Детская психология
 

Библиотека


Отрасли        психологии


RSS Настроить






Методологические основы психологии



Методологические основы психологии

Тип книги: пособие
Издательство: Спб.: Питер , 2007. - 320 с.
Несмотря на то что курс «Методологические основы психологии» является обязательным для специалиста-психолога, а интерес к данной области психологии усиливается, соответствующих университетских учебников до сих пор не существует. Этот пробел во многом восполняется настоящим изданием, в котором много внимания уделяется анализу методологии науки как особому типу знания, а также сущности научного знания в психологии. Изменение критериев научности, смена парадигм в психологии и связи психологического объяснения с используемыми методами — эти проблемы предваряют анализ основных принципов психологического исследования. Соотношение теории, закона и методов психологии раскрывается на фоне обсуждения одной из центральных проблем — проблемы кризиса (в разных вариантах ее осмысления и понимания возможностей ее разрешения). Книга рекомендуется студентам и аспирантам, а также преподавателям и исследователям в различных областях психологии и методологии научного знания.

Резензия

В пособии рассматриваются ключевые для подготовки специалиста-психолога вопросы методологии науки. На высоком профессиональном уровне авторы знакомят читателя с основными методологическими проблемами современной психологии, вводя их в широкий контекст научного знания. Данная книга представляет особое явление в ряду многочисленных изданий по психологии, потому что в ней впервые в постсоветское время (а значит и с новых позиций) в концентрированном виде определяется методологический статус психологии, в исторической ретроспективе рассматривается происхождение и развитие целого ряда проблем психологии. Наряду с традиционными рассматриваются и новые парадигмы и дихотомии. Эта книга особенно интересна и важна, потому что в ней отсутствует тенденция упрощения, столь характерная для многих изданий по психологии.

Рекомендуется в качестве дополнительной литературы по общей психологии и в качестве основного учебника по дисциплине «методологические проблемы психологии».

11.05.2007

Автор рецензии: Марютина Т.М., доктор психологических наук

Главы/Параграфы

Глава 1.

Общие представления о методологии науки

1.1. Понятие метода в узком и широком смысле

В словарях и энциклопедиях обычно дается определение методологии как учения о методе, под которым, в свою очередь, понимается совокупность приемов, способов, регулятивных принципов познавательной деятельности1, обеспечивающих ей «верный путь к цели», т. е. к объективному знанию. Соответствие, сообразность действия поставленной цели есть то исходное значение метода в широком смысле — как «пути к цели», которое нередко заслоняется пониманием его в качестве характеристики операциональной стороны действия (способ, прием и т. п.). Такое более широкое понимание метода можно найти, например, в Философской энциклопедии, где он определяется как «форма практического и теоретического освоения действительности, исходящего из закономерностей движения изучаемого объекта» [Философская энциклопедия, 1964, т. 3, с. 309].

Метод (в широком смысле) — путь познания, опирающийся на некоторую совокупность ранее полученных общих знаний (принципов).

Методология — учение о методах и принципах познания.

Можно выделить по крайней мере два понимания методологии, развиваемых: 1) как представленное при рефлексии теории познания понимание метода в указанном широком смысле и 2) как учение о системе методов (в узком смысле), посредством которых в рамках той или иной науки в ходе теоретического или теоретико-эмпирического исследования проверяется правдоподобие (или истинность) теории (или теоретической гипотезы).

Таким образом, в методологии психологии должно присутствовать как общефилософское представление о методе и связи его с принципами познания, так и более детально разрабатываемое в методологии науки (или в науковедении) понимание методов как системы исследовательских способов отношения к познаваемой действительности.

Метод (в узком смысле слова) представляет собой реализацию определенного познавательного отношения к изучаемой действительности, направляющего организацию исследования и предполагающего использование соответствующих приемов и процедур исследования.

Так, «пассивный» метод наблюдения отличается от экспериментального метода как «активного» тем, что при втором методе для проверки каузальных гипотез реализуется активное отношение — посредством вмешательства в изучаемые реалии. В психологии второе понимание методологии предполагает выделение системы методов, направленных на достижение цели познания (и реконструкций) психологической реальности. Однако вернемся к первому из названных выше пониманий метода.

В общей методологии науки принимается положение, что метод находится в неразрывном единстве с теорией: любая система объективного знания может стать методом. По существу метод — это сама удостоверенная практикой теория, обращенная к практике же исследования; любой закон науки, будучи познанным, выступает и как принцип, и как метод познания. В этом смысле правомерно говорить о методе как теории в действии.

