Детская психология
 

Библиотека


Отрасли        психологии


RSS Настроить






Профилактика хулиганства и школа



Профилактика хулиганства и школа

Тип книги: сборник тезисов
Автор: Эфрусси П.О.
М.: Государственное издательство РСФСР, 1928г.71с.
Рубрика: Подростки 

По мнению автора, в развитии наклонности к деяниям, обозначаемым в общежитии и в судебном языке как хулиганские, влияние среды и воспитания имеет решающее значение. Школа, как главный орган социального воспитания, должна дать учащемуся положительный стержень поведения, комплекс социальных привычек, достаточно прочный для того, чтобы данный ребенок по выходе из школы сумел отразить отрицательные влияния дурной среды. Одним из главных признаков трудновоспитуемости, выделяемым П. О. Эфрусси, является асоциальность, т.е. неуменье приспособиться к тем требованиям, которые культурный коллектив предъявляет ребенку и подростку как своему члену общества.

Интересно отметить, что при новом понимании задачи школы, как ее понимает автор, на нее возлагается ответственность не только за нарушение дисциплины, но и за целый ряд тяжелых проступков со стороны трудных детей младшего и старшего возраста, остающихся в ее стенах несмотря на то, что проступки их по своему составу ничем не отличаются от действий взрослых хулиганов. В книге приводятся следующие данные, свидетельствующие о том, что «посещение школы в течение ряда лет еще не служит гарантией, что подросток или юноша по выходе из нее окажется достаточно культурно развитым и социально направленным и устойчивым, чтобы не попасть под действие 176 ст.» (хулиганство – прим. составителя): из 218 хулиганов, обследованных сотрудниками Московского губсуда в 1925-26 г., 81,5% прошли низшую школу, а 13% получили даже среднее образование, может служить доказательством,

Для справки: уголовный кодекс в 176 ст. в 1928 г. определяет хулиганство как «озорные, сопряженные с явным неуважением к обществу, действия». Попытки судебных работников, психиатров и психологов дать определение понятия хулиганства ссылают автора к книге Трайнина («Хулиганство». Петроград, 1915 г.), что «хулиганство… характеризует не внешний мир действий и фактов, а мир внутренних психических переживаний… Хулиганство может привести к самым разнообразным преступлениям. Поэтому нет хулиганских преступлений в том смысле, как имеются тяжкие и легкие; есть лишь преступления, совершаемые хулиганами, или, точнее, преступления, совершаемые в состоянии худлиганства… Оно является привходящим обстоятельством, отмечающим то или иное конкретное преступление… Подобно стыду или страху, оно фигурирует в законе в качестве одного из вспомогательных понятий, без которых ни один закон обойтись не может». Автором ссылается на некоторые основные признаки поведения хулигана, выделенные в книге Сегалова («Психология хулиганства. Проблемы преступности». Москва, 1926 г.): «С психологической точки зрения в состав поведения хулигана входят, как его основные признаки, «проявления грубой силы в форме злоупотребления ею по отношению к более слабым существам, или надругательство силы над слабостью. Хулиганский поступок в то же время симптом или проявление слабости и выражение потребности к самоутверждению». Результат, к которому стремится хулиган, есть, «самоутверждение как в своих собственных глазах, так и в мнении ценного для него общества… Среди товарищей и сверстников естественно появляется соревнование, желание привлечь внимание, выдвинуться, показать себя. Хулиган всегда действует анонимно, скрываясь за чужие спины… Поэтому всякий хулиганский поступок совершается группой лиц, при чем они ведут себя так, чтобы потерпевший не узнал, кто озорует, не опознал и не привлек, но чтобы те, кто делает общественное мнение, очень хорошо знали автора и исполнителей и подсобников и зачислили их озорство в заслугу удальства-молодечества». Профессором П. О. Эфрусси выделены наиболее частые и характерные особенности поведения хулигана:

1) бесцельность и бессмысленность проявлений злобы и жестокости (действия хулигана чаще всего направлены не на заранее определенных лиц, но на первых попавшихся),

2) недостаточность повода или явная несоразмерность его с учиненным деянием.

