Детская психология
 

Сравнительное исследование особенностей сознания дошкольников воспитывающихся в семье и вне семьи

Автор: Смирнова Е.О. 
Рубрика:  Дошкольники 
Версия для печати
Задачей данного исследования было выявление роли взрослого в становлении внутреннего мира ребёнка. Основным методом исследования был сравнительный анализ сознания и самосознания у детей одного и того же возраста (5-6 лет), имеющих качественно различный опыт общения и отношений с другими людьми, а именно у детей, живущих в семье и без семьи (в детском доме).

Отношения детей и взрослых в детских домах остаются чисто формальными, функциональными. Ребёнок является для взрослых скорее объектом ухода, чем самостоятельной личностью. Кроме того в детских домах дети живут и воспитываются в группе и испытывают явный недостаток в индивидуальных контактах со взрослым, и в его выраженной эмоциональной привязанности.

Гипотеза настоящей работы заключалась в том, что личность и сознание ребёнка формируются в опоре на эмоционально-выраженное и индивидуально-адресованное отношение взрослому. Именно такое отношение дает ребенку возможность осознать себя и свои действия. Если эта гипотеза справедлива, то у детей, лишенных такого отношения, их собственное Я будет менее выделено из окружающей ситуации, чем у детей, живущих с близкими и любящими взрослыми.

В эксперименте, направленном на проверку этой гипотезы, одни и те же методические приёмы проводились в двух выборках детей 5-6 лет:

  • дети, живущие в семье и посещающие дневные группы детского сада (ДС)- 48 чел.;
  • дети, живущие с рождения в доме ребёнка, а с 3-х лет - в детском доме (ДД) - 50 чел.

Эксперимент состоял из двух частей. Первая часть представляла собой индивидуальную беседу с ребёнком, вторая - специально организованную игровую ситуацию.

Исследования проведённые в нашей лаборатории ранее (Е.О. Смирнова, 1989) показали, что в старшем дошкольном возрасте дети уже способны к внеситуативно-личностному общению со взрослым, в котором они могут выразить внутренние, независимые от ситуации аспекты своей жизни. Отделение себя от окружающей ситуации происходит в двух основных направлениях:

  • осознание своего отношения к окружающему - своих желаний, настроений, предпочтений и пр.;
  • осознание себя и своих действий во времени, представление о своих прошлых и будущих действиях.

Исходя из этого были разработаны и проведены два варианта беседы с дошкольниками:

  • об их желаниях и предпоч­тения;
  • о прошлых и бедующих действиях ребёнка.

Инициатором беседы был взрослый, который задавал ребёнку определённые вопросы. Вопросы задавались не подряд, а переме­жались с совместной деятельностью. Взрослый играл с ребёнком, показывал ему картинки и как бы между прочим спрашивал.

В первой беседе задавались следующие вопросы:

  • Что ты больше всего любишь? Скажи одно или несколько?
  • Что бы ты хотел делать больше всего, если бы тебе всё было можно?
  • Расскажи о своём любимом занятии: как ты гуляешь, во что любишь играть и пр.
  • Что ты больше всего не любишь?
  • Тебе всё нравится в детском саду (в детском доме)? Что бы ты хотел изменить здесь?
  • Если к тебе придёт волшебник, и захочет исполнить любое твоё желание, что ты него попросишь?

Во второй беседе вопросы выглядели следующим образом:

  • Что ты делал только что, когда я позвала тебя позаниматься со мной?
  • Раскажи, что ты делал сегодня в течение дня?
  • Случилось ли с тобой вчера или ещё раньше что-нибудь интересное, важное или смешное? Расскажи, пожалуйста!
  • Что ты собираешься делать сейчас, когда вернёшься в группу?
  • Что ты собираешься делать сегодня вечером? А завтра? А в субботу и в воскресенье?

При обработке материалов этих бесед был проведён контент анализ высказываний детей, на основе которого были выделены наиболее типичные ответы в разных группах испытуемых.

