Детская психология
 

Развитие воли и произвольности в раннем и дошкольном возрастах



Тип книги: пособие
Издательство: НПО "МОДЭК" , 1998. – 256 с. (Серия «Библиотека педагога-практика»)
Ключевые слова: произвольность  воля 

Оглавление

Введение

1. Что такое воля и произвольность

Проявления воли и произвольности

Произвольность и осознанность 

Воля и мотивация 

Воля и произвольность 

2. Воля и произвольность в детской психологии 

Исследования развития произвольного поведения в дошкольном возрасте 

Исследования волевых проявлений в дошкольном возрасте 

Роль взрослого в формировании волевого и произвольного поведения ребёнка  

Единство развития воли и произвольности ребёнка

3. Формирования произвольных движений младенца

Происхождение произвольных движений младенца

Роль взрослого в формировании произвольных движений младенца

Экспериментальное исследование первых целенаправленных движений

Психологические механизмы формирования образа предмета и целенаправленных движений 

4. Слово как средство овладения своим поведениемв раннем возрасте

Соотношение коммуникативной и регулятивной функций речи в раннем возрасте

Экспериментальное исследование коммуникативной и регулятивной речи 

Осознание значения слова как условие становления его регулятивной функции 

5. Переход к внутренней речевой регуляциив младшем дошкольном возрасте

Субъективная значимость правила как условие его выполнения

Влияние материала задачи на способ её решения (экспериментальное исследование). Методика 

Успешность и способ решения задачи на разном материале 

Сравнительный анализ высказываний детей при работе с разным материалом

Обсуждение результатов  

6. Овладение правилом в игре как путь к овладениюсвоим поведением

Игра как средство воспитания в дошкольной педагогике.

Роль взрослого в игре с правилом

Влияние игр с правилом на развитие воли и произвольности дошкольников (экспериментальное исследование). Методика 

Сравнение результатов контрольного и констатирующего экспериментов

Изменения в поведении детей в процессе освоения игры с правилом

Обсуждение результатов  

7. Формирование произвольности и осознанности в свободном поведении ребенка  

Роль речевого общения со взрослым в формировании произвольности

и осознанности поведения ребёнка

Сравнительное исследование произвольности и осознанности у дошкольников с разным опытом общения со взрослым. Методика  

Особенности произвольного поведения детей 

Обсуждение результатов  

Опыт формирования произвольности и осознанности у дошкольников, растущих без семьи  

Обсуждение результатов  

8. Индивидуальные варианты соотношения произвольности и осознанности поведения у старших дошкольников 

Методика

Показатели произвольности и осознанности действий детей 

Варианты соотношения произвольности и осознанности  

Влияние дополнительной мотивации на произвольность и осознанность действий детей 

Обсуждение результатов  

Опыт формирования мотивационно-волевой сферы дошкольников

Заключение

Список литературы

Предисловие

 

Воля и произвольность являются важнейшими качествами личности человека. Вряд ли найдётся родитель или учитель, который бы не стремился воспитать эти качества у своих детей. Все мы хотели бы видеть своих воспитанников волевыми, настойчивыми, целеустремлёнными и пр. Именно эти качества делают человека свободным и сознательным субъектом собственной жизнедеятельности. Именно они позволяют ставить цели и добиваться своего. Можно полагать, что становление воли и произвольности является магистральной линией развития личности ребёнка.

В этом солидарны практически все классики отечественной психологии. Так, согласно Л. С. Выготскому, личность охватывает единство поведения, которое отличается признаком овладения, и соответственно развитие личности есть становление способности владеть собой и своими психическими процессами. Д. Б. Эльконин неоднократно указывал на то, что формирование личностного поведения — это возникновение произвольных действий и поступков. А. Н. Леонтьев полагал, что формирование воли и произвольности имеет кардинальное, решающее значение для развития личности ребёнка. Л. И. Божович также подчёркивала, что проблема воли и произвольности является центральной для психологии личности и её формирования.