Автор придерживается следующего мнения: «… когда удается восстановить подробную биографию хулигана, всю эволюцию его характера, перед нами всегда открываются «глубоко отрицательные условия детства». Переводя эти наблюдения на язык педагогики, мы должны признать, что корни хулиганства нужно искать не только в застарелых болезнях нашего быта, в алкоголизме и низком уровне общей культуры, но прежде всего, в условиях, уродливого воспитания, как пережитке старого быта. Школа берет на себя обязательство не только держать этих детей (педагогически запущенных – прим. составителя) в своих стенах …, но берет на себя также задачу восполнения пробелов, которые имеются в их воспитании за весь предыдущий дошкольный период их жизни». Автор делает вывод, что именно те дети, которые являются педагогически запущенными, составляют ту категорию, из которой вербуются трудновоспитуемые и неуспевающие ученики, доставляющие школе максимум хлопот и забот, и чтобы ввести трудного ребенка в норму, сделать его социально приемлемым, нужно прежде всего противопоставить влиянию обстановки, в которой он живет и растет, другие, более сильные, положительные влияния.

Профессор полагает, что запущенный ребенок не всегда становится трудновоспитуемым в воспитательном отношении. В большинстве случаев он «выпрямляется» - по мере того как вовлекается в сферу влияния школы. С точки зрения психопатологии того времени, трудновоспитуемые дети принадлежат к категории детей, обладающих слабой и невыносливой нервной системой, к категории психически недостаточных и обладающих психопатической конституцией. Основные причины трудновоспитуемости автор предлагает искать как, в условиях среды, окружающей ребенка, так и в биологических и физиологических условиях наследственности.

Изучение особенностей поведения трудновоспитуемых детей приводит П. О. Эфрусси к убеждению, что между поступками взрослых хулиганов и запущенных, трудновоспитуемых детей нет разницы ни с качественной, ни с количественной стороны, поскольку речь идет о наиболее тяжелых формах проявления антисоциальных наклонностей у детей школьного возраста.

Автор приводит материалы по проведенным беседам с беспризорными детьми при собирании данных анамнеза и при последующем их пребывании в распределительном пункте во время психологических обследований и опросов, которые показывают, что психические травмы дают во многих случаях те «комплексы», из которых вырастают «ядовитые цветы и плоды хулиганства». В личности ребенка, в отличие от взрослого, особенно отчетливо, по мнению профессора, выступают две черты:

1) подражательность,

2) внушаемость.

Именно поэтому всякому ребенку, в особенности же трудновоспитуемому, нужны:

а) хорошие примеры со стороны окружающих,

б) налаженная среда, без стимулов к переживанию аффектов,

в) трудовой режим, дающий выход детской активности.

В содержании книги отмечается, что крайняя степень неуважения к коллективу проявляется в детском цинизме. Цинизм у трудных детей проявляется прежде всего в словесной форме. «Цинику нужны слушатели и зрители. Обычно циник бравирует своими недостатками, умышленно выставляет их на вид».

 «Поскольку хулиганство – со слов автора, - есть разновидность преступности и поскольку тип хулигана имеет общие черты с типом преступника и правонарушителя, мы имеем возможность на основе современных знаний психологии преступника выявить некоторые существеннные психологические особенности хулигана как личности». Согласно данным новейших исследований того времени, наиболее важные общие результаты сводятся к тому, что:

во-первых, средний умственный уровень у преступников и правонарушителей, в общем, ниже, чем у лиц, не совершивших преступлений;

во-вторых, что среди преступников имеется значительно меньший процент лиц с повышенным уровнем умственной одаренности, при значительно большем проценте лиц с низким уровнем умственной одаренности и развития.

Качественный анализ этих результатов приводит к общему выводу, что «подавляющий процент хулиганов отличается наличием примитивных интересов, отсутствием социальной установки, враждебностью к культурным формам нового быта».