В первой беседе были выделены следующие типы ответов:

  • отсутствие ответа - молчание или ответы "не знаю", или "ничего";
  • ситуативный ответ - ребёнок называет любой предмет, находящийся в его зрительном поле;
  • предметы, отсутствующие в ситуации, но достаточно конкретные (игрушки, сладости, одежда и пр.);
  • занятия - любимые или нелюбимые виды деятельности детей;
  • общение и совместная деятельность - т.е. то, что дети хотели бы делать вместе с близкими взрослыми или для них.

Количественное соотношение этих вариантов ответов представлено на рис.1. Как можно видеть, подавляющее большинство ответов детей из ДД относились к первым двум типам. Многие дети в ответ на вопросы взрослого напряжённо молчали или отвечали "ничего". Следует отметить, что они с радостью шли на занятия со взрослым, очень хотели общаться с ним, удержать его внимание и чувствовали себя вполне комфортно. Их молчание было вызвано не застенчивостью, а тем, что им действительно нечего сказать. Наиболее характерными для воспитанников ДД были ситуативные ответы, когда на 1, 4 или 6 вопросы взрослого ребёнок называл какой-нибудь предмет, находящийся рядом или у него в руке. Так, одна девочка на вопрос о волшебнике (6) начала перечислять предметы, находящиеся в комнате (куклу, книжку, стул и т.д.). Другой мальчик назвал пушку, нарисованную на картинке, третий - носовой платок, который держал в руке. Казалось, они не могли представить, как можно хотеть того, чего у них нет. Их желания были слиты с конкретной ситуацией и с окружающими предметами. Интересно, что никто из детей не назвал в качестве желания встречу с мамой или жизнь в родном доме.

Совершенно иная картина наблюдалась в ДС. Ситуативных ответов здесь не встречалось вообще. Крайне редко наблюдалось отсутствие ответа. Преобладали вполне конкретные внеситуативные желания. В большинстве ответов детей (52%) обязательно присутствовали близкие взрослые, и в качестве желания выступали общение и совместная деятельность с ними. Напрмер:"С папой в зоопарк ходить", "У бабушки чай с тортом пить", "Хочу помаду губную, и пудру что бы всё как у мамы " и пр. Характерно, что среди ответов детей не было фантастических, нереальных желаний.

Существенные различия между дошкольниками из ДД и ДС были выявлены также в их отношении к условиям своей жизни. Ни один из воспитанников ДД не мог ответить на вопрос, что ему не нравится или что он не любит. Их ответы сводились к "не знаю" или "всё люблю". Дети из ДС в ответ на вопрос 4 перечисляли самые разные обстоятельства:"Когда плохая погода и гулять нельзя","Когда дерутся","Злых собак" и пр. На вопрос 6 более половины детей из ДС ответили, что им не нравится их детский сад: "Игрушек мало", "Скучно без мамы", "Спать днём заставляют" и пр. Воспитанники ДД напротив, не проявили никакой критичности к условиям своей жизни. Им всё нравилось. В ответ на вопрос 6 некоторые из них жаловались на других:"Петя долго одевался", Таня стол испачкала" и пр. Очевидно, что подобные жалобы скорее воспроизводили замечания и оценки воспитателя, чем отражали собственное мнение ребёнка. Таким образом, незнание другого уклада жизни приводило к некритичному принятию окружающего.

При анализе материалов второй беседы были выделены следующие варианты ответов:

  • отсутствие ответа - "не знаю", "забыл" или молчание.
  • стереотипное повторение одного и того же действия в ответ на все вопросы;
  • перечисление режимных моментов (ел, спал, гулял и пр.);
  • краткие сообщения о своих прошлых и будущих действиях;
  • развёрнутый рассказ о своих действиях.

Количественное соотношение этих вариантов ответов представлено на рис. 2. Как можно видеть, значительное число вопросов взрослого (35%) вообще остались без ответов. Большинство ответов детей сводилось к перечислению режимных моментов (ел, спал, гулял, играл). О характере своих действий (как и во что играл, что делал на прогулке, что ел и пр.) дети ничего ответить не могли. У некоторых детей наблюдалось перечисление одних и тех же действий (играл или гулял) в ответ на все вопросы.

