Детская психология
 

Библиотека


Отрасли        психологии


RSS Настроить






Психологическая травма у подростков с проблемами в поведении. Диагностика и коррекция



Дозорцева Е.Г., Психологическая травма у подростков с проблемами в поведении. Диагностика и коррекция

Издательство: М.: Генезис , 2006 - 128 стр.
В практическом пособии описана специфика диагностической и коррекционной работы с подростками с девиантным поведением. Нередко нарушения развития и отклонения в поведении детей и подростков определяются не только неправильным воспитанием, наследственными причинами, но становятся следствием психических травм, полученных на протяжении жизни. Работа с негативными последствиями травматического опыта поможет улучшить состояние таких подростков и повысит эффективность коррекции и реабилитации. Пособие адресовано психологам, педагогам, врачам, сотрудникам детских домов и социальных приютов.

Резензия

Книга посвящена чрезвычайно актуальной в наши дни проблеме — специфике диагностической и коррекционной работы с подростками с девиантным и делинквентным поведением.

Стало уже общим местом положение, что формирование отклоняющегося и асоциального поведения является следствием как биологических, так и социальных факторов. Почти все исследователи выделяют у девиантных подростков неправильное воспитание, алкоголизм родителей, безнадзорность, жестокое обращение, асоциальное окружение среду и т.п., однако для психологов, педагогов, воспитателей, социальных работников все равно часто остается открытым вопрос – а как же использовать эти данные в ежедневной практической работе с такими подростками?

Как правило, для коррекции асоциального поведения у несовершеннолетних используются преимущественно когнитивно-поведенческие методы, рассчитанные на осознание подростками существующих проблем и направленные на выработку у них новых привычек и форм поведения. При всех своих достижениях, можно заметить, что такой подход часто оставляет вне поля внимания глубинные причины нарушений поведения.

Лишь сравнительно недавно и средовые факторы, и аномалии личностного развития детей и подростков стали рассматриваться в контексте психологической травматизации. Нередко и нарушения развития, и отклонения в поведении становятся следствием психических травм, полученных подростками на протяжении жизни, пережитых ими стрессов, порой до конца не преодоленных и определяющих их социальную дезадаптацию. Такие подростки нуждаются в квалифицированной помощи со стороны специалистов-психологов, психиатров и других специалистов.

Именно в этой традиции – рассмотрения отклоняющегося поведения как следствия психологической травмы – проведено клинико-психологическое исследование, которое легло в основу книги Е.Г.Дозорцевой. В ней проанализирована специфика психологической травматизации у подростков с девиантным поведением с учетом половых различий. Несомненным достоинством книги является то, что в ней сформулированы конкретные рекомендации по проведению диагностики и коррекции последствий психологических травм, описана специфика проведения коррекционных мероприятий в специальных учебно-воспитательных учреждениях, представлены оптимальных комплекс психодиагностических методик, подробно изложен процесс коррекции (по методу соматической терапии П. Левина).

Представляется, что практическое применение предложенных способов работы с девиантными подростками будет способствовать значительному улучшению их состояния и позволит более эффективно проводить коррекционные и реабилитационные мероприятия.

Автор рецензии: Ф.С.Сафуанов

Главы/Параграфы

1.1. Основные теоретические подходы к понятию психологической травмы

Прежде чем говорить о специфике психологической травмы у подростков с девиантным поведением, необходимо остановиться на определении самой категории психологической (психической) травмы, ее причин и последствий.

Разработка понятия травмы берет свое начало в трудах З. Фрейда и Г. Юнга, в которых травматические переживания рассматривались как результат расщепленного переживания «Я» вследствие тревоги, вызванной первичной травмой. Связанный с этим аффект составляет основу невроза. Классики психоанализа разрабатывали впоследствии также представления о множественности травм и разнообразии поддерживающих их последствия фантазий.

Позже появился другой подход, в рамках которого психическая травма рассматривается как особая форма общей стрессовой реакции (Селье, 1979). Согласно этой концепции стресс способствует адаптации организма и мобилизации его ресурсов для реакции на стрессогенный фактор. Однако он приобретает травматический характер, если действие стрессогенного фактора чрезвычайно сильно, очень длительно или часто повторяется, превышая адаптационные возможности организма. В этом случае стресс приводит к неблагоприятным психологическим и физиологическим последствиям и даже серьезным расстройствам.

