Детская психология
 

Шестилетний ребенок. Психологическая готовность к школе.



Тип книги: брошюра
Издательство: М.: Знание , 1987. – 80 с.
Рубрика: Дошкольники 
Брошюра посвящена острой я актуальной проблеме — в ней рассказывается об особенностях обучения и воспитания детей шестилетнего возраста. Авторы убедительно доказывают на основе данных современной науки и анализа педагогической практики, что главной задачей обучения шестилеток является формирование у них психологической готовности к школьному обучению. Для учителей, воспитателей детских садов, родителей.

Оглавление

 

Проблемы обучения шестилеток 

Психологические особенности шестилетних детей 

Как увидеть невидимое?

Ведущая деятельность 

Вехи развития

Зачем нужно учить шестилеток?

Кризис семи лет

Неготовые к школе дети, какие они? 

Где и как формируется готовность к школе

Показатели готовности

Структура учебной деятельности

Формирование произвольности в общении ребенка со взрослым

Формирование взаимодействия и общения со сверстниками 

Формирование отношения к себе

Как оценивать шестилетних детей?

Кто медленнее всех ест?

Кому и как учить шестилеток 

Рекомендуемая литература

Предисловие

 

ПРОБЛЕМЫ ОБУЧЕНИЯ ШЕСТИЛЕТОК

Летом 1986 года нас пригласили на совещание-семинар по проблемам обучения детей шестилетнего возраста. Совещание проходило в Москве и было весьма представительным. В зале сидели как учителя, которым только предстояло начать работать с шестилетками, так и те, кто уже имел опыт такой работы, воспитатели и методисты детских садов, а также представители науки. Всех объединяло желание совместными усилиями разобраться в «проблеме шестилеток».

На трибуну поднялась женщина. Ее представили: заслуженный учитель, стаж работы в начальной школе — более 25 лет. «Ну, сейчас начнет хвастать и нас уму-разуму учить», — недовольным шепотом сказала наша соседка, воспитательница детского сада. Однако первые же слова выступавшей опровергли это предположение.

«Мой опыт работы с шестилетними детьми никак нельзя назвать удачным, — негромко начала учительница. — До этого я работала в начальных классах. Результаты, в общем, были хорошие, особых проблем не возникало. Наверное, по этой причине, когда понадобился педагог, который будет учить шестилеток, выбор пал на меня. Мне сказали: «У вас получится». С таким напутствием я в сентябре 1985 года переступила порог детского сада, чтобы продолжить хорошо знакомый мне учительский труд в его стенах.

Передо мной сидели, в общем, такие же, как и в первом классе школы, маленькие мальчики и девочки, только разве что уж очень маленькие. И как в школе, на меня с любопытством смотрело множество пар глаз. Но они не только смотрели. Очень скоро на меня посыпались вопросы: «Тетенька, а вы кто? А вы что будете делать? А где наша воспитательница? А отметки вы ставить будете?» От обилия вопросов и непривычного для меня поведения детей я растерялась. И весь мой опыт ничем мне не мог помочь. Первый урок и многократно проверенная практикой методика его проведения благополучно провалились. «Первый блин комом», — подумала я.

Однако дальше пошло еще хуже. У меня все время было ощущение, что дети меня не слушают и не слушаются, хотя к дисциплине они вроде бы были приучены, смирно сидели за партами и смотрели на меня, но, как мне казалось, какими-то стеклянными глазами. Я не чувствовала контакта с классом.

Где-то в октябре произошел случай, который произвел на меня удручающее впечатление. Один из моих маленьких учеников встал среди урока и пошел в уголок игрушек. Я его спросила, что случилось, а он, насупившись, ответил: «Мне надоело...» Но ведь я думала, что делаю все возможное, чтобы уроки были увлекательными! Посетившая мои уроки заведующая детским садом удивленно заявила: «Мне-то говорили, что придет опытная учительница... Да у меня в саду любая воспитательница проведет урок ничуть не хуже».

Наконец, я твердо решила: забуду, что знаю и умею, буду всему учиться заново. Я стала ходить с моими детьми на прогулки, я училась играть вместе с ними, мы вместе готовились к празднику. Я посещала занятия, проводимые воспитателем. В общем, я перенимала опыт, я училась. И поняла главное: ученики шестилетнего возраста только внешне похожи на моих прежних учеников, а на самом деле они совсем иные.