Однако, несмотря на общепризнанную в отечественной психологии фундаментальность этой проблемы и её несомненную значимость для практики воспитания детей, интерес к проблеме развития произвольности в детской психологии за последние десятилетия заметно снизился. Такое снижение интереса связано, по-видимому, с неопределённостью самих понятий «воля и произвольность ребёнка». Эти понятия описывают самые разные явления: произвольные движения, соподчинение мотивов, действия по инструкции, соблюдение моральных норм, целеполагание, моральный выбор, произвольность познавательных процессов, соблюдение правил поведения, действия по образцу, волевые усилия и пр. Остаётся непонятным, что объединяет столь различные феномены, и почему они обозначаются одними терминами. В силу такой неопределённости понятий проблема формирования воли и произвольности оказалась включённой в другие разделы психологии — с одной стороны это развитие познавательных процессов, с другой — становление действий и операций, с третьей — формирование потребностно-мотивационной сферы ребёнка. В результате, задача, поставленная ещё Выготским, — определить своеобразные стадии или ступени, через которые проходит становление свободы воли ребёнка, — остаётся до сих пор нерешённой.

Научная неразработанность этой проблемы отражается и на практике воспитания детей. Единодушно признавая значение формирования воли и произвольности, начиная с раннего детства, педагоги не располагают какими-либо научно обоснованными методами формирования этих качеств. Большинство имеющихся на сегодняшний день методических рекомендаций ограничиваются лишь советами родителям и воспитателям: воспитывать волю и целенаправленность, учить владеть собой, сдерживать непосредственные желания, формировать способность преодолевать препятствия и пр. Являясь безусловно справедливыми, эти советы не дают конкретных приёмов формирования воли и произвольности ребёнка и общей стратегии воспитания этих важнейших качеств личности. В результате воспитательная работа, Направленная на развитие воли и произвольности, сводится к таким же призывам или даже требованиям, адресованным уже детям: не бояться трудностей, доводить дело до конца, сдерживать свои желания и пр. Очевидно, что даже при самых благих намерениях воспитателей, но без понимания психологических основ формирования этих качеств, последовательная реализация этих требований не только не воспитывает, но и подавляет волю ребёнка. В силу этого разработка научно обоснованных методов и методик формирования воли и произвольности, начиная с раннего детства, является чрезвычайно важной.

Как показал Л. С. Выготский, истоки произвольности ребёнка лежат не внутри его организма и не в его индивидуальной деятельности, а в отношениях ребёнка со взрослым. Это положение стало традиционным для отечественной психологии. Однако в большинстве исследований взрослый выступает как носитель средств деятельности (знаков, норм, способов, правил и пр.). При этом полагается, что мотивы деятельности ребёнка возникают спонтанно, в его индивидуальном опыте. Но взрослый выступает для ребёнка не только как носитель средств и способов деятельности, но и как живое олицетворение новых мотивов, которыми ребёнок ещё не владеет, но до которых он может подняться с помощью взрослого. Однако способ передачи смысловых уровней имеет свою специфику: здесь невозможно прямое обучение или усвоение через подражание. Можно полагать, что в этой сфере действуют другие механизмы, которые предполагают не только «активность присвоения» со стороны ребёнка, но и «активность отдачи» со стороны взрослого, т. е. его субъективную включённость. Поэтому в центре внимания в данной работе находится не только активность ребёнка, но и характер, и содержание обращённости взрослого.

Принципиальным для генетического исследования является вопрос о том, в каком возрасте возникает то или иное качество, в нашем случае воля и произвольность. По этому вопросу имеется несколько различных точек зрения. Одни авторы видят начало становления произвольного поведения в целенаправленных движениях младенца, другие относят его к раннему возрасту, когда действия ребёнка начинают опосредоваться речью взрослого, третьи — относят начало произвольного действия к дошкольному возрасту, когда возникает иерархия мотивов и возникает возможность действовать по образцу, четвёртые полагают, что произвольная регуляция начинается лишь за пределами дошкольного детства — в младшем школьном и даже в подростковом возрасте, когда ребёнок становится способным сознательно выбирать цели своих действий и противостоять ситуативным мотивам. Очевидно, что сроки появления произвольности определяются тем содержанием, которое авторы вкладывают в это понятие.

