Детская психология
 

Библиотека


Отрасли        психологии


RSS Настроить






Роль семьи в развитии детской тревожности: психосоматический аспект

Версия для печати

Распространенность феноменов тревожности в детской популяции, ее негативная роль в развитии являются темой многочисленных работ психологов, клинических психологов, педагогов, врачей. Интерес к данной проблеме со стороны представителей различных областей практики обусловлен влиянием тревоги на многие аспекты развития ребенка: физическое и психическое здоровье, развитие эмоциональной сферы и общения, учебную деятельность и т.д. Роль тревожности в возникновении широкого круга патологических явлений и как составляющей клинической картины разного рода расстройств, как психосоматических, так и психических, традиционно подчеркивается в психологической и медицинской литературе. Актуальность данной проблемы обусловлена распространенностью невротических и психосоматических расстройств (Антропов Ю.Ф., Бельмер СВ., 2005; Захаров А.И., 2004 и др.), явлений школьной дезадаптации в детской популяции.

Подавляющее большинство исследователей тревожности указывают на роль семьи в генезе и закреплении детской тревожности. Распространенность и тяжесть течения расстройств, связанных с повышенной тревожностью, а также тяжесть их последствий для физического и психического здоровья детей обусловливают необходимость создания системы грамотной психологической помощи детям и их семьям, направленной на диагностику, профилактику и коррекцию повышенной тревожности и связанных с ней особенностей семейной системы.

В области психологических исследований эмоционального развития многими авторами (Астапов В.М., 2004; Лукасик А.В., 2000; Прихожан A.M., 1996 и др.) подчеркивается негативная роль устойчивой личностной тревожности в психическом развитии. Однако здесь, в отличие от медицинской литературы, следует отметить отчетливую тенденцию рассматривать тревожность как явление, которое не является сугубо патологическим. Исследователи (Лукасик А.В., 2000; Прихожан A.M., 1996; Погорелова Е.И., 2002; Фролова О.В., 2001 и др.) отмечают, что существует определенный оптимальный уровень тревожности, необходимый для эффективного функционирования, в то время как чрезмерно низкие и высокие значения свидетельствуют о неблагополучии и могут являться патогенными. Таким образом, встает вопрос о различении нормальных и патологических механизмах включения тревожности в психическое развитие, определении круга нормальных и патологических феноменов, отражающих действие тревожности. Распространенность феноменов тревожности в норме определяет необходимость рассмотрения данной проблематики при исследовании нормального развития (в том числе психосоматического развития).

Современный взгляд на роль семьи в развитии детской тревожности необходимо включает анализ механизмов, опосредующих действие тревожности на психическое развитие. Уже в философии экзистенциализма, а позднее — в трудах психологов-экзистенциалистов существует идея о том, что способность совладать с нормальной, конструктивной тревогой является необходимым условием нормального личностного развития. Д.А. Леонтьев (2003) отмечает, что введенная П. Тиллихом (1995) категория мужества-трусости является определяющей в отношении к переживанию тревоги. «Мужество быть» включает способность осознавать и принимать тревогу. Недостаток мужества приводит к вытеснению тревоги, применению невротических защит, что определяет переход нормальной тревоги в патологическую.

Ключевым является вопрос о личностных ресурсах сопротивления, овладения тревогой. А.М. Прихожан (1996) указывает, что подобное понимание проблемы тревоги лежит в основе современных подходов к психологической помощи детям, для которых характерна повышенная тревожность. Современные модели психологической помощи таким детям опираются прежде всего на формирование эффективных стратегий совладания с переживанием тревоги и кризисными ситуациями.

Данная линия прослеживается и в психоанализе, в том числе работах А.Фрейд (2003) и М. Кляйн: тревога рассматривается как фактор психического развития в тесной связи с анализом защитных механизмов. Применение более или менее совершенных и зрелых механизмов защиты свидетельствует о силе или слабости эго и может служить показателем для прогноза дальнейшего развития. Соотношение силы тревоги и силы Эго во многом определяет, следует ли рассматривать тревогу как невротическую или как «объективную» Интересен взгляд П. Хайманн на роль механизмов защиты: «Вероятно, что психический процесс, снимающий те или иные конфликты и страхи, порождает другие, так что достигается лишь относительная свобода от беспокойства, относительный покой души. Такова психическая жизнь; затишье не может длиться долго, особенно в период роста и развития. Спокойствие, привилегия старых и мудрых, часто идет рука об руку с остановкой процесса» (Кляйн М., Айзекс С., Райвери Дж., Хайманн П., 2001, стр. 241-242).

С данной точки зрения, фундаментальным значением для развития обладает не факт наличия тревоги, а особенности динамики ее переживания, которые определяются ресурсами личности, позволяющими совладать с тревогой. Таким образом, для исследования роли семьи в развитии (и преодолении) детской тревожности и разработке коррекционных и психотерапевтических программ необходим анализ семьи как фактора развития механизмов, опосредующих действие тревожности.

В большинстве работ, посвященных изучению механизмов, опосредующих действие тревожности, уделяется определенное внимание той роли, которую в их развитии играет семейная среда. Анализируется влияние таких факторов, как особенности личности (в том числе тревожность) родителей, детско-родительские отношения, число детей в семье (Ковалева Е.Б., 1998; Taylor et al., 1990 и др.), недирективных методов социализации эмоций (наблюдения и моделирования) (Salovey, Mayer et al., 2000), «поощряющего» или «пунитивного» стиля подкрепления эмоциональных проявлений (Denham, 1998), особенности эмоциональной экспрессии родителей, семейная культура обсуждения эмоций (Matthews G., Zeidner M., Roberts R., 2001) и др. Данные исследования существенно проясняют роль различных факторов и механизмов эмоционального развития.