Как уже отмечалось, одним из основных факторов, обусловливающих психологическую травматизацию ребенка, является жестокое обращение с ним. Н.К. Асанова (1997), обобщив определения, приводимые различными зарубежными авторами, выделяет четыре основных формы жестокого обращения, важные для практической работы:

  1. Физическое жестокое обращение — любое неслучайное нанесение повреждения ребенку родителем или лицом, осуществляющим опеку.
  2. Сексуальное насилие над детьми — использование ребенка и подростка другим лицом для получения сексуального удовлетворения.
  3. Пренебрежение — хроническая неспособность родителя или лица, осуществляющего уход, обеспечить основные потребности ребенка в пище, жилье, медицинском уходе, образовании, защите и присмотре.
  4. Психологическое насилие, в которое включается психологическое пренебрежение (последовательная неспособность родителя или лица, осуществляющего уход, обеспечить ребенку необходимую поддержку, внимание и привязанность) и психологическое жестокое обращение (такие формы поведения, как унижение, оскорбление, издевательства и высмеивание ребенка, носящие хронический, систематический характер).

Жестокое обращение ведет к деформации личностного развития, часто — к появлению псевдокомпенсаторных отклоняющихся форм поведения. В хроническом варианте оно вызывает так называемые травмы развития — стрессовые состояния, связанные, не с единичным травматическим событием, а с пролонгированным, с нарушенной системой отношений со взрослыми, чаще всего с родителями, складывающейся в течение длительного периода времени. фактора .

В отличие от травм развития сильный стресс, вызванный отдельным краткосрочным, обычно неожиданным тяжелым для ребенка событием, может быть обозначен как острая или шоковая травма.

Последствия психологических травм проявляются в различных сферах жизнедеятельности ребенка. Так, по данным Н.В. Тарабриной (2001), основными последствиями физического насилия для детей являются их недостаточный контроль над собственной импульсивностью, снижение способности к самовыражению, отсутствие доверия к людям, депрессии. Непосредственно после травмы могут возникать острые состояния страха. Кроме того, отсроченными последствиями физического насилия могут быть делинквентность и даже садистские наклонности.

По данным американских исследователей (Jacobson, Alan,2001), жертвы с симптомами ПТСР часто обнаруживают навязчивое стремление к получению новых психотравм путем нанесения обид окружающим, причинения самоповреждений или поиска опасных ситуаций (ревиктимизация). Именно с подобными особенностями последствий травматизации, по данным этих авторов, связан тот факт, что среди правонарушителей, совершивших жестокие преступления, высок процент тех, кто пережил в детстве насилие или психологическую травму. Кроме того, для них характерно саморазрушающее поведение, включающее нанесение самопорезов, прижигание тела сигаретами, суицидальные попытки, голодание (анорексия), алкоголизация и употребление наркотиков.

Согласно концепции «цикла насилия», жестокое обращение в форме физической и эмоциональной жестокости, сексуального насилия, а также пренебрежения способствуют формированию у ребенка агрессивности и склонности к дальнейшему воспроизведению подобных форм поведения в социальных контактах и, в частности, впоследствии по отношению к собственным детям (Curtis, 1963; Spinetta, Rigler, 1972).В свою очередь, большинство родителей, жестоко обращающихся с детьми, сами переживали физическое насилие, отвержение, депривацию в детстве. Им свойственна низкая самооценка, недостаточный самоконтроль. Таким образом, насилие как способ разрешения проблем и конфликтов передается из поколения в поколение. Для того чтобы прервать этот цикл, необходимы большие усилия со стороны специалистов, занимающихся реабилитацией жертв насилия.