Специфика генетического исследования той или иной функции (качества или процесса) заключается в том, что его нужно начинать с момента рождения ребёнка, и попытаться найти исходные формы уже в первые месяцы жизни. Та или иная функция всегда имеет предпосылки своего развития на предыдущем этапе, а потому провести жёсткий водораздел между наличием или отсутствием воли и произвольности нельзя. Развитие этих способностей начинается с первых недель жизни ребёнка. Однако в раннем онтогенезе этот процесс осуществляется не в индивидуальной жизни ребёнка, а в совместной жизнедеятельности со взрослым. Поэтому в раннем и дошкольном возрасте рассматривать произвольность отдельно взятого ребёнка вне контекста его общения со взрослым неправомерно.

В своей работе мы исходили из того, что уровни и этапы развития волевого и произвольного поведения должны определяться не наличием или отсутствием этого качества в индивидуальных действиях ребёнка, а специфическим для каждого возраста содержанием совместной жизнедеятельности со взрослым. Анализ этого специфического содержания на разных этапах раннего онтогенеза и построение единой возрастной линии развития воли и произвольности ребёнка и составляет основную цель этой книги.

Заключение

Представленные в этой книге исследования, несмотря на различие их содержания и методов, позволяют проследить единую генетически преемственную линию развития воли и произвольности в раннем онтогенезе. Попытаемся сделать это, суммируя результаты разных работ.

В качестве самого первого этапа становления воли и произвольности можно рассматривать возникновение коммуникативной деятельности младенца на первом месяце жизни. Взрослый человек является первым предметом внешнего мира, который открывается сознанию ребёнка и который позволяет открыть самого себя. Такое открытие происходит не спонтанно, а в результате индивидуально адресованного общения взрослого и его ярко выраженного отношения. Первое ощущение себя, которое является отправной точкой дальнейшего развития воли и произвольности, возникает в результате опоры на отношение к себе со стороны взрослого: младенец начинает ощущать себя как то, на что направлены улыбка, взгляд, слова матери. Он узнаёт себя в близком (но другом) человеке, и это узнавание становится началом самосознания. При этом возникает новая деятельность — ситуативно-личностное общение, предметом которой является другой человек. Взрослый начинает выступать как мотив деятельности ребёнка и как средство, через которое младенец воспринимает мир и действует в нём.

Вторым этапом становления воли и произвольности является возникновение движений младенца, направленных на предмет. Своеобразие этого этапа заключается в том, что на нём преодолевается ситуативно-личностное общение со взрослым, которое является единственной и ведущей деятельностью младенца, и возникает новая форма деятельности ребёнка — предметно-манипулятивная. Наши эксперименты (гл. 3) показали, что главным условием перехода от спонтанных к целенаправленным движениям является аффективная притягательность предмета, которая возникает во взаимодействии ребёнка со взрослым. В таком взаимодействии с одной стороны передаётся эмоциональное отношение к предмету, а с другой — способ действия с ним. Собственное действие младенца возникает в результате адресованного ему действия взрослого, несущего одновременно и мотивирующий, и операциональный моменты. В результате формируется образ предмета, который опосредует действия ребёнка. Воспринимаемый объект становится предметом самостоятельной активности ребёнка.

Однако через несколько месяцев предметные действия ребёнка стереотипизируются, становятся непосредственными и ситуативными. Зависимость от восприятия и связанность наглядной ситуацией является одной из главных возрастных особенностей раннего возраста. Освобождение от этой зависимости происходит на следующих этапах развития произвольности, которые связаны с овладением словом и становлением регулятивной функции речи. В раннем возрасте это проявляется в форме выполнения речевых инструкций взрослого.