Поскольку метод связан с использованием предварительных знаний, методология может подразделяться на две части: учение об исходных основах (принципах) познания и учение о способах и приемах исследования, опирающихся на эти основы.

В учении об исходных основах познания анализируются и оцениваются те философские представления и взгляды, на которые исследователь опирается в процессе познания. Следовательно, эта часть методологии непосредственно связана с философией, с мировоззрением, априорным принятием некоторых посылок. В учении о способах и приемах исследования рассматриваются общие стороны частных методов познания, составляющих общую методику исследования.

В этом определении сняты крайности понимания методологии как исключительно философско-мировоззренческого основания познания или только как набора технических средств, приемов, процедур исследования. Вторая из названных точек зрения свойственна ученым и философам позитивистских ориентаций, которые отрицают важную роль мировоззрения в познании.

Итак, говоря о методологии , мы имеем в виду особую форму рефлексии, самосознания науки (особый род знания о научном знании), включающую в себя анализ предпосылок и оснований научного познания (прежде всего философско-мировоззренческих), методов, способов организации познавательной деятельности; выявление внешних и внутренних детерминант процесса познания, его структуры; критическую оценку получаемых наукой знаний, определение исторически конкретных границ научного познания при данном способе его организации [Юдин, 1978]. Применительно к конкретной науке методологический анализ включает также ответы на вопросы о предмете науки, в том числе о критериях, отграничивающих ее предмет от предмета смежных с ней наук; об основных методах данной науки, о строении ее концептуального аппарата. К методологии относятся также анализ используемых в науке объяснительных принципов, ее связей с другими науками, критическая оценка получаемых результатов, общая оценка уровня и перспектив развития данной науки, и ряд других вопросов.

Прежде чем рассмотреть строение и функции методологии в научном познании, необходимо обсудить соотношение понятия методологии с близкими ему понятиями рефлексии, философии, мировоззрения, науковедения.

1.2. Соотношение понятий «наука», «философия» и «мировоззрение»

Вопросы соотношения философии и науки, их специфика широко обсуждаются в современной философской литературе. В западной философии существуют две тенденции в решении вопроса о соотношении философии и науки. С одной стороны, такие иррационалистические концепции, как экзистенциализм, философия жизни, философская антропология, полностью отвергают значение науки для формирования философского мировоззрения и даже рассматривают ее как враждебную человеку силу. С другой стороны, неопозитивизм (прежде всего сциентизм) признает собственно научное познание высшей культурной ценностью, способной без других форм общественного сознания обеспечить ориентацию человека в мире. Согласно второй точке зрения, философия должна отбросить мировоззренческие аспекты и ценностные подходы, выступая при этом лишь в функции логики и методологии науки. И в том и в другом случае отрицается внутренняя взаимосвязь, растущая заинтересованность науки и мировоззрения друг в друге.

Фундаментальная особенность, которая отличает философское знание от всех других видов знания, состоит в том, что «философия специфически теоретическими средствами (и это обстоятельство определяет ее глубокую общность с наукой) выполняет мировоззренческую функцию» [Юдин, 1978, с. 82].

Из приведенных высказываний видно, что главный вопрос, который встает при рассмотрении соотношения философии и науки, касается мировоззренческих аспектов философского и конкретно-научного знания, поскольку последнее также несет высокую мировоззренческую нагрузку. Вопреки имевшейся ранее тенденции отождествлять философию и мировоззрение в философской литературе все более последовательно проводится различие философии и мировоззрения. Это различие следует и из определения мировоззрения, данного в Философской энциклопедии.

Мировоззрение — обобщенная система взглядов человека на мир в целом, на свое собственное место в нем, понимание и эмоциональная оценка человеком смысла его деятельности и судеб человечества, совокупность научных, философских, политических, правовых, нравственных, религиозных, эстетических убеждений и идеалов людей.

Отношение человека к миру бесконечно разнообразно. Это и обусловливает различные аспекты осознания человеком себя в мире, различные грани единого мировоззрения. Именно отношение человека к миру составляет специфику мировоззрения в отличие от других систем знания, т. е. оно включает в себя не просто знание о мире самом по себе и не просто о человеке безотносительно к миру. Основной мировоззренческий вопрос — это и есть вопрос о том, каково отношение человека к объективной реальности и в каком отношении она находится к человеку. Любой другой вопрос является мировоззренческим постольку, поскольку он связан с отношением такого рода, является конкретизацией основного вопроса философии. В то же время без знания двух соотносимых миров любой разговор об их отношении становится бессодержательным.