С нашей точки зрения, существенным потенциалом для анализа данной проблемы обладает культурно-исторический подход, в частности, в психосоматическом аспекте — культурно-исторический подход к психологии телесности (Николаева В.В., Тхостов А.Ш., Арина Г.А.). Центральным понятием данного подхода является понятие психосоматического развития, которое определяется как «процесс закономерного становления механизмов психологической регуляции телесных функций, действий и феноменов» (Николаева В.В., Арина Г.А., 2003, стр. 119). В контексте культурно-исторического подхода смысловые структуры и эмоциональные переживания рассматриваются как формы внедрения психологической регуляции в телесные феномены (Николаева В.В., Арина Г.А., 2003), что определяет значение эмоционального развития для становления телесности. По мнению авторов, на ранних этапах онтогенеза ведущую роль играет «совместно-разделенная эмоция», сопровождающая основные моменты телесного развития. Нормальное развитие обеспечивает, прежде всего, совместная радость. Замещение радости родительской тревогой может стать причиной возникновения психосоматических отклонений.

Первоначально психосоматический феномен появляется во взаимодействии в диаде «мать-ребенок». Этап коммуникативного смысла телесных феноменов является первым в психосоматическом развитии (Арина Г.А., 1991) Можно предположить, что взаимодействие в диаде, а на последующих ступенях развития более широкий спектр характеристик семейной системы опосредует действие тревожности на психосоматическое развитие ребенка.

В семье происходит означение как тревожных определенных телесных проявлений, формируются стратегии совладания с тревогой, даются модели симптоматического поведения, придается значение и смысл телесным феноменам, отражающим действие тревоги. Можно предположить, что каждому возрастному этапу психосоматического развития присущ особый характер опосредующей роли детско-родительских отношений в соответствии с задачами и содержанием этого этапа.

Опираясь на положения теории семейных систем, можно сказать, что означение психосоматического феномена происходит благодаря его встраиванию в функционирование семейной системы. Вряд ли можно выделить какую-либо специфическую для феноменов тревожности функцию. Как и любой симптом, тревожность может иметь морфогенетическую и морфостатическую функцию; маскировать другие эмоции (прежде всего, гнев, а также вину, интерес, любовь и др.), получать широкий спектр коммуникативных значений, выполнять охранительную функцию, сигнализировать о неблагополучии другого члена семьи, быть средством манипуляции другими членами системы и др.

Многие феномены, например жалобы, извлечение вторичной выгоды из телесных симптомов, наделение их коммуникативным смыслом не являются сугубо патологическими и наблюдаются и в здоровой популяции. Важной проблемой для выяснения механизмов встраивания тревожности в психосоматическое развитие и в том числе — механизмов симптомообразования—является установление качественных различий в функционировании феноменов психосоматического развития, которые присутствуют как в нормальном, так и в отклоняющемся развитии, исследование характера опосредующей действие тревожности роли детско-родительских отношений в нормальном онтогенезе и в случае различных вариантов психосоматического дизонтогенеза (отставания, регресса, искажения).

Применение культурно-исторического подхода в практике психологической помощи семьям, имеющим детей с повышенной тревожностью, обеспечит большую глубину психологической диагностики и ее соответствие психотерапевтическим задачам. Арина Г.А., Николаева В.В. (2004) подчеркивают необходимость психосоматического синдромного анализа в психологической диагностике в области психологии телесности и определяют модель психотерапии, отвечающей методологическим основаниям психологии телесности как «психотерапию знаково-символического опосредствования». С нашей точки зрения, психологическая помощь должна быть направлена на выявление и коррекцию смыслов и функций, которыми наделены феномены, отражающие действие тревожности.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Антропов Ю.Ф., Бельмер СВ. Соматизация психических расстройств в детском возрасте. — М., 2005.
  2. Арина Г.А., Николаева В.В. Психология телесности: методологические принципы и этапы клинико-психологического анализа // Междисциплинарные проблемы психологии телесности. Материалы межведомственной научно-практической конференции, Москва, 20-21 октября 2004 г.
  3. Кляйн М., Айзекс С, Райвери Дж., Хайманн П. Развитие в психоанализе. — М., 2001.
  4. Леонтьев Д.А. Экзистенциальная тревога и как с ней не бороться // Московский психотерапевтический журнал. 2003. № 2. С. 107-119.
  5. Николаева В.В., Арина Г.А. Клинико-психологические проблемы психологии телесности // Психологический журнал. 2003. № 1. Т. 24. С. 119-126.
  6. Прихожан A.M. Психологическая природа и возрастная динамика тревожности. Дис. докт. психол. наук. — М., 1996.
  7. Matthews G., Zeidner M., Roberts R.D. Emotional intelligence: science and myth. Mil, 2004.
Смотрите также:

Статьи

Новости психологии

17.05.2019 17:55:00

Новые выпуски подкаста на PsyJournals.ru


19.04.2019 21:02:00

Московский международный салон образования 2019


15.04.2019 14:15:00

Старт программы против буллинга



Медиатека

Все ролики


Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2019 Детская психология  — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2017 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

  Яндекс.Метрика