Ребёнок слышит звучащую речь с первых дней жизни. Но эта речь является для младенца лишь признаком присутствия взрослого, общим фоном их взаимодействия либо условнорефлекторным сигналом. На определённом этапе развития (около двух лет) слово отделяется от предмета и от взрослого и само становится предметом сознания ребенка. Верным признаком этого является эмоциональное отношение к слову и активная речь самого ребёнка. Выделение и осознание значения слова, его своеобразное «открытие» знаменует встречу линий развития мышления и речи, которая, по нашей гипотезе, делает возможным речевое опосредование поведения. Полученные в работе факты (гл. 4) подтверждают эту гипотезу. Наши результаты показали, что слово обладает для детей раннего возраста не только объективным значением, но и субъективной значимостью, что делает его средством фиксации собственных действий и средством овладения своим поведением. В тех случаях, когда слово ещё не выделено в сознании ребёнка, оно остаётся условнорефлекторным сигналом и может опосредствовать поведение.

В более старшем, дошкольном возрасте слово свою аффективную значимость и перестаёт быть предметом активной ориентировки. Однако дальнейшее развитие воли и произвольности связано также с развитием peчевого опосредования, а именно с превращением речи из в интрапсихическую функцию. Ребёнок переходит к опосредствованию словом не только в совместных со взрослым, но и в своих индивидуальных действиях. Однако этот переход осуществляется не сразу во всех сферах и требует определённых условий.

В качестве одного из таких условий мы рассматривали тот материал, на котором осуществляется действие. Результаты наших экспериментов (гл. 5) показали, что для детей 3-5 лет речевое опосредование осуществляется значительно легче и быстрее на материале, связанном с социальной действительностью (куклы, игрушки, дети), в то время как чисто предметный, неодушевленный материал стимулирует непосредственные, ситуативные действия.

Таким образом, в индивидуальных действиях ребёнка, где взрослый не участвует непосредственно, присутствует, смыслообразующая и регулирующая роль социальных отношений ребенка. Социальный контекст существует при этом не в материальной, а в идеальной форме. Действуя с более привлекательными и понятными объектами, дошкольники раньше достигают произвольности и осознанности, чем действуя с чисто предметным, неодушевлённым для них материалом. Образ действия человека одновременно и мотивирует действия ребёнка и опосредует их. То же самое происходит и в ролевой игре дошкольника.

Однако в ролевой игре, как и в действиях с социальным материалом, ещё отсутствует сознательный контроль своего поведения. Деятельность ребёнка мотивируется и опосредуется образом взрослого (или игрового персонажа), но не правилами своего собственного поведения. Следующий шаг в становлении воли и произвольности и связан с выделением и осознанием правила как средства овладения своим поведением.

Этот шаг наиболее успешно осуществляется в игре с правилом. Систематическое проведение игр с правилами существенно поднимает уровень произвольности дошкольников не только в игре, но и в других, неигровых ситуациях. При этом повышается произвольность и осознанность как внешнего поведения, так и познавательных процессов. Центральная роль в этом принадлежит взрослому, который не только доносит до ребёнка правила действия, но и делает их выполнение важным и привлекательным для ребёнка. Только в том случае, если правило приобретает побудительную, мотивирующую силу, оно становится средством овладения своим поведением, а действие по правилу превращается в собственное, свободное (а не навязанное) действие ребёнка. Дошкольник уже не просто подчиняется инструкциям и контролю взрослого, но действует сам, контролируя сначала действия других детей, в потом и свои собственные, соотнося их с правилом.

Однако в действиях по правилу средства овладения своим поведением (т. е. правила) задаются извне взрослым и лишь присваиваются ребёнком. Следующий этап в развитии воли и произвольности заключается в способности самостоятельно и свободно определять свою деятельность и самому конструировать средства овладения своим поведением.

