Детская психология
 

Почему Психолог похож на Кота? Тонкости психологической помощи детям



Почему Психолог похож на Кота? Тонкости психологической помощи детям

Тип книги: монография
Автор: Бардиер Г.Л.
Издательство: М.: Генезис , 2002. — 112с. – 2-е изд., испр. и доп.
В книге подробно анализируются нюансы взаимодействия взрослых и детей. В ней также изложена авторская концепция психологических занятий с младшими школьниками. Какой помощи ждут от взрослых дети? Каких действий со стороны взрослых они опасаются? Наряду с размышлениями детей об этом книга содержит изложенные в доступной форме рекомендации и комментарии специалистов-психологов. Книга полезна и интересна широкому кругу читателей. Родителям будет полезно более внимательно взглянуть на себя и своего ребенка, подумать о характере своих взаимодействий с ним. Для учителей ценность представляют рабочие диагностические схемы, позволяющие более глубоко и точно идентифицировать проблемы детей. Опираясь на материалы этой книги, психологи смогут строить консультационно-коррекционную работу с родителями, педагогами и детьми.

Главы/Параграфы

Глава 3. ОШИБКИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ДЕТЯМ

ОШИБКИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ: СУЩНОСТЬ

Итак, под отсутствием психологической помощи ребенку со стороны взрослого человека, будь он учитель, родитель или психолог, мы предположили факт «несовместности» действий взрослого и ребенка. С одной стороны, такая «несовместность» проявляется как психологическое подавление (позиция «сверху»), с другой - как манипулятивное приспособление к потребностям, желаниям, сиюминутным капризам ребенка (позиция «снизу»). Нет никакой помощи ребенку и от взрослого, который просто избегает всяких контактов с ребенком, а вместе с ними и ответственности за психологические события в жизни ребенка. В известном смысле и сотрудничество нельзя считать психологической помощью, так как оно не организовывается специально, а просто «всегда существует».

Учитывая сказанное, можно дать рабочее определение социально-психологической помощи детям.

Под социально-психологической помощью ребенку со стороны взрослого в данной работе мы будем понимать достижение взрослым человеком такой совместности действий,размышлений и переживанийего и ребенка, в результате которой с ребенком происходяткачественные изменения позитивного характера: улучшается его самочувствие, формируются и развиваются успешно полезные навыки, снимаются или решаются его проблемыи наступает эмоциональное облегчение.

Ясно, исходя из этого определения, что первым делом при желании оказатьсоциально-психологическую помощь ребенку является стремление взрослого человека оказаться вместе с ним в трудную минуту, стать ему старшим другом, заслужить его доверие.

Но тут одного желания взрослого мало. Не так ведь легко стать другом и получить доверие ребенка. Гораздо легче остаться с благими намерениями, не сумев их реализовать. Или реализовать их ошибочным путем, получив при этом не тот результат, на который намерения изначально были направлены.

Иными словами, если наличие-отсутствие психологической помощи в структуре поведения взрослого человека мы связываем с фактом благоприятности и комплиментарности (совместности) для самого ребенка и его намерений (действий, рассуждений, чувств), то ошибкипсихологической помощи – этонеадекватно намеченныеи реализованные взрослым пути исполнения, пусть даже самых что ни на есть благих намерений.

ОШИБКИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ: ПРИМЕРЫ

Пример 1. Родители, желая помочь ребенку в учебе, наказывают его за двойки. При этом они не замечают, что проблема ребенка не в том, что он, скажем, мало времени тратит на уроки или не старается писать аккуратно. Его проблема в том, что он не понимает, в чем смысл домашнего задания, почему надо применять в решении именно эти формулы, а не другие.