К одним из самых тяжелых психологических травм относится сексуальное насилие. Этому виду жестокого обращения и терапии его последствий посвящено много специальных публикаций. Негативное влияние сексуального насилия затрагивает личностную и когнитивную сферы. В когнитивной сфере могут наблюдаться нарушения концентрации внимания из-за фиксированности детей на травматическом опыте. Они перестают доверять людям, из-за чего сужается круг их общения, становятся замкнутыми и недоверчивыми, испытывают ощущения опасности извне, у них изменяется отношение к себе, снижается самооценка (Тарабрина, 2001). Позже последствия перенесенной сексуальной травмы проявляются в виде психосоматических заболеваний, злоупотребления психоактивными веществами, нарушениями в сексуальных отношениях, вплоть до склонности некоторых мужчин, перенесших сексуальное насилие, к совершению аналогичных действий по отношению к другим людям, а также повышенной подверженности сексуальному насилию у женщин.

Другим видам психологической травматизации обычно уделяется меньше внимания, однако и они имеют большое значение для психологического благополучия и нормального развития ребенка. Так, в исследованиях последних лет говорится о негативном влиянии на психику ребенка не только катастроф и масштабных несчастных случаев (Юл, Уильямс, 2001), но и физических травм, получаемых в результате транспортных аварий и падений. К этой же категории травм относятся и хирургические операции (Левин, 2003). Весьма психотравмирующим потенциалом для ребенка обладает разлука с близкими, не говоря уже о смерти близкого человека, в первую очередь — родителей. По данным Н.Ю. Синягиной (2001), у детей школьного возраста, потерявших одного из родителей, наблюдались фобические реакции (страхи), плаксивость, у 33,3% из них — нарушения сна с тяжелыми сновидениями. Дети испытывали чувство одиночества, утраты, эмоциональной пустоты, теряли интерес к деятельности, проявляли отклонения в поведении со вспышками раздражения, агрессии. У них возникали школьные проблемы (прогулы, школьная фобия). Такие дети проявляли признаки депрессивных состояний.

Неблагоприятные последствия психической травматизации могут быть столь сильными, что приобретают клиническое значение и становятся предметом внимания врачей-психиатров. В последние десятилетия такие выраженные клинические формы стресса принято соотносить с категорией посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Основные критерии ПТСР были разработаны M.J. Horowitz (1980). С этого момента ПТСР рассматривается в качестве самостоятельной клинической формы в международных классификациях болезней (DSM-IV, МКБ-10*).

«Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — это непсихотическая отсроченная реакция на травматический стресс (такой как природные и техногенные катастрофы, боевые действия, пытки, изнасилования и др.), способный вызвать психические нарушения практически у любого человека» (Тарабрина, 2001). Критерии диагностики ПТСР в соответствии с принятой в США и некоторых других западных странах классификацией болезней DSM-IV делятся на 6 категорий.

  • А. Воздействие травмирующего события: индивид был участником или свидетелем событий, которые включали смерть или угрожали жизни других людей или его собственной, причем его реакцией был интенсивный страх, беспомощность или ужас.
  • В. Повторение травматического события в переживаниях в навязчивых мыслях, образах, снах, которые вызывают тяжелые эмоциональные переживания (у детей в играх или ночных кошмарах). Ощущение иллюзорного повторения («флэшбэк»-эффекты). Физиологическая реактивность на символы травматических событий.
  • С. Постоянное избегание стимулов, связанных с травмой и блокировка эмоциональных реакций, оцепенение. Снижение позитивных чувств, интереса к деятельности.
  • D. Симптомы возрастающего возбуждения, проявляющиеся в нарушениях сна, раздражительности, трудностях концентрации внимания, постоянное ожидание угрозы.
  • Е. Длительность протекания расстройства более 1 месяца.
  • F. Тяжелое эмоциональное состояние или нарушения в социальной, профессиональной или других важных сферах жизнедеятельности.

Травматические ситуации, вызывающие ПТСР, — это такие экстремальные критические события, которые обладают мощным негативным воздействием и требуют от индивида экстраординарных усилий по совладанию с последствиями воздействия (Тарабрина, 2001).

