конкретных действий. Родитель тонко и чутко реагирует на изменения в состоянии, настроении ребенка.
  7. Потакающий — родитель готов предпринять любые действия, даже в ущерб себе, для обеспечения физиологического и психологического комфорта ребенка. Родитель полностью ориентирован на ребенка: он ставит потребности и интересы ребенка выше своих, а часто и выше интересов семьи в целом.
  8. Ситуативный — родитель принимает соответствующее решение в зависимости от той ситуации, в которой он находится; у него нет универсальной стратегии воспитания ребенка. Система требований родителя к ребенку и стратегия воспитания лабильная и гибкая.
  9. Зависимый — родитель не чувствует уверенности в себе, своих силах и полагается на помощь и поддержку более компетентного окружения (воспитателей, педагогов и ученых) или перекладывает на них свои обязанности. Большое влияние на родителя оказывает также педагогическая и психологическая литература.

Второй блок включал проблемные ситуации (например: ребенок потерялся в крупном магазине; ребенок отказывается надевать шапку в холодную погоду, боится идти к врачу, ребенок использует нецензурную лексику и т.п.), в которых родителям предлагалось выбрать наиболее приемлемый для них вариант поведения. Каждый вариант ответа соответствовал определенному стилю родительского поведения. Например:

Как Вы поступите в ситуации, когда ребенок боится идти к зубному врачу?

  • Поведу лечиться, здоровые зубы важнее детских капризов (строгий);
  • Объясню ребенку, что это необходимо для его здоровья (объяснительный);
  • Зубы болят у тебя, поэтому как ты решишь, так и будет (автономный);
  • Предложу ему что-либо интересное взамен (компромиссный);
  • Постараюсь помочь ему преодолеть свой страх (содействующий);
  • Скорее всего, поведу, но буду переживать так же, как ребенок (сочувствующий);
  • Не знаю, мне трудно себе это представить (ситуативный);
  • Не пожалею ничего, чтобы ему не было больно (потакающий);
  • Попрошу доктора успокоить ребенка (зависимый).

Здесь необходимо добавить, что данный метод позволяет выявить особенности стратегии поведения конкретного родителя с ребенком и построить своеобразный индивидуальный профиль родительского поведения, характеризующий его стиль воспитания.

В третий блок вошли вопросы, выявляющие родительское оценочное отношение к своему ребенку и к себе как к родителю. Наличие оценочной или безоценочной позиции родителя, а также качество или характер этой оценки (положительная, отрицательная или нейтральная) является одним из центральных моментов РО. Например, вопрос: «Мне кажется, что мой ребенок...» имел следующие варианты ответов:

  1. недостаточно зрелый для своего возраста
  2. взрослее и умнее своих сверстников
  3. практически не отличается от своих сверстников
  4. его трудно сравнивать с другими.

Таким образом, опросник содержит три блока закрытых вопросов (всего 17), направленных на выявление родительского отношения, стиля поведения с ребенком и оценочную позицию родителя. Кроме того, в опросник были включены вопросы социально-демографического характера, выясняющие семейное положение, состав семьи, образование, возраст и социально-экономический статус родителей. Апробация данного опросника осуществлялась в трех возрастных группах родителей: родителей детей раннего возраста (двух лет), родителей дошкольников (пяти лет), родителей детей младшего школьного возраста (восьми лет), всего 130 человек. Выборка была гомогенной по своему семейному и социальному статусу.

Исследование проводилось в детских садах № 652, 342, 1470 Центрального и Южного округов Москвы, работающих по типовой программе, и в школах № 1270 и 74 Центрального округа Москвы с углубленным изучением английского языка. Средний возраст родителей составил 25–35 лет, большинство из них имели высшее или среднее специальное образование, состояли в браке и относили себя к среднеобеспеченному социальному слою населения.

АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ

Полученные данные свидетельствуют о том, что во всех возрастах, у всех родителей в их отношении к ребенку присутствуют как предметное, так и личностное начало. Во всей выборке не было обнаружено ни одного выбора РО, в котором было бы представлено только одно из этих начал. Комбинация обоих начал говорит о том, что эти аспекты являются неотъемлемыми чертами любого родительского отношения. Вместе с тем, степень выраженности предметного и личностного начал значительно варьируется как внутри каждой возрастной группы, так и между ними, изменяясь от одного возраста к другому.