Только во второй половине учебного года у меня что-то начало получаться. Я увидела, что шестилетки не такие уж маленькие. Это самые старшие дети в детском саду, и вполне естественно, что отношение к ним здесь как к большим. Я научилась учитывать это в своих взаимоотношениях с учениками. Вместе с тем меня перестало коробить то, что на парте рядом с карандашами могла лежать кукла или сабля. Я научилась отвечать на многочисленные вопросы, не теряя основной нити урока, научилась направлять в нужное русло всю ту детскую активность, которая раньше ставила меня в тупик и казалась мешающей делу. Больше на моих уроках никто не уходил в игровой уголок, хотя теперь это уже не было бы для меня трагедией, свидетельством моей учительской несостоятельности».

Учительница закончила выступление, а зал, напряженно слушавший ее, как будто прорвало. Если у многоопытного учителя такие трудности, то что будет с остальными? Что же это за невидаль такая — класс шестилеток? Из зала раздавались реплики: «Не готовы эти дети к школе», «Да они просто маленькие», «Не приучены наши дети к учебе».

А может быть, действительно, детей-шестилеток рано учить? Ведь даже не все семилетние дети готовы к школьному обучению. Или психологическая готовность к школе не столь уж обязательна, и можно надеяться, что неготовые дети «дозреют» в ходе самого обучения?..

Веселые и нарядные, с букетами цветов идут первого сентября дети в школу. Каждый из них надеется быть примерным учеником и получать только хорошие отметки, любить своего учителя и школу и вообще рассчитывает на интересную, веселую, во всех отношениях прекрасную школьную жизнь. Не чуждо это радостное настроение и учителям. «Вот мои дети. Какие они все хорошие! Надо будет только найти к каждому из них свой «золотой ключик».

Но вот проходит совсем немного времени, и мы слышим: «Мама, а долго я буду ходить в школу? Я уже устала...»; «А когда будут каникулы? Все учимся, учимся .. Даже в субботу»; «Я хочу обратно в детский сад. Там лучше было».

И с другой стороны можно услышать жалобы: «Ну и класс же мне достался! Не то что параллельный. Как их учить целых три года?»; «Да что вы мне говорите про Сидорова. Я готова пять таких Сидоровых взять к себе в класс, лишь бы у меня забрали одного моего Иванова!»

В чем причина взаимных недовольств? Каким детям трудно учиться и с какими детьми учителю трудно?

Правы те учителя, которые на основании своего опыта указывают на психологическую неподготовленность даже некоторых семилетних детей к школе как на одну из причин школьных трудностей. Именно неготовые к школьному обучению дети доставляют учителю больше всего забот. Как правило, именно из этой категории «ведут свою родословную» отстающие ученики. Чаще всего именно эти дети бывают невнимательны на уроке, выпадают из общей работы класса. Наконец, именно у них быстро пропадают желание учиться и всякий интерес к школьной жизни.

Но все это следствия неготовности детей к школе, а не ее суть и причина. Что же все-таки объединяет этих детей с самого начала их школьной жизни? Где были допущены недоработки и изъяны в их воспитании и обучении? А может быть, таких недоработок не было? Может быть, как есть светловолосые и темноволосые или высокие и низкорослые, так же есть психологически готовые и неготовые к школе ученики? Кстати, откуда вообще взялось понятие психологической готовности (неготовности) детей к школе?

Действительно, еще сравнительно недавно это понятие встречалось только в специальной литературе, да и то редко. Изучались и описывались дети с отставанием в умственном развитии, с задержкой общего психического развития или каких-то сторон и функций психики, с педагогической запущенностью, с органическими дефектами, а вот о психологически неготовых к школе детях почти ничего не было известно. Сейчас психологической готовности к школе посвящаются радио- и телепередачи, на эту тему проводятся семинары и совещания, написаны статьи и книги. Может быть, раньше таких детей не было? Почему именно в последнее десятилетие так обострилась эта проблема? Что произошло? Изменились школа и ее требования? Сами дети стали другими?

Вряд ли возможно сейчас дать исчерпывающий ответ на эти вопросы. Но и оставить их без рассмотрения нельзя, если мы хотим разобраться в проблеме шестилеток и психологической готовности детей к школе.