В целях данной книги автором используется термин «примитив» - как тип ребенка с пониженным уровнем умственной одаренности, с примитивными культурными запросами и интересами. Основной и характерной особенностью ребенка такого типа является ограниченность духовного кругозора, бедность круга представлений и отсутствие культурных и высших духовных интересов. Особенно это выделяется при исследовании умственной сферы.

В книге также рассмотрены особенности поведения трудных детей в школе. В школе, как полагает автор, ребенок не может уклониться от участия в занятиях, не находит поддержки своим антисоциальным наклонностям у основной массы других детей, не имеет почвы для создания характерных сообществ. Автор считает, что с педагогической точки зрения следует понимать, что «озорство – обычный спутник детства и юности», а хулиганство – болезнь переходного возраста и ранней юности. В книге приводятся многочисленные примеры озорства и хулиганства, как индивидуального, так и группового, в разных возрастах. Автор также полагает, что значительное число проступков трудных детей в школе имеет более или менее явную сексуальную окраску.

В книге автором представлено мнение, что вопрос о мерах борьбы с подобными эксцессами в поведении школьника должен рассматриваться в связи с общим вопросом о наилучших условиях постановки воспитания в школе вообще и педагогически запущенных детей в частности. Поскольку речь идет о развитии личности и подготовке к жизни, центр тяжести воспитательной работы школы должен быть перенесен на развитие в запущенном ребенке внутренней дисциплинированности, умения сдерживать себя, способности к самоконтролю, и т.д. Автор книги задается вопросом, как развить в трудных детях эти качества? И отвечает: школа должна дать ему удовлетворение – удовлетворить его вкусы и потребности. «Дать правильную установку, направить интересы в сторону положительных с точки зрения личности и коллектива деяний – вот основные пункты той программы, которая стоит перед школой в деле предупреждения хулиганства» - выделяет автор.

Аннотацию выполнил студент  Дерюгин А. И.

Оглавление

 

 Введение

Часть I. Хулиганство, педагогическая запущенность и трудновоспитуемость

Что такое хулиганство?

Педагогическая запущенность как корень хулиганства

Этиология трудновоспитуемости

Трудные дети и их поведение

Общий подход к трудному ребенку и воспитательные приемы

Умственный уровень правонарушителя, хулигана и ребенка педагогически запущенного

Социально-правовые представления педагогически запущенных детей

Часть II.Трудные дети

Общая характеристика

Педагогические меры борьбы с запущенностью и трудновоспитуемостью как профилактика хулиганства

Предисловие

 

 Общепризнанное в медицине положение, что легче предупреждать болезни, чем лечить их, имеет по отноше­нию к той социальной болезни, которая на языке жизни называется хулиганством, свое полное значение. В развитии наклонности к деяниям, обозначаемым в обще­житии и в судебном языке как хулиганские, влияние среды и воспитания имеет решающее значение. Если в настоящее время отброшен общий тезис Ломброзо о врожденности преступных наклонностей, то по отноше­нию наклонности к хулиганству, как особому виду преступности, не может быть и тени сомнения, что хули­ганом человек не родится, а становится под влиянием неблагоприятных условий среды.

Говоря о среде, мы имеем в виду, разумеется, прежде всего, те отрицатель­ные условия, которые влияют на человека, еще не сло­жившегося, в семье и на улице. Перед школой всегда стоят две задачи по профилактике хулиганства: задача перевоспитания как противодействия влиянию среды, окружающей ребенка вне школы, поскольку это влияние является отрицательным, и, во-вторых, положительная и прямая задача воспитания. Школа, как главный орган социального воспитания, должна дать учащемуся положи­тельный стержень поведения, комплекс социальных привычек,   достаточно   прочный   для   того,   чтобы   данный ребенок по выходе из школы   сумел отразить   отрица­тельные влияния дурной среды. Школа бессильна, разу­меется, предвидеть все возможности, которые встретятся в будущей   жизни   учащихся.