Дети и подростки представляют собой группу риска по отношению к ПТСР, так как у них еще недостаточно развиты личностные ресурсы, позволяющие эффективно справляться с последствиями травматических ситуаций. Такими ситуациями для них могут быть смерть близких, физическое насилие, изнасилование, а также наблюдение за событиями, имеющими мощное стрессогенное влияние. Особенно негативно воздействие на развивающегося человека множественных травм, при которых различные травматические события потенцируют негативные последствия друг друга. По нашим предшествующим наблюдениям, именно такая картина часто наблюдается у подростков с девиантным поведением. Также специальную проблему у детей и подростков представляет собой сочетание стрессовых расстройств с другими аномалиями развития, имеющими как биологическую, так и социальную природу.

Приведенные выше критерии ПТСР дают достаточно четкие ориентиры клинической диагностики этого нарушения. В то же время используемое нами понятие «психологической (психической) травмы» имеет более широкий диапазон, чем ПТСР, включая в себя и менее выраженные формы травматизации, соответствующие лишь части этих критериев или имеющие меньшую интенсивность. Следует подчеркнуть, что и такие состояния пагубно отражаются на функциональном состоянии подростков, на их эмоциональной сфере, мотивации, способности к концентрации внимания. В связи с этим необходима своевременная диагностика и коррекция последствий психологических травм, что позволяет найти новые возможности для дальнейшего позитивного развития.

Механизм возникновения стрессового состояния как результата психологической травматизации подробно описан в ряде работ, начиная с исследований Г.Селье (1979). По мнению Селье, стрессовое переживание может вызываться любым предъявляемым человеку требованием. Стресс как активация организма в ответ на внешние раздражители имеет, как уже говорилось, адаптационный характер и помогает справиться с возникающими трудностями. Однако частое повторение или большая длительность стресса и связанных с ним аффективных реакций может вести к постоянной активации, при которой возбуждение принимает застойную форму и накапливается, активизируя центральные образования вегетативной нервной системы. В результате расстройства регуляции в нейрофизиологических структурах ведут к нарушениям функционирования сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, изменению свертывающей системы крови, расстройству иммунной системы (Тарабрина, 2001).

Реакции людей на угрожающие события, однако, могут значительно различаться и зависят от того, какое субъективное значение, или смысл, придает им человек. В этой связи следует упомянуть о современных когнитивных подходах к интерпретации психологических травм, разрабатываемых в западной психологии и психотерапии такими авторами, как А. Бек, А. Эллис, С. Эпштейн, Р. Янофф-Бульман и других. В основе большинства концепций лежит представление о когнитивных схемах и убеждениях. Под схемами понимаются когнитивные структуры, организующие опыт и поведение, а убеждения (или правила) составляют содержание схем, определяя содержание мышления, эмоций и поведения. Таким путем образуются устойчивые когнитивные модели, или когнитивно-аффективные комплексы, складывающиеся в процессе приобретения опыта. Как отмечают М.А. Падун и Н.В. Тарабрина (2003), травматический опыт негативным образом затрагивает базисные убеждения человека относительно собственного «Я», окружающего мира и будущего, формируя дисфункциональные эмоционально нагруженные схемы. В дальнейшем эти схемы участвуют в оценке обстоятельств и собственных возможностей человека, его способности совладать с ситуацией или избежать ее. В зависимости от преобладающей оценки формируется тип копинг-стратегий (совладающего поведения) человека: направленный на решение проблемы либо на улучшение эмоционального состояния (Лазарус, 1996), или складываются типичные формы оценки и реакции на разного рода стрессогенные ситуации (Бек, Эмери, 1985). Различные техники когнитивно-поведенческой психотерапии (когнитивного реконструирования, когнитивной процессуальной психотерапии и др.) фокусируются на выявлении и коррекции дисфункциональных убеждений индивида либо на активации «структур страха», сформировавшихся в результате переживания травматического опыта, и изменении их содержания.

В. Франкл (1982) рассматривает травму как утрату человеком жизненно важных смыслов, а ее преодоление — как поиск осмысления произошедшего либо новых жизненных смыслов. Сходные позиции представляют и отечественные авторы (Василюк, 1984; Мазур, 1983, 1996; Леонтьев, 2001), занимающиеся проблемой критических ситуаций и психологической травматизации. С точки зрения Ф.В. Василюка, новый смысл становится опорой в преодолении кризиса и новой ступенью в развитии личности.