Из сказанного ясно, что мировоззренческий аспект может иметь любое знание, в том числе и конкретно-научное.

Мировоззренческое значение могут приобрести и приобретают не только эпохальные открытия, но и любые факты науки, знания, включая обыденное знание и даже знание-заблуждение. Нельзя провести черту между знаниями мировоззренчески бессодержательными и знаниями мировоззренчески ценными. Но любые знания, в том числе и факты науки, не становятся автоматически фактом мировоззрения личности, группы людей или класса. Для приобретения этого последнего качества нужна особая работа, выполняемая — сознательно или неосознанно — носителем мировоззрения. Суть ее состоит в том, чтобы спроектировать полученный наукой результат на свой внутренний мир, придать ему не только объективное, но и обязательно субъективное значение.

Различные виды знания отличаются по своей потенциальной способности приобретать мировоззренческий статус. Данные науки благодаря своей объективности и прямому влиянию на образ жизни людей начинают приобретать все большую мировоззренческую силу, несмотря на происходящий время от времени всплеск интереса к иррационалистическим концепциям. В той или иной мере экспликация мировоззренческого потенциала научного знания осуществляется в рамках самой науки, особенно отчетливо и даже с необходимостью она должна присутствовать в общественных и гуманитарных науках, но только философия является непосредственно и собственно мировоззренческой наукой, специальной задачей которой является анализ совокупного содержания мировоззрения, раскрытие его общей основы и изложение его в виде обобщенной логической системы. Осуществляя эту задачу, она тем самым выступает как основа мировоззрения, как наиболее концентрированное и обобщенное, теоретически оформленное выражение мировоззрения.

Философия образует сердцевину мировоззренческой системы, является теоретической формой мировоззрения, его общеметодологическим ядром.

Итак, мировоззрение включает в себя не только общефилософские, но и частные положения, в том числе формулируемые частными науками. Более того, и это особенно важно подчеркнуть для психолога, мировоззрение опирается на всю духовную культуру и впитывает в себя, синтезирует в себе отражение всех форм и аспектов общественного бытия сквозь призму основного мировоззренческого вопроса об отношении человека к миру.

Философия — высший уровень сознательно отрефлексированного и теоретически оформленного мировоззрения, изложенного в систематической форме.

При этом те или иные исторически сложившиеся формы мировоззрения могут не иметь философски оформленного завершения. Мировоззрение и его теоретическое ядро — философия, выполняя общеметодологическую функцию в психологическом исследовании, вносят большой вклад в обеспечение объективности и научности получаемых в нем результатов.

Рассмотрев кратко вопрос о соотношении мировоззрения и философии и определив философию как теоретическую форму мировоззрения, необходимо отметить, что философия вскрывает и наиболее общие законы развития природы и общества. При этом философия опирается не только на науку, но и на всю совокупность духовной культуры; она использует свои специфические методы, не сводящиеся к специально-научным методам исследования (пример такого метода — рефлексия).

Принципиальное отличие философии от любой науки сводится к различию самих объектов частных наук и философии. Философия имеет своим специфическим объектом не просто действительность, освоенную в других формах сознания; она сопоставляет тип ориентации, задаваемый наукой, и все иные типы ориентации. Потому философия и является самосознанием культуры и еще шире — эпохи в целом, а не одной только науки. Философия как теоретически оформленное мировоззрение опирается на всю совокупность общественной практики, в которой наука является лишь одной из форм кристаллизации человеческого опыта. Именно ассимиляция философией всего богатства человеческого опыта позволяет ей задавать ориентиры самой науке и даже часто выполнять содержательно эвристическую функцию. Нелишне вспомнить, как часто наука «переоткрывала» на конкретном материале те истины, которые были известны философии в виде более абстрактных формулировок на столетия раньше, какую роль сыграло знание философии при совершении научных открытий в области такой точной науки, как физика (А. Эйнштейн, Н. Бор).

Рассмотрим также соотношение понятий «философия», «методология» и «науковедение». Иногда можно встретиться с утверждением, что методология — это и есть совокупность философских вопросов данной науки. Действительно, будучи формой рефлексии над научным знанием, методология науки тесно связана с философией. Следует иметь в виду, однако, что кроме философского уровня методологический анализ науки включает в себя и ряд других уровней, или этажей.