Ясно, что ошибка взрослого состоит в том, что помощь требуется ребенку в сфере познания (ребенок ждет, что ему кто-то объяснит материал), а не в сфере поведения (организовать себя на выполнение уроков он и сам может). Результаты такой ошибочной помощи могут оказаться весьма плачевными: ума у ребенка не прибавится, а вот обида на взрослого может перерасти в комплекс неполноценности, потерю доверия или даже в саботаж учебной деятельности в целом.

Пример 2. Родители все-таки пытаются помочь ребенку, получившему двойку, объясняя ему материал. Но при объяснении они пользуются неизвестными ребенку терминами и приемами решения. Получается, что они не помогают, а демонстрируют ему то, на что сами способны в данном учебном предмете. В итоге ребенок окончательно сбит с толку.

Ошибка в этом случае состоит в том, что родители неправильно определили путь оказания психологической помощи: вместо развития у ребенка понимания, они пытались заставить его запомнить новые знания, которые, как понимает сам ребенок, вряд ли пригодятся ему на уроке.

Пример 3. Ребенок поссорился с другом. Родители хотят ему помочь, видя, что он переживает. И вместо того, чтобы выяснить, что именно в этой ссоре он переживает (возможно, он сам был неправ, или он разочаровывается в людях, или от этой ссоры могут пострадать другие его друзья и т.п.), вместо душевного разговора с ребенком родители начинают выискивать отрицательное в поведении друга, давая этим своему ребенку урок огульного обвинения, недоверия, пренебрежения и подозрительности.

Итог - ребенок замыкается в себе, никому не верит, изменяются в негативную сторону его нормы отношения к людям.

Из приведенных примеров видно, что ошибки психологической помощи обнаруживаются в ситуациях, когда благонамеренные родители обращают свою помощь «не по адресу», то есть, путают:

  • СФЕРЫ помощи (вместо познания обращаются к поведению),
  • нуждающиеся в помощи ПСИХИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ (вместо мышления тренируют память),
  • актуальные для ребенка СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НОРМЫ (вместо компонентов взаимоотношений обсуждают негативные качества конкретного человека).

Кроме этих трех областей, где взрослые чаще всего допускают ошибки психологической помощи детям, можно выделить еще целый ряд «горячих точек». Суть каждой из них состоит в том, что в психологической помощи нуждается одна психологическая структура ребенка, а взрослые адресуют свою помощь к другой. И делают они это именно ПО ОШИБКЕ. Желая добра.

Между прочим, теперь становится понятно, почему дети так не любят взрослых, «читающих морали». Ведь морали им же самим только и понятны. Это определенные нормы поведения, которые для детей не актуальны. Им интереснее со взрослыми разговаривать о другом, а запоминать нормы, которые для них кажутся искусственными, бессмысленно. Поэтому дети с нетерпением ждут окончания такой «психологической помощи» от взрослых. Другое дело, если взрослый, обеспокоенный моральным обликом своего ребенка, будет ему помогать изменить соответствующие нормы через поведение в совместной деятельности (если таковая у него с ребенком имеется).

Можно выделить ошибки психологической помощи и на более глубоком уровне. Природа ошибки не меняется - суть ее опять сводится к тому, что взрослый опирается не на те психологические подструктуры, проявления и свойства ребенка. Однако это уже более глубинные психологические подструктуры. Они вступают как базовые для остальных. Поэтому при появлении негативных изменений в этих подструктурах можно ожидать кардинальных перемен во всей личности ребенка, включая его поведение, личные отношения к окружающей действительности, механизм формирования и разрешения проблем, способ переживания трудностей. Сюда же входит его самооценка, уровень притязаний, эмоциональная стабильность, интеллектуальная продуктивность, вся палитра компонентов активности и направленности личности. От таких ошибок не гарантированы и сами психологи.

Да, речь сейчас идет о таких глубинных личностных образованиях, как жизненные основания, фундаментальные связи и отношения с миром, механизмы психологической защиты, индивидуальные особенности протекания психических процессов, индивидуальный опыт со всеми его человеческими иллюзиями, которых у ребенка никак не меньше, чем у любого взрослого человека.