Наши результаты подтвердили предположение о том, что степень выраженности личностного отношения снижается с возрастом ребенка, в то время как представленность предметного отношения возрастает (рис. 1). Такая же тенденция прослеживается при анализе индивидуальных вариантов выраженности личностного отношения, где были выявлены группы родителей с ярко выраженным, средне выраженным и невыраженным личностным отношением. Подобное распределение данных говорит о том, что существует определенный процент родителей (около 10 %), у которых ярко выраженное личностное отношение к ребенку является устойчивым образованием на протяжении его взросления. Показательно, что это число почти одинаково во всех возрастах, т.е. оно определяется не столько возрастом ребенка, сколько складом личности родителя — его умением любить, не требуя ничего взамен, чутким, творческим, созидающим отношением к своему ребенку, а также пониманием необходимости отделения ребенка, нахождении своего собственного места в жизни, обретении им подлинной свободы.

У всех родителей в большей или меньшей степени выражено предметное начало, т.е. все родители так или иначе предъявляют к своему ребенку некоторые требования, оценивают его способности, качества. Это естественно, поскольку у всех родителей существует определенная система ценностей, установок и ориентиров, представлений о том, каким должен быть их ребенок, какими навыками и способностями он должен овладеть к определенному возрасту. По нашим данным, в целом, по мере взросления ребенка, требования родителя к ребенку увеличиваются.

Более детальный анализ родительских ценностей (рис. 2) показал, что наибольшие изменения касаются показателей ценности интеллектуального развития, которая стремительно увеличивается с возрастом и достигает своего максимального значения в младшем школьном возрасте. Это естественно объясняется началом учебной деятельности ребенка. Однако любопытно, что показатели значимости интеллекта достаточно высоки и в дошкольном, и в раннем возрасте. Скорее всего, это можно объяснить тем, что в последнее время ценность интеллектуального развития возросла во всем мире, а в нашей стране особенно, и родители уже с самого раннего детства основные усилия направляют на эту линию развития ребенка, а не на развитие общения. Ценность развития навыков общения и моральных норм во всех возрастах не является выраженной и не претерпевает существенных изменений с возрастом ребенка.

Второй по интенсивности возрастных изменений оказалась ценность самостоятельности. По мере взросления ребенка родители все больше сил и внимания уделяют проблеме его автономности, овладения ребенком навыками, которые бы позволили ему отделиться от родителей и вести самостоятельный образ жизни, быть готовым к преодолению различных жизненных трудностей.

Динамика ценности волевого развития выражена в несколько меньшей степени. Опять же любопытно, что ценность волевых качеств достаточно высока для родителей детей раннего возраста. Согласно полученным данным, родители двухлетних детей больше всего обеспокоены развитием у ребенка навыков произвольности и овладением ребенком собственным поведением. Такие результаты, наверное, можно объяснить трудностями, возникающими с соблюдением режима или проблемами послушания в целом. Однако требование саморегуляции поведения не вполне соответствует возрастным возможностям двухлетнего ребенка. Ценность здоровья ребенка не имеет выраженной возрастной динамики, оставаясь стабильно высокой для родителей на протяжении взросления ребенка.

Распределение родительских ценностей внутри одного возраста в основном равномерно в группах родителей двухлеток и пятилеток, а в группе родителей восьмилеток явное предпочтение отдается ценностям интеллекта и самостоятельности — родители видят перспективу успешности ребенка в развитии его умственных способностей и независимости. Таким образом, результаты показали наличие индивидуальной и возрастной вариативности РО.

Обратимся теперь к анализу родительских стилей в разных возрастных группах (рис. 3). Полученные данные свидетельствуют о том, что во всех возрастах в большей или меньшей степени присутствуют все выделенные нами стратегии поведения родителей, однако в каждом возрасте их выраженность различна.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что с возрастом ребенка снижается выраженность содействующего, ситуативного и компромиссного стилей родительского поведения. Выраженность объясняющего, автономного, зависимого стилей, напротив, существенно возрастает.

Интересным является факт преобладания во всех возрастах объясняющего стиля воспитания, который достигает своего максимума в младшем школьном возрасте. Начиная с двухлетнего возраста, родители в основном прибегают к объяснительной стратегии разрешения конфликтной ситуации, апеллируя к разуму ребенка, считая аргументы и словесное убеждение самым эффективным способом воспитания. Выраженность этого стиля резко возрастает к пяти годам. Также было отмечено увеличение показателей, характеризующих выраженность зависимого стиля (более чем в три раза!), увеличение степени выраженности автономного и снижение содействующего стиля.