Важный аспект психологической травматизации связан с незавершенностью действий или ситуаций. Он наиболее подробно описывается теорией гештальт-терапии Ф.Перлза. Завершение чувств и эмоций, связанных с травматической ситуацией, способствует избавлению от симптомов травмы.

Один из продуктивных подходов к работе с психической травмой, учитывающий ее различные аспекты и предлагающий эффективный практический метод, разрабатывается в последние десятилетия американским психологом Питером Левином (1994, 1997) и его последователями (Zettle, Josephs, 2001). Остановимся на нем подробнее.

1.1.1. Понимание травмы в соматической психологии Питера Левина

Один из принципов концепции психической травмы П. Левина заключается в том, что сведение травмы лишь к болезненному расстройству ошибочно, так как нарушение в естественном биологическом процессе не ведет с неизбежностью к патологическим явлениям и неизлечимым болезням. У человеческого организма есть внутренняя способность к саморегуляции, самоорганизации и восстановлению внутреннего баланса и жизненности. При умелой поддержке и ведении в нужном направлении человек сам участвует в трансформации травмы и способствует своему исцелению после чрезвычайных жизненных событий. Базовое звено работы с психической травмой — это нормализация естественных физиологических процессов в теле человека. Именно поэтому подход к изучению и терапии последствий психической травматизации, по Левину, носит название соматической терапии травмы.

Согласно концепции Левина (1994, 1997), травма — это прежде всего нейрофизиологический феномен. При острых шоковых событиях, ситуациях угрозы активизируются наиболее древние стволовые и подкорковые структуры мозга, ответственные за мгновенный и мощный ответ организма, способствующий его выживанию. Эти структуры, в которые входят стволовые части мозга и мозжечок, сформировались уже на ранних этапах филогенеза и потому были метафорически названы исследователями «мозгом рептилий». Они обеспечивают две основные свойственные человеку и животным реакции на угрожающее жизни событие: борьбу или бегство. При этом тело и психика мобилизуют огромное количество энергии. В момент чрезвычайной активации усиливается кровяной ток, выбрасываются «гормоны стресса», адреналин и кортизол, что позволяет организму максимально использовать свои ресурсы для самозащиты. Однако, как пишет П.Левин (2003), для того, чтобы избежать травмы, организму необходимо полностью израсходовать энергию, которая была мобилизована для встречи с опасностью. В случае, если активные реакции блокированы, и ни бегство, ни борьба невозможны, в организме возникает реакция замирания, сходная с готовностью к смерти, биологический смысл которой заключается в снижении чувствительности к боли. При этом активированная нервная энергия не находит выхода. Не имея возможности разрядки, она задерживается, создавая угрозу возникновения травматической реакции и симптомов травмы. Возникает состояние повышенной активации и сверхвозбуждения мозга. У животных естественная разрядка возбуждения происходит в форме дрожания. Аналогичные реакции — дрожь, плач — можно наблюдать и у маленьких детей. Все это ведет к естественному восстановлению внутреннего баланса благодаря циклам саморегуляции организма. Взрослые люди в силу ориентации на социальные нормы и развития контролирующих функций мозга, осуществляемых корой больших полушарий, часто блокируют нормальные физиологические реакции организма, в связи с чем энергия реакции на психотравмирующее событие остается задержанной, создавая очаг возбуждения.

У человека в формирование травматического состояния включаются подкорковая лимбическая система и кора головного мозга. По мнению Л. Зеттл и Э. Джозефса (2001), лимбическая система чрезвычайно важна для понимания травмы. Это «чувствующий», «эмоциональный» мозг. Основные составляющие лимбической системы — гиппокамп и миндалевидное тело (миндалина). Гиппокамп представляет собой центр памяти об эмоциональных событиях. Миндалина помогает отсортировать впечатления и сохранить память в гиппокампе в зависимости от того, насколько эмоционально значим материал. Она связана с корой головного мозга, передавая в кору информацию об эмоциональной реакции и получая в обратном направлении интеллектуальную информацию коры для выбора «разумной» эмоциональной реакции. В данном нейрофизиологическом контексте травма понимается как повышенная электрическая активность в миндалине. Постоянное раздражение миндалины вызывает в ней реакцию без расслабления, которая приводит к повышенному уровню активации («тлению»), сходному с судорожной готовностью. Это состояние наблюдается у людей, перенесших множественные травмы или часто встречающихся с травмой, например, у спасателей.