Наиболее трудными для всех детей были вопросы 4 и 5. Планы детей опять же сводились к перечислению режимных моментов (помою руки, поем и буду спать).

В ДС перечисление режимных моментов тоже занимало достаточное место. Однако у них значительно чаще наблюдались со­держательные сообщения о том, с кем и во что они играли, что делали во время прогулки и пр. В некоторых случаях были зафиксированы развёрнутые и содержательные рассказы детей об их воспоминаниях и планах на будущее. Характерно, что планы детей на будущее задавались и определялись близкими взрослыми ("Вечером буду с мамой платье для куклы шить"; "Завтра пойду с папой на музыку"; "В воскресенье поеду в гости к бабушке").

У дошкольников из ДД осознание своих действий также происходит, через те события, которые организует и называет воспитатель (еда, сон, прогулка). Однако, в условиях закрытых детских учреждений эти режимные моменты однообразны, примитив­ны и распространяются на всю группу детей, что скорее способствует слиянию ребёнка с группой и с ситуацией, чем выделению его собственного Я.

В целом, результаты беседы показали, что детей из ДД отличает ситуативность желаний, отсутствие выраженного отношения к условиям своей жизни, неразвитость временного плана собственных действий (отсутствие ярких воспоминаний и планов на ближайшее будущее). Однако можно предположить, что все эти отличия в ответах детей связаны с тем, что жизнь в ДД действительно беднее событиями и впечатлениями, чем жизнь семейных детей. Возможно, что отсутствие ярких воспоминаний и внеситуативных желаний связаны не с особенностями сознания детей, а с их однообразным, рутинным существованием. Для проверки этого предположения был проведён (совместно с аспиранткой А.Е. Лагутиной) сравнительный анализ осознания одного и того же эпизода в двух выборках детей.

II. Эта задача представляла значительные методические трудности, поскольку процесс осознания не может непосредственно наблюдаться в эксперименте. При построении методики мы исходили из того, что события, осознанные детьми как свой личный опыт будут узнаваться ими в сходных, но не идентичных ситуациях, влиять на восприятие различных сюжетов и отражаться на самостоятельной деятельности детей.

В качестве основной экспериментальной ситуации использовалась коллективная игра "Подарки друг другу". Суть этой игры состоит в том, что дети по очереди должны из многих предметов выбирать один, наиболее для них привлекательный и дарить кому-то из своих друзей (тому, у кого ещё нет подарка). В процессе игры каждый ребёнок самостоятельно совершает два выбора: выбор подарка и выбор сверстника, которому его можно подарить.

Через 4 мес. проводился ряд методик на узнавание этой ситуации. Взрослый играл с детьми в сходные по внешнему рисунку игру (или игру с теми же предметами), но с другим содержанием, а потом спрашивал, играли ли они в похожую игру, и как именно.

Наблюдения за поведением детей в процессе игры показали, что в ДС дети значительно более эмоционально включались в игру: они долго думали, выбирая предмет или сверстника, всерьез решая "проблему выбора", радостно и торжественно вручали свои подарки. В ДД действия детей были примерно теми же, но их эмоциональная включённость в игру была значительно ниже. По указанию взрослого они брали первый попавшийся предмет (время выбора у них было в 3 раза меньше) и формально, безо всяких переживаний отдавали его другому ребёнку.

Результаты экспериментов на узнавание, проведённые через 4 мес. показали, что среди семейных детей хорошо помнили и узнавали экспериментальную ситуацию 50% детей, а ДД только 21%. Наибольший интерес представляет качественный анализ воспоминаний детей, т.е. что именно остаётся в их сознании. Воспитанники ДД помнили и рассказывали о том, как вообще нужно играть в эту игру. Из их рассказов создавалось впечатление, что они не участвовали в игре, а наблюдали её со стороны ("Нужно брать игрушки и давать"; "Сначала берут, а потом дают") 60% детей из ДД, помнивших игру, вообще не использовали местоимение "Я" и не помнили своих действий (что и кому они дарили).