И, однако,   несомненно, что школа в состоянии успешно справиться   с задачей выработки в учащихся общего направления   поведения в сторону социально полезных действий,   поскольку она считает своей задачей не только сообщение знаний, но и внесения нужных коррективов в воспитание ребенка в семье. Задача школы, как мы ее понимаем в настоящее время, исходя из принципов, выдвинутых новой школой, не только в том, чтобы дать грамотность в прямом смысле слова, но и в том, чтобы сделать ученика способным при столкновениях с жизнью, с ее новыми и сложными ситуаци­ями, ответить системой положительных реакций, выработать систему желательных социальных привычек и рефле­ксов, приобщить к культуре все молодое поколение. Идеаль­ное требование, которое ставит себе школа нового типа, где задачи воспитания   не отстают   от задач   обучения, сводится к тому, чтобы подросток или юноша по оконча­нии школы мог вступить в жизнь во всеоружии системы положительных привычек и социальных установок.   Чем больше общая постановка школы и условия воспитания в ней приближаются к этому требованию, и чем старше ступень,   с   которой   учащиеся   уходят   из школы,   тем больше шансов, что они окажутся достаточно устойчи­выми в жизни.

Именно   настоящая эпоха   с особенной силой и настойчивостью выдвигает вопрос о воспитатель­ных задачах школы на ряду с образовательными. Распад семьи, непрочность семейных связей,   фактическая без­надзорность детей в тех семьях, где не только отец, но мать в течение дня заняты вне дома, — все эти факторы вносят в жизнь многих детей тяжелые психиче­ские   травмы.    Жизнь   ставит   школе   властные   требования, заставляет ее взять па себя задачу воспол­нения недостатков и дефектов современного воспита­ния в семье.

Что нужда в восполнении недостатков воспитания в семье огромна, что семья во многих случаях не спра­вляется с элементарными задачами воспитания, об этом не может быть двух мнений. Мы оставляем в стороне вопрос о том, насколько многочисленна та категория учащихся, по отношению к которой школа обязана не только восполнить дефекты воспитания в семье, по и вести активную и упорную борьбу с внешкольными влияниями. Если судить по числу тех учащихся, которые официально регистрируются как «трудновоспитуемые»» то количество это, как будто, и незначительно по отношению к общему числу учащихся в наших школах. Впрочем, вычислить процент трудновоспитуемых или «трудных» детей в со­временной школе пока оказывается невозможным, — по­нятия эти не получили еще среди педагогов вполне ясного и устойчивого значения и единообразной оценки. Несомненно, во всяком случае, что абсолютное количество таких детей, в общем, весьма значительно. Вопрос о трудно­воспитуемых в нормальной школе до сих не получил в печати освещения, соответствующего важности вопроса. Настоящая работа является попыткой подойти к этому вопросу в связи с вопросом о хулиганстве. Если необ­ходима планомерность в борьбе с хулиганством, то первым этапом на пути к осуществлению этого плана должно служить подавление наклонностей к хулиганству в воз­можно раннем возрасте и именно в школе. Школа, где ребенок проводит большую часть дня, является именно тем местом, где возможен в течение нескольких лет непрерывный внимательный контроль и системати­ческое вмешательство. Улицу и семью невозможно пере­воспитать в короткий срок. Одно из главнейших, а может быть, и самое главное место еще долго будет принадлежать школе, как наиболее активному фактору поднятия куль­турного уровня. И поскольку задача эта вообще ставится, первая роль в ее осуществлении должна и будет при­надлежать школе.

Поведение   трудновоспитуемого ребенка и подростка „ по существу не отличается от поведения взрослого хулигана. Наши наблюдения   над поведением детей говорят за то, что   во   многих случаях поступки трудновоспи­туемых детей   старшего   школьного   возраста   во время пребывания   в школе,   в   особенности же   детей,   про­ходящих   через   распределительные   пункты   и детские дома,   если   не   в   количественном,   то   в качественном отношении, равносильны преступлениям взрослых хули­ганов.