Науковедение — дисциплина, изучающая организационную специфику научной деятельности и ее институтов, осуществляющая комплексный анализ научного труда, деятельности по производству научных знаний.

К ее ведению относятся вопросы структурных единиц науки (дисциплинарное строение науки, организация междисциплинарных исследований); факторы, влияющие на эффективность работы научных коллективов; способы оценки этой эффективности и многие другие вопросы из области социологии и социальной психологии науки, наукометрии и др.

Ряд вопросов, изучаемых науковедением, имеет безусловный методологический статус, но они носят характер так называемой внешней, неспецифической рефлексии над наукой, касаются в основном социально-организационных проблем и не входят в предмет настоящего курса (социология науки, психология науки, психология ученого, этические проблемы научной деятельности).

1.3. Виды и формы рефлексии научного знания

Рефлексия — один из видов и даже методов познания, главной особенностью которого является направленность на само знание, на процесс его получения.

Можно сказать, что рефлексия является самопознанием коллективного или индивидуального субъекта. В первом случае рефлексия осуществляется над объективированными формами знания и ее условно можно назвать объективной , а во втором случае — над знанием, неотделимым от индивидуального субъекта, и она является субъективной по своей форме. Примером рефлексии над объективированным знанием является рефлексия над наукой, а примером субъективной рефлексии может служить самонаблюдение как прием познания индивидом своих собственных психических процессов.

Рефлексия представляет собой единство отражения и преобразования объекта; применение ее в исследовании приводит к творческой переделке самого изучаемого предмета. «В результате рефлексии ее объект — система знаний — не только ставится в новые отношения, но достраивается и перестраивается, т. е. становится иным, чем он был до процесса рефлексии... Столь необычное отношение между познанием и изменением объекта объясняется тем, что мы имеем в данном случае дело не с таким предметом, который существует независимо от познания и сознания, а с познавательным воспроизведением самого познания и сознания, т. е. с обращением познания на самого себя» [Лекторский, 1980, с. 266].

В отношении самопознания индивида этот тезис, берущий свое начало в гегелевском понимании рефлексии, кажется очевидным, но в отношении объективированных систем знания он имеет безусловную эвристическую ценность. В последнем случае имеет место не только выход за пределы существующей системы знания, но и преобразование ее за счет включения рефлектируемого знания в другой контекст, в новую систему отношений с другими элементами знания. При этом важнейшим механизмом приращения знания является превращение некоторого неявного знания (совокупности предпосылок и допущений, стоящих «за спиной» тех или иных формулировок) в знание явное, прямо формулируемое. Такой переход, разумеется, не остается без последствий для самого знания, он ведет к его уточнению, часто к отказу от некоторых неявно принимавшихся предпосылок. То, что раньше казалось ясным, интуитивно понятным и простым, в результате рефлексии оказывается достаточно сложным и нередко проблематичным, а иной раз просто ошибочным.

Исключительно важно понять, что всякий раз, когда отодвигаются рамки неявного, нерефлексируемого знания за счет рефлексии, неизбежно возникают новые неявные допущения, имплицитно присутствующие предпосылки. Следовательно, всякая рефлексия одновременно порождает новое неявное знание, что служит хорошей иллюстрацией диалектического характера любого акта познания. Это новое неявное знание, в свою очередь, может быть отрефлексировано и т. д. Но при этом всегда необходима некоторая «смысловая рамка», которая выполняет роль средства рефлексирования, а сама при этом не рефлексируется. Осмыслить ее можно лишь с помощью иной смысловой рамки, которая в новом контексте будет оставаться нерефлексируемой. Предел такого движения определяется теми познавательными или практическими задачами, которые необходимо решить с помощью нового знания.

Рефлексия является одной из наиболее существенных имманентных черт науки, как, впрочем, и всякого разумного действия индивида. Она предполагает не просто отображение в знании реальности, но и сознательный контроль за ходом и условиями процесса познания.

Само зарождение науки связано с переходом от дорефлективных представлений обыденного сознания к научным понятиям с помощью рефлексивных процедур. Выделение эмпирической и теоретической стадий развития науки также включает в себя в качестве одного из критериев степень отрефлексированности, осознания познавательных средств. Дальнейший прогресс научного познания заключается во все большем преодолении этой инерции обыденного нерефлективного сознания по отношению к концептуальным средствам.