Именно на этом глубинном психологическом уровне происходят, так называемые, психологические травмы. Именно здесь психогенные факторы порождают детскую агрессивность, негативизм, асоциальное поведение. Именно этот уровень психологических воздействий можно считать наиболее латентным, то есть скрытым от глаз наблюдателя, растянутым во времени, а в силу этого - всегда неожиданным со стороны воздействующего.

Приведем еще два примера.

Пример 4. У ребенка не ладится учеба, хотя в детском саду он был весьма успешен. Хуже всего у него дело обстоит с пониманием объяснений учителя. Ребенок не слушает, отвлекается, ничего не усваивает. Исключение составляет урок рисования, где он успевает нарисовать и обсудить гораздо больше рисунков, чем другие дети. Хотя художественные способности у него весьма посредственные. В чем же дело? Папа считает, что ребенка мало наказывают. Учителя согласны с тем, что родители не проявляют достаточно требовательности. Мама в замешательстве. А психолог предлагает кассету с упражнениями для тренировки внимания и памяти. И оказывается, что ничего не помогает. Все дело в том, что ребенок относится к числу, так называемых, визуалов. Это значит, что у него очень хорошо развиты возможности зрительной работы с информацией, а слуховой - гораздо слабее. И ошибочным было бы стараться переделать визуала в аудиала. Точнее и эффективнее - научить ребенка более широко использовать свои визуальные возможности. Не лишнее - предупредить учителей о том, что данный ребенок испытывает трудности при слуховом усвоении материала. За счет наглядных пособий, которые есть у учителя практически к каждому уроку, эти трудности можно попытаться сгладить.

Пример 5. Мальчик-первоклассник вычитал в газете (сам!) о каких-то далеких островах, куда приглашаются все любители путешествий. Считая себя таковым, он, конечно, радостно приглашает в это самое путешествие свою маму. Однако мама считает, что «от ребенка нельзя скрывать правду жизни», и без обиняков сообщает ему степень удаленности этих островов от пределов материального благополучия семьи. Такая правда жизни ребенку мало понятна, но вот слово «НИКОГДА» его впечатляет. Намерение мамы оборачивается тревогой, агрессивными реакциями или комплексом неполноценности ребенка. Ведь он не спрашивал маму о материальных возможностях семьи. И на острова собирался не сию минуту. Он только МЕЧТАЛ.

Что было бы маме помечтать вместе с ним? Порассуждать об этих островах, возможно, порисовать их. Спросить, что же его так заинтересовало в этом путешествии? Кого бы он взял с собой? Чем бы он занимался в дороге? Можно было бы даже и поверить, что это путешествие обязательно случится. Правда, пока на него денег нет. Но ведь сын скоро вырастет. Заработает. Пригласит и маму, и папу. И всех-всех своих друзей. Ах, скорее бы наступило это интереснейшее будущее... Конечно, после таких рассуждений ребенок чувствует себя окрыленным. Ему хочется поскорее вырасти. Он готов стараться во всем. Он чувствует, как мама его любит, как верит в него. И он сам готов любить весь мир, творить добро, ничего не бояться, верить в себя.

Такое понимание смысла ошибок психологической помощи можно представить в виде схемы, где взрослый оказывает воздействие не на реально существующего, а на воображаемого (придуманного, желаемого, удобного, предполагаемого, нежелательного, опасного, спроецированного, откуда-то вычитанного и т.п.) ребенка. Реальный же ребенок такую «помощь» воспринимает как вред, поскольку она касается совсем не тех его психических проявлений, которые требуют помощи.

Рисунок стр. 40

ВЗРОС- ----------->

ВООБРАЖАЕМЫЙ --->

НАСТОЯЩИЙ (ЖИВОЙ!)