Бесспорно то, что наша жизнь непрерывно меняется. Усложняется труд людей — основа жизни общества. Он становится все менее доступен детскому пониманию, Место работы родителей, как правило, значительно удалено от детей. Как показали исследования, большинство современных городских детей (а село, как известно, все больше приближается к городу по образу жизни) имеет весьма смутное представление о трудовой деятельности родителей. Даже старшие дошкольники не всегда могут сказать, кем работают их отец и мать. А если и называют профессию родителей, то это совсем не значит, что они реально представляют, чем заняты на работе близкие им взрослые. Мир взрослых стал еще более закрыт для детского понимания, и еще более сузилась сфера возможного участия детей в труде взрослых.

Все большее отдаление детей от производственной жизни взрослых сопряжено с «инкапсуляцией», самозамыканием их мира и как следствие этого — с социальной незрелостью и инфантильностью.

Современные дети психологически моложе, чем были их родители в этом возрасте. Да, они раньше научаются читать и писать, да, они смотрят телевизионные программы, которые не всегда рассчитаны на детскую аудиторию, и что-то в них улавливают, да, в 14 лет они просят модные джинсы, но психологически они еще «маленькие», несмотря на всю их часто не соответствующую возрасту информированность. Информированность не обеспечивает автоматически развития личности ребенка, не формирует у него качественно нового, более сознательного, более взрослого отношения к действительности.

В чем проявляется инфантильность как неоправданно затянувшаяся детскость? В первую очередь в перекладывании своих забот и трудностей на плечи окружающих взрослых — родителей, учителей.

Девочка пришла из школы очень расстроенная: отказалась есть свои любимые блинчики, забилась в угол, сидит надувшись. На вопросы матери не отвечает. Наконец, расплакалась и говорит: «Это ты, мама, во всем виновата! Ты плохо меня вчера проверила, и я из-за тебя тройку получила». Ее сверстник уверяет, что учительница нарочно выбирает такие примеры и задачи, которые он не может решить. Третий ученик утверждает, что в учебнике математики одни опечатки, так как приведенные в нем ответы не совпадают с полученными им решениями...

В школе, как известно, за последнее время тоже произошли изменения в сторону увеличения требований к ученикам, возрастания сложности решаемых, задач. Изменились школьные программы, возросли сложность учебного материала и объем информации, усваиваемой детьми в школьном возрасте, сократились сроки начального школьного обучения. Все это заставляет по-новому смотреть на приходящих в школу детей. В то же время все чаще стало подвергаться критике качество современного школьного образования. Особую тревогу вызывает тот факт, что год от года не уменьшается количество плохо успевающих и «трудных» учащихся. В результате возникает ситуация, когда учитель систематически тянет «за уши» своих учеников из класса в класс, родители жалуются, что школа нынче учит плохо и если бы не их помощь, то неизвестно, что и было бы, а сами ученики и прямо, и косвенно демонстрируют свое нежелание учиться. Ситуация поистине революционная.

Что же даст для ее разрешения реформа школы и, в частности, к чему ведет смещение на год срока начала обучения? Ведь бесспорно, что психологическая готовность к школьному обучению у шестилетних детей меньшая, чем у семилеток. На первый взгляд такое решение только усугубит и без того нелегкое положение дел. Так ли это? Готовы или не готовы шестилетки к школьному обучению?

Смотрите также:

Книги

Мы не можем предоставить возможность скачать книгу в электронном виде.

Информируем Вас, что часть полнотекстовой литературы по психолого-педагогической тематике содержится в электронной библиотеке МГППУ по адресу http://psychlib.ru. В случае, если публикация находится в открытом доступе, то регистрация не требуется. Часть книг, статей, методических пособий, диссертаций будут доступны после регистрации на сайте библиотеки.

Электронные версии произведений предназначены для использования в образовательных и научных целях.

Новости психологии

18.09.2020 16:17:00

MGPPU - LIB - Новые поступления


14.08.2020

Новое в психологии


06.08.2020 14:37:00

О проблеме взросления и дистанционной поддержке людей с аутизмом



Медиатека

Все ролики

Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Логотип PsyJournals.ru Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2020 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2020 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

FacebookTwitter
  Яндекс.Метрика