На этом этапе ребёнок сам ставит перед собой цель и сам строит (или выбирает) средства её достижения. Этот этап предполагает не только осознанность своих желаний, и осознание своего поведения. Переход на этот высший для дошкольного возраста этап связан с развитием самосознания ребёнка, которое в контексте нашей проблемы можно понимать как осознание своих желаний (мотивов и целей) и средств их достижения. Главным условием такого осознания в старшем дошкольном возрасте является внеситуативно-личностное общение со взрослым по поводу конкретных действий ребёнка. В таком общении формируется временной план действий ребёнка: разрозненные и фрагментарные действия связываются между собой и превращаются в осмысленные и значимые события. Собственное поведение выделяется в сознании ребёнка и становится предметом его деятельности. Многие исследователи полагают, что только этот этап, приуроченный к концу дошкольного возраста является началом действительно произвольного поведения (А. В. Запорожец, 1969; Я. 3. Неверович, 1965; Е. Е. Кравцова, 1991 и др.).

Дети, растущие в дефиците внеситуативно-личностного общения со взрослым (в закрытом детском учреждении) значительно отстают от своих семейных сверстников как по уровню развития самосознания, так и по произвольности поведения. В то же время обогащение жизни ре6енка индивидуально обращённым внеситуативно-личностным общением за сравнительно короткое время может повысить осознанность их поведения.

Однако между выполнением правила и осознанностью своего поведения существуют далеко не однозначные отношения. Как показали наши результаты, (гл. 8) правилосообразное поведение может быть стереотипным и неосознанным. В этом случае наблюдается невыделенность собственных действий и недоразвитие мотивационно-волевой сферы ребёнка. Выполнение правил является отчуждённым, вынужденным, ситуативным и не осознаётся как своё собственное, самостоятельное действие. Поэтому такое действие нельзя считать произвольным, несмотря на его внешнюю схожесть с таковым. Проведённый формирующий эксперимент показал, что развитие мотивационной сферы ребёнка, которое осуществлялось на материале овладения простым продуктивным действием, способствует становлению не только собственной активности, но и осознанности своего поведения. Оно становится осмысленным, осознанным и противопоставленным спонтанному способу реагирования, т. е. приобретает черты подлинной произвольности.

Таковы основные этапы становления произвольности в раннем и дошкольном детстве.

Наши исследования показали, что присвоение новых средств овладения своим поведением происходит не одномоментно, а проходит через ряд этапов. Проведённые эксперименты позволили проследить эти этапы и выстроить модель становления новых форм произвольности ребёнка в его взаимодействии со взрослым. Переход от одного этапа к другому происходит как приобщение ребёнка к новой для него области действительности, которую можно условно обозначить как предмет сознания — ПС. Предметом сознания может стать любая культурно заданная реальность — будь то действие с предметом, слово, правило действия или моральная норма. Этот новый предмет сознания ребёнок в раннем и дошкольном детстве открывает для себя только вместе со взрослым, при его активном соучастии. ПС открывается ребёнку как нечто целое, в единстве смыслового, познавательного и действенного моментов. Рассмотрим основные этапы процесса приобщения.

На первом, латентном этапе ПС ещё не существует для ребёнка, но присутствует в качестве некоторой фоновой характеристики его жизнедеятельности. На этом этапе взрослый вводит и активно использует во взаимодействии с ребёнком новую для него реальность, которая ещё не является предметом его сознания и не воспринимается им. Этот этап можно рассматривать как «действие с телом ребенка» (Б. Д. Эльконин), когда ребёнок погружается в то, что ему ещё неведомо и не представлено. Однако здесь происходит построение функциональных органов восприятия новой реальности. Подключая эту реальность к уже ставшей, сложившейся активности ребёнка, взрослый активно выражает своё эмоционально-ценностное отношение к ней, что требует одновременной обращённости и к ребёнку и к ПС.

Потенциальный ПС вбирает отношение взрослого и заряжается аффективной валентностью. Значение эмоционально-тёплых аффективных отношений со взрослым для становления саморегуляции ребёнка, которая отмечалась многими исследователями, как раз и состоит в том, что в них возникает общее смысловое поле, в котором зарождается собственное отношение ребёнка к новым для него областям действительности. Всё это подготавливает следующий этап — открытие ПС.