Рост саморефлективности научно-теоретического мышления связан с усложнением средств познавательной деятельности, ростом количества звеньев посредников между верхними этажами теории и ее эмпирическим базисом, что приводит к появлению принципиально новых компонентов в самой системе научного знания: теоретической рефлексии над логической структурой и познавательным смыслом тex концептуальных систем, которые отображают объективную реальность. Именно эти компоненты в своей развитой форме и составляют «тело» методологии как особой отрасли человеческого знания.

Рефлексия как форма теоретической деятельности общественно-развитого человека, направленная на осмысление своих собственных действий и их законов, свойственна не только научной деятельности. Она зародилась и получила наивысшее развитие в философском знании. И до сих пор, несмотря на появление рефлексии внутри самой науки, за философией сохраняется прерогатива обеспечения верхних этажей самосознания научной деятельности.

Рефлексию над философским знанием выполняет, по-видимому, сама философия, обладая в этом смысле «саморефлектирующим свойством».

С начала XX в. началось резкое расширение сферы рефлексии над наукой. Возникла принципиально новая ее форма — внешняя, «неспецифическая» рефлексия, направленная на изучение социальных условий и результатов процесса познания, в частности вопросов о роли науки в обществе и ответственности ученых за результаты своей деятельности. Что касается тенденций в развитии специфической, внутринаучной рефлексии, то, используя терминологию П. П. Гайденко [Гайденко, 1969], ее можно обозначить как движение от онтологизма через гносеологизм к методологизму.

Онтологизм характеризуется сосредоточением на отношении объекта и знания, в последнем выделяется только его объективное содержание. Познание рассматривается как поступательное движение на пути к объективной истине, и цель рефлексии заключается в контроле за правильностью этого движения, в выделении предельных оснований в объекте, открытие которых и дает ту самую единственную, искомую истину. Такой тип рефлексии наиболее характерен для эмпиризма и всей классической науки, о чем будет сказано в следующих главах.

Под влиянием немецкой классической философии и в связи с усложнением объектов конкретных наук с середины XIХ в. центром самосознания науки становится отношение «субъект — объект познания». Философы начинают искать предпосылки и последние основания научного знания в формах организации познавательной деятельности, которые влияют на содержание и логическую организацию знания. Этот тип рефлексии, условно названный гносеологизмом , предполагает множественность оснований познания и относительный характер истины. Об истинности знания здесь можно судить по его адекватности задаче, данному способу овладения объектом, а не по его близости к некоторой абсолютной и единственной истине, постулируемой онтологической рефлексией. Этот вид научной рефлексии характерен для неклассической стадии развития науки.

Для методологизма как наиболее характерного типа рефлексии современной науки (на ее постнеклассической стадии) характерна направленность на средства познания в самом широком смысле этого слова, которые были нами перечислены выше при обсуждении терминов «методология» и «метод». При этом в прикладных и экспериментальных исследованиях развитие методологизма приводит к тому, что анализ средств познания постепенно перерастает в их систематическое производство, а в некоторых частях — даже в своего рода индустрию, поскольку индустриальными становятся формы организации и характер научной деятельности. Свидетельством этого является изменение, вернее, повышение требований к самому научному результату, он должен иметь стандартизованную «инженерную» форму, т. е. быть пригодным для «стыковки», «увязывания» и использования вместе с другими результатами в ходе коллективной научной деятельности.

Конструктивный характер приобретает рефлексия на уровне методологизма и в фундаментальных науках, где идет построение идеального объекта науки, модели изучаемой реальности. Важным следствием качественного развития самосознания науки является возникновение общенаучных концепций и дисциплин, выполняющих функцию рефлексирования определенных сторон процесса познания в специальных науках.

1.4. Структура методологического знания (уровни и подходы)

Если рассматривать структуру методологии науки «по вертикали», то можно выделить следующие ее уровни: 1) уровень философской методологии; 2) уровень конкретно-научной методологии; 3) уровень общенаучных принципов и форм исследования; 4) уровень методики и техники исследования.

Философская методология имеет форму философского знания, добываемого с помощью методов самой философии, примененных к анализу процесса научного познания. Разработка этого уровня методологии осуществляется, как правило, профессиональными философами и связана с анализом наиболее общих принципов познания и категориального строя науки в целом. Философия выполняет двоякую методологическую роль: осуществляет конструктивную критику научного знания с точки зрения условий и границ его применения, адекватности его методологического фундамента и общих тенденций его развития; дает мировоззренческую интерпретацию результатов науки (в том числе и методологических результатов) с точки зрения той или иной картины мира.