ЛЫЙ ---------->

РЕБЕНОК -------------->

РЕБЕНОК

Любопытно, но дети хорошо понимают такой механизм ошибок психологической помощи. Например, на вопрос об ошибках родителей, которые хотели помочь, но несумели, дети первого и второго классов написали:

  • помогают делать уроки, когда ребенок их об этом не просит, когда он может сам;
  • не догадываются и не замечают, что их ребенку плохо;
  • за двойки ругают вместо того, чтобы объяснять;
  • отсылают ребенка делать уроки, даже не выяснив, что он их, оказывается, уже сделал;
  • меня отлупили, а потом оказалось, что виноват не я;
  • чем лупить, если я что-то сделал не так, лучше бы поговорили со мной;
  • просил в подарок машину, мечтал, - а папа подарил мне ружье;
  • хотел смотреть телевизор, а они захотели, чтобы я спал: но ведь были же мультики;
  • учитель любит помогать тем, у кого и так пятерки, а мне не хочет - обидно...

ОКНО

ДОМАШНИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТАНЕЦ

Упражнение 2. «Найдите резервы контакта с ребенком»

Поиск резервов контакта - это выявление общих интересов или «фона общего опыта», не только облегчающих установление контакта, но и способствующих его поддержанию, позволяющих успешно развивать, длить, сохранять установленный контакт.

  1. Попробуйте с помощью наблюдения определить и даже письменно зафиксировать индивидуальную манеру «слушания» и «говорения» Вашего ребенка. Пусть он на время станет предметом Вашего изучения.
  2. Определите, какие особенности воспитания Ваш ребенок явно усвоил, а какие нет. Зафиксируйте только те, которые он усвоил. Ведь именно они будут определять его индивидуальный стиль поведения в глазах окружающих.
  3. Попытайтесь предположить, какой стиль знакомства он предпочитает, считает наиболее приемлемым или удобным для себя.
  4. Попробуйте подобрать из своего арсенала моделей знакомства или вступления в контакт такую, которая ближе всего соответствует стилю знакомства Вашего ребенка. Опробуйте эту модель в процессе общения с ребенком, но при этом обязательно ведите себя естественно.
  5. Обратите внимание на содержание Вашего общения в тот момент, когда, как Вы чувствуете, Ваша модель затрагивает интересы ребенка, причем, он ведет себя естественно, ему такое общение нравится. Зафиксируйте то, о чем Вы разговаривали - это и есть Ваши общие с ребенком интересы.
  6. Попытайтесь вновь вернуться через какое-то время к этому содержанию, но на этот раз пытайтесь расширить круг общих интересов. Для этого продолжайте вести себя естественно, но добавьте больше эмоций, непосредственности, искренности, заинтересованности. Следите, в какие моменты ребенок будет в наибольшей степени проявлять встречный интерес, а когда будет от Вас отдаляться.
  7. Продолжайте общение с ребенком в направлении его общих с Вами интересов, подкрепляя свое поведение невербально, то есть, вызывая его положительный отклик на Ваши движения, жесты, позы, выражения лица, тон голоса, взгляд.

Время от времени производите оценку эффективности применяемой Вами технологии, пытаясь взглянуть на себя и на меняющиеся взаимоотношения со стороны. Результаты могут оказаться совершенно неожиданными, хотя в любом случае - полезными.

Оглавление

Предисловие

От автора

Глава 1. Психологическая помощь

Какая помощь ребенку со стороны взрослых может быть названа психологической?

Ожидания детей

Уверения родителей

Мнения учителей

Психологи о предмете и методах психологической помощи

Глава 2. Отсутствие психологической помощи

Когда это бывает?

Как это проявляется?

Кому от этого плохо?

Глава 3. Ошибки психологической помощи

Сущность

Примеры

Объяснение некоторых ошибок. Краткий экскурс в детскую психологию

Глава 4. Промахи психологической помощи

Причины

Классификация

Направления анализа

Глава 5. Почему Психолог похож на Кота?