Этот этап переживается ребёнком как открытие нового измерения своего бытия. Открытие ПС есть фаза становления новой мотивации и нового способа действия. Это выражается в ярких положительных эмоциях при узнавании ПС, в стремлении к контакту с этим предметом и к действию с ним. Ребёнок как бы узнаёт в нём себя и свой собственный способ действия. Взрослый при этом уходит в тень, уступая своё место на экране сознания ребёнка новой для него реальности.

Но поскольку ПС заряжен чужой валентностью (отношением), он может побуждать, активность ребёнка только в присутствии носителя этого отношения, т. е. взрослого. Чтобы ПС стал достоянием самого ребёнка, необходим следующий этап, на котором взрослый поддерживает активность ребёнка и направляет её на этот предмет.

На этом этапе происходит фиксация новой действительности в сознании ребёнка, что неразрывно связано со становлением его собственного отношения к этому предмету и адекватных способов действия. Важность фактического присутствия, контроля и оценки взрослого для выполнения произвольных действий дошкольниками, которая неоднократно подчёркивалась многими исследователями, по-видимому, относится именно к этому этапу.

Только тогда, когда ПС осознаётся ребёнком и мотивирует его активность без участия взрослого, можно говорить, что новая реальность стала действительным достоянием ребёнка и что сформировалась новая потребность, которая проявляется в инициативных действиях ребёнка. Таким образом, потребность не предшествует деятельности, а завершает процесс её формирования.

После того, как ПС достаточно освоен в самостоятельной деятельности ребёнка, он может быть использован как средство в других видах деятельности, и прежде всего как средство общения со взрослым.

В контексте нашей работы особенно важно превращение ПС в средство овладения собой, которое возможно только по прохождении всех этапов становления деятельности.

Таким образом, процесс овладения новым средством организации своего поведения проходит следующие этапы:

1. Латентный этап.

2. Открытие ПС.

3. Этап поддержки.

4. Становление потребности.

5. Использование ПС как средства.

Важно подчеркнуть, что на поведенческом уровне использование ПС как средства организации своего поведения возможно и без прохождения обозначенных этапов — как непосредственное прилаживание к внешним условиям, выполнение требований взрослого или выработка навыков и двигательных стереотипов, что достаточно часто наблюдается в практике воспитания детей. Однако перескакивание с 1 на 5 этап ведёт к тому, что используемое средство не осознаётся ребёнком, а потому не может служить для осознания собственного поведения. Действия ребёнка остаются неосознанными, навязанными извне, а потому непроизвольными в психологическом отношении (хотя внешне могут очень напоминать произвольные). В этой связи трудно согласиться с многими авторами, утверждающими, что волевое и произвольное поведение начинается с выполнения требований взрослого (Б. Г. Ананьев, 1980, В. А. Иванников, 1990 и др.). Если эти требования остаются неосознанными и бессмысленными для ребёнка, говорить о произвольном поведении нельзя даже при наличии их выполнения. Произвольное поведение начинается с осознания средства овладения собой, которое возможно только тогда, когда это будущее средство становится предметом и мотивом деятельности ребёнка. Таким образом, воля и произвольность неразрывно связаны и едины в своём генезисе.

Важно подчеркнуть, что на всех этапах онтогенеза мотивированность и осознанность (воля и произвольность) выступают в неразрывном единстве. Чтобы действие стало свободным и осознанным, оно должно осуществляться в контексте значимых для ребёнка мотивов и осмыслено как свое собственное, а не навязанное извне. С другой стороны, осмысленность действия не может возникнуть вне его осознания. Как точно заметил М. Мамардашвили, «Не имеет смысла то, что достигается не собственным трудом, не на самом себе, без обострённого чувства сознания» (М. Мамардашвили, 1991, с. 3). Это «обострённое чувство сознания», которое явно проявлялось в наших исследованиях у детей в момент «открытия» нового предмета, неразрывно связано с рождением нового смысла и нового средства своей деятельности, которое становится средством овладения собой. Средством овладения собой может быть только то, что осознано как своё, не только значащее, но и осмысленное.