Одним   из   главных   признаков   трудновоспитуемости является асоциальность, неуменье приспособиться к тем требованиям, которые культурный коллектив предъявляет ребенку и подростку как   своему   члену.   Трудновоспи­туемый ученик всегда является в том или ином отноше­нии   дезорганизатором    нормальной   жизни   коллектива школы, детского дома,   класса или группы.   И в этом отношении поведение трудновоспитуемого с формальной стороны не отличается от поведения взрослого хулигана. Различие лишь в том, что взрослый привлекается к судеб­ной ответственности, между тем как трудновоспитуемый учащийся становится, в лучшем случае, объектом усилен­ного   педагогического   внимания,   в худшем — не несет никакой ответственности за свои деяния. Поскольку меры перевоспитания   запущенного ребенка принимаются до­статочно рано и проводятся с достаточной последователь­ностью, трудновоспитуемый вступает в жизнь нормальным членом культурного общества. Трудность задачи требует прежде всего, чтобы в   этом вопросе   была достигнута возможная ясность, требует, с одной стороны, отчетливого выявления генезиса и развития асоциальных наклонностей в ребенке, с другой — точного и подробного выяснения тех педагогических средств и путей, которые необходимы для осуществления этой задачи.

Среди причин, обусловливающих рост хулиганства в школе, большое значение сам по себе имеет тот факт, что при обязательном обучении школа может отказаться от учащегося только в случаях крайнего нарушения с его стороны норм общежития. Дореволюционная школа широко пользовалась правом «исключать» не только трудновоспитуемых детей, но вообще всякого уче­ника, проявлявшего наклонность нарушать установлен­ные нормы школьной жизни и дисциплины. Этим правом широко пользовалась, в особенности, средняя школа казенного типа. Ученик выбрасывался из школы, и школа снимала с себя ответственность за дальнейшую его судьбу. Такая кара постигала ученика не только за такие про­ступки, как мелкое воровство, но и за пропуски уроков без уважительных причин, за дерзкий ответ учителю, за выход на улицу после установленного часа, за курение, по­сещение недозволенной пьесы и т. д., и т. д. Список проступков, за которые школа имела право избавиться от неудобного ученика, был настолько велик, что факти­чески каждая школа, в особенности провинциальная, имела полную возможность отказаться от каждого ре­бенка, который казался трудным с той или иной точки зрения. Взяв на себя заботу о перевоспитании тех учащихся, которые не получили в семье должного воспи­тания, послереволюционная школа берет на себя задачу, трудность которой во много раз превосходит задачу школы дореволюционной.

При новом, понимании задачи школы, на нее возла­гается ответственность не только за нарушение дисци­плины, но и за целый. ряд тяжелых проступков со стороны трудных детей младшего и старшего возраста, остающихся в ее стенах несмотря на то, что проступки их по своему составу ничем не отличаются от действий взрослых хулиганов.

Ставя себе задачей перевоспитание трудновоспитуемых, необходимо дать себе отчет, какие средства ведут к этой цели наиболее прямым путем. Можно утверждать, что ни одна школа и ни одна система воспитания, на ка­кой бы высоте они ни стояли, не может гарантировать, что тот или другой из питомцев не попадет в будущем, в силу тех или других неудачных условий своей жизни, в категорию преступников или правонарушителей. Но по отношению к хулиганству вопрос обстоит иначе. Преступником может стать каждый человек, прежде всего, в состоянии аффекта, поскольку аффект делает человека невменяемым, лишает его поступки контролирующего начала воли и разума. Хулиганские лее деяния являются следствием не простого нарушения контроля со стороны высших задерживающих центров, например в состоянии опьянения, а выражением прежде всего низкого общего культурного уровня данного лица, показателем того, что данный человек стоит в интеллектуальном пли мо­ральном отношении на ступени примитива, что инстинкты данного лица не подверглись той обработке, утончению или сублимации, которую дает воспитание и образова­ние, независимо от того, каков уровень одаренности данной личности.

Лица, стоящие далеко от педагогической работы с детьми школьного возраста, обычно склонны думать, что посещение ребенком и подростком школы и при­обретение грамотности в широком смысле слова, как суммы тех навыков и знаний, сообщение которых является прямой задачей всякой школы, само по себе служит достаточной мерой профилактики хулиганства.