Уровень общенаучных принципов и форм исследования получил широкое развитие в XX в., и этот факт предопределил выделение методологических исследований в самостоятельную область современного научного знания. К нему относятся:

  • содержательные общенаучные концепции типа теоретической кибернетики как науки об управлении, концепции ноосферы В. И. Вернадского;
  • универсальные концептуальные системы: тектология А. А. Богданова, общая теория систем Л. фон Берталанфи;
  • собственно методологические или логико-методологические концепции: структурализм в языкознании и этнографии, структурно-функциональный анализ в социологии, системный анализ, логический анализ и др.

Они выполняют функцию логической организации и формализации специально-научного содержания. К концепциям последнего типа относится и ряд разделов математики.

Общенаучный характер концепций этого уровня методологического анализа отражает их междисциплинарную природу, т. е. они относительно безразличны к конкретным типам предметного содержания, поскольку направлены на выделение общих черт процесса научного познания в его развитых формах. Именно в этом состоит их методологическая функция по отношению к конкретно-научному знанию.

Следующий уровень — уровень конкретно-научной методологии — применим к ограниченному классу объектов и познавательных ситуаций, специфических для данной области знания. Обычно вытекающие из него рекомендации носят выраженный дисциплинарный характер. Разработку этого уровня методологического анализа осуществляют как методологи науки, так и теоретики соответствующих областей знания (второе, по-видимому, встречается чаще). Можно сказать, что на этом уровне (иногда называемом частной, или специальной, методологией) определенный способ познания адаптируется для более узкой сферы знания. Но эта «адаптация» происходит отнюдь не механически и осуществляется не только за счет движения «сверху вниз», движение также должно идти от самого предмета данной науки.

Как правило, философско-методологические принципы не прямо соотносятся с принципами, формулируемыми на уровне специально-научной методологии, они прежде преломляются, конкретизируются на уровне общенаучных принципов и концепций.

Уровень методики и техники исследования наиболее близко примыкает к исследовательской практике. Он связан, например, с описанием способов, конкретных приемов получения релевантной информации, требований к процессу сбора эмпирических данных, в том числе проведения эксперимента и методов обработки экспериментальных данных, учета погрешностей. Регламентации и рекомендации этого уровня наиболее тесно связаны со спецификой изучаемого объекта и конкретными задачами исследования, т. е. методологическое знание здесь является наиболее специализированным. Оно призвано обеспечить единообразие и достоверность исходных данных, подлежащих теоретическому осмыслению и интерпретации на уровне частнонаучных теорий.

Одна из важных функций дифференциации уровней методологического знания заключается в преодолении ошибок двоякого рода:

  1. переоценка меры общности знаний более низких уровней; попытка придать им философское и мировоззренческое звучание (часто встречается философская интерпретация методологии структурализма, системного подхода и других общенаучных концепций);
  2. непосредственный перенос положений и закономерностей, сформулированных на более высоком уровне обобщений без преломления, конкретизации их на материале частных областей знания; например, иногда делается вывод о конкретных путях развития того или иного объекта на основе применения к нему закона отрицания отрицания и т. п.

Кроме дифференциации методологического знания по уровням все более выраженным становится процесс консолидации его по содержательным основаниям вокруг доминирующих методологических принципов и даже мировоззренческих установок. Этот процесс приводит к формированию более или менее выраженных методологических подходов и даже методологических теорий. За ними стоят особые методологические ориентации. Многие из них строятся по дихотомическому принципу и противостоят друг другу (диалектический и метафизический, аналитический и синтетический, атомистический и холистический (целостный), качественный и количественный, энергетический и информационный, алгоритмический и эвристический).

Понятие подхода применимо к разным уровням методологического анализа, но чаще всего такие подходы охватывают два верхних уровня — философскую и общенаучную методологии. Поэтому для выполнения ими конструктивной функции в специальных науках необходима «переплавка» этих подходов с тем, чтобы они перестали быть внешними по отношению к той или иной дисциплине, а были имманентно связаны с ее предметом и сложившейся в ней системой понятий. Простой факт прогрессивности и очевидной полезности того или иного подхода не гарантирует успешности его применения. Если частная наука не подготовлена «снизу» для применения, например, системного подхода, то не происходит, образно говоря, «зацепления» между материалом частной науки и концептуальным аппаратом этого подхода, а простое наложение его «сверху» не обеспечивает содержательного продвижения.