Урок 1. Практическое пособие по разрушению детской души

Урок 2. Игрушка "Психолог"

Урок 3. Почему Психолог похож на Кота?

Урок 4. Чьи родители похожи на Котов?

Урок 5. И все-таки что же такое психологическая помощь?

Литература

Сведения об авторе

Предисловие

Учительница второго класса вызвала в школу папу своего ученика. У ребенка очень непросто складываются отношения с одноклассниками. Умный, начитанный, быстросхватывающий и способный в учебе, мальчик жестоко и не по-детски цинично обижает ребят. В первые же дни пребывания в школьном коллективе он стал «черным» кумиром: сильный (сильнее и крупнее всех в классе, что для малышей начальной школы часто означает - авторитетнее), умный, смелый и такой привлекательный в своих злых выходках. Предмет подражания для всего класса.

Однако через два-три месяца ситуация кардинально меняется: мальчик, теряя авторитет, превращается в отверженного. Дети, не раз униженные им, постепенно освобождаются от чар его «магии», выходят из-под его влияния и выключают его из всех своих дел: не хотят сидеть за одной партой, играть, идти вместе в столовую. Для мальчика наступают тяжелые дни. И при более внимательном рассмотрении оказывается, как впрочем, и всегда в подобных случаях с детьми, что это его беда, а не вина. Он хочет, очень хочет, но не может, не умеет, не знает, как строить отношения с ровесниками.

Ему хочется дружить с другим мальчиком, таким же умным и сообразительным, он говорит, что хотел бы сидеть с ним за одной партой и, преодолевая некоторый скептицизм, добивается этого. А затем своими неуклюжими и бестактными действиями вынуждает соседа уйти. Так может повторяться несколько раз в день.

Ему нравится девочка и он, желая с ней подружиться, говорит грубости, от которых она плачет.

Родители мальчика, дедушка и бабушка старательно развивают его с самого раннего детства. Они читают ему не по возрасту взрослые книги. И все-таки, это психологически заброшенный и очень одинокий ребенок.

Об этом и разговаривала учительница с папой мальчика. Папа согласился, сказал, что чувствует пробел в воспитании сына, но не знает, что и как надо делать. И поэтому, как человек, привыкший черпать знания из книжек, он попросил подсказать названия трудов, которые помогли бы разобраться в их семейных проблемах. С этим вопросом учительница и пришла ко мне, психологу школы.

Что я могла посоветовать? Книги, которую Вы держите в руках, еще не было. Кажущееся многообразие психологической литературы исчерпывается достаточно узким спектром возможностей ее применения в профессиональном консультировании и психокоррекции. И, например, ограничивается либо методическими рекомендациями специалистам, либо прямыми и директивными советами родителям. И в том, и в другом случае читателю после прочтения предлагается принять на веру некоторые правила и перестроить свое поведение в соответствии с ними. А не подумать, поразмышлять, почувствовать, чему-то удивиться, в чем-то усомниться.

Вместе с тем, в психотерапии существует целое направление, называемое библиотерапией. Суть его заключает в следующем: клиенту предлагают читать различные книги, в той или иной степени затрагивающие его проблему. «Лечебное воздействие чтения проявляется в том, что те или иные восприятия, связанные с ними чувства, влечения, желания, мысли, усвоенные с помощью книги, восполняют недостаток собственных образов и представлений». И далее, в статье «Библиотерапия» (см. Руководство по психотерапии под ред. проф. Е.В.Рожнова, 1985), среди прочих отмечаются следующие достоинства направления: сила впечатления, длительность, повторяемость, интимность. (А.Е.Алексейчик).

В перечень преимуществ библиотерапии я бы добавила еще одно, кране актуальное для специалистов, практикующих в современных условиях – возможность достаточно глубокой проработки проблемы при относительно небольших временных затратах.