Состояние повышенного возбуждения в подкорковых отделах мозга служит причиной явлений, которые рассматриваются в качестве симптомов посттравматического стрессового расстройства. С одной стороны, оно заставляет человека вновь и вновь возвращаться к воспоминаниям о психотравмирующих событиях, проигрывать их в воображении, с другой — избегать ситуаций, людей, разговоров, которые могут спровоцировать неприятные мысли и эмоции. Возбуждение имеет и неспецифические проявления, отражаясь в нарушениях сна, трудностях концентрации внимания, усвоения новой информации. Все это может иметь следствием и более общие нарушения социального функционирования, затрудняя общение, учебу, работу.

Применительно к проблемам подростков с девиантным поведением важно учитывать и тот факт, что при повышении активности мозга и уменьшении модуляций эмоциональных реакций, чему способствует хронический стресс, уменьшается способность к торможению реакций, в том числе агрессивно-насильственных. Такие формы расстройств поведения детей и подростков, как гиперактивность и/или расстройства внимания, делинквентное поведение, в немалой степени могут быть следствием перенесенных психических травм. В связи с этим работу психолога, направленную на распознавание последствий психических травм у подростков с девиантным поведением и эффективную коррекцию этих последствий, следует рассматривать в качестве необходимой составляющей реабилитационного процесса.



* DSM-IV (The Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, 4-th Edition) — Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам 4-го пересмотра;

МКБ-10 — Многоосевая классификация психических расстройств в детском и подростковом возрасте.


Оглавление

Предисловие

Введение

Глава I. Понятие психологической травмы. Основные подходы к проблеме

Основные теоретические подходы к понятию психологической травмы

Методы коррекции последствий психологической травмы у детей и подростков

Методические подходы к диагностике психологической травмы

Глава  II. Последствия психологической травмы у подростков с девиантным поведением. Методы диагностики (эмпирическое исследование)

Организация исследования

Результаты исследования

Методы диагностики последствий психологических травм

Глава III. Коррекция последствий психологических травм у подростков с девиантным поведением

Организация психокоррекции

Процесс психокоррекции

Психокоррекция различных категорий травмы

Особенности психокоррекции психологической травмы у мальчиков — воспитанников специальных учреждений

Оценка эффективности психокоррекции

Возможности групповой работы

Заключение

Список литературы

Приложения

  • Приложение 1
  • Приложение 2
  • Приложение 3
  • Приложение 4
  • Приложение 5
  • Приложение 6
  • Приложение 7
  • Приложение 8

Предисловие

Традиционно считается, что на формирование девиантного поведения детей и подростков влияет неправильное воспитание и асоциальное окружение, что приводит к тому, что ребенок усваивает неконструктивные поведенческие стереотипы и нормы. В последнее время все большее внимание уделяется аномалиям психического развития таких детей как совокупному результату действия биологических причин и неблагоприятной социальной среды. Однако лишь совсем недавно негативное влияние средовых факторов на формирование девиантного (отклоняющегося) и делинквентного (общественно опасного, противоправного) поведения, а также аномалий личностного развития ребенка специалисты начали рассматривать в еще одном новом аспекте: как психическую травматизацию. Исследования показывают, что среди подростков, демонстрирующих делинквентное поведение, число подвергшихся жестокому обращению гораздо выше, чем среди неделинквентов. И, наоборот, в выборке тех, кто испытал такое обращение, существенно больше делинквентов, чем среди детей, с которыми жестоко не обращались.

Западными исследователями было обнаружено высокая частота у делинквентных подростков симптомов посттравматического стрессового расстройства (ПТСР): их проявляют от 24% до 32% этой категории несовершеннолетних. Среди девочек это расстройство встречается значительно чаще, чем среди мальчиков. В группах делинквентных девочек распространенность ПТСР составляет, по данным исследований, от 49% до 55%, причем 65% обследованных свидетельствовали о наличии его признаков в течение жизни (Cauffman et al., 1998). Это примерно на 50% больше, чем у мальчиков с противоправным поведением, и в 6 раз больше, чем у девочек в общей популяции. В то же время у мальчиков с ПТСР проблемы, связанные с самоконтролем и проявлением агрессии, гораздо более выражены (Steiner et al., 1997).