Правильность такой точки прения подтверждается, как будто, новейшими данными относительно образовательного уровня тех лиц, которые привлекаются к судебной ответственности   за совершение   хулиганских   действий. Но если язык цифр красноречиво говорит   нам   о том, что повышение уровня образования идет рука   об руку с понижением наклонности к хулиганскому образу дей­ствий, то те же цифры не менее убедительно   говорят о том, что посещение   школы   в течение   ряда лет и не только низшей,   но далее и средней — само по себе еще не служит ручательством, что наклонность к озорству и хулиганству   будет   изжита   ребенком   и   подростком в период его пребывания в ней. К такому выводу при­водят нас, в частности, статистические   данные,   собран­ные за последние годы   кабинетами по изучению лич­ности преступника и преступности. Данные эти убеждают нас в том, что факт обучения в школе не предохраняет еще от совершения хулиганских поступков   по выходе из нее: на ряду с   образовательным уровнем   в пред­упреждении хулиганства решающую роль играет налич­ность культурных и социально направленных интересов. Тот факт, что из 218 хулиганов, обследованных сотруд­никами Московского губсуда в 1925 — 26 г.1, 81,5% прошли низшую школу, а 13°/о получили далее среднее образование2, может служить доказательством,   что по­сещение   школы   в течение ряда   лет еще   не   служит гарантией, что подросток пли юноша по выходе из нее окажется достаточно культурно   развитым и   социально направленным   и   устойчивым,   чтобы не попасть   под действие 176 ст. Мы согласны с тем, что именно школа, как никакая другая организация, может и должна помочь изжить хулиганство как бытовое явление. Но эта задача не может быть осуществлена автоматически,—необходимы какие-то специальные педагогические меры и приемы. С точки зрения профилактики хулиганства, недоста­точно обеспечить каждому ребенку школьного возраста возможность получить образование в меру своей одарен­ности,— необходим некий плюс, планомерная культура эмоционально-волевой направленности учащихся. Такая культура должна служить специальной задачей школь­ного педагога, — только при таком условии возможно сублимировать грубо-примитивные и животные инстинкты, заменить их социально направленными культурными интересами. Автор ставит себе задачу на основе педаго­гических наблюдений и психологических исследований осветить вопрос о средствах и методах осуществления этой воспитательной задачи школы, задачи одинаково важной как с точки зрения строительства новой куль­туры и жизни, так и с точки зрения строительства новой школы.

_________________________

[1]  См. «Хулиганство и поножовщина», работы сотрудников Мо­сковского губернского суда и Московского кабинета по изучению личности преступник» и преступности. А. О. Эдельштейн. «Опыт изучения современного хулиганства». Изд. Мосздравотдела, Мо­сква, 1927 г.

[2] Аналогичные результаты дало обследование хулиганов в Кри­минологическом кабинете Ленинградского губернского суда. См. «Хулиганство и преступление». Изд. «Рабочий суд». Ленинград — Москва, 1927 г.

Смотрите также:

Книги

Мы не можем предоставить возможность скачать книгу в электронном виде.

Информируем Вас, что часть полнотекстовой литературы по психолого-педагогической тематике содержится в электронной библиотеке МГППУ по адресу http://psychlib.ru. В случае, если публикация находится в открытом доступе, то регистрация не требуется. Часть книг, статей, методических пособий, диссертаций будут доступны после регистрации на сайте библиотеки.

Электронные версии произведений предназначены для использования в образовательных и научных целях.

Новости психологии

10.09.2019

Каждые 40 секунд в мире происходит самоубийство


06.09.2019

Открытие Московской международной книжной ярмарки 2019


30.08.2019 12:44:00

Впервые представлен учебно-методический комплекс по развитию личностного потенциала и эмоционального интеллекта у детей



Медиатека

Все ролики


Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2019 Детская психология  — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2017 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

  Яндекс.Метрика