Ничего подобного не наблюдалось у семейных детей. Они либо не помнили игру вообще, либо помнили СВОИ действия с ней ("Я подарила куколку Тане, она обрадовалась", "Мне Саша подарил утёнка" и пр.).

Кроме узнавания ситуаций детям предлагали выбрать и описать картинки. До и после игры каждому ребёнку предлагали выбрать одну из 6 картинок, на которых была изображена ситуация дарения подарка, и сказать, что он на ней видит.

До игры никто из наших испытуемых не видел на картинках ситуации дарения - дети просто перечисляли изображённые предметы и персонажей ("Зайчик с цветами и белочка"). После игры около 40% семейных детей увидели на тех же картинках акт дарения подарка ("Зайчик ДАРИТ белочке цветы"). У детей из ДД такого не наблюдалось. После игры они так же перечисляли предме­ты и персонажей, как и до неё.

Наблюдения за самостоятельной свободной активностью детей, которые регулярно проводились после экспериментальной игры, показали, что в ДС дети часто по собственной инициативе играли в "Подарки" друг с другом или с куклами. Дети в ДД никогда не возвращались к этой игре.

Эти результаты могут свидетельствовать о том, что один и тот же эпизод по-разному осознаётся детьми с разным опытом отношений со взрослым: если для большинства семейных детей он становится событием их личного опыта, то для детей из ДД он как бы проходит мимо их сознания. Для воспитанников ДД характерен феномен "отчуждения своего опыта", который заключается в формальном, равнодушном и неосмысленном отношении к своим действиям. Следует подчеркнуть, что внешнее поведение детей и познавательное отношение к ситуации были вполне адекватными: дети понимали, запоминали и выполняли правила игры, и в целом их поведение было правильным. Но выполнение этих правил оставалось формальным подчинением инструкции взрослого, и не приобретало для них личного смысла и аффективной значимости, как это было у семейных детей.

В целом, проведённые эксперименты показали, что дети, растущие без семьи, в дефиците любви и индивидуального внимания близких взрослых отличаются сниженным уровнем сознания и самосознания, их собственное Я остаётся невыделенным из окружающей ситуации. Отсутствие эмоционально-выраженого и индивидуально-адресованного отношения взрослого приводит к недоразвитию эмоционально-волевой сферы ребёнка. Это выражается в отсутствии устойчивых интересов и желаний, в бедности и примитивности эмоциональной жизни, в недостатке инициативных проявлений. В результате опыт их собственной жизни оказывается не присвоенным и отчуждённым, а потому не накапливается и нe ведет к развитию личности и сознания.

Смотрите также:

Статьи

Новости психологии

19.02.2021

Третья встреча проекта «Психолог-и-Я. Живые истории»: Николай Николаевич Нечаев


29.01.2021

Что почитать?


22.01.2021

«Школа общественного действия» приглашает волонтеров помогать детям из Центральной клинической психиатрической больницы



Медиатека

Все ролики

Партнеры

Центр игры и игрушкиЦентр игры и игрушки
psytoys.ru

Информационные партнеры


Союз охраны психического здоровья

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru Портал психологических изданий PsyJournals.ru

Электронная библиотека по психологии

Электронная библиотека по психологии – psychlib.ru
Электронная библиотека Московского государственного психолого-педагогического университета – Электронные документы и издания в области психологии и смежных дисциплин.
Регистрация | Расширенный поиск | О проекте

Логотип PsyJournals.ru Новые выпуски научных и научно-практических периодических изданий по психологии и педагогике:
Актуальные статьи, Ведущие журналы, Цитируемые авторы, Широкий спектр ключевых слов.
Все издания индексируются РИНЦ
 

© 2005–2021 Детская психология — www.Childspy.ru, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-68288
© 1997–2021 Московский Государственный Психолого-Педагогический Университет
Любое использование, перепечатывание, копирование материалов портала производится с разрешения редакции

FacebookTwitter
  Яндекс.Метрика