Специальное международное исследование было посвящено анализу распространенности ПТСР у российских мальчиков-подростков с делинквентным поведением. Оно показало, что большая часть из них проявляет признаки посттравматического стресса: 42% частично и 24% — полностью. Травмирующим событием для них было, как правило, насилие. У подростков с ПТСР поведенческие проблемы начинают проявляться в более раннем возрасте, чем у делинквентов без стрессового расстройства (Ruchkin, Schwab-Stone, Koposova, Vermeiren, Steiner, 2002).

Наши исследования также свидетельствуют о высокой степени психологической травматизации у подростков с девиантным поведением. Так, в выборке девочек, воспитанниц специальных учебно-воспитательных учреждений, среди тех, кто уже имел сексуальные связи, около 40% были жертвами изнасилования или сексуального злоупотребления (Дозорцева, 2001). Мальчики-подростки, совершившие убийства и направленные на комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу, в значительном числе случаев подвергались семейному насилию (Дозорцева, 2000). Вместе с тем эти обстоятельства редко привлекают внимание специалистов, работающих с такими подростками.

Применительно к подросткам с девиантным поведением не разработаны методы и процедура направленной диагностики связанных с перенесенными психологическими травмами состояний. Как правило, значительное число травм, перенесенных такими детьми и подростками, остаются вообще не выявленными.

Для коррекции асоциального, в том числе агрессивного поведения у подростков, используются преимущественно когнитивно-поведенческие методы, апеллирующие к сознанию воспитанников и направленные на выработку у них новых привычек и форм поведения. Значительно меньше внимания уделяется более глубоким причинам нарушения поведения, в частности, связанным с перенесенными ранее психологическими травмами и стрессами.

Методики обучения способам саморегуляции, применяемые в некоторых учебно-воспитательных учреждениях (Алиев, 1997), хотя и являются полезными для оптимизации внутреннего состояния человека, не учитывают психологические особенности подростков, перенесших травматизацию, и в отдельных случаях могут вести даже к некоторому ухудшению их состояния.

Специальные психокоррекционные методики для работы с последствиями психологических травм разработаны преимущественно для коррекции последствий сексуальной травматизации. Они предназначены для находящихся вне рамок специальных интернатных учреждений детей и подростков с законопослушным поведением. Однако очевидно, что психокоррекционная работа с детьми-воспитанниками специальных интернатов требует специальных методов. В этой книге изложен новый подход к проблеме работы с последствиями психологической травмы у подростков с девиантным поведением, который позволяет решать практические вопросы диагностики и коррекции неблагоприятных травматических последствий. Приведены также данные исследования распространенности и выраженности последствий психологических травм у подростков с девиантным поведением и описана практическая психокоррекционная работа с воспитанниками специальных учебно-воспитательных учреждений с целью устранения негативных последствий их травматического опыта.

Купить книгу "Психологическая травма у подростков с проблемами в поведении. Диагностика и коррекция" можно на сайте Озон
Смотрите также:

Книги

Мы не можем предоставить возможность скачать книгу в электронном виде.

Информируем Вас, что часть полнотекстовой литературы по психолого-педагогической тематике содержится в электронной библиотеке МГППУ по адресу http://psychlib.ru. В случае, если публикация находится в открытом доступе, то регистрация не требуется. Часть книг, статей, методических пособий, диссертаций будут доступны после регистрации на сайте библиотеки.

Электронные версии произведений предназначены для использования в образовательных и научных целях.

Новости психологии

11.10.2019 16:43:00

Инклюзия в высшей школе: психолого-педагогические исследования на PsyJournals.ru


10.10.2019 14:40:00

Всемирный день психического здоровья


04.10.2019 16:28:00

Список недавних магистерских диссертаций по психологии



Медиатека

Все ролики


Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2019 Детская психология  — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2017 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

  Яндекс.Метрика