Словом, только книги подавай! И вот тут мы сталкиваемся с явной однобокостью современного книжного рынка, где «по пальцам» можно пересчитать психологические источники, затрагивающие не отдельные психологические структуры, а душу в целом, тонкую душевную организацию. К таким источникам относится данная книга.

Уникальность «книги про кота-психолога» состоит еще и в том, что книга написана от имени детей. За каждой страницей книги встают настоящие живые дети - доверяющие, думающие, переживающие.

Автор, профессионал высокого класса (посмотрите, например, как академически-добротно простроена книга), рассуждает на тему, которую обычно профессионалы такого уровня в печати обсуждать не решаются из-за ее многогранности. И особенно ценно, что данная рукопись родилась и выкристаллизовалась из «полевых наблюдений».

Дети в ней, конечно, увидят себя.

Родителям несомненно будет полезно более внимательно и психологически-грамотно взглянуть на себя и своего ребенка, утвердиться в правильности сложившегося тона взаимоотношений или серьезно задуматься об этом.

Для учителейценность представляют рабочие диагностические схемы, позволяющие более глубоко и точно идентифицировать проблемы детей и, следовательно, более эффективно помогать им.

Я уверена, что психологи найдут многогранное применение «коту-психологу» в своей профессиональной деятельности. Кроме того, что опираясь на эту книгу, можно строить консультационно-коррекционную работу и с родителями, и с педагогами, рукопись содержит интереснейший материал занятий с группами детей. Собственно, она и родилась из уроков психологии для детей. Можно также сказать, что книга представляет авторскую концепцию занятий со школьниками.

Марина Архипова, психолог частной эпишколы «Дядя Лева»

Автор благодарит всех детей, общение с которыми позволило ему рискнуть взяться за работу над книгой с таким необычным для взрослых названием.Самая горячая благодарность – Марине Настасенко. Восьмилетней девочке знающей толк и в котах, и в психологах, и в самой себе.

ОТ АВТОРА

Один из необъяснимых жизненных парадоксов состоит в том, что, с одной стороны, практически всякий взрослый человек утверждает, что он готов всегда и везде проявлять заботу о детях, всячески понимать и поддерживать их. С другой стороны, трудно найти такого взрослого, которому это действительно в полной мере удается, то есть у которого не возникают время от времени сложности и проблемы во взаимоотношениях с детьми, в понимании смысла своих действий и поступков по отношению к детям.

В этой книге собран и обобщен материал моего более чем семилетнего опыта психологической работы с самыми разными детьми младшего школьного возраста, включая школьников-шестилеток и посещающих специальные занятия старших дошкольников (в основном, это были дети Рижского педагогического Центра «Эксперимент» и Санкт-Петербургской школы-лицея №363).

Предметом наблюдений у меня всегда были не только психологические особенности того или иного ребенка, но и его взаимоотношения с учителями, другими детьми и родителями, его человеческие проблемы, условия и обстоятельства его жизни, учебы, отдыха, его отношения к миру вещей и людей, к себе самому как ценности.

Наверное, поэтому в книге идет речь не о психологической помощи детям в том понимании, какое давно закрепилось в медицинской психологии, а о социально-психологической помощи. То есть, я пишу о психологической помощи скорее не в реабилитационном, а в профилактическом плане. И поэтому предметом обсуждений у меня оказываются не сами по себе переживания и чувства ребенка (как реакции на какие-то психологически значимые для него события), а его мысли, мнения, представлений и позиции (как регуляторы его психологического самоопределения в сложных жизненных ситуациях).

Пусковым механизмом моих целенаправленных наблюдений и бесед с детьми чаще всего становились многочисленные вопросы родителей и учителей, одержимых желанием помочь ребенку справиться со сложными задачами адаптации к школьной жизни и ее правилам, не теряя при этом себя, своей «самости». Взрослым ведь часто хочется, чтобы ребенок был правильным, послушным, прогнозируемым. Но одновременно с этим взрослые хотят видеть своего ребенка непосредственным, нестандартным, необычным. Ведь именно детская наивность, непредсказуемость, оригинальность и самобытность чаще всего является причиной родительской гордости или умиления со стороны окружающих.