Тот или иной подход не всегда осуществляется в явной и рефлектируемой форме. Большинство сформулированных в современной методологии подходов явились результатом ретроспективного выделения и осознания постфактум того принципа, который был реализован в наиболее успешных конкретно-научных исследованиях. Наряду с этим наблюдаются случаи прямого переноса методологических подходов и научных категорий из одной науки в другую. Например, понятие поля в гештальтпсихологии, в том числе и теория поля К. Левина, несет на себе явные следы физической теории поля.

Оглавление

Предисловие

Глава 1. Общие представления о методологии науки

1.1. Понятие метода в узком и широком смысле

1.2. Соотношение понятий «наука», «философия» и «мировоззрение»

1.3. Виды и формы рефлексии научного знания

1.4. Структура методологического знания (уровни и подходы)

1.5. Дескриптивная и нормативная функции методологического знания

1.6. Понятия объекта и предмета научного исследования (познавательная ситуация)

1.7. Соотношение методологии и психологии. Значение психологического знания для методологии науки

Глава 2. История развития и современные представления о научном познании

2.1. Историческая относительность форм, средств, идеалов и норм научного познания

2.2. Субъективное и объективное знание в теориях познания

2.3. Научная революция ХХ в.: возникновение неклассического естествознания

2.4. Позитивизм и его роль как методологического базиса наук на определенной ступени развития научного познания

2.5. Понятия парадигмы и научной революции по Т. Куну

2.6. Принцип фальсифицируемости гипотез в теории критического реализма К. Поппера

2.7. И. Лакатос и концепция внутреннего единства логики доказательства и опровержения

2.8. Старые дихотомии в современных методологических подходах

  • 2.8.1. Новые критерии научного знания
  • 2.8.2. Фаллибилизм
  • 2.8.3. Релятивизм и операционализм
  • 2.8.4. Номинализм, реализм, рационализм
  • 2.8.5. Интуитивизм
  • 2.8.6. Теоретическое — эмпирическое

2.9. Постнеклассическая стадия развития науки

2.10. Постпозитивистская трактовка развития науки

Глава 3. Специфика методологии психологии

3.1. Особенности психологического знания

3.2. Ненаучное психологическое знание и возможность психологического знания как научного

3.3. Рациональная и эмпирическая психология (в истории становления психологии как науки)

3.4. Ассоцианизм как первое направление психологии

3.5. Современное представление о теоретических и эмпирических методах в психологии

3.6. Моделирующий подход в теории познания и психологические гипотезы

Глава 4. Причинность и детерминизм в методологии науки

4.1. Причинность как принцип научного объяснения

  • 4.1.1. Принцип детерминизма: от античного к механистическому и вероятностному
  • 4.1.2. Биологический детерминизм и классическая картина мира

4.2. Зарождение представлений о психологической причинности

  • 4.2.1. Возникновение представлений о психологической причинности
  • 4.2.2. Каузальность в классической и неклассических парадигмах
  • 4.2.3. Причинность и закон

4.3. Формирование новых подходов к пониманию причинности в естествознании

Глава 5. Психология как самостоятельная наука

5.1. Первые научные парадигмы в психологии и признаки кризиса

5.2. Структура и специфика психологических теорий

  • 5.2.1. Множественность подходов к выделению структуры
  • 5.2.2. Теории разной степени общности

5.3. Психологические теории и пограничные области знания

5.4. Практика в противопоставлении психологической теории

Глава 6. Кризис в психологии и поиск общей методологии

6.1. Постановка проблемы кризиса в психологии

  • 6.1.1. От понятия кризиса к пониманию психологии как мультипарадигмальной науки
  • 6.1.2. Основные признаки кризиса
  • 6.1.3. Кризисная или мультипарадигмальная наука? (Резюме)

6.2. Теоретическая психология как оппозиция общей психологии

6.3. Классификация общепсихологических теорий на основе закрытой типологии

6.4. Методологический плюрализм в психологии

6.5. Методология без общепсихологической теории и в контексте логики науки

Глава 7. Теория деятельности как методологический подход в психологии

7.1. Деятельностное опосредствование

7.2. Соотношение понятий «взаимодействие», «отражение», «активность», «деятельность»

  • 7.2.1. Категории «взаимодействие» и «отражение»
  • 7.2.2. Категория «активность»
  • 7.2.3. Деятельность как философская категория