Конечно, в своих исследованиях мы не могли охватить всю мотивационно-волевую сферу. Мотивы ребёнка (особенно в дошкольном возрасте) гораздо богаче и разнообразнее тех, что были затронуты в наших исследованиях. Мы остановились лишь на тех, которые становятся средствами овладения своим поведением и которые передаются ребёнку во взаимодействии со взрослым.

Взрослый в процессе приобщения выполняет роль посредника между ребёнком и этим предметом, он как бы строит мост между ними. Такое посредничество предполагает одновременную обращённость взрослого и на ребёнка, и на предмет. Предмет будущей деятельности ребёнка должен быть выразительно, а не просто демонстративно, представлен ему через взрослого. Такая направленность взрослого (и на ребёнка, и на предмет) несёт в себе одновременно два момента: один из них связан с эмоционально-смысловым отношением, другой — со способом действия.

Взрослый всегда выступает перед ребёнком в двух ипостасях. С одной стороны, это конкретная, уникальная личность со своими индивидуальными смыслами и отношениями, с другой, — это носитель культурных образцов и способов человеческой деятельности. Совмещение этих двух полюсов в обращённости взрослого к ребёнку необходимо для превращения культурно-заданного средства в орган его собственной жизнедеятельности.

Отношение взрослого к ребёнку даёт ему возможность почувствовать и осознать себя, своё действие. Вне опоры на выраженное отношение другого вообще никакое произвольное действие невозможно. В абсолютной пустоте ребёнок не может почувствовать своего действия, не может знать, что он делает. Отношение взрослого к предмету наделяет этот предмет притягательностью и побудительной валентностью, превращает его в мотив собственных действий ребёнка. Любовь взрослого (вкладывание души) порождает живую душу ребёнка, его восприимчивость к миру и осознание себя.

Другой момент связан со способом действия с предметом. Здесь взрослый выступает как носитель норм и образцов человеческого действия. Этот аспект был достаточно подробно исследован в советской психологии. Здесь хотелось бы только подчеркнуть, что предмет не может войти в жизнь ребёнка и стать субъективно значимым в форме простой демонстрации, вне способа его употребления. Как отмечает В. П. Зинченко (1991, с. 13), образ предмета аккумулирует и содержит в себе энергию, накопленную в действиях. С другой стороны, именно способ употребления предмета делает действие с ним осмысленным и даёт ему адекватную форму.

Совмещение этих двух моментов в обращённости взрослого делает возможным передачу мотива и способа действия одновременно. Единство мотивированности и осознанности, эмоционального и интеллектуального на всех этапах развития ребёнка является подтверждением нашей гипотезы о том, что воля и произвольность развиваются в неразрывном единстве и что главным условием этого развития является совместная жизнедеятельность ребёнка и взрослого.

Смотрите также:

Книги

Мы не можем предоставить возможность скачать книгу в электронном виде.

Информируем Вас, что часть полнотекстовой литературы по психолого-педагогической тематике содержится в электронной библиотеке МГППУ по адресу http://psychlib.ru. В случае, если публикация находится в открытом доступе, то регистрация не требуется. Часть книг, статей, методических пособий, диссертаций будут доступны после регистрации на сайте библиотеки.

Электронные версии произведений предназначены для использования в образовательных и научных целях.

Новости психологии

21.01.2022

Подборка литературы


24.12.2021

Объявлена дата I Международной конференции Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике


16.12.2021

О воспитании ребёнка с РАС в подкасте «Vasia in Space»



Медиатека

Все ролики

Партнеры

Центр междисциплинарных исследований современного детства МГППУЦентр междисциплинарных исследований современного детства МГППУ
childresearch.ru
Портал психологических новостейПортал психологических новостей
psypress.ru
Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Логотип PsyJournals.ru Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2022 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2022 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

FacebookTwitter
  Яндекс.Метрика