Анализ оценки ребенка родителем показал, что от раннего возраста к младшему школьному уменьшается число родителей, относящихся безоценочно к своему ребенку. В то же время возрастает количество родителей, отрицательно и нейтрально оценивающих ребенка, и снижается число родителей, считающих своего ребенка лучше остальных, т.е. с возрастом оценка качеств и способностей ребенка все более дифференцируется и ужесточается. Оценка себя как очень успешного родителя к младшему школьному возрасту ребенка тоже изменяется: возрастает количество родителей, отрицательно оценивающих свои родительские качества, и уменьшается число тех, кто считает себя в целом неплохими родителями.

Итак, работа показала, что в родительском отношении всегда присутствует два противоположных начала: личностное, определяющее отношение к ребенку как к целостной, уникальной личности, и предметное, предполагающее оценку его отдельных качеств. Во всей выборке не было обнаружено ни одного варианта РО, в котором было бы представлено только личностное или только предметное начало. Это говорит о том, что эти два аспекта являются неотъемлемыми чертами любого родительского отношения. Относительная выраженность и содержание этих начал меняется с возрастом ребенка: по мере его взросления от двух до восьми лет преобладание личностного начала сменяется доминированием предметного. Характер предметного отношения существенно меняется с возрастом ребенка: возрастает значимость интеллектуального развития ребенка и овладения им навыками самостоятельности. Значимость развития социальных качеств (общения, морального и этического развития) снижается.

Родительское отношение определяет стиль воспитания ребенка и оценку ребенка родителем. Стиль воспитания также имеет возрастную динамику: с возрастом ребенка снижается выраженность ситуативного, содействующего и компромиссного вариантов и возрастает выраженность объясняющего, автономного и зависимого вариантов родительских стилей. Также было показано, что родительское отношение изменяется от преобладания безоценочной к доминированию оценочной позиции родителя.

Подводя итоги, необходимо отметить, что данная работа носит предварительный характер. Разработанная методика нуждается в некоторой доработке и коррекции. В нашем исследовании мы не смогли использовать все возможности данного метода и понимаем необходимость более тщательной обработки полученных данных. Изучение индивидуальных и половых различий родительского отношения, анализ РО в проблемных ситуациях и расширение возрастного диапазона исследования составляет перспективу данной работы и входит в дальнейшие задачи наших исследований.

Литература: 

  1. Варга А.Я. Структура и типы родительского отношения: Автореф. канд. дис. М., 1986.
  2. Мещерякова С.Ю., Авдеева Н.Н., Ганошенко Н.И. Изучение психологической готовности к материнству как фактора развития последующих взаимоотношений ребенка и матери // Соросовские лауреаты. Философия. Психология. Социология. М., 1996.
  3. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1994.
  4. Смирнова Е.О. Становление межличностных отношений в раннем онтогенезе // Вопр. психол. 1994. № 6. С. 5–16.
  5. Семья в психологической консультации / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. М., 1989.
  6. Фромм Э. Душа человека. М., 1998.
  7. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Методы семейной диагностики и психотерапии. М.; СПб., 1996.
  8. Baumrind D. Parenting styles and adolescent development // Lerner R.M., Petersen A.C., Brooks-Gunn J. (eds). Encyclopedia of adolescence. V. 2. N.Y., 1991. P. 746–758.
  9. Schaefer E.S. Converging conceptual model for maternal behaviour and for children behaviour // J. Abnormal and Soc. Psychol. 1959. P. 226–235.

Статья на сайте Электронной библиотеки МГППУ - Опыт исследования структуры и динамики родительского отношения — Смирнова Е. О., Быкова М. В.  Электронная версия произведения предназначена для использования в образовательных и научных целях.
Смотрите также:

Статьи

Новости психологии

11.10.2019 16:43:00

Инклюзия в высшей школе: психолого-педагогические исследования на PsyJournals.ru


10.10.2019 14:40:00

Всемирный день психического здоровья


04.10.2019 16:28:00

Список недавних магистерских диссертаций по психологии



Медиатека

Все ролики


Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2019 Детская психология  — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2017 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

  Яндекс.Метрика