7.3. Теория деятельности как общепсихологическая парадигма

7.4. Возвращение категории образа в подходе А. Н. Леонтьева (как аспект преодоления постулата непосредственности)

7.5. Перспективы деятельностного подхода

Глава 8. Психологическая причинность

8.1. Различия в понимании психологической причинности и сути психологического экспериментирования

  • 8.1.1. Множественность представлений о психологической причинности
  • 8.1.2. Расщепление психологии на академическую и практическую
  • 8.1.3. Искажения в понимании экспериментальной парадигмы

8.2. Подходы к пониманию закона в психологии

  • 8.2.1. Проблема статуса и сути психологического закона
  • 8.2.2. Дискуссия о психологическом законе в отечественной психологии

8.3. Изменения в понимании причинности в связи с освоением марксистского наследия

  • 8.3.1. Закон как аспект психологической теории и как методологический аспект понимания детерминации
  • 8.3.2. Проблема причинности в подходе С. Л. Рубинштейна
  • 8.3.3. Методологический подход М. К. Мамардашвили
  • 8.3.4. Критерий неклассической картины мира по Мамардашвили

Глава 9. Парадигмы и дихотомии в психологии

9.1. Психология описательная и объяснительная

9.2. Морфологическая и динамическая парадигмы

9.3. Естественно-научная и гуманитарная парадигмы

  • 9.3.1. Ориентация на классическую картину мира
  • 9.3.2. Психологические объяснения и экспериментальный метод
  • 9.3.3. Мифы о естественно-научном и гуманитарном мышлении и реальность гуманитарной парадигмы

9.4. Типы рациональности в классической, неклассической и постнеклассической психологии

  • 9.4.1. Классическая и неклассическая психология
  • 9.4.2. Неклассическая психология и методологические заимствования
  • 9.4.3. Постнеклассическая парадигма как определенная картина мира
  • 9.4.4. Ценностный аспект как характеристика психологического знания на постнеклассическом этапе психологии

9.5. Гуманитарный идеал и горизонты новой психологии

9.6. Психология в поиске новых парадигм

  • 9.6.1. Изменение отношения к методу исследования
  • 9.6.2. Признаки постнеклассической науки в современных психологических исследованиях

Глава 10. Методологические принципы психологии

10.1. Открытость системы принципов

10.2. Деятельностный подход в психологии и принцип активности

10.3. Принцип системности

  • 10.3.1. Предпосылки системного подхода в психологии
  • 10.3.2. Принцип системности в методологии Б. Ф. Ломова
  • 10.3.3. Системно-исторический подход к развитию психологических теорий

10.4. Принцип развития

Глава 11. Методология отечественных и зарубежных подходов в современных дискуссиях

11.1. Дискуссии как способ обсуждения методологических проблем

11.2. Дискуссия о соотношении наследия вюрцбургской школы и отечественных исследований (об активности познания)

  • 11.2.1. Идеи активности познания в отечественной психологии с позиций немецкого автора
  • 11.2.2. Внешние аналогии в реконструируемых процессах регуляции мышления
  • 11.2.3. Активность и социальная детерминация мышления
  • 11.2.4. Связь методологических подходов с методической организацией исследований
  • 11.2.5. Принцип активности и проблема саморегуляции мышления

11.3. Современная трактовка культурной детерминации: дискуссия о книге М. Коула

  • 11.3.1. «Культуральная» психология
  • 11.3.2. Психологические орудия и артефакты
  • 11.3.3. Активность, деятельность, опосредствование

Список литературы

Смотрите также:

Книги

Мы не можем предоставить возможность скачать книгу в электронном виде.

Информируем Вас, что часть полнотекстовой литературы по психолого-педагогической тематике содержится в электронной библиотеке МГППУ по адресу http://psychlib.ru. В случае, если публикация находится в открытом доступе, то регистрация не требуется. Часть книг, статей, методических пособий, диссертаций будут доступны после регистрации на сайте библиотеки.

Электронные версии произведений предназначены для использования в образовательных и научных целях.

Новости психологии

11.10.2019 16:43:00

Инклюзия в высшей школе: психолого-педагогические исследования на PsyJournals.ru


10.10.2019 14:40:00

Всемирный день психического здоровья


04.10.2019 16:28:00

Список недавних магистерских диссертаций по психологии



Медиатека

Все ролики


Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2019 Детская психология  — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2017 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

  Яндекс.Метрика