Материал, представленный в книге, входит в мою психологическую концепцию ребенка-школьника и составляет часть авторского учебного курса, предназначенного для студентов, учителей, школьных психологов, работников дошкольных учреждений. С некоторым упрощением курс в виде практических занятий может проводиться и с заинтересованными родителями.

Из моей практики консультирования детей и родителей взяты описания реальных жизненных ситуаций.

О чем книга? Почему в ее заглавии я использую слово «тонкости»? Вероятно, именно слово «тонкости» пришло на ум, потому что писать я собираюсь об очевидном. И о неожиданных, не предполагаемых последствиях формального обращения с очевидным. О социально-психологической помощи взрослых детям, об ошибках и промахах этой помощи.

Например, все знают замечательно гуманный принцип взаимодействия с ребенком - НЕ НАВРЕДИ. Но почему-то соблюдают этот принцип отнюдь не все. Скажем точнее - соблюдают этот принцип все по-разному. В том числе и те, кто на самом-то деле не помогает ребенку, а самым настоящим образом вредит. Хотят родители развивать способности ребенка и... потихоньку разрушают его индивидуальность, превращая его в «курьерский поезд», следующий по перегруженному расписанию. Хотят побольше общаться с ребенком, но... сами, не ведая, что творят, превращают это общение в занудное чтение моралей, запугивание, крик.

Ошибки и промахи психологической помощи детям - это опасная зона не только для родителей. Недостаточная психологическая грамотность может обнаруживаться у учителей, воспитателей, гувернеров и нянь. В особенности, если они не получили достаточного психологического образования прежде.

Случается, что промахи встречаются не только у учителей и родителей, но и у специалистов-психологов. Это естественно. Ведь от ошибок не гарантирован никто. Поэтому лучшим методом предупреждения ошибок и промахов может стать только их открытое обсуждение, психологическая интерпретация и жизненный прогноз.

Не только родители и дети, но и мои единомышленники и коллеги приняли прямое или косвенное участие в написании этой книги.

Методы работы с детьми на уроках психологии - результат творческого сотрудничества с кандидатом психологических наук Ириной Михайловной Никольской. Апробация материалов и идей книги проходила в классах и на экспериментальных площадках Бронислава Зельцермана, Марины Архиповой, Ирины Вахрушевой, Тамары Кузьминой.

Мои студенты всегда поддерживали и вдохновляли меня.

Ценные замечания и советы по книге я получила от моих коллег и друзей, среди которых: Татьяна Зелинская, Ольга и Валерий Настасенко, Мария Руднева, Александр Соколов.

Всем, кто помог мне в работе над книгой - искреннее спасибо.

Галина Бардиер, кандидат психол.наук

Купить книгу "Почему Психолог похож на Кота? Тонкости психологической помощи детям" можно на сайте Озон
Смотрите также:

Книги

Мы не можем предоставить возможность скачать книгу в электронном виде.

Информируем Вас, что часть полнотекстовой литературы по психолого-педагогической тематике содержится в электронной библиотеке МГППУ по адресу http://psychlib.ru. В случае, если публикация находится в открытом доступе, то регистрация не требуется. Часть книг, статей, методических пособий, диссертаций будут доступны после регистрации на сайте библиотеки.

Электронные версии произведений предназначены для использования в образовательных и научных целях.

Новости психологии

18.09.2020 16:17:00

MGPPU - LIB - Новые поступления


14.08.2020

Новое в психологии


06.08.2020 14:37:00

О проблеме взросления и дистанционной поддержке людей с аутизмом



Медиатека

Все ролики

Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Логотип PsyJournals.ru Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2020 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2020 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

FacebookTwitter
  Яндекс.Метрика